Элитный фронтовой полк русской армии - астраханские гренадеры в Первой мировой войне. Ч. 3. В контрударах 15 года

Русская армия

Элитный фронтовой полк русской армии - астраханские гренадеры в Первой мировой войне. Ч. 3. В контрударах 15 года

26 марта 2022 г.

Ранее рассмотрев действия астраханских гренадер в первой военной кампании (Элитный фронтовой полк русской армии - астраханские гренадеры в Первой мировой войне. Ч. 2. 1914 год), переходим к событиям 1915 года.

Начало кампании полк встретил в окопах у дер. Мосты, под артиллерийским огнем противника (10-см шрапнель с турецкими надписями).

летопись46.jpg

6-го января совершили подвиг разведчики ефрейторы 16-й роты Василий Буданов и Алексей Толчаницын: переправившись через р. Нида они подожгли мельницу и сарай у дер. Хойны, вследствие чего бежал караул противника, и было уничтожено значительное количество патронов (сарай взорвался) (Там же. Д. 765. Л. 1об.). В период 7 – 13 января полк находился в дивизионном резерве.

14-го января полк встал на позиции у дер. Соколов Дольны (с 9-м гренадерским Сибирским полком в окопах оказались 1-й и 4-й батальоны астраханцев при 3 ротах 3-го батальона в резерве; 2-й батальон был зачислен в бригадный резерв). В последующие дни астраханцы на передовой выдержали артиллерийский огонь из орудий всех калибров. В ночь на 20-е января 3-й батальон сменил в окопах 1-й.

В начале февраля полк продолжал оборонять позицию от дер. Соколов Дольний по р. Нида до слияния с р. Чарний Нида против д.д. Бжеги и Жерники. Противник обстреливал (орудиями всех калибров до 12-дюймового включительно) не только позиции, но и глубокий тыл полка, доводя огонь до высокой степени напряжения. Рокировка астраханских подразделений на передовой осуществлялась по плану.

В марте интенсивность обстрелов не снизилась – например, 5-го марта в тылу 4-го батальона упало более 200 снарядов, а 6-го марта на участке 3-й роты упало около 30 тяжелых бомб.

26-го марта 8-я рота под командой прапорщика Товарова в составе 230 нижних чинов и 6 приданных нижних чинов нестроевой роты была выделена из полка и отправлена на развертывание частей 22-го армейского корпуса.

летопись60.jpg

Апрель полк провел на позициях под огнем противника. На 27 апреля диспозиция была следующей:

на правом фланге позиции против дер. Бржеги – 13-я, 14-я и 15-я роты под командованием подполковника Частухина;

в центре, вправо от железной дороги, стояла 5-я рота, а левее 6-я – под командованием подполковника Полунина;

на левом фланге, против дер. Бржезно, стояли 9-я, 10-я и 12-я роты, имея в резерве 11-ю роту; участком командовал подполковник Егоров;

на полустанке Хенщины в полковом резерве стояли 16-я, 7-я и 8-я роты под командой штабс-капитана Скворцова;

1 батальон находился в дивизионном резерве (Там же. Л.Л. 13об. – 14.).

1.15.jpg

Согласно полученного распоряжения, полку следовало занять новую позицию – по высотам правого берега реки Чарна-Нида от фольв. Людавизна до фольв. Войда. Оставив сторожевое охранение, подразделения полка начали сосредоточение на новом фронте. Около 15 часов состоялось столкновение с разведывательными частями противника – которые были отброшены и рассеяны.

Полк в хвосте правой колонны 3-й гренадерской дивизии двинулся на дер. Нестахов. Выполнив арьергардные задачи, в 7 часов 30-го апреля полк перешел: 2-й батальон в дер. Зволя, 1-й и 4-й батальоны в дер. Червона Гура, 3-й батальон с 2 орудиями и пулеметом в дер. Ежов. Полк составил левый авангард 3-й гренадерской дивизии и выставил 2-ю, 5-ю, 12-ю и 15-ю роты в сторожевое охранение на главных путях через Свентокшистские горы.

1-го мая было приказано 1-му, 2-му и 4-му батальонам сосредоточиться в дер. Молина (3-му батальону – прибыть в дер. Костелец). Полк должен был составить левую колонну 3-й гренадерской дивизии под командованием полковника Гришинского. 2-й батальон с подполковником Полуниным должен был составить арьергард этой колонны.

2.15.jpg

2-го мая астраханцы заняли позицию от дер. Рудиков до г. Опатов, и в 15.30 перешли в решительное наступление: 1-й и 4-й батальоны - на д.д. Зохцин – Яловенсы, 2-й и 3-й батальоны – уступом сзади. Малороссийцы двигались правее. В этом бою были пленены 14 офицеров и 408 нижних чинов. 4-я мая полк продолжал преследование, наступая правым флангом на дер. Кохов, а на следующий день поступил в дивизионный резерв в дер. Мирогоновице.

8-го мая около 16 часов полк в составе 1-го и 2-го батальонов с 5 пулеметами убыл в распоряжение генерала Провоторова, а на следующий день занял оборонительную позицию и начал вести разведку. И 10-го мая разведчики-астраханцы столкнулись с разведчиками противника: после удара в штыки были убиты 3 бойца противника и пленены офицер и 9 нижних чинов (потери – 1 гренадер убит и 4 ранены).

На следующий день велась усиленная разведка (боем) в составе: на правом фланге полуроты разведчиков, 9-й и 10-й рот под командой капитана Киселева; перед фронтом 2-го батальона 3 партии ротных разведчиков; перед фронтом 1-го батальона партия батальонных разведчиков и взвод 4-й роты под командой старшего унтер-офицера Романа Лепетовского. Было захвачено 5 пленных, тогда как астраханцы потеряли 2 человек убитыми (в т. ч. Р. Лепетовский), 7 ранеными и 2 контуженными (Там же. Л. 20об.).

12 - 13 мая противник вел локальные атаки по всему фронту – но они легко отбивались артогнем и фланговым огнем разведчиков и гренадер.

3.15.jpg

В мае – июне полк отличился и героически сражался у Опатова и Люблина – приняв участие в событиях, ставших образцом активной обороны. Поэтому рассмотрим их комплексно – в масштабе дивизии и корпуса.

После прорыва А. Макензеном русского фронта в Карпатах расстроенная и понесшая большие потери 3-я армия отошла на линию р. Вислока - с. Сендзишув, соответственно и находившаяся севернее 4-я армия (в состав которой входили 25-й армейский корпус и, соответственно, 3-я гренадерская дивизия и 12-й гренадерский Астраханский полк) была вынуждена отойти на линию с.с. Высмержице, Илжа, Островец, Опатов, Копрживница, Тарнобржег.

25-му корпусу был приказано занять линию Любеня, Броды, Опатов и вести активную оборону. К вечеру 15-го мая корпус занимал позицию следующим образом:

46-я пехотная дивизия - двумя полками от Любеня на Татры Броды, Яблонна, Домброва, Калков, Вюры, ф. Загае Болеское до ручья восточнее последнего, и 3-я гренадерская дивизия - тремя полками от этого ручья на д.д. Петров, Снешковице, г. дв. Коссовице – д. Рушков до г. Опатов (11-й гренадерский полк находился в дивизионном резерве у г. Островца, а два полка 46-й дивизии – 182-й и 181-й - в корпусном резерве у п. Нетулиско и посада Кунов). Конница (Уральская казачья бригада и 52-й Донской казачий полк) - в д. Воля Бодзехова. Полкам было приказано занять боевую линию лишь передовыми частями, укрепив опорные пункты, а оборону вести, маневрируя резервами.

4.15.jpg

Сведения о противнике были следующие: против 46-й дивизии в районе ф. Ржепин – д. Хыбице группировалось около трех полков германской дивизии Бредова. От посада Лагова на г. Опатов двигалась австрийская дивизия. У п. Васнева (к северу от Свентокшишского хребта) были взяты пленные 84-го полка последней. Следовательно, или австрийская 25-я дивизия сильно растянулась, или у Васнева находился только ее боковой отряд. Хребет Свентокшишских гор разделял немцев и австрийцев и давал возможность бить их по частям.

15-го мая 31-й корпус, прикрывавший Опатовское направление, был атакован превосходящими силами и с трудом сдерживал напор австрийцев. Дабы облегчить положение соседа, командир 25-го корпуса решил разбить дивизию Бредова.

Успех этой операции в значительной мере зависел от устойчивости стоявшего севернее Гренадерского корпуса (у д. Любеня), а также от степени активности правого фланга 31-го корпуса. Со стороны обоих корпусов было получено согласие содействовать наступлению, причем 31-й корпус, в случае движения противника севернее Опатова, собирался атаковать его во фланг.

Предполагалось двумя полками 46-й дивизии удерживаться на занимаемой позиции, а 3-й гренадерской дивизией с одним полком корпусного резерва развить удар в направлении на д.д. Ежев - Хыбице.

Но в 8. 30. 16-го мая, когда приказ о наступлении должен был передаваться по телеграфу, из штаба 3-й гренадерской дивизии было получено донесение, что против ее левофлангового полка (12-го гренадерского Астраханского) разворачивается не менее полка пехоты.

И план был изменен: 3-й гренадерской дивизии было приказано, прикрываясь частью своих сил и конницей со стороны посада Слупя Нова, коротким ударом разбить Опатовскую группу, а затем, заслонившись от нее полком пехоты с конницей, быстро переключиться на дивизию Бредова. Первую операцию предполагалось закончить 16-го мая, а вторую 17-го мая.

Решение начдива Н. М. Киселевского выглядело следующим образом: правофланговый 9-й гренадерский Сибирский полк вместе с полутора батальонами 10-го гренадерского Малороссийского полка при поддержке 2 батарей остается на месте, в то время как ударная группа в составе 11-го гренадерского Фанагорийского полка, 12-го гренадерского Астраханского полка и 2,5 батальонов малороссийцев при 4 легких и мортирной батареях атакует опатовскую группу противника. Полку корпусного резерва (181-й пехотный Остроленский) следовало находиться за правым флангом ударной группы. Уральцам следовало выдвинуться к д.д. Крашков и Ростылице и, перевалив за хребет, бить по тылу противника. Ближайшее же обеспечение правого фланга и тыла дивизии возлагалось на Донской казачий полк с 2 орудиями, для чего полку приказано продвинуться через д. Сарна - Зволя на посад Слупя Нова. Один полк корпусного резерва оставался на прежнем месте.

5.15.jpg

Для занятия исходного положения Фанагорийский полк, прикрываясь оврагами, скрытно перешел от Островца к дер. Яруги, а за ним Остроленский полк - к д. Громадзице. Мортирная батарея передвинулась в район Астраханского полка для усиления его левого фланга.

Начало наступления с исходного положения было назначено на 15 часов. Малороссийский и Астраханский полки должны были согласовать свое движение с Фанагорийцами, с заходящим флангом.

Боевые задачи полкам были даны следующие. Фанагорийскому полку с батареей, развернувшись в Стрычевицком овраге - наступать на фронт д.д. Буковяны - Ленжице, Малороссийскому полку с батареей - наступать на фронт д. Ленжице - роща у д. Зохцин, а Астраханскому полку с двумя легкими и одной мортирной батареями - на фронт д. Зохцин - г. Опатов.

Противник, с утра начавший наступление на астраханцев силами в 3 - 4 батальона, к 11 часам, спустившись в долину Зохцин, стал продвигаться по поперечным долинам. Против Малороссийского полка части противника к 15-ти часам заняли ф. Рушковец и вели наступление на лес у ф. Дукляны, подойдя к русским окопам на 1000 шагов.

В этот момент ударная группа начала наступление.

В 15 часов фанагорийцы развернулись в Стрычевицком овраге, перешли в наступление на фронт Зволя - Червона Гура, имея два батальона в боевой линии и два в резерве. Правый фланг полка обеспечивала команда разведчиков. Противник, засев в окопах за оврагом, проходящим у этих деревень, встретил наступающих сильным огнем, но под натиском 1-го батальона вынужден был очистить д. Зволя, продолжая упорно держаться у д. Червона Гура. В это время австрийцы открыли огонь в тыл правофланговому батальону со стороны д.д. Гарбач Скала и Зоровице Смитов, но команда разведчиков, выйдя по оврагу к д. Гарбач Скала также в тыл противнику, атаковала его и захватила в плен 127 солдат и 2 офицеров. Вскоре 3-й батальон преодолел сопротивление у д. Червона Гура и, взобравшись по крутому склону оврага, совместно с 1-м батальоном, продолжал теснить противника.

Последний отошел к г. дв. Трусколясы и к лесу западнее д. Буковяны. Задержавшись на опушке леса, а затем и в лесу, противник открыл сильный ружейный и пулеметный огонь, но фанагорийцы, ворвавшись в лес и не имея возможности подготовить атаку огнем, действовали штыками и вскоре овладели южной опушкой. При выходе из леса, встреченные пулеметами почти в упор шагах в 150 от опушки, фанагорийцы, при поддержке своих пулеметов, снова бросились в штыки, заняли гребень 162,4 и преследовали противника до д. Жерняки и Модлиборжице, где и окопались.

На остальном фронте дивизии малороссийцы, преодолевая сопротивление неприятеля у ф. Рушковец, д.д. Неменице, Бискупице, продвинулись на линию высоты 162,4 - д. Яловенсы, а астраханцы с боем заняли д. Яловенсы - ф. Зохцинск.

52-й Донской казачий полк к вечеру выдвинулся к д. Боксице, тесня противника, задержавшегося у д. Чаенчице - ф. Ковальковице. Уральская казачья бригада, выступив с ночлега в 14 часов 30 минут, к 20 часам подошла к д. Крашков. В виду полученного донесения о движении большой колонны обозов, отходивших по Опатовской дороге, 6-му Уральскому полку было приказано атаковать обоз. Выйдя к д. Нескуржев Старый около 22 часов, 4 сотни были направлены лавой на большую дорогу; но движение затруднялось темнотой; от жителей узнали, что обоз прошел час тому назад.

Т. о., фанагорийцы к ночи оказались значительно впереди назначенной им линии, в выдвинутом положении на наружном фланге дивизии; телефонная связь со штабом дивизии оборвалось, и, дабы не подвергать полк опасности локального поражения, командир полка поздно ночью отвел роты к южной опушке Буковянского леса.

6.15.jpg

В результате боя в течение 16-го мая полки 3-й гренадерской дивизии встали на путях отхода противника, наступавшего на ее соседа.

В 46-й дивизии в этот день происходило следующее. С 8 часов было обнаружено накапливание немцев (1 - 2 батальона) в районе д. Павлов, и затем - наступление на левый фланг Пултусского полка у д. Домброва. Наступление было приостановлено винтовочно - артиллерийским огнем. В то же время с наблюдательного пункта было замечено движение новой колонны противника с артиллерией к д. Ржепин и вдоль этой деревни; хвост колонны был скрыт в овраге д. Радковице. Попав под артиллерийский огонь, колонна частью скрылась в лесу севернее д. Ржепин, частью продолжала двигаться в направлении на д. Домброва.

Около 10 часов 30 мин. была обнаружена новая колонна, обходящая д. Свирта и д. Стыков.

К 13 часам огонь 2 легких, 2 гаубичных и 1 тяжелой германских батарей по участку против д. Домброва и особенно против д. Яблонны достиг наивысшего напряжения. Д. Яблонна была зажжена, и около двух батальонов немцев в густых цепях, с поддержками позади, начали наступать на деревню от леса севернее д. Ржепин. После ввода в дело участковых резервов наступление было остановлено - с большими для неприятеля потерями.

На участке Варшавского полка, захваченные в районе д.д. Калков - Домброва пленные показали, что в этом районе сосредоточена бригада германской пехоты, подтверждая донесения артиллерийских наблюдателей и пехотных разведчиков. Боевой участок варшавцев тянулся на 6 верст по крайне пересеченной местности. При невозможности прочно занять весь фронт и невыясненности намерений противника, позиция была занята сначала лишь двумя батальонами, но вскоре пришлось влить в боевую линию и большую часть участкового резерва, поддержанных огнем трех полевых и мортирной батарей. При первом натиске противник, пользуясь численным превосходством, настолько продвинулся вперед, что батареи были вынуждены сменить позиции. Но дальнейшее продвижение противника было остановлено, и прорыв в этом пункте ему не удался. Ведя ожесточенные атаки на среднюю и правую часть боевого фронта варшавцев, противник оставался пассивным перед левой его частью, а также против сибирцев.

После получения от штаба дивизии предупреждения, что сибирцы предполагают выдвинуться вперед в направлении на п. Васнев, начальник участка приказал варшавцам также продвигаться вперед, выбить передовые части противника из рощи к югу от д. Шелиги и занять деревню, рощу, а также д.д. Броневицы и Ямы (чтобы угрожать правому флангу противника, сосредоточившегося против центра и правого фланга варшавцев). Продвижение было успешно выполнено - и не только парализовало действие противника, но и позволило выбить его и из д. Калков.

Начальник 3-й гренадерской дивизии получил от командира корпуса следующее приказание: «Закрепившись на линии Вам назначенной, принять меры особой бдительности и образовать резервы, имея в виду, что завтра (17 мая) Вам придется наносить удар в направлении на Слупя Нова; подробное приказание следует».

Вслед за этим был отдан приказ по корпусу:

«3-я Гренадерская дивизия нанесла сильный удар по группе противника, наступавшего на Опатов. На завтра - 17 мая приказываю:

3-й Гренадерской дивизии, оставив заслон у д. Яловенсы, для обеспечения себя слева, с рассветом быстро выдвинуться на д.д. Хыбице - Слупя Нова и, заняв последнюю, выпустить конницу на Лагов в тыл Опатовской группе.

46-й дивизии, удерживаясь 183 полком на занятой позиции, 184 полком перейти в наступление на Варшувек-Хыбице, сообразуясь с 3 Гренадерской дивизий, 182 полк остается в моем распоряжении».

Но в первом часу ночи начальник 3-й гренадерской дивизии донес о невозможности, вследствие продвижения фанагорийцев к югу, начать с рассветом наступление на Слупя Нова-Хыбице, прося предоставить ему самому определить время начала действий в новом направлении. Вместе с тем, начдив высказал соображение, что с выходом к д. Модлиборжице гренадеры оказались в тылу противника, наступавшего на 83-ю дивизию, и что правому флангу 31-го корпуса предоставляется удобный случай для наступления. Но командир этого корпуса просил развить удар далее на п. Иваниска - чтобы облегчить его положение.

Принимая во внимание, что при выдвинутом положении 3-й гренадерской дивизии передвижение ее на утро для наступления на запад было трудновыполнимо, а противник к тому же держался еще к северу от пос. Иваниска, командир 25-го корпуса телеграммой в 2 часа 25 мин. 17 мая приказал начальнику 3-й гренадерской: «добить Опатовскую группу и затем обратиться к выполнению поставленной задачи, действуя по обстановке; конница подчиняется Вам; Командира 31 корпуса вместе с сим прошу с рассветом перейти 83 дивизией в наступление» (Сапожников Н. Оборона в маневренной войне. Курс лекций, читанных в Военной Академии РККА в 1922 – 1923 г. М., 1923. С. 72.).

На 17-е мая полкам были поставлены следующие задачи:

Фанагорийскому - наступать правым флангом на г. дв. Пискржин, г. дв. Плянты и левым на д.д. Рудники, Вымыслов;

Малороссийскому - правым флангом на д.д. Рудники - Вымыслов, левым - на д. Кохов;

Астраханскому полку - наступать правым флангом на д. Кохов;

181-му полку быть в готовности выступить на д. Буковяны;

Уральской бригаде - перейти на южную подошву хребта и, наступая на д.д. Бацьковице Пискаржин - п. Иваниска, наблюдать за правым флангом дивизии и действовать в тыл противнику;

52-му Донскому казачьему полку - продолжать обеспечивать дивизию со стороны д. Слупя Нова и, тесня противника, захватить узел путей у д. Вулька;

Сибирскому полку с 1,5 батальонами малороссийцев - обеспечивать операцию со стороны д.д. Хыбице - Слупя Нова.

В 7 часов 17-го мая фанагорийны начали наступление одним батальоном на д.д. Жерники, Пискржин, г. дв. Плянты, Другим на д.д. Модлиборжице, Рудники, Вымыслов, имея остальные два во 2-й линии.

До д. Жерники наступление шло беспрепятственно, и к 8 часам батальоны продвинулись к этой деревне. Но как только батальоны развернулись на фронте д.д. Жерники - Модлиборжице, противник открыл ружейный огонь во фланг от д. Барановск и артиллерийский огонь с фронта от д. Войновице и Собекуров. В это время из леса западнее д. Барановск показались 3 колонны противника силой около полка. Командир полка приостановил наступление флангового батальона, развернул из резерва фронтом на запад новый батальон, который открыл сильный огонь по д. Бацьковице и д. Барановск. Этим огнем совместно с огнем батареи, стрелявшей от южной опушки леса у дороги через Буковянский перевал, противник был оттеснен обратно в лес.

Дальнейшее продвижение фанагорийцев к югу оказалось затруднительным, так как противник продолжал брать во фланг весь боевой порядок с западного берега р. Покрживянки.

Пришлось израсходовать последний батальон резерва, дабы, окопавшись фронтом на запад, он мог облегчить наступление полка. Кроме того, начальник дивизии приказал Уральской бригаде энергичными действиями во фланг и тыл противника помочь фанагорийцам.

7-й Уральский полк, выдвинутый еще с утра из д. Крашков в тыл противнику на д.д. Нескуржев Старый – Пискржин - п. Иваниска, выяснил, что окопы противника тянутся по окраине д. Бацьковице до д. Нескуржев Новый и заняты не менее как тремя ротами. Командир полка развернул одну сотню в лаву на д. Бацьковице, другую на д. Нескуржев Новый, с остальными же в развернутом строю двинулся на окопы. В несколько минут полк дошел до д. Бацьковице, а противник оставил окопы и укрылся в лесу. Преследование затруднялось болотистой и пересеченной местностью, сотни спешились и, заняв южную и западную окраины д.д. Бацьковице и Нескуржев Новый, обстреливали окопы противника, расположенные южнее этих деревень. В это время Малороссийский и Астраханский полки, не встречая сопротивления, к 11 часам продвинулись до шоссе Опатов - Иваниска, где были остановлены распоряжением - не переходить этого шоссе, дабы не мешать движению 83-й дивизии, которая с утра должна была наступать в направлении на п. Иваниска. Обоим полкам было приказано, по мере продвижения 83-й дивизии, отводить батальоны назад и сосредоточивать в районе д.д. Галошице - Яловенсы.

Для содействия фанагорийцам, израсходовавшим все свои резервы, были спешно двинуты два батальона астраханцев - они выступили в 14 часов из д. Яловенсы и не успели принять участия в бою, так как фанагорийцы, к 16 часам, потеснив противника с северной окраины д. Барановск, быстро подвигались на юг, заняли г. дв. Пискржин и дошли до г. д. Плянта. Противник, атакованный с фронта фанагорийцами и с фланга уральцами, бежал, оставляя убитых, раненых и пленных.

Занятием шоссе п. Иваниска - г. Опатов задача 3-й гренадерской дивизией была выполнена, и так как на следующий день предстояло бить противника у п. Слупя Нова, начальник дивизии около 18 часов отдал приказ частям дивизии сосредоточиться в районе кол. Михалов - д.д. Неменице – Ленжице - Буковяны.

Опатов1.jpg

Фанагорийцы сосредоточились с 2 батареями в районе кол. Михалов - Буковяны, малороссийцы с батареей в д. Неменице, астраханцы с 2 легкими и 1 мортирной батареей в д. д. Бискупице - Ленжице и Остроленцы в д. Червона Гура, уральцы в д. Галишице, 52-й Донской казачий полк, продолжая выполнение своей задачи, в течение дня вел бой в спешенном строю с пехотой противника, окопавшейся к востоку от дер. Добрухно и с утра занявшей д. Вронов. Сотни вытеснили противника из ф. Вержбентовице и ф. Нагоржице, но к вечеру противник усилился и занял пехотой д. Витосковице.

На остальном фронте дивизии противник активности не проявлял и лишь передовые части сибирцев вели перестрелку с неприятельскими разведчиками.

Двухдневный бой под Опатовым закончился. Цель, поставленная командиром 25-го корпуса, была достигнута: Опатовская группа противника, состоявшая из лучших австрийских войск (4-й, 84-й полки, 10-й, 17-й и 25-й егерские батальоны 25-й дивизии и 49-й полк 4-й дивизии), была разгромлена.

31-й корпус, с 15-го мая выдержавший мощный натиск противника, мог свободно вздохнуть и даже выдвинуть 83-ю дивизию вперед. Командир этого корпуса сообщал командиру 25-го следующее: «От частей вверенного мне корпуса, приношу нашу глубокую благодарность за оказанную помощь Вашим маневром. Наше положение было поистине тяжким».

На участке 46-й дивизии в этот день противник поддерживал непрерывный огонь по всему фронту, а ночью дважды пытался перейти в наступление, но был своевременно остановлен, и атаки прекратил.

Трофеи боя: 99 офицеров и 2853 нижних чина и 6 пулеметов.

Общие потери: 20 офицеров и 977 нижних чинов.

Удар по Опатовской группе не только привел к разгрому 25-й дивизии противника, но и отразился и на всем фронте от Илжи до р. Вислы: три дня давившие 31-й корпус превосходящие силы противника отступили по всему этому рубежу.

18-го мая начинался новый маневр, где командующий армией решил взять общее руководство в свои руки - и в маневре должны были участвовать части Гренадерского, 25-го и 31-го корпусов. Но обстановка успела измениться. Из опроса захваченных в течение 18-го мая пленных выяснилось: в направлении на Лагов подошла бригада, а к северу от Свентокшишского хребта - германская 4-я ландверная дивизия. К тому же ливень размягчил весеннюю почву и сделал движение затруднительным, войска были утомлены предыдущими действиями. Кое-какие успехи были достигнуты, но противник насторожился, и операция развивалась медленно. Через два дня - ввиду отхода 3-й армии - 4-й армии приказано было также отойти.

Командир 25-го корпуса А. Ф. Рагоза не мог быть вполне самостоятельным в своих действиях, ему приходилось согласовывать свои планы с действиями соседей, что и выражалось, прежде всего, в обращении к ним о содействии наступлению. Первоначальную задачу приходится видоизменить по просьбе соседа слева. Мысль командира корпуса была верной: сначала ударить по наиболее активному противнику - немцам; первоначальная группировка войск корпуса также наиболее отвечала этому, вызывая наименьшие перемещения (три полка резерва могли начать маневр простым фронтальным движением вслед за частями 46-й дивизии).

Действие одного участка на общем фронте обороны было возможно накоротке, иначе фланг (или фланги) рисковали попасть под удары противника: несмотря на наличие на правом фланге маневренной группы конницы (довольно значительной), фланг фанагорийцев все время подвергается удару. Это сильно отражалось на свободе маневра 16 - 17 мая. Желание убить двух зайцев (разбить 25-ю дивизию и дивизию Бредова) противоречило принципу внезапности. Ведь, естественно, можно было ожидать, что в течение двух суток противник (победоносный до тех пор) сумеет произвести перегруппировку и подтянуть резервы. Эта же двойственность задачи, несомненно, отражалась на действиях командира 3-й гренадерской дивизии. Весьма вероятно, что та же двойственность задачи повлияла и на самого комкора, которой мог бы назначить в маневренную группу не 2,5 полка, а 4,5, если бы он ограничился одним ударом - по 25-й дивизии. Еще характернее двойственность задачи проявилась в действиях 17-го мая, когда левый фланг и центр маневренной группы, почти не встречая противника, едва продвигается, ожидая подхода 83-й дивизии, тогда как энергичное движение этих полков вперед создало бы катастрофу для левого фланга противника, действующего против 31-го корпуса. Вся тяжесть боя легла на фанагорийцев, их поддерживали за счет астраханцев, что вело к потере времени и движению резервов вдоль фронта, тогда как движение хотя бы одного полка корпусного резерва уступом за правым флангом маневренной группы и своевременный ввод его в дело дали бы более существенные результаты.

Борьба на пассивном участке (46-я дивизия) также заслуживает внимания. Несмотря на энергичную атаку немцев, там не пришлось расходовать корпусных резервов, и удар был отражен благодаря маневру подразделений, разведчиков и частных резервов. Длинные фронты полков (около 6 верст) были заняты слабо, а вся оборона была основана преимущественно на огне и маневре. Когда противник ворвался в Калков и занял д. Вюры, маневр левого фланга варшавцев заставил противника оставить эти пункты. После отражения атак противника, передовые подразделения (боевое охранение) варшавцев заняли д.д. Домброва и Запнев, увеличив глубину оборонительной зоны. Главные силы были оттянуты на прежнюю линию (линию главного сопротивления).

Артиллерия маневренной группы была разбита по полкам (боевым участкам). Это объясняется пересеченной местностью (большинство деревень имело сады, сильно стеснявшие кругозор) и незначительными средствами связи у командира артиллерийской бригады. Большое количество батарей в Астраханском полку объяснялось тем, что этот полк был атакован противником до начала маневра, его сосед слева также был атакован - и нужно было остановить противника, не производя нагромождения пехоты.

Число пулеметов доходило всего лишь до 2 на батальон, в ротах пулеметов не было - и организовать огневую оборону можно было, основываясь на огне артиллерии и цепях стрелков.

Опатов2.jpg

Астраханцы вновь погрузились в будни позиционной войны. Так, в ночь на 20-е мая по всему фронту состоялась усиленная разведка: на фронте 3-го батальона действовал зауряд-прапорщик Конин с полуротой 11-й роты, на фронте 2-го батальона – штабс-капитан Скворцов с полуротой разведчиков и 7-й ротой, на фронте 1-го батальона – подпрапорщик Мишкин с 2 взводами 2-й и 4-й рот, на фронте 15-й роты – фельдфебель Ухловский с полуротой разведчиков. Было взято 3 пленных и выяснено присутствие 3-ротного 25-го егерского батальона, роты 84-го пехотного полка и 4-ротного 6-го батальона Польского Легиона (РГВИА. Ф. 2602. Оп. 2. Д. 765. Л. 22об.).

25-й армейский корпус 4-й армии в июне 1915 г. располагался по правому берегу реки Выжница, между Вислой и рекой Уржендовка (183-й 12-й и 10-й гренадерские полки), имея в резерве корпуса 181-й, 9-й и 11-й гренадерские полки, легкий дивизион артиллерии и Уральскую дивизию в районе Скокув, Годов, Раташин.

8-я дивизия 15-го корпуса 3-й армии - по реке Выжница и далее по линии Красник – Сулиев - Студзянка, между реками Уржендовка и Косаржевка, имея на правом фланге 31-й полк.

Против перечисленных войск действовали австро-германцы. Между Вислой и рекой Уржендовка находилось пять пехотных австрийских полков и один егерский батальон, далее на восток, до Красника, 47-я германская резервная дивизия, и еще далее на восток, до реки Косаржевка, 10-й австрийский корпус, 106-я бригада и 21-я дивизия.

Позиции правого берега были укреплены.

Левый берег реки Выжница командовал правым, причем к русской позиции как с фронта, так и с тыла прилегали группы лесов. Неснятые хлеба еще более способствовали скрытности. Все реки, кроме Вислы, были проходимы вброд.

А. Ф. Рагоза учитывал возможность нанесения австро-германцами удара в стык, и, не надеясь на соседнюю 8-ю дивизию, прилегавшую к стыку, организовал обеспечение стыка 4-й и 3-й армий. За своим левым флангом в районе Скокув, Годов, Ратошин он расположил отряд из трех родов войск (двух полков, пехоты, дивизиона артиллерии и дивизии конницы).

В случае нанесения удара австро-германцами в стык имелось в виду нанесение флангового удара под прикрытием 12-го и 10-го гренадерских полков, занимавших позиции. Для того чтобы повысить обороноспособность Малороссийского и Астраханского полков, им были даны очень небольшие участки. В то время как правофланговый 183-й полк занимал участок протяжением более 7 км, два названных полка имели: 12-й гренадерский полк - участок длиной около 4 км, а крайний левофланговый, примыкавший к стыку, - менее 3 км. Для непосредственного обеспечения левого фланга корпуса в дивизионном резерве был оставлен за флангом в районе Задоле 184-й пехотный полк.

19 - 20 июня австро-германцы начали наступление против правофлангового участка 3-й армии.

Части 8-й пехотной дивизии были сбиты сначала на участке Красник - Студзянка, а затем и на остальной позиции дивизии до самого стыка с 25-м корпусом. При этом правофланговый 31-й полк, потеряв командира, отхлынул к дер. Маняки, а прочие части той же дивизии отскочили на 20 км назад к линии Боржехов - Недржвице Мала – Дембина - Лесничувка.

В 12 часов 55 мин. 21-го июня, как только стало известно об отходе 8-й дивизии, командир 25-го корпуса приказал начальнику корпусного резерва командиру бригады 46-й дивизии генерал-майору А. А. Веселовскому начать наступление на фронт Вилколаз – Красник - для удара во фланг и тыл прорвавшемуся противнику.

Спустя час было получено приказание командарма-4 генерала от инфантерии А. Е. Эверта с указанием той же задачи, но другого направления для удара - на фронт Вилколаз - Собещаны. Для прикрытия люблинского направления путем усиления отскочившей назад 8-й дивизии командарм отобрал у командира 25-го корпуса Уральскую казачью дивизию и полк дивизионного резерва. 184-й полк (армейский резерв) А. Е. Эверт возвратил комкору.

Во исполнение данной задачи начальник корпусного резерва, ставший командиром соответствующего отряда, выслал разведку средствами переданных в его распоряжение 2,5 сотен 52-го Донского казачьего полка для определения направления движения и группировки прорвавшихся сил противника, после чего направил 11-й гренадерский полк через Радлин на Лопенник и 9-й гренадерский и 181-й полки - к дер. Лещина.

К вечеру разведка выяснила, что австрийцы в походных колоннах следуют по шоссе от Красника (левая колонна достигла дер. Вилколаз).

Вследствие темноты и для использования внезапности А. А. Веселовский решает нанести удар на рассвете, для чего приказывает по достижении отрядом исходного района действий (Лопенник - Лещина) считать все три полка в засаде и себя не обнаруживать - пользуясь закрытой и пересеченной местностью.

Для охранения левого фланга отряда и связи правым флангом 8-й дивизии к дер. Боржехов были выдвинуты 2,5 сотни 52-го Донского казачьего полка.

В 4 часа утра, когда, по донесениям разведчиков, хвост австрийской колонны стал выходить из деревни Вилколаз, начальник отряда приказал 11-му и 9-му гренадерским полкам перейти в наступление: первому на фронт Собещаны - Вилколаз и второму на фронт Вилколаз - Рудник Шляхецкий; 181-му полку следовать в резерве.

Около 5 часов утра 11-й гренадерский полк внезапно атаковал австрийский боковой отряд, окружил его, захватил 5 пулеметов и 1000 человек в плен и стал продвигаться вперед. Колонна главных сил австрийцев (как потом выяснилось - 24-й пехотной дивизии) под угрозой фланговой атаки 11-го гренадерского полка свернула с шоссе Красник - Люблин и перешла в контрнаступление с охватом левого фланга полка.

11-й гренадерский полк был вынужден бросить захваченных пленных. Отбивая атаки австрийцев, полк стал медленно отводить свой левый фланг к деревне Клодница, где и закрепил его, в то время как полковой резерв отбросил к востоку обходившую колонну и захватил несколько сотен пленных.

К этому времени подошли из резерва начальника отряда два батальона 181-го полка, направленные во фланг австрийцев, атакующих 11-й гренадерский полк. Батальоны отбросили австрийцев и захватили более 1000 пленных.

В это время 9-й гренадерский полк, быстро продвигаясь вперед, атаковал австрийский батальон прикрытия, рассеял его и захватил 150 пленных и 2 пулемета.

Но с выходом 9-го гренадерского на линию Скорчице - Эвунин, полк был встречен энергичной контратакой сначала одного, а затем, после полудня, последовательно еще двух полков пехоты (как потом выяснилось - 2-й пехотной дивизии).

Все атаки на фронте 9-го гренадерского полка были отбиты. Но затем австрийцы, пользуясь свободным промежутком на стыке 9-го и 11-го гренадерских полков в районе Беловода, хлынули туда значительными силами, угрожая флангу и тылу 9-го полка.

Начальник отряда направил во фланг прорвавшегося противника последний свой резерв - две роты 181-го полка от Людвинова, которые, при содействии огня артиллерии, вытеснили прорвавшихся австрийцев.

После этого противник несколько раз возобновлял свои атаки, поддержанные огнем артиллерии, но результатов не достиг.

На рассвете 23-го июня германская 47-я резервная дивизия, смененная австрийскими частями, сосредоточилась в районе юго-западнее дер. Идалин - и зазатем ударила по 12-му гренадерскому полку, стремясь сбить тот щит, под прикрытием которого корпусной резерв наносил свой фланговый удар. 12-й гренадерский Астраханский полк, понеся большие потери, был вынужден уступить превосходящим силам германцев свою позицию и перейти на высоту правого берега р. Подлипе, на 1,5 к северу от первой позиции. В бою 23-го июня в ходе контратаки погиб командующий ротой Его Величества прапорщик Богатов, целиком переколота 5-я рота, выбыли из строя все офицеры 2-го батальона (Там же. Л. 31.).

Таким образом, астраханский «щит», под прикрытием которого должен был развить свой удар отряд А. А. Веселовского, был отодвинут, но не сбит германцами.

Опатов3.jpg

В 8 часов 8-я дивизия, отскочившая после прорыва на стыке армий на 20 км, перешла в наступление против прорвавшихся и развивших наступление австрийцев, фронт которых в это время оказался повернутым - на северо-запад, в сторону войск корпусного резерва.

Это привело к фланговому удару по частям австрийского 10-го корпуса (24-я и 2-я дивизии), скованного с фронта отрядом А. А. Веселовского. Результатом стал захват более 5 тысяч пленных австрийцев и прекращение атак против полков резерва 25-го корпуса.

Последний возобновил наступление, нанося главный удар вновь прибывшим 7-м гренадерским полком армейского резерва на своем левом фланге.

В это время германская 47-я резервная дивизия делает последнюю попытку сбить с позиции 10-й гренадерский полк - чтобы выйти в тыл корпусному резерву, успешно развивавшему наступление во фланг прорвавшихся австрийцев. Ночью после короткой артиллерийской подготовки части 47-й резервной дивизии атакуют 10-й гренадерский полк и прорывают его позицию в районе деревни Хруслины. Но вовремя подошедший полк армейского резерва парирует прорыв фланговым ударом – в ходе которого у дер. Бобы перновские гренадеры опрокидывают германцев, нанося им тяжелые потери.

Тем временем совместное наступление с севера и запада против прорвавшихся австрийцев развивалось успешно. Число пленных австрийцев, захваченных только полками резерва 25-го корпуса, уже достигало 10 тысяч человек. Русские летчики доносили о паническом бегстве обозов на юго-восток. Австрийцы по всему фронту начали беспорядочный отход, сведя весь свой прорыв на стыке 4-й и 3-й армий к нулю.

Рассмотренные события, в которых астраханские гренадеры сыграли знаковую роль, весьма показательны.

Удовлетворившись отскоком 8-й пехотной дивизии в тыл, австро-германцы не находят нужным сковать обнажившийся крайний фланг 25-го корпуса, прилегавший к прорванному стыку, или хотя бы выставить заслон в сторону этого фланга и расположенных за ним резервов, и в походном порядке, без существенных мер охранения и разведки, развивают прорыв на стыке двух армий прямо в глубину в общем направлении на Люблин. Только на следующий день, на рассвете 23-го июня, когда определился удар резерва 25-го корпуса во фланг австрийцев, развивавших прорыв на Люблин, германская 47-я резервная дивизия стремится сбить тот щит (левофланговый участок 25-го корпуса в лице 12-го гренадерского Астраханского полка), под прикрытием которого корпусной резерв развивал свой фланговый удар.

После внезапного флангового удара резерва 25-го корпуса австрийцы вместо того, чтобы, определив фланги отряда, направить подавляющие силы в охват или обход одного из флангов или в стык 9-го и 11-го гренадерских полков с целью прорыва, бросают свои войска пачками по мере подхода их к полю боя (силой не свыше полка пехоты), предоставляя вышеуказанным русским полкам бить австрийцев по частям. В результате оправившиеся части 8-й пехотной дивизии переходят в наступление против фланга повернувших фронт австрийцев, скованных действиями корпусного резерва. Вслед за этим возобновляет свое наступление корпусной резерв – отряд А. А. Веселовского - и довершает поражение противника.

Отряд А. А. Веселовского был расположен в таком районе (за флангом корпуса), который по тактическим условиям являлся выгодным исходным положением для удара во фланг прорвавшегося противника (укрытая местность для маневрирования, наличие на направлении предполагаемого флангового удара выгодных наблюдательных пунктов для наступающего в юго-восточном направлении и др.).

Что мы видим в итоге?

Части австрийского 10-го армейского корпуса 18 июня 1915 г. прорвали русский 15-й армейский корпус у Красника и двинулись на Люблин, что грозило русским большими неприятностями, т. к. лишало важного железнодорожного узла и исключало возможность подвоза подкреплений. Части 25-го армейского корпуса, расположенного по соседству с прорывом, не были оттеснены и были мало связаны атаками противника в первый день прорыва. Командир 25-го корпуса позволил австрийцам втянуться в лесные дефиле, скрытно сосредоточив резервы в лесах Лопенника и Лещины и, когда австрийцы прошли главными силами на Вильколаз, атаковал их, обеспечив операцию справа. В результате - корпус противника разгромлен, и русскими взяты несколько тысяч пленных и внушительные трофеи.

Статьи из этой серии

Элитный фронтовой полк русской армии - астраханские гренадеры в Первой мировой войне. Ч. 2. 1914 год

Элитный фронтовой полк русской армии - астраханские гренадеры в Первой мировой войне. Ч. 1. По страницам 200-летней истории

Автор:

2052

Поделиться:

Вернуться назад