Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 4. О связи и родах войск

Разведка и контрразведка

Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 4. О связи и родах войск

11 сентября 2023 г.

Ранее мы увидели войска связи (прежде всего русской армии) в годы Первой мировой войны (Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 3. Войска связи).

Теперь будет крайне интересным бросить хотя бы беглый взгляд на некоторые тенденции развития связи применительно к отдельным родам войск – как в русской армии, так и у ее союзников.

О связи в артиллерии

Так, на Первую мировую войну русская артиллерия выступила, обладая знанием флажковой сигнализации Морзе и с двумя телефонными единицами и 12-ю верстами облегченного кабеля, приходящимися на каждую батарею. Интересно, что французская батарея перед войной имела лишь 2 тысячи метров телефонного провода.

19.jpg

На передовой – у полевого телефона. Великая война в образах и картинах. Вып. 5. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1915.

Несмотря на наличие других средств связи, основной и притом сравнительно надежной, вплоть до конца войны, оставалась только проводная телефонная связь.

Общая схема связи была такой: центральный пункт - позиция батареи - обязательно соединялся с командирским наблюдательным пунктом, с непосредственным начальником (командиром дивизиона), с соседней батареей и, по возможности, с тылом батареи.

Последнее было необходимо, с одной стороны, из-за удаленности тылов от огневой позиции (следствие влияния мощности современного артиллерийского огня), а с другой - по причине сложности функций батарейного резерва (прежде всего, в качестве органа боепитания). Данная схема потребовала наличия центральных батарейных телефонных станций, которых в штате батареи не было, и которые приобретались случайно и бессистемно - частично захватом у противника, частично заказами в тылу.

109.jpg

Картины войны. М., 1917.

Боевой опыт выявил малую надежность облегченного кабеля, не выдерживавшего (даже в подвешенном положении) близких взрывов снарядов. Это обстоятельство привело к широкому использованию подручных металлических проводов (телеграфных) и даже колючей проволоки. Причем использование колючей проволоки для таких целей официально запрещалось, телеграфный неизолированный провод хорошо зарекомендовал себя лишь при тщательной укладке (он в обязательном порядке требовал или двухстороннего проведения, что вызывало большой расход материала, или заземления – но заземление ближе полутора километров от противника, во избежание подслушивания, не допускалось). Пользование же только облегченным кабелем диктовало (в целях надежности) использование двойной, тройной и даже четверной связи между важнейшими пунктами – для подстраховки.

Соответственно от батарей «полетели» наверх настойчивые просьбы об увеличении количества проводов и станций - «занимать» средства связи у противника в период позиционной войны было уже трудновато. В течение 1916 г. батареям была придана третья телефонная единица и, таким образом, число телефонных аппаратов доводится до 9-ти штук, а облегченного провода - до 22-х верст. Однако и этого не хватает. В боях провод изнашивается быстро и в значительном объеме, а различные ухищрения по восстановлению расхода с трудом его покрывают. Кроме того, на увеличение потребностей повлияло удлинение линий связи.

123.jpg

Русская телефонная команда. Федосеев С. «Пушечное мясо» Первой мировой. М., 2009.

С первых же боев русская артиллерия, широко применяя закрытые позиции, не боялась значительной удаленности от них наблюдательных пунктов. Причем германских артиллеристов, прибывших с Французского фронта и привыкших вычислять местонахождение батареи по нахождению наблюдательного пункта, это обстоятельство вводило в заблуждение. Недостаточность телефонного имущества (то есть: 1) надежных проводов и 2) малое количество станций при условии их частого выхода из строя и износе их элементов) в усложнившихся условиях, безусловно, ограничивали деятельность артиллерии и суживали ее кругозор, осложняя выполнение боевых задач.

В начале 1917 г. на Юго-Западном фронте был получен бронированный кабель, правда, в очень ограниченном количестве (по 1,5 - 2 версты на батарею).

Этот кабель был очень устойчив - находясь под землей (в канавке аршинной глубины) он зарекомендовал себя замечательно. Многократные обстрелы позиции противником, в худшем случае, приводили к разрыву кабеля лишь на его выходных концах – исправить это было не сложно. К сожалению, отпуск такого провода был настолько ограничен, что о применении его в непосредственной близости от противника, где требовалась уже двойная проводка, не могло быть и речи.

Для усиления связи между частями (внутренней связи) артиллерийских групп, а также для передачи несложных сигналов и распоряжений, в соответствующих случаях применялись прожекторы, гелиографы и лампы Манжена. Все три указанных вида связи являлись световой оптической связью – с их помощью длинными и короткими световыми вспышками по системе Морзе осуществлялась сигнализация.

106.jpg

Картины войны. М., 1917.

Прожекторы использовали для сигнализации, выпуская снопы лучей на длинные и короткие временные промежутки.

Гелиографы представляли из себя систему зеркал, принимающих и отражающих солнечные лучи в желаемом для связистов направлении - в зеркало приемной станции (бросая в нее блестящую световую точку – т. н. звезду или «зайчик»). С помощью гелиографов также можно разговаривать азбукой Морзе. Краткое и длительное появление этих звезд принимались как точка и тире.

Лампы Манжена работали по тому же принципу, заменяя естественный источник света - солнце - ацетиленовыми горелками, помещенными в закрытом ящике и посылающими через щель в приемную станцию луч света.

Все эти способы требовали наличия целого ряда определенных условий: сокрытия источника сигналов, видимости сигналов адресатами и наличия надлежащей погоды.

Беспроволочный телеграф в русской артиллерии применялся лишь для корректирования самолетами артиллерийского огня.

В европейских государствах в последний период войны была сделана попытка применения в артиллерии радиотелеграфии, а также радиотелефонии – то есть беспроволочного телефона.

Вводились радиостанции самой разнообразной мощности.

Радиостанции малой мощности придавались артиллерийским полкам. Они обслуживались командой в 5 - 6 человек, имея антенну в виде выдвижных легких коленчатых трубочек. При этом источник энергии – тока - в некоторых системах приводился в движение велосипедным приводом.

Иногда радиостанция устанавливалась на мотоцикле, мотор которого и служил двигателем. Подобные станции могли общаться друг с другом на расстоянии до 50 км.

Радиостанции могли перемещаться вьючным способом - на 2 – 3 лошадях. Применялись и переносные станции - с дальностью действия 5 - 10 км.

Именно радиосвязь становилась приоритетным средством артиллерийской связи, что и показали будущие войны.

О связи между пехотой и артиллерией

Важнейшей предпосылкой тактической и оперативной результативности войск в годы Первой мировой войны была четко функционирующая связь между двумя главными родами войск – пехотой и артиллерией. Связь артиллерии с пехотой в годы Первой мировой войны осуществлялась посредством телефонной связи, оптической сигнализации и установкой передовых наблюдательных пунктов. Телефонная связь в маневренной войне шла, согласно требованиям устава, от артиллерии к начальнику соответствующего боевого участка; в позиционной же войне она имела двойную конфигурацию: шла от дивизионов (батарей) в штаб пехотного полка и от батареи через передовой наблюдательный пункт - к командиру пехотных батальона или роты.

Оптическая связь выражалась в передаче сигналов с помощью цветных ракет, фонарей (ночью) или флагов (днем). Она имела целью предупреждение артиллерии о внезапной атаке боевого участка, о газовой атаке, о пределах продвижения своей пехоты во время наступления. Угрожаемый участок и характер угрозы обозначались заранее – согласованным количеством и цветом этих оптических сигналов.

010.jpg

В некоторых случаях применялись гелиографы и прожектора, а также «аэропланы связи». Их задачей было осведомление общевойскового командования и артиллерии о положении первой линии пехоты в бою. Аэропланы общались с пехотой с помощью ракет, пехота же обозначала свое расположение сигнальными щитами (полотнищами).

Беспроволочный телеграф имел большое значение как для оперативной, так и для тактической связи. В германской и французской армиях радиостанции превратились в неотъемлемую принадлежность не только штабов фронтов и армий, но и штабов корпусов, дивизий, артиллерийских частей. Часто применялись полевые радиостанции, перевозившиеся на нескольких конных повозках или автомобилях и имевшие высокие складные антенны высотой до 40 метров и радиус действия до 300 - 400 км. В России к началу 1916 года в штабах фронтов и армий появляются автомобильные радиостанции с дальностью действия от 400 до 150 км, а для кавалерийских штабов - с дальностью до 50 км. Однако, применение радиотелеграфии не проникло в толщу русской армии, ограничившись лишь задачами обслуживания штабов крупных войсковых единиц.

044.jpg

К концу 1916 г. Россией был сделан за границей заказ на легкие переносные радиостанции с целью снабжения ими частей артиллерии и авиации. Однако этим мерам полностью сбыться было не суждено.

Нашла свое место и акустическая связь, с успехом применявшаяся французами во время верденских боев. Акустические аппараты представляли собой металлические рожки с мундштуками, которые могли вибрировать и, следовательно, издавать звуки - под давлением сжатого углекислого газа, находившегося в особых бутылях и соединенного с рожком каучуковыми трубками. При нажатии аппарат издавал два разнотоновых звука, различимых среди шума боя и слышимых на расстоянии не менее полукилометра.

Во время операции под Верденом, французы также с успехом применяли и военно-голубиную почту - и не только для тактической связи, но и для связи: 1) боевой линии со штабами; 2) боевой линии с артиллерией; 3) наблюдательных пунктов со штабами и с артиллерией.

00072.jpg

Помимо упомянутых видов связи, во время подготовки и проведения боевой операции, от артиллерийских частей (бригады, дивизиона) к командирам полков (в штабы) прикомандировывались офицеры, устанавливавшие телефонную связь со своими частями – так называемые делегаты или агенты связи.

Наиболее характерным и важным видом связи артиллерии с пехотой явилась организация передового наблюдения, вылившегося в создание передовых артиллерийских наблюдательных пунктов. Они применялись не только на дивизионных, но и на батарейных боевых участках. Главной целью передовых наблюдательных пунктов было освещение незаметных или плохо заметных с командирского наблюдательного пункта подступов к своим окопам, а следовательно, и корректура стрельбы по ним.

Передовые артиллерийские наблюдательные пункты, естественно, совпадали с расположением наблюдательных пунктов командиров рот или батальонов. Таким образом удовлетворялось требование тесной связи артиллерии и пехоты – для взаимной ориентировки и помощи.

Кроме того, располагаясь, как правило, на наиболее ответственном и угрожаемом участке, передовые артиллерийские наблюдательные пункты, являлись передовыми органами артиллерийской разведки и наблюдения.

Обычной тактикой германцев в периоды затишья был систематический обстрел окопов так называемого сближенного участка (то есть находящегося вплотную к окопам противника) огнем минометов и бомбометов - особенно по ночам. В периоды, предшествовавшие немецким атакам, эти сближенные участки становились непосредственными объектами воздействия для траншейной артиллерии противника. Таким образом, на передовые наблюдательные пункты ложилась и задача выявить действующие неприятельские орудия, обнаружившие себя в ходе ночной стрельбы, - для их последующего уничтожения.

В качестве примера того значения, которое сыграли передовые наблюдательные пункты, можно привести события во время зимне-весеннего периода 1915 - 1916 гг. - в период позиционной борьбы за мест. Сопанов на р. Икве, под г. Кременцом. Левый фланг русской 3-й пехотной дивизии на протяжении более полутора километров находился в непосредственной близости от противника, сближаясь до 30 шагов с вражескими окопами. Русская пехота по ночам постоянно несла потери от минометного и бомбометного огня противника. Германцы же, соорудив перед окопами специальные сетки, обеспечили себя от ответного минометного огня.

1-я батарея 3-й артиллерийской бригады, выставив в окопах второй линии в 80 - 100 шагах от противника опытных передовых наблюдателей, неизменно оказывала помощь своей пехоте. Схема действий артиллеристов выглядела следующим образом: 1) внезапно начинался огонь траншейных орудий противника; 2) следовали просьбы по телефону от пехоты артиллеристам о немедленной помощи; 3) осуществлялось открытие огня батареей с корректурой каждого выстрела с передового наблюдательного пункта; 4) наблюдалось немедленное и полное прекращение траншейного огня неприятеля; 5) начинался обстрел стрелявшей русской батареи неприятельской артиллерией - причем с трех направлений.

Имея огромное значение при любой ночной стрельбе, особенно при ведении заградительного огня, передовые артиллерийские наблюдательные пункты приобретали особое значение при перемещении пехоты вперед. Своим продвижением они компенсировали тяжелый период неизбежного разрыва зрительной, а следовательно, и огневой связи артиллерии со своей пехотой. Так, контратака противника (силой до пяти полков) при поддержке многочисленной артиллерии на занятые частями 3-й пехотной дивизии высоты 120.1 и 109 на восток от дер. Онышковц (к западу от г. Кременца) в 3 часа 30 минут 26 мая 1916 г., была отбита во многом благодаря артиллерийскому огню, обеспеченному действиями передовых наблюдателей с указанных высот.

016.jpg

При решении специальных боевых задач, требующих детального наблюдения, - таких как, например, проделывание проходов в проволочных заграждениях противника, передовые артиллерийские наблюдательные пункты также играли важную роль. Несмотря на хорошую видимость заграждений с командирского наблюдательного пункта, передовое наблюдение давало командиру сведения о процессе разрушения объекта.

Одним из ярких примеров такой работы передовых наблюдательных пунктов явилось их содействие прорыву укрепленной полосы противника у дер. Сопанов 22 мая 1916 г. Прорыв полосы обороны, за неделю до этого признанной специальной контрольной комиссией недоступной для фронтального удара, был осуществлен силами полков 3-й пехотной дивизии при поддержке лишь двух легких батарей, горной батареи и взвода легких гаубиц.

Наконец, передовые артиллерийские наблюдательные пункты содействовали общему целеуказанию – то есть единообразному пониманию как пехотой так и артиллерией цели своих действий.

С развитием позиционной войны огромное значение приобрела аэрофотосъемка - войсковые части, до командиров батальонов и батарей включительно, снабжались соответствующими схемами (в масштабе 500 метров в дюйме) укреплений противника, разграфленными на квадраты. Непрерывное наблюдение за полем боя днем и ночью делало артиллерию (в лице комплекса ее наблюдательных пунктов - командирских, передовых, иногда и боковых), монополисткой в вопросах нахождения и определения местоположения целей. По мере накапливания данных, эти схемы повторно литографировались и рассылались по частям – с учетом всех последних дополнений.

Тем не менее, взаимоотношения пехоты с артиллерией часто все же вызывали затруднения. В целях устранения этого недопонимания реализовывалась следующая схема.

Для изучения и пристрелки данного батарее участка, после тщательной ориентировки, к телефону вызывался начальник участка со схемой - ему сообщалось о предстоящей пристрелке и передавалась просьба о выполнении наблюдения, причем, если место наблюдения не совпадало с передовым пунктом, к нему назначался для ориентировки опытный наблюдатель.

Во время проведения пристрелки участка, после окончания пристрелки каждой цели, начальнику участка по телефону сообщались результаты. Благодаря передовому наблюдению устанавливалась единообразность понимания цели и возможность своевременного и точного предупреждения об изменении обстановки.

Передовые артиллерийские наблюдательные пункты также выполняли роль как морального фактора, так и справочно-ориентирного пункта для пехоты.

Именно сочетание всех средств связи – телефона, ракет, фонарей, агентов связи имело ключевое значение в деле взаимодействия артиллерии с пехотой. Но артиллерийские передовые наблюдательные явились тем механизмом, который смог на практике эффективно решать весь сложный спектр задач связи, стоявший перед обоими родами войск.

О связи в танковых войсках

Взглянем и на организацию связи в танковых частях и соединениях (применительно к союзникам России). Новый род войск активно экспериментировал и нащупывал наиболее рациональные пути решения стоящих перед ним технических и тактических задач.

Как известно, родиной танка является Англия, и творец бронированной гусеничной машины полковник Свинтон понял необходимость оборудования его детища простой и надежной связью еще в феврале 1916 г. – за 7 месяцев до первого появления танков на полях сражений. В инструкции, посвященной тактическому применению танков и озаглавленной «Заметки об употреблении танков», полковник особое внимание уделял вопросам связи.

Британское командование не учло возможностей нового вида связи – радиотелеграфа, приказав не снабжать танки радиостанциями. Причем эксперименты с танковой радиосвязью уже проводились - но радиостанции были сняты, и первая партия из 49 танков была отправлена во Францию в августе 1916 г. без радиосредств.

00098.jpg

Танк.jpg

00099.jpg

Первое боевое применение танков состоялось 15 сентября 1916 г. в бою на реках Сомма и Анкр, и лишь за 4 дня до боя, т. е. 11 сентября, в приказе по английской 4-й армии была объявлена инструкция, посвященная связи в танковых частях. В основе связи лежала система сигнализации. В частности, предусматривались следующие сигналы флагами: от танков к пехоте и авиации: красный флаг - выведен из строя, зеленый флаг - нахожусь у цели, прочие флаги - для связи между танками. Были предусмотрены и средства оптической сигнализации – с помощью ламп. Если была высвечена буква Т - танк выведен из строя, а Н - нахожусь у цели. Часть танков в качестве средств связи должна была иметь почтовых голубей.

Разумеется, никто не отменял и живую связь - посредством посылки вестовых.

Но в процессе пользования указанными сигналами обнаружилось, что: 1) азбуку Морзе пехота не понимает; 2) в качестве представителей живой связи годились лишь члены танковых экипажей (а их отправка в качестве делегатов связи ослабляла экипажи – лишних людей не было). Почтовые же голуби оказались надежным средством связи лишь при условии, что они выпускались до захода солнца - в более поздние часы голуби были склонны прерывать свое путешествие, останавливаясь на ночлег.

В ноябре 1916 г. английским командованием была издана инструкция № 16, в которой вся система полевой связи была разделена на 3 вида:

  1. Местная (локальная) связь – предусмотрена между танками (в рамках взвода), а также между танками и пехотой.
  2. Дальняя связь - предусмотрена между танками и штабом танковой роты, пехотными и артиллерийскими наблюдательными постами, привязными аэростатами и аэропланами.
  3. Телефонная связь - между взаимодействующими штабами танковых частей.

Для местной связи в качестве сигналов были приняты красный, зеленый и белый диски на семафоре, установленном на танке. Из различных сочетаний одного или нескольких поднятых дисков получали 39 сигналов. Например: белый – «вперед»; красный и белый - «противник в незначительном числе»; красный, белый, а также зеленый – «противник отступает». Этот семафорный код был отпечатан на карточках и роздан танковым экипажам и пехоте. Но все же главным средством местной связи до конца войны оставался посыльный.

Дальняя связь достигалась применением т. н. дневной лампы Алдиса – но, т. к. передача депеш была очень сложной, то применяли буквенный код. Например, ряд DDD...D обозначал – «поврежден»; ряд QQQ...Q – «нуждаюсь в снабжении» и т. д.

В сражении у Арраса 8 апреля 1917 г. представилась возможность проверить средства связи танковых частей на практике.

Лампа Алдиса была признана неудобной; голуби принесли большую пользу; система цветных дисков для поддержания связи с пехотой дала хорошие результаты; телефонная же связь между командиром танкового батальона и штабом танковой бригады была охарактеризована командиром 1-й бригады как «душераздирающая» - зачастую при переговорах со штабом корпуса уже на расстоянии 8 - 9 км было совершенно невозможно что-либо услышать или быть услышанным.

20.jpg

Нужна была коренная реорганизация системы связи. В мае 1917 г. в Эрэн (Англия) были проведены первые опыты по применению радиопередач от танков и к танкам, были испытаны и различные типы радиомачт (антенн). Первые радиостанции были искровые.

В июле, в преддверии Ипрских операций, началось оснащение радиосвязью первых 6 танков. Были сформированы танковые роты связи - они придавались танковой бригаде (бригада - 3 батальона по 36 танков в батальоне). В роту связи входили танкисты - и к ним добавили нескольких опытных связистов. Танки, оборудованные радиосвязью, и вошли в состав рот связи бригады.

В бою радиотанками как ретрансляторами пользовалась и авиация, сообщая зенитным батареям о приближении германских самолетов. В бою у Камбрэ танковые радиостанции оказали неоценимые услуги как в поддержании связи с тыловыми штабами так и в передаче боевых приказов. Опыт по использованию радиотанков, приобретенный у Камбрэ, заключался в том, что радиотанк аккумулировал донесения с передовой к командованию и наоборот. Фактически радиотанк выполнял роль узла связи и даже штабного танка, находясь в 500 - 600 м позади танковой боевой линии. Танковые радиостанции того времени совершенством не отличались – антенна была их наиболее уязвимым местом. Имея высоту от 8 до 10 м, антенна несла на себе сеть из 6-8 проводов. Невозможность защиты этих проводов не только от осколков снарядов, но и от ружейно-пулеметного огня, и заставляла держать радиотанки за боевой линией.

Танк Связи.jpg

Танк связи

В итоге, танковая связь выглядела следующим образом: передовые, сражающиеся танки, держат связь между собой и пехотой с помощью семафорных дисков и, главным образом, с помощью гонцов-посыльных - это местная связь. С руководящими боем штабами (уровень батальон – дивизия) связь (дальняя) поддерживалась через радиотанк (причем от передовой до радиотанка - опять же помощью посыльных), а из радиотанка дальше в тыл - радиотелеграфом.

К концу Первой мировой войны рота связи танковой бригады имела средства телефонной связи (постановочная команда), и радиосвязи (взвод штаба танкового батальона); количество радиотанков на танковый батальон не было определено, но их число доводилось до трех на батальон - т. е. по одному радиотанку на роту.

Радиотанк служил не только для связи собственно танковых частей, а являлся и дополнительным средством связи войсковых соединений, которым были приданы танки.

Данная ситуация была закреплена и во французских инструкциях. Они отмечали, что связные танки (Рено Т. S. F.) должны: 1) передавать действующим частям приказы командования; 2) передавать командованию требования ведущих бой соединений, особенно по части артиллерии; 3) в необходимых случаях доставлять командованию сведения об общем ходе боя. У танков Т. S. F. не было вооружения, а экипаж состоял из командира танка, радиотелеграфиста и механика. Для связи с командованием танки оборудовались передающей и приемной радиостанцией, включаемой в состав радиосвязи дивизии.

1..jpg

Радиотанк Рено Т. S. F. Федосеев С. Л. Танки Первой мировой войны. Иллюстрированный справочник. М., 2002.

Танки Т. S. F. не могли своими средствами поддерживать связь с пехотными частями – по отношению к ним они выполняли роль телеграфного отделения, которое получало и отправляло радиотелеграммы, но само их не составляло (ретрансляционная функция). Поэтому к танкам отправлялись агенты связи, соединенные с войсками цепью курьеров.

По общему правилу, французской пехотной дивизии придавался один батальон танков, так что она располагала тремя танками Т. S. F.

Таким образом, очевидно, что радиотанк являлся универсальным общевойсковым средством связи и пунктом сбора боевых донесений, в то время как связь танков между собой и со своим командованием (до командира роты) по-прежнему осуществлялась посыльными, оптическими и акустическими средствами. Но, несмотря на применение комбинированных средств связи, именно за радиосвязью как основным средством связи танковых частей и соединений – было вполне очевидное будущее.

Связь и пехота

Наконец, посмотрим на ситуацию тактического применения связи пехотой русской армии на конкретном примере – в обстановке боев за Голодовичский плацдарм.

Как мы отметили ранее, русская армия применяла различные средства связи, и одним из важнейших был телефон – хоть, в отличие от телеграфной и радиосвязи, его применение имело в основном тактическое значение, связывая между собой опорные пункты на передовой и позволяя оперативно реагировать на изменение тактической обстановки на фронте. Главным недостатком телефонной связи, применяемой непосредственно в боевых порядках войск, как мы отметили ранее, была ее повышенная уязвимость - ведь первый же серьезный артобстрел, как правило, выводил из строя все телефонные линии на передовой. Порванные провода восстанавливались связистами, но с началом активных боев телефонная связь командиров со вступившими в сражение частями и подразделениями окончательно прерывалась, и должна была компенсироваться другими, дублирующими, средствами связи – главным из которых продолжали оставаться вестовые и ординарцы. Но оперативность и достоверность передачи информации у телефона и человека были, разумеется, неодинаковы. Тем более, когда счет времени в бою шел на минуты, а тактические условия местности препятствовали перемещению людей.

О том, насколько важное значение имел даже единственный уцелевший телефон, и свидетельствует данный бой.

Русские позиции находились на левом берегу р. Щары (река в Белоруссии, левый приток Немана), а германские - на правом, господствовавшем берегу реки. У господского двора Голодовичи был маленький островок, покрытый кустарником - туда для наблюдения за противником регулярно высылался взвод пехоты.

21. Голодовичский плацдарм.jpg

Голодовичский плацдарм. Схема.

Однажды ночью удалось переправить на правый берег р. Щара сразу 3 взвода и закрепиться на нем - таким образом, получился маленький плацдарм. Плацдарм начали укреплять, обставили рогатками. Т. к. в это время в армии появилась тенденция к расширению плацдармов, его размеры были увеличены - он достиг 1,5 тыс. шагов по фронту в длину и до 500 м в глубину. Плацдарм оборонялся одной ротой с 2 пулеметами, был обставлен 2 рядами рогаток (проволочных заграждений не было). Он имел важное тактическое значение - прикрывал стык между двумя соседними полками. Германцы же, как показал опыт Первой мировой войны, были большими любителями действовать на стыках.

В конце сентября 1916 года 3-й батальон 20-го пехотного Галицкого полка выдвинулся на позицию у плацдарма. Комбат, изучив местность, увидел, что в случае германской атаки положение его передовой роты, размещенной на плацдарме, будет критическим. Он пошел к командиру соседней части - комбату 122-го пехотного Тамбовского полка и, осмотрев с его боевого участка подступы к своей передовой роте, попросил его пристрелять ее фланги из своих пулеметов. Комбат тамбовцев оказался очень энергичным человеком – он пообещал в случае необходимости содействовать отражению атаки противника на плацдарм.

Через 3 дня германцы открыли ураганный артиллерийский огонь по Голодовичскому плацдарму. Построенные в песке и плохо оборудованные окопы были почти сравнены с землей. Кроме того, были уничтожены несколько мостиков через р. Щара, а также линии телефонной связи передовой роты со своим батальоном. Через 15 минут противник, открыв заградительный огонь по главной позиции батальона, густыми цепями начал наступление на передовую роту. Рота из 1 уцелевшего пулемета открыла по германцам огонь.

Линии телефонной связи между батальонами Галицкого и Тамбовского полков также были повреждены, но, к счастью, связь полностью не прервалась – действовал один телефон. Получив просьбу от соседа оказать огневую поддержку, комбат Тамбовского полка открыл такой мощный фланговый огонь из своих пулеметов, что германцы не выдержали и побежали.

17.jpg

Офицеры на наблюдательном пункте батареи получают боевой приказ. Картины войны. Вып. 1. М., 1917.

В этот момент рота на плацдарме перешла в контратаку и энергично преследовала противника. О том, насколько большое значение придавали связи германцы, свидетельствует тот факт, что неприятельские пехотинцы во время наступления тянули за собой средства связи. В этом бою германцы потеряли убитыми, ранеными и пленными около 60 человек и 3 телефонных аппарата с кабелем.

К утру окопы на плацдарме были восстановлены. Русское командование учло опыт этого боя - на день на плацдарме стали оставлять только один взвод с 2 пулеметами, но с усиленным комплектом средств связи.

Статьи из этой серии

Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 3. Войска связи

Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 2. Связь и ее виды

Залог Победы. О связи, радиоразведке и подслушивании телефонных переговоров в Первую мировую. Ч. 1. Связь и управление войсками

Автор:

777

Поделиться:

Вернуться назад