Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 3. Со штыком и гранатой

Тактика

Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 3. Со штыком и гранатой

17 апреля 2021 г.

Ранее мы писали об особенностях стрелкового боя и специфике применения пулеметов (Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 2. Пулемет в бою). Теперь взглянем на особенности ближнего боя и элементы последнего.

Штыковой бой.

В 1907 г. появилось (и в 1916 г. было переиздано) наставление под названием «Обучение штыковому бою».

000.jpg

В соответствии с этим документом искусство штыкового боя заключалось: а) в умении поразить штыком противника прежде, чем он сам нанесет удар; б) в нанесении ударов, выводящих противника из строя; в) в умении защитить себя (Обучение штыковому бою. - СПб, 1916. С. 3.). Наставление пристальное внимание уделило техническим аспектам штыкового боя – боевой стойке, ударам, поворотам и другим движениям. Упор делался на нанесение сильных и метких ударов. Более того, «Наставление для действий пехоты в бою» определяло, что: «Движение для нанесения удара в штыки называется атакой» (Наставление для действий пехоты в бою. – СПб.: Военная типография Императрицы Екатерины Великой, 1914. С. 35.). Т. е. атака в ее непосредственном понимании – это бросок для нанесения штыкового удара противнику в ближнем бою. Удар в штыки должен производиться стремительно – с расстояния около 50-ти шагов и осуществляется стрелковой цепью, по возможности усиленной резервом.

Коли!

Мощный и эффективный штыковой удар – «визитная карточка» русской пехоты, практикуемый в любых боевых условиях вплоть до окончания участия России в Первой мировой войне и решивший участь многих боев.

Ил.1.jpg

В атаку! Картины войны. М., 1917.

Так, 26 августа 1914 г. лейб-гвардии Московский полк, прорвав штыковым ударом фронт противника у Тарнавки, захватил большую часть артиллерии германского Силезского ландверного корпуса (42 орудия) и несколько десятков пулеметов. В ходе исключительно упорного боя расчеты захваченных орудий и пулеметов защищались до последнего и были переколоты. Прорыв гвардейцами и гренадерами австро-германского фронта у Тарнавки имел стратегические последствия.

Воспоминания военных корреспондентов и фронтовиков полны слов об ожесточенных штыковых боях на Восточном фронте – будь то под Брезинами в ходе Лодзинской битвы в ноябре 1914 г., в лесных боях Первой Августовской операции в сентябре 1914 г. или на Буге в июле 1915 г.

Очевидец так видел поле боя под Брезинами (Лодзинская битва 1914 г.): «Сцены смерти и истребления сопровождали такиe подвиги, о которых уже никому не расскажут навеки сомкнувшиеся уста. Десятки мертвецов из рвов и окопов, точно до сих пор, цепляясь за мерзлую землю, пытаются выползти на дорогу. Сотни их, опрокинутые навзничь, опушенные инеем, валяются по всему этому простору. Здесь защищались немцы, и защищались до последнего человека. Уйти или не хотели, или не могли. Штыковой бой был беспощаден. Кругом сломанные наши и согнутые немецкие штыки, отлетевшие от ударов приклады, раздробленные ружья» (Лодзинская битва. М. : Тип.-я Т-ва И. Д. Сытина, 1915. С. 21.).

Военный журналист так писал о лесных боях в ходе Первой Августовской операции 1914 г. в Восточной Пруссии: «Обычный штыковой бой длится несколько минут, четверть часа. Эта эпическая схватка достойных друг друга витязей продолжалась два часа, - беспощадная, стойкая и беспримерная по неодолимой мощи напора. Люди заваливали трупами рвы и ямы. Товарищи проходили по их телам, стремясь скорее нащупать штыками отважных врагов. Ломались штыки».

Фронтовик так вспоминал о лесном штыковом бое в ходе Галицийской битвы: «В результате среди леса произошла ожесточенная штыковая схватка. Шесть рот тамбовцев (122-го полка) стремительной атакой опрокинули австрийцев и преследовали их до южной опушки леса. Было захвачено много пленных, в том числе раненый командир 2-го венгерского полка. В свою очередь 122-й пехотный полк потерял убитыми и ранеными 215 человек и без вести пропавшими 53 человека» (Шафалович Ф. П. Встречный бой 10-го армейского корпуса на р. Золотой Липе 26-29 августа 1914 г. – М., 1938. С. 49.).

Офицер-артиллерист передавал свои впечатления от увиденного штыкового боя на р. Буг летом 1915 г.: «2-й полк несет крупные потери, но стойко держится. Свежие толпы озверелых германцев проносятся через залегших, поднимают их и, все вместе, врываются в наши окопы. Наши резервы опоздали … С искаженными лицами, опьяненные льющейся кровью, затуманив ею рассудок, люди режут друг друга, трещат черепа под ударами ружейных прикладов.

В старом дубовом лесу идет штыковой бой

2-й полк, под напором потока германцев, отходит назад, заливая кровью своей и чужой торчащие корни дубов и, покрытую старыми сухими листьями, землю…. Подоспевшие свежие резервы изменили положение: германцы отступают. На штыках выносит их из леса наша пехота … Здесь, у самой дороги, противник уже успел окопаться… Штыковой бой прекратился. Старые дубы тихо шелестят своими листьями, грустно внимая стону живых еще человеческих тел, истекающих кровью. Помочь этим людям никто не может: недобитые, они умирают в страшных мучениях, без капли воды с запекшимися, окрашенными кровью, губами» (Веверн Б. В. 6-я батарея. 1914 - 1917 гг. Повесть о времени великого служения Родине. Т. 2. - Париж, 1938. С. 94-95.).

Немец-фронтовик полностью с ним солидарен и так передавал свои впечатления: «Очень драматично протекал ночной бой за высоту с отметкой 181 у Лютомерска (к югу от Лодзи): «Раздались крики: «Русские наступают!». Началась сильная контратака противника. Наступали значительные силы … поддерживаемые артиллерийским огнем с обоих флангов. 94-й полк подготовился выдержать удар и встретил атакующего сильным огнем. Это не остановило русских. Яростной штыковой атакой … обрушились они на ослабленный потерями фронт немцев, прорвав его в нескольких местах».

Русская же конница блестяще владела пикой и шашкой – в бою холодным оружием равных ей не было в течение всей войны.

Гранатный бой.

В 1916 г. появилась «Инструкция для метания ручных бомб и гранат».

instrukciya_granata01.jpg

Документ подробно рассматривал типы гранат, применявшихся русской армией, и детально регламентировал процесс подготовки гранаты к бою и использования ее в боевой обстановке.

Илл.4.jpg

Наставление отмечало, что: «Ловкий метальщик может бросить гранату шагов на 50 - 60. Район ее действия по живым целям расположенным на открытой местности, имеет радиус около 5 шагов, но отдельные поражения получаются на расстоянии около 30 шагов от места взрыва. Сильный заряд гранаты, бросаемый в окоп противника, при взрыве иногда подымает с земли камни и другие предметы и отбрасывает их на значительное расстояние. В виду этого при бросании гранат подлежит прикрываться от действия их взрыва, пользуясь окопами и складками местности или же бросая гранаты непосредственно в неприятельские закрытия (окопы)» (Инструкция для метания ручных бомб и гранат. - Пг., 1916. С. 11.).

Илл.5.jpg

Гранаты применялись и при проделывании проходов в проволочных заграждениях, и в полевом бою.

Русской армией применялись гранаты следующих систем [Наставление для боя ручными гранатами. Издание Генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем. Пг., 1917. С. 7-8.]:

1) ручная граната обр. 1912 г.;

2) ручная граната обр. 1914 г.;

3) ручная граната обр. 1914 г. для разрушения искусственных препятствий;

4) французская ручная граната обр. 1915 г. (P I);

5) французская ручная граната обр. 1915 г. (F I);

6) ручная граната германского образца;

7) японская ручная граната;

8) английская ручная граната типа Лемон;

9) английская ручная граната типа Миллс.

Метать гранату рекомендовалось с 20 – 60 шагов в различных положениях (в зависимости от типа и специфики тактической обстановки). Существовали особые нормативы применения гранат для разрушения вражеских искусственных препятствий. Так, для проделывания 5-метрового прохода в заграждениях требовалось следующее количество гранат системы Новицкого (бросались по очереди в одну и ту же точку): для проволочной сети – 20 – 36, для ежей и рогаток – 8 – 10, для досок с гвоздями – 6 – 8, для шахматных кольев и засек – по 4 – 6.

Особенно полезными признавались гранаты для боя за укрепленные позиции и в ходе окопного боя.

Так, офицер Кавказской гренадерской дивизии К. Попов вспоминал о характерном эпизоде, произошедшем 14 апреля 1915 г. Немцы решили уничтожить находившуюся в передовом окопе русскую заставу. И внезапно появились на бруствере окопа. Задремавший русский часовой проснулся, когда человек 12 немцев уже были на бруствере – и метнул 2 гранаты системы Новицкого, впервые выданных гренадерам. Эффект «получился поразительный» - 10 немцев полегло на месте. Гренадеры открыли огонь, и никто не ушел. Было пленено несколько (притворившихся убитыми) человек - все что осталось от команды в 90 человек во главе с фельдфебелем.

А чуть позже разведчики лейб-гренадеры-эриванцы провели налет на германскую заставу, находившуюся в сарае в полукилометре от русских окопов. Здание было окружено со всех сторон – и внутрь полетели ручные гранаты. Разведчикам осталось лишь ловить тех, кто будет выбегать наружу - и в их руки попало 56 солдат 3-го гвардейского резервного полка.

27 мая 1916 г. бойцы 16-го пехотного Ладожского полка в ходе ожесточенного ближнего боя забросали австрийцев гранатами - десятками уничтожая бегущих. Лишь 200 австрийцев, бросивших оружие, остались в живых и были отправлены в тыл

Поразительный случай произошел 18 августа 1916 г. на фронте 41-го армейского корпуса.

Командующий 3-й Заамурской дивизией приказал выслать разведку с целью убедиться - не оставил ли противник окопов 1-й линии. Но, вследствие порчи телефонных проводов от артиллерийского огня, приказ запоздал – но инициативный командир 1-го взвода 4-й роты 8-го пограничного полка старший унтер-офицер Базелишин сработал на опережение. Воцарившаяся в окопах противника тишина показалась унтер-офицеру подозрительной и навела его на мысль, что противник оставил свои окопы. Желая в этом убедиться, он вызвал охотников – для проведения разведки. Вызвались ефрейтор Александр Плотицын и рядовые Степан Кучерюк и Василий Сорохунский. Бойцы прицепили себе сзади на пояс по 5 - 6 ручных гранат и, перекрестившись, двинулись к окопам противника. Противник, предполагая, что это перебежчики, желающие добровольно сдаться в плен, огня не открывал. Подойдя довольно близко к вражеской 1-й линии, разведчики заметили германцев, густо занимавших передовой окоп - но не растерялись, а продолжали спокойно идти дальше. Приблизившись шагов на 15 — 20, они одновременно выхватили из-за пояса гранаты и начали их швырять в оторопевших германцев. Ошалевшие от неожиданности, понеся потери от удачно брошенных гранат, германцы выскочили из окопа и побежали назад. Видя это, 4-я рота прибежала на помощь своим разведчикам - и заняла окопы противника. Пример 4-й роты увлек соседние роты - 10-ю, 9-ю, 3-ю, 5-ю и 8-ю. Они стремительно бросились вперед и заняли всю передовую линию противника, захватив в плен 81 здорового германца из состава 221-го резервного полка. Причем германцам не повезло вдвойне – они не только понесли большие потери, потеряв 1-ю линию своих окопов, но и таким образом отметили начало своего пребывания на новом участке фронта - в ночь на 18-е августа сменив на этой позиции австрийских егерей.

Но русскому герою и граната противника не была помехой, - как видно из подвига старшего унтер-офицера стрелкового дивизиона Заамурской конной дивизии А. И. Шацкова 1 сентября 1916 г. у сильно укрепленного неприятельского передового пункта у дер. Болдуры.

Будучи взводным унтер-офицером команды разведчиков, А. И. Шацков был отправлен с командой на разведку - с целью установить подступы к сильно укрепленному пункту противника. Когда команда, подойдя к проволочному заграждению противника, стала его резать, противник, обнаружив разведчиков, открыл по ним винтовочный и пулеметный огонь и, кроме того, стал в большом количестве бросать ручные гранаты. А. И. Шацков не растерялся - продолжив резать проволочное заграждение и подбадривая подчиненных. Проход был готов – и в этот момент разорвавшейся ручной гранатой унтер-офицер был ранен. Несмотря на ранение, истекая кровью, А. И. Шацков бросился на врага, увлекая за собой разведчиков, - и погиб от взрыва второй гранаты. Но разведчики продолжили атаку – и противник был выбит из своих окопов.

Бросай!

Русские войска, прежде всего пехота, эффективно применяли гранаты в целом ряде боевых столкновений, особенно во 2-й половине войны.

Отличились русские «гранатометчики» в ходе боев у Барановичей, во время Брусиловского прорыва 1916 г. и в других сражениях.

Например, германец-участник сражения у Барановичей 1916 г. так писал об атаке русского Гренадерского корпуса под Столовичами: «При словах «они идут» подпоручик Гоос с людьми покинул блиндажи и встретил атакующего убийственным огнем. Однако русские остановились только в десяти шагах от рвов. Началась ожесточенная схватка ручными гранатами…» (Фогель В. Барановичи. Пб., 1921г. с. 24.).

Ил.2.jpg

Русский солдат с трофейной германской гранатой.

Ил.3.jpg

Разведчики-гранатометчики. Летопись войны; Нива.

Особое место занимал бой гранатами в тактике штурмовых и ударных частей. Так, в бою батальона «смерти» 38-й пехотной дивизии 11 июля 1917 г. во многом благодаря применению против окопов противника ручных гранат атака ударников имела положительный тактический результат. Причем русский батальон нанес большие потери двум германским, захватив 38 пленных (Фомин М. Батальон смерти 38-й пехотной дивизии //Военная быль. - 1996. - № 8 (137). - С. 28.).

Штыковой бой и бой гранатами – элементы ближнего боя, наносившего сторонам большие потери и отличавшегося крайним ожесточением. Например, 29 августа 1914 г. в ходе Галицийской битвы во время штыковой атаки были ранены командиры 2-й, 3-й, 4-й и 12-й рот 59-го пехотного Люблинского полка, выбыло из строя около 300 солдат.

Очевидец так увидел поле ближнего боя в 1915 г.: «Наполовину засыпанные окопы свидетельствуют об ужасах штыковых боев и о разрушительном действии ручных гранат. Они до краев наполнены павшими бойцами, русскими и немцами. Их тела страшно изуродованы. По всему полю валяются разбитые деревья с торчащими в небо голыми ветвями. Резкий трупный запах наполняет воздух. Это - следы боя, склоняющегося то в ту, то в другую сторону на подступах к мосту южнее Остроленки» (Лебель. Э. Ближний бой. – М. – Л., 1930. С. 30.).

А германский источник следующим образом отразил специфику боев с переменным успехом за выс. Звинин в Карпатах: «... С одной стороны Звинина задыхающиеся бойцы с крайним напряжением безуспешно бьются за обладание высотой: они ведут бой грудь с грудью, действуя холодным оружием».

В ближнем бою русский солдат был особенно опасен для своих противников. Именно умение действовать в ближнем бою явилось ключевым фактором побед русского солдата во многих боях Первой мировой войны.

0_Страница_09.jpg

Статьи из этой серии

Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 2. Пулемет в бою

Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 1. О стрелках и стрелковом бое

Автор:

958

Поделиться:

Вернуться назад