Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 1. О стрелках и стрелковом бое

Тактика

Тактика русской армии эпохи Великой войны. Ч. 1. О стрелках и стрелковом бое

23 февраля 2021 г.

Тактика – элемент военного искусства, включающий в себя как теорию, так и практику подготовки и ведения боя подразделениями, частями и соединениями всех родов войск. Тактика играет подчиненную роль по отношению к стратегии и оперативному искусству - она действует в их интересах для достижения целей, которые они ей определяют. Тактика исследует сущность боя и его закономерности, способы организации и ведения боя в различных условиях, боевые свойства и возможности подразделений, частей и соединений.

Существует общая тактика и тактика родов войск и специальных войск.

Большое влияние на тактику русской армии к началу Первой мировой войны оказали военные реформы 1905 – 1912 г.г. В этот период были введены новые программы для военных училищ и приняты новые уставы (1909 – 1912 г.г.), учитывающие как опыт зарубежных армий, так и, особенно, итоги Русско-Японской войны 1904 – 1905 г.г.

В предвоенный период офицерский состав проводил занятия по тактике, готовились доклады по военной тематике, осуществлялись военные игры. Важнейшим изъяном была квалификация высшего командного состава (в общем характерная для всех европейских армий), но в России усугублявшаяся существованием устаревшей цензовой системы. Наиболее слабой стороной русской армии было отсутствие единства взглядов высшего командного состава на боевую подготовку войск в мирное время и осознания общности цели действий в военное время. В то время как офицерский корпус вышел на мировую войну тактически грамотным, у высшего командного состава русской армии (за редким исключением) отсутствовали определенные тактические взгляды, зачастую встречались и устаревшие воззрения. В ходе войны негативные стороны изживались, и боевая практика выдвигала на первый план целую плеяду талантливых офицеров и генералов - фронтовиков.

В ходе Первой мировой войны – вооруженного конфликта нового поколения - элементы общей тактики и тактики родов войск развивались и совершенствовались.

001.jpg

Стрелковый бой

Стрелковый бой в условиях боевых действий 20-го века (носящих, прежде всего, огневой характер) имел ключевое значение для всех родов войск. До войны в деле обучения пехоты особый упор делался на огневую подготовку частей, подразделений и отдельных военнослужащих (например, командующий Петербургским военным округом и Войсками Гвардии великий князь Николай Николаевич отрешал от должности командира полка, не получившего «отлично» по результатам стрельб его части). Это привело к тому, что русская пехота мирного времени великолепно стреляла (иллюстрацией служат бои 1914 г.). В деле разработки теории стрельбы много сделали преподаватели Офицерской стрелковой школы, сформировавшие собственную концепцию стрельбы из винтовок и пулеметов.

В 1914 г. появилось Наставление для стрельбы из винтовок, карабинов и револьверов. Оно было основано на том, что: 1) поражение неприятеля в бою достигается сочетанием ружейного и пулеметного огня и 2) огонь должен быть действительным, т. е. наносить противнику в кратчайший срок возможно большие потери. Действительность огня достигалась: а) умелым управлением стрельбой части со стороны командиров; б) искусным и толковым огнем стрелков; в) умелым использованием местности; г) наблюдением за полем боя и результатами стрельб; д) дисциплиной огня.

1.jpg

Особое внимание в Наставлении уделялось самостоятельным действиям стрелка - при «одиночной самостоятельной стрельбе каждый стрелок сам определяет расстояние до цели, ставит прицел и избирает точку прицеливания; в зависимости от обстановки боя выбирает удобный момент для начала стрельбы и открывает огонь, если это не было воспрещено начальником» (Наставление для стрельбы из винтовок, карабинов и револьверов. С.-Пб., 1914. С. 22.). Стрелок должен стрелять «метко и быстро», а скорость огня «в случае самостоятельного обстреливания цели, рядовой должен сообразовывать с данной ему задачею, с общими условиями боя. Огонь должен достигать наибольшей скорости, доступной каждому бойцу: а) при наступлении – перед ударом в штыки, б) при обороне – когда противник движется в штыки, или перед переходом от обороны к наступлению, в) при встрече атаки конницы и г) при всех случаях внезапного близкого столкновения с противником» (Там же. С. 23.).

Солдат обучали стрельбе на все дистанции - до 1,4 тыс. шагов включительно. Это было оправдано тем, что: «Остроконечная пуля, при попадании с прямого полета, обладает таким пробивным действием, что на предельных расстояниях (около 5000 шагов) может наносить смертельные ранения» (Там же. С. 13.).

Рассматривая вопрос обучения стрельбе в составе воинской части, Наставление отмечает, что общее руководство ведением огня в бою принадлежит командиру роты (эскадрона, сотни), но влияние на этот процесс может оказывать командир батальона или начальник боевого участка. Непосредственно управляет огнем бойцов в бою командир взвода. Рядовой «должен вести огонь толково и искусно, соблюдая при этом дисциплину огня» (Там же. С. 20.).

Наилучшее поражение неприятеля «достигается сочетанием фронтального огня по каждой обстреливаемой цели с фланговым или, по крайней мере, с косым огнем, чтобы взять цель в перекрестный огонь» (Там же. С. 32.).

Различались следующие виды огня: самостоятельный и в составе части (под управлением начальника); одиночный (редкий и частый) и залпами.

Уделялось внимание стрельбе по скрытым и движущимся целям, с закрытых позиций, ночью. Особое место отводилось преследованию огнем и обстреливанию летательных аппаратов (как самолетов, так и дирижаблей).

В любое время года проводились учебные стрельбы, причем систематически организовывались стрелковые состязания и смотры с выдачей призов и знаков отличий за отличные результаты - как отдельным стрелкам, так и воинским частям. Все было подчинено главной цели – чтобы огонь стрелка был как можно более губителен: «действительность огня в бою измеряется количеством потерь, нанесенных противнику. Поэтому действительною стрельбою будет такая стрельба, при которой в кратчайшее время выведено из строя противника наибольшее число людей» (Там же. С. 45.).

В итоге, кадровый русский солдат одним - двумя выстрелами мог поразить любую цель на расстоянии до шестисот шагов. И в ряде боев русские пехотинцы выходили победителями даже из дуэлей с пулеметчиками и артиллеристами противника.

002.jpg

Убитые пулеметчики

Участники Галицийской битвы отмечали высокую плотность огня и меткость стрельбы кадровой русской пехоты - например, удельный вес офицеров среди сдавшихся австрийцев был низок, так как «все они были выбиты нашими стрелками» (Завоевание русскими Восточной Галиции. М., 1914. С. 47.). Фронтовик вспоминал о боях в Восточной Пруссии в сентябре 1914 г.: «Каждый… выцеливал с увлечением, благодаря чему огонь был весьма действителен… Вдруг кто-то закричал: «Немцы поднялись» … все инстинктивно схватились за винтовки … Мы преследовали их частым огнем, невзирая на рвущуюся шрапнель» (Попов К. С. Воспоминания кавказского гренадера. М., 2007. С. 24.).

Также в ходе Галицийской битвы 1914 г. во время боев у Рогатина в огневое противоборство вступили бойцы 76-го пехотного Кубанского полка и венгерские пулеметчики. Обе стороны вели плотный огонь. Все атаки венгерской гонведной пехоты были отбиты.

Но напротив 15-й роты 76-го полка на расстоянии 1,2 – 1,5 тыс. шагов, маскируясь в кукурузе, появились 2 пулемета противника. Они были замечены и расстреляны метким огнем русских пехотинцев – причем с предельной дистанции действительного винтовочного огня.

Когда на следующее утро, 18-го августа, русские пехотинцы пошли вперед, то увидели эти пулеметы - они стояли с вложенными в затворы лентами, а все номера расчетов лежали рядом - перебитые винтовочным огнем. Потрясающий случай противоборства пулеметчиков с пехотинцами в пользу последних!

Поединок с артиллеристами

В ходе Горлицкой оборонительной операции 22 апреля 1915 г. произошло огневое противоборство пехотинцев русского 3-го Кавказского армейского корпуса и артиллеристов германского 41-го резервного корпуса у д.д. Особница и Харклова.

Русские пехотинцы остались без поддержки своей артиллерии, и вновь вели огонь с предельной дальности винтовочного огня (от 1 до 1,5 км). Целый день шел бой между артиллерийской бригадой (36 орудий) противника и русской пехотой, находившейся на закрытой позиции. Стрелковый огонь по орудиям, прикрытым стальными щитами, не мог дать особенных результатов, но то, что пехотинцы целый день держались под артиллерийским огнем противника – и артиллерия ничего не могла с ними поделать – уже выдающийся тактический результат.

Специалисты по тактике артиллерии писали, что артиллерийский огонь воздействует на солдат прежде всего «морально». Но кавказские стрелки не читали этих трудов и «наплевали» на моральное воздействие огня неприятеля. Известный генерал-артиллерист (позднее – преподаватель Военной Академии РККА) Е. К. Смысловский комментирует этот потрясающий эпизод в своих примечаниях к переводному изданию шведского Генштаба (Сражение при Горлица – Тарнов 2 – 6 мая 1915 г. Очерк о совместных действиях пехоты с артиллерией. М.-Л., 1929.).

В итоге русская пехота стойко, без поддержки собственных огневых средств, противодействовала артиллерийскому огню противника – ответным огнем не давала поменять позицию или даже просто высунуться германским артиллеристам. И подарила своему командованию целый день оперативного времени!

003.jpg

Опыт войны

С учетом реалий войны в 1916 г. Наставление было доработано. Например, были удалены п. п. 70 - 72 (о точках прицеливания дальше и ближе 600 шагов), изменены п. 76 (установлено правило о том, что при стрельбе до 800 шагов точка прицеливания избирается самим стрелком), п. п. 112 и 114 (о стрельбе по приближающейся и удаляющейся цели, о преследовании огнем), п. п. 156 – 157 (о точности огня), скорректированы нормы об обучении стрельбе, прицеливании и т. д.

2.jpg

Продолжение следует

Автор:

483

Поделиться:

Вернуться назад