«Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 2. 202-й Горийский у Балаи, Майдан Хута и Влодавы

Русская армия

«Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 2. 202-й Горийский у Балаи, Майдан Хута и Влодавы

24 ноября 2021 г.

Рассмотрев действия 202-го пехотного Горийского полка под Сувалками и у Вульки Лосинецкой в 1914 - 1915 гг. («Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 1. 202-й Горийский под Сувалками и у Вульки Лосинецкой), завершаем нашу статью.

летопись61.jpg

Три отбитые атаки. Бой у дер. Балаи 3 июня 1915 г.

После арьергардных боев под Рудой-Щутковой и Опакой 2-й Кавказский армейский корпус 2 июня 1915 г. отошел к г. Любачев (Галиция) и занял позиции восточнее города. Конница занимала Любачев.

Около полуночи 2 июня 202-му пехотному Горийскому полку (в составе около 2000 штыков), укреплявшему позицию у дер. Млодов фронтом к Любачеву, было приказано передвинуться на 2 км севернее, занять западную опушку леса у дер. Балаи (по обе стороны железнодорожного полотна) и до рассвета укрепиться.

Командир полка Н. В. Хенриксон, приказав батальонам немедленно приготовиться к выступлению, выслал команду разведчиков, поставив ей задачу: пройти дозорами еле видневшийся в темноте и никем не занятый лес, войти в связь со стрелками 3-й Кавказской стрелковой бригады, левый фланг которой должен был быть у дер. Мокрицы (на правом берегу болотистой речки Солотвы, протекавшей севернее леса) и разведать подступы к опушке леса со стороны г. Любачев. На походе, получив от разведчиков донесение об установлении связи со стрелками, только что подошедшими к Мокрице, командир полка выслал 5-ю и 6-ю роты в сторожевое охранение по обе стороны железнодорожного полотна у придорожного креста, и вместе с батальонными командирами выехал на рекогносцировку западной опушки леса.

Лес был строевой, расчищенный, с продольной просекой вдоль полотна железной дороги и двумя поперечными просеками. Опушка леса, южнее железнодорожного полотна, была окопана высоким валом, а у северо-западного угла леса расположена дер. Балаи. Местность впереди опушки южнее полотна была ровная, слегка спускающаяся к Любачеву, обстрел не стеснен, а местность севернее полотна местами болотистая и бугристая (в районе железнодорожной будки обстрел был стеснен этими буграми). Севернее леса болотистая долина речки Солотвы служила препятствием между лесом и участком 3-й Кавказской стрелковой бригады.

Правый берег р. Солотвы был командующим. Полку, подошедшему к юго-западному углу леса, было отдано следующее приказание: 4-му батальону с 2 пулеметами следовать к Балаи, занять ее и северную треть опушки леса и установить контакт с кавказскими стрелками; 1-му батальону с 2 пулеметами следовать к железнодорожной будке и занять среднюю часть опушки леса и бугры впереди него по обеим сторонам железнодорожного полотна, примыкая левым флангом к северному концу вала, ограждающего южную часть опушки леса; 3-му батальону с 2 пулеметами занять южную часть опушки леса, огражденную валом, состыковавшись влево с батальоном 201-го пехотного Потийского полка (которому было приказано занять позицию между лесом и дер. Млодов). Батальонам приказано сразу же после занятия своих участков укрепить позицию, а 4-му батальону - разобрать соломенные крыши изб и, кроме окопов западнее дер. Балаи, построить окопы 2-й линии восточнее деревни, непосредственно на опушке леса.

Ночь была так темна, что участки можно было найти лишь ощупью; кроме того, ориентированию мешал густой туман, поднявшийся над болотистой долиной р. Солотвы. Поэтому Н. В. Хенриксон, успевший до прихода полка ознакомиться с местностью, лично указал батальонам их участки, после чего проверил сторожевое охранение. Полковому резерву (2-й батальон) было приказано расположиться у пересечения второй поперечной просеки с железнодорожным полотном. Штабу полка - находиться у восточного конца этой просеки. Команде связи - установив центральную станцию у полкового штаба, тянуть провода со станциями к командирам батальонов и к штабу батальона 201-го пехотного Потийского полка. Связь со штабом дивизии была установлена командой связи штаба. Связь с 12-м кавказским стрелковым полком, вследствие недостатка провода, установлена не была (да и обязанность эта лежала на командире 12-го стрелкового полка).

К 6 часам 3-го июня укрепление позиции было закончено, и роты сторожевого охранения отошли в резерв.

Вскоре, после короткой перестрелки, спешенная конница очистила г. Любачев и отошла восточнее д. Млодов. Около 9 часов немцы, занявшие Любачев, открыли огонь по опушке леса - сначала легкими, а затем тяжелыми снарядами, постепенно перенося очереди в глубь леса. Бомбардировка продолжалась более 2 часов, при содействии аэропланов, кружившихся над лесом.

Вскоре немцы забросали снарядами штаб полка, вынужденный, вследствие потери нескольких людей и лошадей, переместиться ближе к резерву. Тем временем были замечены колонны немецкой пехоты, подходившие с юга к Любачеву и сосредоточившиеся в районе городских казарм. После передачи соответствующего донесения в штаб дивизии, батареи горийцев (артиллерия не входила в состав боевых участков; 3 легкая и гаубичная батареи были расположены северо-восточнее леса) столь удачно обстреляли противника, что было отчетливо видно беспорядочное бегство немцев по казарменному двору - в разные стороны неслись люди, всадники и запряжки.

Артиллерия в Галлиции.jpg

Русская артиллерия в Галиции

Около полудня немецкие цепи повели наступление от восточной окраины Любачева на участки 1-го и 3-го батальонов вдоль железнодорожного полотна и южнее последнего. Артиллерийский огонь значительно усилился. За первыми редкими цепями следовал ряд густых цепей, последовательно залегавших на пашне.

21.jpg

Батальонам было приказано встретить атаку выдержанным огнем, а артиллерии стрелять, главным образом, вдоль железнодорожного полотна, где (в рытвинах и высоком хлебе) было обнаружено наибольшее скопление немцев. Бомбардировка полкового участка тяжелыми и зажигательными снарядами достигла апогея: дер. Балаи загорелась, деревья валились от разрыва фугасных бомб. Так как окопы впереди горевшей деревни застилались дымом, правофланговым ротам было разрешено, оставив наблюдателей в передних окопах, временно перейти в окопы 2-й линии и выждать окончания пожара.

Воспользовавшись этим огнем, немцы, силой около 3-х батальонов, двинулись густыми цепями, за которыми следовали поддержки в виде змеек.

German_infantry.jpg

В 800 - 1000 шагах от опушки леса противник был встречен столь сильным винтовочно-пулеметным огнем 1-го и 3-го батальонов и левофланговых рот 4-го батальона, что передние цепи не выдержали и хлынули назад. В это время горийские легкая и гаубичная батареи сосредоточенным и метким огнем ударили по задним цепям и поддержкам - и вся наступавшая масса германцев в беспорядке обратилась в бегство, оставив на месте большое количество убитых и раненых. Крики «ура» горийцев смешались с бешеным ревом пулеметов и винтовок. Вслед за разбежавшимся противником лучшие стрелки 1-го и 3-го батальонов выползли вперед и, укрываясь в рытвинах, расстреливали оставшихся немцев.

Около 13-ти часов вновь было замечено накапливание немцев вдоль железнодорожного полотна. Пожар дер. Балаи прекратился, крыши изб были разобраны, и правофланговые роты 4-го батальона снова заняли передние окопы. Артиллерийский огонь немцев ослабел. Русская артиллерия удачно обстреляла немецкую пехоту, снова скопившуюся у Любачевских казарм и в ближайшей лощине (подходившие с юга резервы).

В 14 часов обстрел Балаевского леса вновь усилился, и к 15-ти часам артиллерийский огонь немцев достиг наивысшего напряжения. Теперь действовали, главным образом, тяжелые калибры.

German_artillery.jpg

Под прикрытием этого огня немцы вновь повели наступление, но уже более значительными силами.

Цепи наступающего поддерживались уже не змейками, а густыми колоннами, направлявшимися на участки 4-го и 1-го батальонов. Несмотря на большие потери от винтовочного и артиллерийского огня, колонны почти безостановочно продвигались вперед, а передовые цепи немцев уже заняли бугры у железнодорожной будки, находившейся в 500 - 600 шагах от опушки леса, и начали перебегать южнее железнодорожного полотна. Комполка потребовал содействия артиллерии и приказал всем пулеметам сосредоточить огонь по этому району. К 16-ти часам русский артиллерийский и винтовочный огонь был так удачно направлен, что немцы, перебежавшие на южную сторону железнодорожного полотна, начали было отходить назад, но, пригвожденные метким пулеметным огнем, залегли.

Схема № 3.jpg

Схема боя

В это время вдоль полотна, со стороны Любачева, вновь показались пехотные колонны. Немцы попытались вновь продвинуться вперед, но попали под сильнейший артиллерийский и винтовочный огонь, производивший в их рядах значительное опустошение. Горийская гаубичная батарея бомбами разносила весь район железнодорожной будки, выгоняя отсюда, а также из-за бугров, скрывавшиеся там поддержки. Этим воспользовались укрытые в кустах пулеметы и роты, открывшие губительный огонь по метавшемуся в разные стороны противнику, валившемуся от беспрерывного свинцового дождя.

В то же время легкие батареи держали под шрапнельным огнем пытавшиеся приблизиться немецкие колонны, производя в их рядах расстройство.

Эта вторая атака была окончательно задавлена, и с немецкой стороны уже не слышалось винтовочного огня. Лишь тяжелая артиллерия противника с ожесточением громила опушку леса и, в особенности, правофланговый участок 4-го батальона. Местами группы раненых уходили к Любачеву.

На поддержку полку были высланы 2 роты из дивизионного резерва. Около 17-ти часов снова было замечено накапливание немцев против 4-го батальона, а также против кавказских стрелков, расположенных у д. Мокрицы на северном берегу р. Солотвы (немецкая артиллерия здесь усилила огонь). Наблюдатели за полем боя 4-го батальона сообщали, что под действием этого огня наблюдался частичный отход стрелков из неглубоких окопов. Учитывая это обстоятельство, а также удачное отражение двух атак и наличие полкового резерва, Н. В. Хенриксон передвинул последний к правому флангу, сообщив начальнику дивизии, что он не нуждается в двух ротах, высланных к полку из дивизионного резерва, а просит их использовать для поддержки кавказских стрелков (имея в виду, что активная поддержка со стороны Балаевского леса затруднена болотистой долиной р. Солотвы; при этом просил артиллерийский огонь направить по подступам к Балаи и Мокрицы - для отражения готовящейся атаки немцев в этих направлениях).

42,15.jpg

Спустя некоторое время немцы открыли ураганный огонь по 4-му батальону и стрелкам, и под прикрытием этого огня густыми цепями (поддержанными колоннами) повели атаку на 4-й батальон. Н. В. Хенриксон перевел свой резерв ближе к 4-му батальону, приказав двум ротам расположиться уступом к позиции стрелков у дер. Мокрицы. Одновременно огонь всех пулеметов был направлен по подступам к 4-му батальону, сильно страдавшему от артиллерийского огня. Немцы ринулись в атаку, но, не выдержав огня 1-го и 4-го батальонов, остановились. Повторная атака была расстроена артиллерийским и пулеметным огнем - и немцы стали разбегаться вдоль речки, по ржи, и укрываться в рытвинах.

Артиллерия перенесла огонь по подступам к дер. Мокрицы, где отчетливо виднелись немецкие колонны. Ряды защитников Мокрицы заметно поредели, а спустя некоторое время оставшиеся в окопах стрелки отошли к дер. Подлуже. Отход был замечен немцами - и часть их батарей перенесла огонь на деревню. Вскоре, при содействии огня рот 4-го батальона и резерва, а также артиллерийского огня, заставившего немцев приостановить наступление на Мокрицы, небольшая группа стрелков, отошедших ранее к Подлуже, снова заняла мокрицкие окопы. Но под давлением усилившегося огня тяжелой артиллерии немцев группа не могла там удержаться и снова очистила окопы, - теперь к Подлуже отходили лишь отдельные люди. Тогда немцы перенесли огонь на Подлуже. Русская артиллерия сосредоточила свой огонь на этом решительном направлении. Но, несмотря на меткий огонь, сильно поредевшие цепи немцев все же подошли к мокрицким окопам, и часть их бросилась занимать окопы, тогда как другая стала обтекать окопы с юга. Последние попали под меткий огонь рот резерва и пулеметов 4-го батальона - и были полностью уничтожены. Под действием этого огня немцы не могли держаться в крайних окопах впереди дер. Мокрицы и бежали вдоль ровиков, скрываясь за перегибом берега р. Солотвы.

Ил.4.jpg

Около 19-ти часов винтовочный огонь противника начал стихать. Русская артиллерия громила дер. Мокрицы, а немецкая артиллерия возобновила сильнейший обстрел Балаевского леса и, в особенности, участков 1-го и 4-го батальонов. В это время был получен приказ начальника дивизии - с наступлением темноты полку оставить позицию и отходить через д.д. Залуже, Ново Село в Гораец, составив арьергард дивизии. Вслед за этим, под влиянием отхода кавказских стрелков, было приказано немедленно сняться с позиций и следовать по указанному направлению.

Полк отходил по-батальонно, начиная слева, под прикрытием 4-го батальона и команды разведчиков, до наступления темноты поддерживавших редкий огонь по дер. Мокрицы и оврагу между этой деревней и дер. Подлуже. Вследствие необеспеченности правого фланга, на правом берегу Солотвы была выслана 5-я рота - для занятия дер. Залуже и прикрытия моста через безымянный приток Солотвы. Около 21 часа отход полка был закончен - под непрерывным артиллерийским огнем немцев, снова запаливших дер. Балаи.

После подхода команды разведчиков полк двинулся вдоль железнодорожного полотна, перейдя вброд Солотву (т. к. железнодорожный мост был уже взорван саперами). У дер. Мочахи была встречена конница, двигавшаяся лавой к дер. Подлуже. После подхода к дер. Залуже, 5-я рота, выдвинутая сюда для обеспечения моста, присоединилась к полку.

Потери Горийского полка в этом бою - 1 офицер и около 300 солдат.

В этом бою горийцев, успешно отразивших всю серию массированных атак германцев и вновь продемонстрировавших тактическое искусство и воинскую доблесть, особо заслуживают внимания: правильная оценка позиции и подступов к ней; организация тщательного наблюдения за полем боя; удачное применение заградительного огня; активность обороны лучшими стрелками; целесообразное распределение и применение пулеметов; перекрестная оборона подступов к позиции; взаимная выручка соседей; отказ командира полка от поддержки из дивизионного резерва в пользу соседа; согласованность действий пехоты с артиллерией; правильная организация отхода и прикрытия его конницей; значение болотистой долины р. Солотвы, препятствовавшей соседнему полку оказать активную поддержку кавказским стрелкам. Стоит отметить и несовершенство окопов кавказских стрелков, не выдержавших огня тяжелой артиллерии.

Со стороны немцев налицо: плохая разведка, имевшая своим следствием неосторожное развертывание у Любачевских казарм; разновременность атак по всему фронту; несоответствующий строй для поддержек (в виде колонн); плохая стрельба по русским батареям, сохранившим боеспособность до конца боя (тогда как в распоряжении немцев имелись аэропланы, при помощи которых корректирование огня по укрытым батареям было возможно), результатом чего были три отбитые атаки; согласованность действий пехоты с артиллерией; хорошее наблюдение за ходом боя и полем сражения; полное отсутствие преследования русских - что можно объяснить только большими потерями.

Батареи – в штыки! Бой у дер. Майдан-Хута 9 июля 1915 г.

После неудачного боя на укрепленной позиции севернее посада Войславице (в Польше, южнее г. Холм), 51-я пехотная дивизия, атакованная превосходящими силами немцев, вечером 8 июля 1915 г. отошла на линию Туровец - Выгнанце и укрепила эту позицию.

На 9-е июля 51-й дивизии, усиленной 221-м пехотным полком, было приказано перейти в наступление и занять прежние позиции впереди опушки рощи южнее деревни Майдан-Хута; причем 221-му полку - наступать от дер. Красна и занять окопы, оставленные накануне 194-м пехотным Троице-Сергиевским полком, севернее предместья Холмского; 202-му пехотному Горийскому полку (вследствие больших потерь, понесенных накануне, усиленному 3 батальоном 204-го пехотного Ардагано-Михайловского полка) - наступать от дер. Туровец на Майдан-Хута и, атаковав германцев, укрепившихся в роще южнее последней, занять окопы свои и 201-го пехотного Потийского полка; 203-му пехотному Сухумскому полку - наступать от дер. Туровец и занять оставленные накануне свои окопы западнее фольварка Феликсов. XXIV армейскому корпусу, осадившему свой левый фланг, и 2-й Кавказской гренадерской дивизии, уклонившей, вследствие образовавшегося прорыва, свой правый фланг, было приказано восстановить прежнее положение.

1.jpg

202-й пехотный Горийский полк получил этот приказ 9 июля в 2 часа 30 минут - когда приступил к укреплению позиции между Туровец и Красна. В полку, вместе с 3-м батальоном 204-го полка, было 1805 штыков и 6 пулеметов. Около 3 часов была выслана пешая разведка в направлении на д. Майдан-Хута – ей было приказано разведать расположение противника как в районе Майданской мельницы, так и в лесах восточнее и западнее этой деревни. Полку же было приказано сосредоточиться у дер. Туровец.

Около 4 часов разведка выяснила, что немцы занимают русские окопы, оставленные накануне на холмах между высотой 121,9 и фольварком Феликсов, и располагаются после дневного боя, выдвинув сильные передовые части к опушке Майданской рощи. В лесах восточнее и западнее Майданской лощины противник не обнаружен.

Удобными подступами к опушке Майданской рощи, занятой противником, служили: Майданская лощина, по которой были разбросаны деревенские избы, и восточная опушка леса, западнее дер. Майдан-Хута. Движение по первому подступу выводило на сильный фронт неприятельской позиции, движение же по второму подступу выводило на левый фланг Майданской рощи (этот фланг, вследствие прилегающего к нему обширного леса, противнику освещать было трудно). Наступление в последнем направлении позволяло, таким образом, развить охват неприятельского расположения. Удобной стрелковой позицией являлся гребень, спускавшийся к Майдан-Хута у деревенской мельницы.

Принимая во внимание, 1) что немцы не развивали своего успеха, достигнутого накануне, и даже не высылали разведчиков в леса восточнее и западнее Майданской лощины, из чего можно было заключить, что они не возобновят активных действий до рассвета; 2) что они не ожидают немедленной атаки; 3) что запас снарядов в артиллерии дивизии был ничтожный и достаточный лишь для отражения атак (как показал предшествовавший бой), - командир 202-го пехотного Горийского полка Н. В. Хенриксон решил немедленно, не выжидая рассвета, атаковать противника.

Полк развернул боевой порядок следующим образом: по западную сторону дороги, ведущей в дер. Майдан-Хута, - 1-й батальон с 4 пулеметами, по восточную сторону дороги - 3-й батальон с 2 пулеметами; резерв составили 6-я рота 202-го полка и приданный полку 3-й батальон 204-го полка, вставшие за 1-м батальоном. Сводная 5-я рота 202-го полка была назначена для связи с 221-м полком, который должен был наступать по лесу. Этой роте было приказано встать на северо-восточном углу леса, юго-западнее дер. Туровец, и после начала движения боевого порядка тщательно охранять правый фланг 1-го батальона.

В 4 часа началась перестрелка передовых подразделений противника с разведчиками. 1-й батальон получил приказ оттеснить передовые подразделения противника, атаковав южную опушку рощи, находившуюся западнее большой дороги на пос. Войславице и занять окопы, в которых 1-й батальон находился 8-го июля; 3-му батальону следовало - вытеснив немцев из дер. Майдан-Хута, атаковать северо-восточную опушку той же рощи и занять прежние окопы 2-го батальона. 3-му батальону 204-го полка было приказано наступать за первым батальоном уступом справа. Штабу полка велено оставаться на южной окраине дер. Туровец и после движения полка перейти к мельнице у дер. Майдан-Хута. Команде связи - установив центральную станцию в Туровец, тянуть провода со станциями за командирами 1-го и 3-го батальонов и штабом полка. Перевязочный пункт открыть в Туровец. Батальонным патронным двуколкам - следовать по дороге на Майдан-Хута, полковым оставаться в Туровец. Батальоны двинулись в 4 часа; в это время немцы открыли артиллерийский огонь по разведчикам, занимавшим гребень с мельницей. Около 5 часов батальоны боевой части, в ходе безостановочного движения, достигли гребня с мельницей.

Начало быстро светать, но поднявшийся над Майданской лощиной туман мешал наблюдению. Перестрелка участилась. К винтовочному огню присоединился пулеметный. Немецкая артиллерия стреляла очередями. Н. В. Хенриксон приказал продолжать безостановочное наступление и овладеть гребнем, а 6-й роте - из резерва поступить в распоряжение командира 1-го батальона.

В цепи 1-го батальона находились, начиная справа, 4-я, 3-я и 2-я роты, 1-я рота - в резерве. 4-я и 3-я роты, стреляя на ходу, бросились в штыки - и быстро овладели передовыми окопами немцев, взяв пленных.

3-й батальон, поравнявшись с 1-м батальоном, быстро продвигался по деревне, причем 11-я рота, вытеснив немецких разведчиков, заняла южную окраину дер. Майдан-Хута. 12-я рота наступала справа, 10-я - слева от деревни, а 9-я рота находилась в резерве. Полковой резерв в это время подходил к большому лесу по высокому хлебу, затруднявшему движение. Рассвело, и германский артиллерийский огонь значительно усилился: к огню легкой батареи присоединился огонь батареи тяжелой.

Овладев бугром, 1-й батальон приостановился - он нес большие потери от огня пулемета противника, выдвинутого к восточной опушке леса. Но этот пулемет был взят взводом, выдвинутым из батальонного резерва. Роты батальона бросились в атаку на опушку находившейся западнее Войславицкой дороги рощи.

Со стороны деревни подходил 3-й батальон. И вскоре, несмотря на сильный огонь, германцы оказались выбиты с опушки рощи, отойдя вглубь последней.

4-я рота в этой атаке запоздала, так как ей пришлось атаковать роту германцев, которая засела на восточной опушке леса (германская рота расстреливала во фланг боевой порядок 1-го батальона). Германская рота, не приняв этой атаки, частично была перебита штыками, частично пленена и частично бежала.

Обл.jpg

В штыки! Н. Самокиш

Отошедшие от опушки рощи немцы зацепились за русские блиндажи в центральной ее части. Подошедшие со стороны деревни горийские 1-й батальон и роты 3-го батальона, бросились на них с фронта и фланга - и выбили из блиндажей. Только часть немцев успела бежать на свои главные силы (в старые русские окопы), а остальные были захвачены в плен. Артогонь противника ослабел.

В это время (5 часов 30 минут) подошедший к северо-западному углу рощи полковой резерв получил приказ командира полка - вместе с 1-м и 3-м батальонами атаковать прежние окопы. Перекрестный удар в штыки сломил сопротивление германцев в этих окопах, и последние были заняты. Уцелевшие после штыковой схватки немцы бежали к посаду Войславице, преследуемые винтовочным и артиллерийским огнем 3-й батареи 51-й артбригады, только что занявшей позицию юго-западнее д. Туровец.

Во время этой атаки под штыковой удар попали две германские артиллерийские батареи (гаубичная и легкая - всего 6 орудий; немцы успели снять с орудий замки), стоявшие по сторонам дороги на Войславице между окопами 1-го и 2-го батальонов 202-го полка и взявшие на задки. Командиры батарей и почти все расчеты, а также часть лошадей были перебиты, большая часть запряжек захвачена в плен. Тут же были взяты санитарный автомобиль и 2 пулемета.

3..jpg

Ободренные успехом, цепи бросились преследовать противника, бежавшего на Войславице и бросавшего оружие, - и захватили еще несколько десятков пленных. Но дальнейшее преследование было приостановлено, так как полк, понесший большие потери, слишком далеко, по сравнению с соседями, выдвинулся вперед – 221-й пехотный полк только входил в большой лес западнее Майданской лощины, а 203-й пехотный полк подошел к южной опушке леса, находившейся восточнее этой лощины. Кроме того, немцы открыли сильный огонь из тяжелых орудий по окопам и захваченным батареям - со своей главной позиции южнее посада Войславице.

Всего в этом бою было захвачено 6 орудий с запряжками, автомобиль, 3 пулемета, около 200 пленных (в основном из 35-й резервной дивизии, но были и из 4-й пехотной и 25-й резервной дивизий – из состава 14-го пехотного, 83-го резервного, 2-го, 9-го и 107-го ландверных полков), много ручного оружия и продовольствия. Свыше 500 германских трупов осталось на поле боя (некоторые из окопов оказались сплошь завалены трупами). Потери Горийского полка в этом бою: 100 человек убитыми, 167 тяжело и около 400 человек легко ранеными. Потери немцев - более 1000 человек убитыми, ранеными и пленными.

Превосходя атакующего более чем вчетверо, немцы были разбиты наголову, и только нерешительные действия соседних частей помешали развить достигнутый успех в направлении Войславице, куда в полнейшей панике бежали уцелевшие немцы. Этим обстоятельством воспользовался противник и, подтянув резервы и сильную артиллерию, развил грандиозный бой по всему фронту 2-го Кавказского корпуса, продолжавшийся до вечера 9 июля - в результате которого войска корпуса были оттеснены на прежние позиции.

Схема № 4.jpg

Схема боя

В этом бою следует отметить для горийцев следующие тактически значимые положительные моменты.

1) Верная оценка местности и подступов к неприятельской позиции и соответствующее направление резерва для охвата необеспеченного левого фланга немцев.

2) Решение командира полка немедленно атаковать, не ожидая рассвета, чтобы застигнуть противника врасплох.

3) Своевременная высылка разведчиков, завязавших бой на намеченной первой стрелковой позиции.

4) Быстрота наступления полка, прошедшего в боевом порядке до мельницы около 2 верст за 45 минут.

5) Твердость управления полком, выразившаяся в полной связности действий всех частей боевого порядка и своевременной поддержке атаки 1-го батальона высылкой роты из резерва.

6) Безостановочные и настойчивые атаки батальонов боевой части, не дававшие противнику времени для парирования ударов, и выход резерва в точно указанном направлении для удара во фланг.

7) Захват неприятельского пулемета, занявшего фланговую позицию, и атака немецкой роты, угрожавшей 1-му батальону с фланга.

8) Успешная атака двух батарей, взявших на задки, следовательно, находившихся в беззащитном состоянии.

9) Преследование бежавшего противника огнем.

10) Обеспечение телефонной связью частей боевого порядка, облегчавшее управление.

Вместе с тем, можно обратить внимание на плохое управление боевым порядком дивизии, выразившееся в том, что 221-й полк опоздал и блуждал по лесу в то время, когда атака 202-м полком была закончена, а также отсутствие поддержки со стороны 203-го полка, выразившееся в робости действий при занятии своих окопов, покинутых бежавшими немцами.

Со стороны немцев налицо.

1) Полное отсутствие разведки противника и местности - большой лес западнее Майданской лощины остался без наблюдения.

2) Необеспеченность флангов активными действиями резерва.

3) Целесообразное выдвижение пулемета и роты для угрозы огнем флангу наступающего.

4) Неудачное расположение батарей, не имевших возможности обстреливать ближайшие подступы к Майданской роще - они находились в мертвом пространстве.

5) Отсутствие самообороны картечным огнем батарей, опоздавших сняться с позиции и застигнутых врасплох.

6) Плохое наблюдение за полем боя, чему отчасти мешала предрассветная мгла.

7) Упорная оборона Майданской рощи, использование фортификационных сооружений для сдерживания противника, ворвавшегося и рощу, и упорная оборона окопов.

Бой стал самым успешным боем полка в Великую войну и ярко показал всю степень возросшего тактического и боевого мастерства его личного состава.

Закрыть прорыв. Боевые действия под Влодавой 4 августа 1915 г.

4 августа 1915 г. после ночного марша с позиции у дер. Кошары, в 7 часов полк в составе 1 штаб-офицера, 25 обер-офицеров и 1983 штыков прибыл к перекрестку дорог Влодава - Пища, Пулемец - Комаровка, в двух верстах северо-восточнее ур. Подгурье, и за участком Кавказской гренадерской дивизии встал в корпусной резерв.

В это время обстановка была следующей.

Упорным натиском 3-го августа противник захватил переправу у дер. Орхов и, перебросив значительные силы на правый берег Буга, стал продвигаться - атаковав части гренадерской дивизии, только что сменившие войска 45-й и 77-й дивизий. В ночь на 4-е августа количество войск, переброшенных противником на правый берег, еще более возросло - и с рассветом немцы повели по всему фронту дивизии стремительную атаку, поддержанную ураганным артиллерийским огнем. Сдерживая превосходящие силы противника, части гренадерской дивизии, неся большие потери, истекали кровью.

В 7 часов 30 минут, согласно приказу командира корпуса, в распоряжение командира 15-го гренадерского Тифлисского полка был выдвинут 3-й батальон горийцев под командой поручика Завадского в составе 7 обер-офицеров и 659 штыков при 2 телефонных аппаратах и 3 верстах провода. Батальону было приказано быстро двинуться вперед и активными действиями поддержать гренадер. Влившись в боевую линию на участке 14-го гренадерского Грузинского полка, 3-й батальон сразу упрочил положение и энергичным наступлением занял опушку леса, находившегося северо-восточнее от надписи Орхов.

В 12 часов, в соответствии с приказом командира корпуса, Горийский полк перешел к дому лесопромышленника в ур. Подгурье и поступил в резерв гренадерской дивизии. Во время перехода полка к урочищу по шоссе отходили на тыловую позицию легкие и мортирная батарея Кавказской гренадерской артиллерийской бригады, которые командир Горийского полка полковник Н. В. Хенриксон останавливал и просил, по возможности, скорее вернуться на прежние позиции - обещая восстановить старое положение на боевом участке. Восточнее урочища редкие цепи гренадер окапывались.

Для выяснения обстановки на участке гренадерской дивизии Н. В. Хенриксон немедленно лично со штабом выехал на рекогносцировку во впереди лежащий лес, выслав предварительно по всему фронту отдельные партии разведчиков, а в штабы гренадерских полков - офицеров. Рекогносцировка выяснила, что между лейб-эриванцами и мингрельцами образовался прорыв около полуверсты. У лейб-эриванцев дело дошло до штыковой схватки, и они, потеряв почти три четверти состава, не могли удерживать позицию у железнодорожного полотна и, отойдя к опушке леса, стали окапываться, утратив боевую связь с соседями.

Н. В. Хенриксон, видя критическое положение, бегом направил в распоряжение командира 13-го гренадерского лейб-Эриванского полка полковника Е. Е. Вышинского две роты 2-го батальона (7-ю и 8-ю). Тифлисцы и грузинцы, понеся также значительные потери, устраивались на западной опушке леса, находившейся восточнее железнодорожного полотна. По Влодавскому шоссе беспрерывно тянулись большие партии тяжело и легко раненых гренадер. Лазаретные линейки и целая серия грузовых и санитарных автомобилей были набиты ранеными.

К 13 часам была установлена телефонная связь с частями кавказских гренадер, и командиры гренадерских полков, временно не имевшие между собой связи, через полковую центральную станцию могли ориентировать друг друга в обстановке. В 13 часов 20 минут Н. В. Хенриксон донес по телефону начальнику Кавказской гренадерской дивизии о положении на фронте, сообщив, что в распоряжение командира лейб-Эриванского полка высланы две роты, и просил разрешения усилить лейб-эриванцев еще двумя ротами. Получив разрешение, быстро двинул на поддержку лейб-эриванцев остальные две роты 2-го батальона (5-ю и 6-ю) под командой капитана Кермана.

Второй батальон (в составе 7 обер-офицеров и 661 штыка, при 2 телефонных станциях и 3 верстах провода) вступил в бой.

0_Страница_203.jpg

Роты 2-го батальона, получив приказ наступать вдоль шоссе в направлении на железнодорожную станцию, быстро развернулись по обе стороны шоссе, имея в первой линии 7-ю и 8-ю роты и во 2-й – 5-ю и 6-ю роты. Энергичным наступлением, увлекая за собой понесших большие потери лейб-эриванцев, 2-й батальон не только остановил продвижение противника, но и, заняв полотно железной дороги, заставил выдвинувшиеся подразделения германцев осадить назад. В это время батареи гренадерской дивизии вернулись на прежние позиции - и открыли огонь.

В 17 часов 2-й батальон вместе с лейб-эриванцами выдвинулся на общую линию как с тифлисцами, так и с мингрельцами, находившимися на правом боевом участке, но соединиться с последними не мог (прорыв был еще значительным). Для восстановления связи между этими двумя участками была выслана 4-я рота, которая под сильным действительным огнем противника быстро и успешно выполнила свою задачу, - заняла прорыв и, рассеяв наседающих немцев с большим для них уроном, восстановила связь между мингрельцами и лейб-эриванцами.

В 19-м часу от командира 15-го гренадерского Тифлисского полка было получено сообщение о том, что подразделения гренадер, занимавшие лесистый бугор южнее шоссе, потеснены противником. На выручку были посланы бегом три роты 1-го батальона под командой поручика Антонова - с приказанием: штыками выбить немцев и удержать за собой лесистый бугор.

Схема № 5.jpg

Схема боя

Через полчаса выяснилось, что на лесистом бугре все благополучно, а под угрозой находится левый фланг дивизии, довольно глубоко охваченный немцами - и три роты поручика Антонова были брошены на левый фланг. В густом лесу, в сумерках, нащупав охватившего противника, роты 1-го батальона, совместно с грузинцами, бросились на немцев, и, нанеся им большие потери, заставили отойти. А затем, после долгих усилий и поисков, установили контакт с частями 20-й пехотной дивизии. К 21 часу Горийский полк, до последней роты включительно влившийся в боевую линию по всему участку Кавказской гренадерской дивизии, остановил натиск врага и упрочил положение гренадер, потеряв всего 4 офицеров и 190 солдат. К этому времени к дому лесопромышленника прибыли волынцы и ардагано-михайловцы, но положение уже настолько упрочилось, что из состава двух прибывших полков не было выдвинуто в боевую линию ни одной роты.

Горийцы стали в этом бою настоящей палочкой – выручалочкой соединения, сцементировав фронт, закрыв прорыв – и парировав все случившиеся неустойки.

Так воевал рядовой русский армейский пехотный полк – с переменным успехом, как и положено на войне. Но мы видим, насколько возросли как качество управления частью, так и слаженность действий всех подразделений входивших в его состав – и 202-й пехотный Горийский полк по праву стал закаленной фронтовой элитой новой русской армии, выковавшейся в огне Великой войны.

Статьи из этой серии

«Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 1. 202-й Горийский под Сувалками и у Вульки Лосинецкой

Автор:

586

Поделиться:

Вернуться назад