«Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 1. 202-й Горийский под Сувалками и у Вульки Лосинецкой

Русская армия

«Полк Николая Чудотворца» в огне Великой войны. Ч. 1. 202-й Горийский под Сувалками и у Вульки Лосинецкой

30 октября 2021 г.

202-й пехотный Горийский полк – один из полков, входивших 51-ю пехотную дивизию доблестного 2-го Кавказского армейского корпуса русской императорской армии. Полк зарекомендовал себя выдающейся фронтовой частью Великой войны 1914 – 1917 гг. И чтобы проиллюстрировать этот тезис, рассмотрим 5 боев полка, проведенных в наиболее тяжелый период боевых действий.

0_Страница_207.jpg

А пока кратко взглянем на историю части.

Старшинство полка – 12 июля 1887 г., когда на основании нового устава о воинской повинности кавказских туземцев-христиан была сформирована 1-я Кавказская (Туземная) резервная (кадровая) дружина (Дополнение к Справочной книжке Императорской Главной Квартиры «Гренадерские и пехотные полки» (181-й – 208-й пехотные полки). Под ред. В. К. Шенк. Составил В. Х. Казин. По 1-е июля 1912 г. Спб., 1912. С. 40.).

И полковым праздником стало 9-е мая – день Перенесения мощей Святого Николая Чудотворца.

Дружина 20 сентября 1889 г. переформировывается в Горийский резервный (кадровый) полк, который 24 октября 1894 г. переформирован в русский Горийский резервный пехотный полк, 26 мая 1899 г. переименованный в 259-й пехотный резервный Горийский полк.

30 декабря 1908 г. 259-й пехотный резервный Горийский полк, Керченский крепостной пехотный батальон и 9-я и 10-я роты Либавского крепостного пехотного полка соединены в один полк – 259-й пехотный резервный Горийский. Наконец, последний 20 февраля 1910 г. назван 202-м пехотным Горийским полком.

1..jpg

Формы чинов армейского пехотного полка русской императорской армии. Шенк. Таблицы форм обмундирования русской армии. Спб., 1910. Аналогичной была и форма горийцев – с иными шифровками. Цвет приборного сукна – темно-синий. Нагрудного полкового знака полк не имел.

Полковое знамя часть получила 17 ноября 1891 г.

2..jpg

Походная форма всех гренадерских и армейских пехотных полков. Там же.

3..jpg

Там же.

«Первый блин комом». Неудача под Сувалками, сентябрь 1914 г.

После поражения армии А. В. Самсонова в Восточной Пруссии, немецкие войска докатились до г. Гродно. Для восстановления положения русское командование предприняло перегруппировку войск - в результате которой был произведен сильный нажим во фланг противника со стороны г. Белосток, в направлении на пограничный г. Просткен. С фронта же, в виде заслона, в городе Гродно был высажен 2-й Кавказский армейский корпус.

Благодаря удачному натиску со стороны Белостока немецкие войска были вынуждены спешно отходить. 2-му Кавказскому корпусу было приказано их преследовать. В состав корпуса входили: Кавказская гренадерская дивизия, 51-я пехотная дивизия, 2-я Кавказская стрелковая бригада и артиллерийские бригады (кавказская гренадерская и 51-я) и дивизионы (2-й Кавказский стрелковый и 2-й Кавказский мортирный). Кавказской кавалерийской дивизии при корпусе не было.

202-й пехотный Горийский полк, как мы отметили выше, входил в состав 51-й пехотной дивизии. Части корпуса двигались из Гродно в направлении на г. Сувалки. В авангарде - Кавказская стрелковая бригада. Немцы отступали форсированным маршем, и части корпуса, несмотря на полное напряжение сил, настигнуть неприятеля не могли. Имели место незначительные стычки передовых авангардных частей с частями арьергарда противника. Наконец, достигли Сувалок. Немцы отошли к прусской границе и задержались в районе г. Филиппово, имея авангард в районе д.д. Тацево - Пецки. 51-й пехотной дивизии было приказано ночевать в Сувалках.

На другой день после прибытия в Сувалки, 202-му и 201-му пехотным полкам было приказано выступить из города и двигаться по дороге в направлении на дер. Пржеброд. Начальник 51-й дивизии генерал-лейтенант Николай Михайлович Воронов, прибыв в дер. Пржеброд еще до подхода колонны, вызвал командиров 202-го и 201-го полков (полковники Анатолий Васильевич Власенко и Роман Иванович Дубинин) и поставил им следующую задачу: «По имеющимся сведениям, немецкие войска поспешно отходят в пределы Восточной Пруссии. Арьергард их задержался в районе деревень Тацево - Пецки. Частям корпуса приказано атаковать: гренадерской дивизии - с фронта, 51-й - во фланг; 202-му пехотному Горийскому полку, после часового отдыха у дер. Пржеброд, приказываю двинуться в направлении деревень Кропивне - Стар, Соколово, Слупе, Хмелювка, Пецки и атаковать противника. 201-й пехотный Потийский полк - правее»...

Н. М. Воронов.jpg

Н. М. Воронов

202-й Горийский полк возглавлялся, как мы отметили выше, полковником Власенко. Старый офицер, воспитанный на принципах сугубой субординации, полковник не отличался широким тактическим кругозором и пока не имел боевого опыта. Командиры батальонов и почти всех рот полка в этот период - многосемейные офицеры, относившиеся к тому же типу. Младшие офицеры были в основном хороши. Солдатская масса по национальному составу была очень разношерстна. Только кадр в большем проценте состоял из русских, а пополнение почти целиком состояло из закавказских народностей (грузины, армяне, евреи и пр.). Южане - народ пылкий, впечатлительный, легко воодушевляется, но еще легче поддается панике. Также полк еще был не обстрелян и крайне утомлен двухнедельным непрерывным походом. Таким образом, ценность части в моральном отношении, в этот период была не велика.

Около 15-ти часов полк стал подтягиваться к дер. Пржеброд. Командир полка, вернувшись от начальника дивизии, уже находившегося в этой деревне, остановил часть в версте от дер. Пржеброд. Полку был предоставлен часовой отдых, а офицеры в это время должны были разобраться в задании и ознакомить с ним свои подразделения. Сведения о противнике были неопределенными. Разведка проведена не была, был лишь подобран проводник, и то ненадежный.

В 16 часов полк двинулся в указанном направлении. В районе деревни Кропивне-Стар он был обстрелян артиллерийским огнем и начал разворачиваться. Огонь усилился. Полк развернулся в боевой порядок и начал медленно продвигаться вперед. Так продолжалось до сумерек. Продвинуться удалось лишь на одну версту. С наступлением ночи было приказано свернуть полк в колонну - для ночного марша и последующей атаки. К 23 часам все батальоны были собраны. Смысл телеграммы командира корпуса был следующим: «Противник бежит, спешите брать трофеи». Направление для движения: Соколово, Слупе, Хмелювка, Бартна Гура, Ольшанка, Мотуле. Приказ - двигаться форсированным маршем.

При полку находился командир 1-й бригады генерал-майор Иван Августович Бергау, усиленно подталкивавший командира полка. Присутствие настойчивого и назойливого комбрига, с одной стороны, и приказ командира корпуса, с другой, обескуражили командира полка настолько, что он не мог ни размышлять, ни внять доводам своих офицеров о необходимости организации марша и ночной атаки в соответствии с требованиями тактики. Единственное, что он смог сделать, - подать команду: «На плечо, шагом марш», и сам, двигаясь пешком впереди, повел свой полк. Командир бригады находился при командире полка. При них находился и проводник. В офицерской среде настроение было подавленным – люди ощущали приближение смертельной опасности. Ночь темная, не видно ни зги, дорога под ногами не чувствуется. Впереди - полная неизвестность. Во время остановок офицеры вновь пытаются предостеречь комполка, но тщетно. «Вперед, вперед» - следовал единственный ответ.

Бергау И. А..jpg

И. А. Бергау

В районе дер. Слупе полк стал вытягиваться на лесную поляну. Охранение имелось только в виде дозоров, двигавшихся лишь в 10 - 15 шагах впереди колонны. Как только вся колонна вытянулась, слева раздалось несколько выстрелов. От неожиданности полк остановился, а средняя часть колонны инстинктивно подалась вправо. Вслед за этим начался частый огонь - спереди, слева и справа. Все смешалось в кучу. Солдаты открыли беспорядочный огонь - во все стороны и, главным образом, вверх. Офицеры метались, пытаясь навести порядок. Только команды «ложись, и окапывайся» несколько успокоили взбаламученную толпу, заставили ее приникнуть к земле и зарываться в последнюю. Офицеры успокаивали людей. До рассвета оставалось еще несколько часов, но любые усилия по приведению подразделений полка в порядок оставались тщетны - оторвать людей от земли было невозможно. Об установлении какой бы то ни было связи также говорить пока не приходилось. Раненые и убитые оставались на месте.

Люди закапывались как кроты. Офицеры прилагали все усилия, чтобы упорядочить работу по рытью окопов, придав последним какую-нибудь форму и направление. Интенсивность неприятельского огня изредка ослабевала, но ненадолго. В такой обстановке прошло несколько мучительных часов. Наконец стал брезжить рассвет. И глазам очевидцев открылась следующая картина: вся поляна оказалась изрыта окопами в самых разнообразных направлениях. Люди окапывались лицом друг к другу под разными углами. Командир полка с кучкой людей человек в десять оказался в нескольких десятках шагов от неприятеля. Командир бригады уехал в штаб дивизии в самом начале неустойки.

На рассвете немцы открыли сильный огонь. Командир полка с горстью людей с криком «ура» бросился вперед - и пал под градом пуль. Но трагедия на рассвете продолжалась недолго – основная масса людей бросилась назад. Лишь несколько офицеров с небольшими группами случайно собранных бойцов задержались - и некоторое время отстреливались. Аналогичная картина разыгралась и на участке 201-го полка. Даже батареи были застигнуты врасплох. Орудия брались в передки под артиллерийским огнем противника.

Германские бронеавтомобили преследовали отступавших. Германская пехота, ободренная таким неожиданным успехом, перешла в наступление и также стала преследовать отходивших. Лишь наличие свежей 2-й бригады 51-й пехотной дивизии позволило принять отходившие части, сдержать натиск врага и отбросить его на прежний рубеж.

В этом бою 202-й полк потерял убитыми, ранеными и без вести пропавшими около 20% состава. На этом участке немцы продержались почти целый месяц.

Схема № 1.jpg

Схема местности, на которой действовал полк в бою под Сувалками

Стоит отметить общие выводы и назвать некоторые закономерности.

1) Как отмечали многие фронтовики, в т. ч. офицер Кавказской гренадерской дивизии К. Попов, после первых же боев произошел естественный отбор среди офицерства армейской пехоты – случайный или ненадлежащий элемент оставил боевые части (убитыми, ранеными, заболевшими, или под иными благовидными предлогами эвакуируясь в тыл), и комсостав фронтовых частей, как правило, в полной мере оказался на высоте предстоящих боевых задач;

2) Огромнейшее значение для последующего пути имело боевое крещение части, именно поэтому первые бои были столь важны для конкретного полка. Но зачастую и неудача первого боя не мешала части стать прекрасным фронтовым полком;

3) Ночная атака один из самых сложных видов боя – и особенно сложно ее провести необстрелянной, не «понюхавшей пороха» части. Предназначенная для ночной атаки часть должна обладать определенной моральной упругостью и, кроме того, иметь хотя бы незначительный боевой опыт, т. - е. должна быть «обстреляна».

4) Бой доказал важное значение войсковой разведки, необходимости хорошо изучить расположение противника и ни в коем случае не полагаться лишь на проводников из местных жителей;

5) Движение должно тщательно охраняться;

6) Атака должна быть для противника неожиданной и максимально стремительной.

Удалось ли соблюсти эти нюансы? Нет. 202-й полк в основной массе состоял из южан, - людей пылких, впечатлительных, легко воодушевляемых, но еще легче поддающихся панике. Он был необстрелян, а расположение противника и местность оказались не только не изучены, но даже не были обследованы. Наоборот, имелись ложные сведения о том, что противник бежит. На самом же деле противник не бежал, а укрепился и ожидал преследующих. Часть положилась исключительно на проводника из местных жителей, движение абсолютно не охранялось, если не считать дозоров, находившихся в десяти шагах от колонны. А атака не была для противника неожиданной, так как соприкосновение состоялось вечером, и если имел место стремительный марш, то атаки не было никакой.

В результате такого грубого нарушения основных тактических положений вместо успеха в первом бою горийцев ожидала тяжелая и обидная неудача.

Первый бой полка, как тот блин, оказался комом.

«В гордом одиночестве». Бой у Вульки Лосинецкой, май 1915 г.

2-й Кавказский армейский корпус, прикрывавший Томашовское направление (Польша) (о Второй Томашовской операции или Томашовской операции 1915 г. – см. Томашовское сражение 1915 года. Ч. 1. Под натиском Макензена ; Томашовское сражение 1915 года. Ч. 2. Маневр огнем и колесами), 15 мая 1915 г., после боев под Плазувом, отошел к польско-галицийской границе и занял позицию юго-западнее города Томашова на линии Гравовице - Белжец, имея на правом фланге 51-ю пехотную дивизию, а на левом – 2-ю Кавказскую гренадерскую дивизию. 202-й пехотный Горийский полк расположился впереди дер. Вулька-Лосинецкая, имея справа 203-й пехотный Сухумский полк и слева 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк.

0_Страница_211.jpg

Позиция представляла собою гряду холмов, покрытых пашнями; правый фланг у мельницы Свиды примыкал к болотистой речке Уначке. Позиция была усилена наскоро построенными окопами. С фронта к позиции подходил большой Мазильский лес, стеснявший обстрел до 500 шагов, и лишь на левом фланге обстрел достигал 1000 - 1200 шагов. Позади позиции протекала болотистая речка Уначка (не имевшая мостов), и проток, соединявший эту речку с р. Крыница (через который имелись два моста северо-восточнее дер. Вулька-Лосинецкая). Переход на северный берег Уначки, вследствие наличия топкого дна, был возможен только для одиночных людей. Тыловым путем полка являлась дорога от дер. Вулька-Лосинецкая через дер. Лосинец и Кунки на Красноброд. Таким образом, тыл полка был стеснен болотистой долиной р. Уначки, сокращавшей глубину позиции до 1 км, причем тыловая дорога отходила от левого фланга полкового участка (вследствие этого фланг являлся важнейшим).

В боевой части полка находились 1-й и 3-й батальоны с 6 пулеметами, а в резерве остальные 2 батальона с 2 пулеметами (резерв встал у дер. Вульки-Лосинецкой, за левым боевым участком полка).

Команда пеших разведчиков, высланная к южной опушке Мазильского леса, после продолжительной перестрелки с немецкими передовыми подразделениями, около полудня была оттеснена вглубь леса. Она выяснила, что немцы наступают по всем дорогам - на дер. Вулька-Лосинецкую, Лосинец и Мазилы.

Около 13 часов неприятельской пехотой, наступавшей по всему фронту, команда была вытеснена из Мазильского леса - и отошла в резерв. После короткой артиллерийской подготовки неприятель повел наступление против левого фланга полка - но был отбит. Вслед за тем последовала неудачная атака участка лейб-Эриванского полка - также отбитая с большими потерями для противника.

летопись93 (1).jpg

К 14-ти часам немецкая артиллерия усилилась и сосредоточила весь свой огонь по лейб-эриванцам. После обстрела немцы атаковали по всему фронту лейб-эриванцев и горийцев, атака успеха не имела. После этой атаки немцы, находившиеся под сильным винтовочным огнем Горийского полка, не могли удержаться на опушке – и на всем участке отошли вглубь леса, поддерживая редкий огонь по русским окопам. По всему фронту корпуса с обеих сторон поддерживалась редкая артиллерийская и винтовочная перестрелка, и лишь восточнее 2-го Кавказского корпуса велся сильный артиллерийский огонь.

В 15 часов, совершенно неожиданно, начальник связи лейб-Эриванского полка по телефону сообщил в штаб Горийского полка, что станция лейб-эриванцев снимается, так как полк очищает позицию и уходит. На вопрос о причине отхода гренадер ответа не последовало, и затем аппарат был выключен (впоследствии выяснилось, что немцы прорвались на левом фланге корпуса, и Кавказская гренадерская дивизия получила приказ немедленно отойти на север).

Командир Горийского полка полковник Николай Владимирович Хенриксон немедленно послал конную связь на участок лейб-эриванцев - с поручением узнать о причине и направлении отхода полка. Командир 1-го батальона (соседнего с отошедшим полком) получил приказ тщательно следить за своим новым флангом и до получения приказания упорно держаться на позиции. Резерву (2 батальона) было приказано передвинуться к западному выходу из дер. Вульки-Лосинецкой и, встав уступом за 3-м батальоном, обеспечить его от возможного охвата противником. Вместе с тем, командир полка запросил по телефону начальника дивизии о причине отхода лейб-эриванцев, указав на опасное положение полка вследствие образовавшегося прорыва на протяжении нескольких верст.

Н. В. Хенриксон.jpg

Н. В. Хенриксон

Начальник дивизии не знал о происшедшем на фронте Кавказской гренадерской дивизии и приказал выжидать распоряжений - до получения ответа от штаба корпуса и штаба гренадерской дивизии. Тем временем немцы усилили огонь по участку Горийского полка, и их цепи снова подошли к северной опушке Мазильского леса. Напротив участка 3-го батальона часть немцев возобновила перебежки, которые, впрочем, вскоре были остановлены сильным винтовочным огнем.

Спустя некоторое время по телефону был получен приказ начальника дивизии: Горийскому полку немедленно очистить позицию и двигаться по дороге на Кунки, Улев (5 верст севернее дер. Вульки-Лосинецкой), где, присоединив 1 батарею 51-й артиллерийской бригады, задержать противника до наступления темноты. После чего - следовать на Красноброд, составив арьергард дивизии. Тем временем огонь на фронте усилился, и немцы пытались продвинуться по всему участку горийцев.

На основании полученного приказа около 16 часов полку отдано было следующее приказание.

А) 1 батальону, временно оставив разведчиков в окопах для поддержания огня, последовательно, начиная с правого фланга, вывести роты из окопов и, после сбора батальона у фольварка Свиды, следовать по дороге на дер. Кунки, выслав заставы на Завадки и Кунки. Не доходя дер. Кунки, батальону остановиться, выждав подхода прочих батальонов. Б) 3 батальону в 16 часов 30 минут, после сильного обстрела противника и опушки Мазильского леса, одновременно сняться с позиции и, сосредоточившись севернее д. Вулька-Лосинецкая, следовать по дороге, указанной 1-му батальону. В) 2 батальону с командой пеших разведчиков немедленно занять южную окраину д. Вульки-Лосинецкой и северную часть дер. Лосинец на южном берегу р. Кросница и, пропустив 3 батальон, удерживать эту позицию до получения приказа, прикрывая отход прочих батальонов. Г) Штабу полка следовать к перекрестку дорог на Скварки, Кунки, Завадки и Лосинец, немедленно выслав туда конный пост для связи.

Тем временем немцы возобновили атаку по всему фронту полка - но были остановлены огнем рот и пулеметов 1 и 3 батальонов. Однако часть их цепей успела беспрепятственно занять оставленные гренадерами окопы и угрожала левому флангу 3 батальона. Русские батареи, стоявшие за холмами севернее р. Уначки, прекратив огонь, взяли на задки и оставили позиции. Огонь на фронте Горийского полка стихал.

1-й батальон, оставив позицию и сосредоточившись у фольварка Свиды, скрытно за холмами, двинулся к дер. Вулька-Лосинецкая, где перешел р. Уначку. Вслед за этим, 3-й батальон, под прикрытием огня 2-го батальона, занявшего указанную ему позицию, отошел за дер. Вульку-Лосинецкую и вытянулся в походную колонну. Только теперь немцы обнаружили отход полка, и их цепи под огнем 2-го батальона начали спускаться с холмов, занимавшихся ранее гренадерами. Южная часть дер. Лосинец также была занята немцами, откуда они вели перестрелку с левофланговой ротой 2-го батальона. Под влиянием этого маневра роты 2-го батальона не выдержали и, быстро оставив позицию, отошли в лес, перейдя проток соединявший р. Уначку и Крыницу - но были остановлены командиром полка, приказавшим вернуться обратно и занять южную опушку леса севернее протока (что и было выполнено под огнем противника, успевшего занять дер. Лосинец на южном берегу р. Крыницы).

Схема № 2.jpg

Схема боя

В это время немецкая артиллерия, при содействии аэропланов, дававших сигналы ракетами, обстреляла фугасным огнем вытянувшуюся по лесной дороге колонну 1-го и 3-го батальонов. Этот огонь произвел некоторый беспорядок - головные роты, ускорив шаг, бросились вправо от дороги и смешались. Порядок был восстановлен прибывшим командиром полка, повернувшим колонну кругом, лицом к противнику, и передвинувшим ее вправо от дороги - для укрытия от наблюдения с аэроплана.

Около 18-ти часов огонь прекратился, и батальоны двинулись, выполняя маневр. 2-му батальону было приказано, под прикрытием команды пеших разведчиков, следовать за полком.

В 19 часов Горийский полк, выждав подхода 2-го батальона, подошел к дер. Улев, где соединился с 1 батареей и получил письменный приказ начальника дивизии продолжать движение на Красноброд.

В этом бою мы видим уже совершенно другую картину - четкую слаженность действий подразделений полка (причем в условиях арьергардного боя). Причем полк, после отхода соседа, не позволил себя охватить, грамотно завершив тактический маневр.

Вместе с тем необходимо отметить отсутствие связи между штабами Кавказской гренадерской и 51-й пехотной дивизий, вследствие чего начальник последней не знал, что происходит у соседа. Командир лейб-Эриванского полка не посчитал нужным ориентировать своего соседа справа о причине и направлении отхода полка, а преждевременное снятие батарей 51-й артиллерийской бригады с позиций лишило оставшийся Горийский полк артиллерийской поддержки в трудную минуту. Но полк обошелся и без артподдержки.

Целесообразное распределение сил, правильная оценка левого фланга полкового участка и соответствующее расположение полкового резерва, выдержка, проявленная командиром полка после получении сведений о неожиданном и необъяснимом отходе соседнего полка, стали залогом успешных действий части. Верно рассчитанная постепенность отхода батальонов, начиная справа, т.-е. с менее важного фланга, и своевременное развертывание резерва для прикрытия этого отхода, удачное применение горийцами огневого удара перед отходом с позиции, предупредившее новую атаку противника, обеспечили реализацию маневра. Необходимо отметить поспешность командира 2-го батальона, выразившуюся в оставлении арьергардной позиции до получения соответствующего распоряжения командира полка, и твердость управления полком, выразившуюся в том, что командир полка находился на ответственных участках в важные моменты боя, близ арьергарда - в момент его преждевременного отхода и у колонны главных сил - в момент заминки после артиллерийского обстрела (благодаря чему ошибка начальника арьергарда была немедленно исправлена и порядок в колонне быстро восстановлен).

Со стороны немцев необходимо отметить крайне нерешительные и даже робкие действия. Налицо слабая подготовка атак огнем – одна из причин того, почему последние и не удавались. По дер. Вульке-Лосинецкой, где находится полковой резерв, не было выпущено ни одного снаряда. Также мы видим слабое наблюдение за противником - выразившееся в том, что немцы не уследили момент отхода лейб-эриванцев и заняли их окопы лишь спустя час, а отход 1-го батальона Горийского полка и вовсе просмотрели. Заняв окопы лейб-эриванцев, немцы не использовали выгоды своего положения для охвата фланга 3-го батальона горийцев ударом в направлении на дер. Вульку-Лосинецкую - чем поставили бы его в трудное положение и заставили бы отходить в беспорядке через топкую долину р. Уначки. Южная часть дер. Лосинец была ими занята лишь после отхода 3-го батальона и после занятия 2-м батальоном арьергардно-уступной позиции. С другой стороны, необходимо отметить хорошо налаженное воздушное наблюдение, и удачно корректирование артиллерийского огня при посредстве аэроплана, ведь выслеживание движения русской колонны по лесному дефиле составляло трудную задачу.

Окончание следует

Автор:

561

Поделиться:

Вернуться назад