Сибирская армия Первой мировой

Русская армия

Сибирская армия Первой мировой

4 октября 2021 г.

Сибирские стрелки Великой войны…

Бойцы, выделявшиеся по своим боевым качествам даже на фоне основной массы прекрасной армейской пехоты России. Гроза противника, решившая участь многих сражений и боев. Обратим внимание на, на наш взгляд, самые важные и показательные факты, характеризующие сибирские стрелковые части и соединения в 1914 - 1917 гг.

В годы Первой мировой войны на фронте оказалась без преувеличения целая сибирская армия - 7 Сибирских армейских корпусов (СибАк): 24 Сибирских стрелковых дивизии (включая Сводную) (92 сибирских стрелковых и 4 сводных сибирских стрелковых полка).

1.jpg

Нива 1915. № 16.

Что отличало сибирские стрелковые части от остальной пехоты?

Во-первых, в начале войны сибирские стрелковые части имели боевой комсостав с опытом Русско-Японской войны (пополнившись после мобилизации и фронтовиками-стрелками).

Во-вторых, сибирские стрелковые полки имели команды конных разведчиков (в каждой - 100 - 150 человек) - лишь через год боевых действий в пехотных полках появляются аналогичные команды конных разведчиков. Мы писали, какое большое значение сыграла такая мобильная и сильная команда конных разведчиков 2-й сибирской стрелковой дивизии во время Второй Праснышской операции (см. Русская конница во Второй Праснышской операции, февраль 1915 г. Ч. 2. Действия отряда Химеца).

2.jpg

Сибирский стрелок – боец команды конных разведчиков.

В-третьих, уже в 1915 г. многие сибирские стрелковые части имели собственную артиллерию сопровождения – 37-мм пушки, двигавшиеся в боевых порядках войск (их применение в ходе Второй Праснышской операции в феврале-марте 1915 г. стало важным фактором успеха сибирцев). Основная масса пехотных полков получила 37-мм орудия (4 - 6 пушек в полковой батарее) лишь в 1916 г.

3.png

Сибирские стрелки.

Сибирские соединения сыграли огромную роль в исходе целого ряда знаковых операций.

Так, сибирские корпуса прибыли вовремя - чтобы спасти третью столицу России (первые две – Санкт-Петербург и Москва) – Варшаву в сентябре 1914 г. в Варшавско-Ивангородской операции 15. 09. – 26. 10. 1914 г.

4.jpg

Сибирские стрелки в Варшаве. Сентябрь 1914 г.

1-й СибАк отличился под Пясечно. Его бойцы прямо с эшелонов, без поддержки артиллерии, бросились в бой - и спасли положение.

2-й СибАк сражался под Гройцами. По документам корпус потерял до 10000 человек - но был выручен 1-м СибАк.

Контрнаступление 2-й армии отбросило немцев от Варшавы.

5.jpg

Во время штыковых боев в Мочидловском лесу сибирцы захватили много пленных из состава германского 20-го армейского корпуса (сформирован в Юго-Восточной Пруссии; штаб – Алленштейн). Особенно пострадал германский 17-й армейский корпус (сформирован в Западной Пруссии; штаб – Данциг) и резервные соединения и части – наносившие удар в районе Блоне-Прушков. Сибирские и великорусские полки нанесли противнику огромные потери. А многие населенные пункты переходили из рук в руки многократно.

6.jpg

В ходе Первой Августовской операции 12. - 30. 09. 1914 г. 3-й СибАк занял г. Августов и вышел немцам в тыл – решив судьбу этой важной операции.

11-я сибирская Стрелковая дивизия 1-го Туркестанского армейского корпуса выручила Осовец.

7.jpg

Свидетельство о боях 30-го Сибирского стрелкового полка [Кодинец А. Славный подвиг 30-го Сибирского стрелкового полка // Военный сборник, издаваемый по Высочайшему повелению. 1916. март. № 3. С. 73-86.] гласило: «К семи часам вечера (17 сентября), уже в сумерках артиллерийский огонь резко оборвался, зато загоравшаяся ружейная перестрелка на правом фланге полка указала на начало наступления немцев. Густыми колоннами из за Гребня у деревни Суха-Весь противник двинулся к переправе через речку Распуду у Ходорки, с видимой целью вытеснить с переправы занимавшие ее роты полка. Однако попытка эта кончилась для пруссаков полной неудачей. Подтянутый из резерва 3-й батальон полка, развернувшись в строй по-ротно, пройдя артиллерийскую нашу позицию, примкнул вплотную к берегу речки, а затем, переправившись у деревни Ходорки на тот берег, открыл по наступавшим немцам губительный огонь пачками и залпами. Огонь этот и, в особенности, выдержанные залпы 10-й роты произвели в рядах немцев страшное опустошение. Остатки цепей скоро в панике разбежались, оставляя на полях груды раненых и убитых. За гребнем немцы снова устроились и, подкрепленные свежими частями, снова пошли в атаку, но с теми же результатами. Только к восьми часам вечера, когда уже совершенно стемнело, попытки отобрать у нас переправу прекратились. Перестрелка затихла, совсем и только стоны многочисленных раненых немцев нарушали водворившуюся кругом общую тишину …».

Затем новые бои, и к 13 часам 18-го сентября в резерве остался лишь знаменный взвод. К счастью, в это время к правому флангу подошел вернувшийся к полку 4-й батальон. Опираясь на свежий батальон, полковник Ижицкий решил постепенно вывести весь полк из-под перекрестного огня и расположиться на высоте фольварка Концебор. Укрепившись 1-й ротой в выселке Стоки, полк начал отходить перекатами. При отходе, хотя ротам и было указано новое направление, люди, инстинктивно поворачиваясь лицом к косоприцельным выстрелам противника справа, - отошли значительно южнее от новых позиций, из-за чего на линии фольварка Концебор боевой порядок полка оказался слишком растянутым и отброшенным от дороги на Сувалки. Но «пруссаки, приняв передвижение за вынужденное отступление», около 17 часов начали энергичное наступление от выселков Стоки и Малый Концебор - и левофланговые роты дрогнули, начав отходить назад.

И тогда в цепь бросился сам командир полка, начавший подбадривать отходивших бойцов. Трижды он останавливал отступавших и лично водил их в штыковые атаки против германцев. Мягкая почва, размокшая под ливнем, очень затрудняла продвижение. Но сибирские стрелки, сбросив все снаряжение, с криком «ура» атаковали с одними винтовками. В итоге германцы под этими ударами быстро остановили свое наступление. Части были приведены в порядок, сформированы сводные роты – и под командованием офицеров они снова двинулись вперед, поддержав штыковые атаки товарищей. Столь настойчивые атаки смутили германцев - и натиск последних прекратился.

6 раз, как бурный поток, смывавший все на своем пути, доблестный полк обрушивался своими штыками на германцев – и весь лес был буквально усеян трупами врага. Германское наступление было окончательно сломлено. Теперь остатки полка, выйдя из сферы огня, расположились на отдых южнее Восточной Кириановки.

Поставленная задача - прикрыть с фланга операции корпуса, 30-м Сибирским полком в трехдневной битве с целой германской дивизией была успешно и доблестно выполнена. Несмотря на большие потери, долг «перед Царем и Родиной» был исполнен - хотя полк и понес большие потери как в офицерском составе, так и в рядовом. Прикрывая фланги и тыл корпуса, своею кровью он обеспечил весь успех этой операции: без помехи со стороны Ходорки, Кириановки и Щебры. Г. Сувалки был взят русскими, и германцы «побежали назад через свою границу».

8.jpg

О том насколько меньшие потери несли русские войска именно в штыковых боях, свидетельствуют потери за 17 - 20 сентября, которые выразились в таких цифрах: 7-я Сибирская дивизия - пало 9 офицеров и 123 стрелка, ранено 19 офицеров и 629 стрелков, пропало без вести 130 нижних чинов. При этом одних здоровых немцев было пленено 700 человек (а также много раненых, особенно в госп. дв. Довспуды). Р. И. Малиновский, сражавшийся в 1914 г. рядовым под Сувалками, вспоминал, какими упорными были штыковые схватки у сибиряков - но германская пехота, окрыленная недавними успехами, не сдавалась. А затем, разобравшись с кем имеет дело и потеряв боевую устойчивость, отступила [Малиновский Р. Я. Солдаты России. М., 1978. С. 100.].

Сибирцы отличились и в Лодзинской операции 29. 10. – 06. 12. 1914 г.

29 - 30 октября, сражаясь у Влоцлавска 5-й СибАк выдерживал натиск 3-х германских корпусов (2 армейских и резервный), не позволив обойти свои фланги или прорвать фронт. После подхода 6-го СибАк обстановка была стабилизирована. 5-го ноября 27-й и 28-й Сибирские стрелковые полки, атаковав германские окопы у дер. Чершпинен, во время штыковой атаки овладели редутом на выс. 158 и окопами. Атакующими были захвачены 21 орудие, офицер, 87 солдат [РГВИА. Ф. 2280. Оп. 1. Д. 338, л. 16.] и несколько пулеметов.

А 8-го ноября в ходе ожесточенного сражения на левом фланге 5-й армии 1-й СибАк при поддержке 19-го армейского корпуса нанес контрудар, вынудив противника к беспорядочному отступлению с большими потерями (германская 38-я пехотная дивизия была разбита). И 5-я армия парализовала южную «клешню» наступления германцев под Лодзью.

2-й СибАк сражался в составе 2-й армии.

А 6-я Сибирская стрелковая дивизия, входившая в Ловичский отряд, совместно с 63-я пехотной дивизией достигли значительного успеха, замкнув кольцо окружение вокруг группы Р. Шеффер-Бояделя и захватив Колюшки и Брезины (причем при занятии Брезин дивизия освободила 600 пленных русских и захватила более 100 лишь не раненых немцев). Но она не была усилена – и в ходе ночного боя 11-го ноября войска Р. фон Шеффер-Бояделя, прорвав фронт 6-й Сибирской, вырвались из окружения. Причем сибирцы успешно сражались, захватив 300 пленных, 2 батареи в комплекте (с зарядными ящиками и запряжками) и много пулеметов, но немцы обошли ее фланги. Остатки соединения отошли: часть ко 2-й армии, а около 1,5 тыс. бойцов прорвались к Скерневицам.

В ходе Второй Августовской операции 25. 01. – 13. 02. 1915 г. вновь довелось отличиться 3-му СибАк 10-й армии. Корпус парировал южную охватывающую клешню со стороны двукратно превосходящего 10-ю армию противника, что позволило организовать отход главных сил армии. В результате вместо окружения всей 10-й армии немцам удалось окружить только отставший 20-й армейский корпус. А затем 26-й армейский корпус и 3-й СибАк при поддержке крепости Осовец остановили германское наступление перед р. Бобр.

Вторая и Третья Праснышские операции 7 февраля – 17 марта и 30 июня – 5 июля 1915 г. соответственно – яркие страницы боевой славы сибирских стрелков.

В ходе первой из них 1-й и 2-й СибАк переломили ход операции, разгромив 2 германских корпуса. Трофеями наиболее отличившегося – 1-го - СибАк стали 10000 пленных немцев.

В ходе второй операции 1-й СибАк, 11-я сибирская стрелковая дивизия 1-го Туркестанского армейского корпуса и части 4-го СибАк и конницы погасили активность превосходящих сил германских войск, способствовав благополучному отходу 1-й армии.

Главная заслуга в успешном проведении Виленской операции 9. 08. – 19. 09. 1915 г. принадлежала 3-му СибАк, 2-му армейскому, Гвардейскому и 1-му Конному корпусам - которые пресекли охват противника и обеспечили развертывание войск 2-й армии.

Действовали СибАк и в ходе Нарочской операции 5 – 17 марта 1916 г. (1-й в составе группы М. М. Плешкова, 4-й в составе группы Л.-О. О. Сирелиуса и 3-й в составе группы П. С. Балуева), а также в ходе летней кампании 1916 г.

В Митавской операции в декабре 1916 г. главный удар на Митаву наносил 6-й СибАк (3-я и 14-я Сибирские стрелковые дивизии), усиленный Латышской стрелковой дивизией. 5-й Сибирской стрелковой дивизии 2-го СибАк предстояло решительным наступлением облегчить главный удар. В темную ночь на 23-е декабря при 20-градусном морозе стрелки без выстрелов кинулись вперед. Успех оказался полным – был смят германский 60-й корпус (его 106-я дивизия была полностью разгромлена и потеряла всю артиллерию). Русские взяли свыше 1000 пленных и 33 орудия - из них 15 захвачены особо отличившимся 56-м Сибирским стрелковым полком. Германцев было «переколото без счета», а также захвачено 40 пулеметов и 18 минометов. Причем 6-й СибАк прорвал оборону немцев сразу в 2-х местах.

В ходе июльского наступления 10-й армии 1917 г. именно частям 1-го СибАк удалось овладеть Новоспасским лесом и кревскими укреплениями, захватив 14 офицеров и 1250 рядовых, 50 пулеметов и 20 бомбометов германцев.

А в Рижской операции 19 – 24 августа 1917 г. бойцы 2-го и 6-го СибАк вновь подтвердили свою высокую боевую репутацию – вопреки тенденциям, свойственным для разлагающейся основной массы Действующей армии. На плечи комкора 2-го СибАк генерал-лейтенанта В. Ф. Новицкого во многом легла тяжесть проведения операции – из которой 12-я армия ухитрилась выйти относительно благополучно, избежав оперативного окружения. Отряд, возглавляемый командиром 6-го СибАк генерал-лейтенантом В. Е. Вязьмитиновым, отличился в арьергардных боях.

Сибирские части и соединения стали мощным каркасом в составе армий, которые имели честь получить их в свой состав, отличивших практически во всех крупных наступательных и оборонительных операциях с их участием.

9.jpg

Летопись войны. № 55.

Комсостав сибирских стрелковых частей и соединений был, как правило, на высоте.

Остановимся лишь на некоторых его представителях.

Среди командиров корпусов нам бы хотелось отметить командира 3-го СибАк генерала от инфантерии Е. А. Радкевича. В активе комкора – победа в Первой Августовской операции 1914 г., спасение 10-й армии от уничтожения во Второй Августовской операции 1915 г., успешные действия в ходе Виленской операции в сентябре 1915 г. (в одной из перспективных статей мы обязательно остановимся на рассмотрении действий одного из лучших комкоров русской армии).

10.jpg

Е. А. Радкевич.

А также командиров СибАк–2 генерала от инфантерии А. В. Сычевского (в 1914 – мае 1915 гг.) и СибАк-1 генерала от кавалерии М. М. Плешкова (1914 – июль 1917 гг.).

11.jpg

А. В. Сычевский.

12.jpg

М. М. Плешков.

А среди начдивов – генерал-лейтенанта М. А. Фольбаума (24 октября – 29 сентября 1915 г. – начальник 3-й сибирской стрелковой дивизии), генерал-лейтенанта К. Р. Довбора-Мусницкого (в 1914 – январе 1917 гг. начальник 14-й сибирской стрелковой дивизии), генерал-лейтенанта П. А. Андреева (в 1914 – октябре 1915 гг. начальник 13-й сибирской стрелковой дивизии).

13.jpg

М. А. Фольбаум.

14.jpg

К. Р. Довбор-Мусницкий.

15.jpg

П. А. Андреев.

А начальник 5-й Сибирской стрелковой генерал-лейтенант А. А. Таубе стал кавалером Георгиевского оружия за успешную оборону на р. Равке 04. 12. 1914 г. – 02. 01. 1915 г. – причем находился в боевой линии и был контужен. Настойчивые атаки противника были отбиты, а позиции сохранены. Во главе вверенной дивизии генерал сражался у Жерардова, Прасныша, Новогеоргиевска и Холма.

16.jpg

А. А. Таубе.

Командиры полков и офицерский состав были блестящи – проявляя помимо высоких профессиональных качеств личную доблесть и самопожертвование.

Командир 14-го Сибирского полка полковник Иосиф Николаевич Хурамович [Гетц В. Смерть в братских объятиях // Часовой. Брюссель. май 1962. № 432 (5). С. 17.] был убит разрывом снаряда.

За бой под Гройцами орденом Святого Георгия 3-й степени 30. 01. 1915 г. был награжден командир 16-го Сибирского стрелкового - полковник Станислав Мечеславович Рожанский, атаковавший германцев с последними оставшимися в живых 50-ю стрелками. Полковник умер от ран 7 октября 1914 г.

17.jpg

С. М. Рожанский.

Командиры 20-го и 16-го Сибирских стрелковых полков полковники Д. М. Михайлов и К. К. Борк отличились в ходе Второй Праснышской операции. В ходе последней также «Трудная и ответственная задача 2-го Сибирского корпуса увенчалась успехом благодаря выдающейся доблести и энергии командного состава: начальников дивизий генерал-лейтенантов Краузе и Таубе, затем командиров полков, в особенности 14-го Сибирского полковника Довбор-Мусницкого и 19-го Сибирского полковника Кушелевского. Оба полковника выбыли из строя ранеными» [РГВИА. Ф. 2279. Оп. 1. д. 245. Л. 43.].

О командире 43-го Сибирского полка полковнике А. А. Березине, павшем под Сольдау, мы писали (см. Бои в особых условиях).

И можно продолжать.

Воспроизведем лишь 2 приказа, характеризующие мужество и боевой профессионализм одного из сибирских стрелков.

1) По войскам 2-й армии Западного фронта от 13 мая 1916 г. № 127.

«На основании п. 2 ст. 415 положения о полевом управлении войск в военное время и ст. ст. 25 и 121 Статута Императорского Военного Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия и, причисленного к нему, Георгиевского Оружия, оказавший особо блистательные подвиги мужества и храбрости и удостоенный Думой - награжден Орденом Св. Георгия IV ст. 1916 г. мая 13 дня Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон Рихтер Владимир».

2) Из Приказа № 56 от 30 января 1916 г. по 10-й Сибирской стрелковой дивизии. «Начальник Команды конных разведчиков 37 Сибирского стрелкового полка, 4 уланского Харьковского полка поручик фон Рихтер Владимир представляется мною к награждению Орденом Св. Георгия IV ст. на основании п. п. 9, 19, 24 и 26 Георгиевского Статута… одной из важнейших задач, кроме проверки сил и расположения врага, было выяснить в чем заключается работа немцев на берегу озера Нарочь, как изменилась здесь их сторожевая служба и насколько основательно их заграждение поперек озера. … поручик Рихтер двинулся из деревни Готовой и проник в тыл противника. В итоге: а) при обстановке исключительной трудности и такой же опасности, произвел разведку неприятельского укрепления и устроенных перед ним препятствий и проходов через них, в глубоком тылу противника, б) первый ворвался в укрепление и тем увлек за собою других, в) подвергаясь опасности, взрывами уничтожил землянку, укрепление и ее защитников; убиты 25 немцев, остальные взяты в плен и приведены в наше расположение, г) будучи тяжело ранен и угрожаем сильнейшим противником, отказался от сдачи в плен, принимал участие до последнего мгновения в ведении боя, вывел из него своевременно всех людей, как 4-х тяжелораненых так и 3-х легко и не оставил врагу трофеев. … поручение выполнено в условиях наиболее трудных, запечатлено кровью и, будучи вполне успешным, принесло несомненную пользу в деле изучения врага и истребления части его сил и средств. Самый отход с места избиения врага: сначала вывел пленных, затем вывел всех своих раненых и последним вывезен был, держась руками за винтовку, поручик Рихтер. Отход продолжался под огнем противника с 3-х ч. ночи до 8 ч. утра. Все это делает набег поручика фон Рихтера готовым примером для учебников тактики в будущем».

Можно вспомнить о подвигах подполковника 21-го Сибирского Я. Т. Сергеева (см. Описание подвигов полковника Я. Т. Сергеева) и многих других офицеров и нижних чинов.

Вглядимся в лица офицеров и бойцов сибирских стрелковых частей – лишь некоторых из героев Великой войны.

18.jpg

19.jpg

20.jpg

21.jpg

22.jpg

23.jpg

24.jpg

25.jpg

26.jpg

27.jpg

28.jpg

29.jpg

30.jpg

31.jpg

32.jpg

33.jpg

Документы о подвигах сибирских стрелков рисуют выдающиеся картины.

Так, под проливным дождем, командир 30-го Сибирского стрелкового полка полковник М. В. Ижицкий двинул полк в штыковую атаку. В атаку вливались и соседние части. И 30-й Сибирский, молча и безостановочно, как лавина, двигался к цели - и почти беспрепятственно: как по команде, немцы очищали дорогу полку, на бегу стреляя в воздух и поспешно отходя. Очевидно, сам вид полка, идущего в атаку, был настолько внушительным, что противник не рисковал столкнуться грудь с грудью с русскими. Т. о. без выстрела полк прошел до выселков Стоки – и даже годную для упорной обороны деревню германцы бросили. В 20 часов без единого выстрела полк вернул Стоки, и кольцо было разомкнуто.

А 19-го сентября полку даже под страхом гибели ни в коем случае нельзя было отступить перед немцами, ломившихся вперед всеми силами. И доблестный полк во главе со своим отважным командиром выполнил приказ. 3-й день почти не спавшие стрелки шаг за шагом отступали под дождем шрапнели, рвавшейся над верхушками деревьев. Слабонервные не выдерживали этого ада и метались по лесу как угорелые. Офицеры хватали таких за воротники и, встряхивая, приводили в чувство. Личным примером остановив отступление и организовав свои роты, М. В. Ижицкий действовал верхом.

Он решил бросить в штыковую атаку все, что находилось под рукой. Сказанные от всего сердца слова командиров воодушевили бойцов, 3-й батальон стройно двинулся вперед – и лес огласился мощным «ура». Противник не ожидал такого поворота, и ближайшая линия сопротивления германцев была поднята на штыки - лишь немногим немцам удалось бежать. А другие линии штыкового удара вовсе не принимали – и, «как вспугнутые собаками зайцы побежали от стремившихся к ним ураганом Сибирских стрелков». 3-й батальон поддержали 1-й и 4-й - и атака стала общеполковой [Кодинец А. Указ. соч].

Имеющиеся в нашем распоряжении документы – например ЖВД 18-го Сибирского стрелкового полка

34.jpg

или материалы из фондов Трофейной комиссии

35.jpg

позволяют увидеть (пусть даже фрагментарно) – то, насколько эффективно и доблестно действовали сибирцы.

Так, потери 18-го сибирского стрелкового полка в бою [РГВИА. Ф. 3352. Оп. 1. Л. 2.] 4 июля 1915 г. составили 365 человек. Причем полк держался под огнем артиллерии противника, буквально хоронившей целые подразделения в окопах как в могилах – но, подпустив немцев, сибирцы выкашивали противника пулеметным огнем и переходили в штыковые атаки - которых противник не выдерживал. В том бою в штыковой атаке погиб прапорщик Круглишкин и был ранен (оставшись в строю) штабс-капитан Коновалов. Штыковая атака позволила освободить 2 роты Апшеронского полка, ранее захваченные немцами в плен.

А в бою под Праснышем 10 - 15 февраля 1915 г. во время наступления 14-м сибирским стрелковым полком было захвачено 3 пулемета и до тысячи пленных. Отличились: штабс-капитан Семенов, подполковник Борейша, поручик Козин, прапорщик Вахтрамэ, подпоручик Кучеров [РГВИА. Ф. 16180. Д. 63. Л. 1.]. 10-го июля того же года у мест. Пясок полком было захвачено 3 пулемета и 9-орудийная гаубичная батарея. Орудия были выведены из строя – батарея была оставлена со снятыми замками. В этом деле отличились капитан Кочисов, подполковник Борейша и поручик Тхостов [Там же].

Список можно продолжать. И мы обязательно будем уделять внимание как подвигам частей и соединений русской армии, так и ее чинов.

Качества сибирских стрелков высоко ценились как своими, так и противником.

Так, офицер Г. Ф. Тануторов вспоминал: «Видел прохождение по Уяздовской аллее наших сибирских полков. Толпа восторженно приветствовала их, кидала солдатам папиросы. Какие молодцы эти сибиряки» [Тануторов Г. Ф. Свет и тени Кавказа. От Тифлиса до Парижа. М., 2000. С. 171.]. Другой источник отмечал, что когда на позиции стоит российский полк, противник выставляет 2 часовых, а как только узнает, что подошел сибирский - выставляет 20 [Серебренников И. И. Претерпев судеб удары. Дневник 1914-18 гг. Иркутск, 2008. С. 206.]. И если какой русский солдат из окопа «для бодрости» бабахает почаще, то сибирский стрелок бьет редко, да метко [Туркул А.В. Дроздовцы в огне. Мюнхен, 1948. С. 10.].

Австрийская брошюра Осведомительного отдела Главного командования в январе 1917 г. сообщала о «большом боевом опыте», «испытанности в боях» и «высокой боевой репутации» подавляющего большинства сибирских стрелковых дивизий [Гринев Г. Оценка австрийцами русских войск к началу 1917 г. // Военная быль. № 128. С. 17.].

А Г. Блюментрит, бывший в 1914 г. лейтенантом 71-го (3-го Тюрингского) пехотного полка, вспоминал, что уже после первых атак на Русском фронте немцы быстро уяснили, что столкнулись с совершенно другими солдатами, чем бельгийцы и французы - более суровыми, с более крепкими решительностью и боевым духом. Причем даже среди них «Сибирские корпуса» и «Азиатские войска» были «значительно тверже».

Сибирские стрелковые части породили и свой особый фольклор.

Мы приведем лишь несколько стихотворений офицеров-сибирцев.

36.jpg

37.jpg

38.jpg

Эти тексты приводятся в работах командира 6-го сибирского стрелкового полка полковника В. И. Сейфулина.

Ну и конечно нельзя не вспомнить знаменитый Марш Сибирских Стрелков, увидевший свет в 1915 г.

Таким образом, в целом, все сибирские стрелковые части подтвердили и преумножили блестящую репутацию, заработанную еще в Русско-японскую. И Россия может гордиться такими войсками.

40.jpg

Автор:

605

Поделиться:

Вернуться назад