Бои в особых условиях

Тактика

Бои в особых условиях

22 сентября 2021 г.

Мы хотим рассказать о тактической специфике боев в особых условиях на Русском фронте Первой мировой – осложненных такими существенными обстоятельствами как населенный пункт или наличие лесной местности. Как это прописывалось в довоенных уставах и умели ли русские войска действовать в таких особых условиях?

наши в немецких окопах.jpg

Бой в населенных пунктах

Селения являлись естественными опорными пунктами - с увеличением их размеров увеличивалось и их тактическое значение. Но если превращать селения в главные участки боя, они быстро поглощали большие силы - часто без всякого влияния на участь боя. При наступлении главные силы рекомендовалось вести в обход селения, поручая его захват особым частям.

0_Страница_10.jpg

Но не всегда это бывало возможно – и тогда приходилось вести бои в населенном пункте. Пехота врывалась в селение одновременно с нескольких направлений - и холодным оружием, ручными гранатами, минометами и бомбометами пробивала себе дорогу до противоположной окраины. Ввод в дело артиллерии и минометов часто являлся необходимым - чтобы огнем облегчить атаку домов и дворов. Так, в Августовских лесах авангарду 20-го армейского корпуса (108-й пехотный Саратовский полк) 5 февраля 1915 г. пришлось выбивать немецкую сторожевую роту, часть которой засела в небольшом каменном доме. Два 76-мм орудия, выдвинутые на опушку поляны шагов на 200 - 300 от дома, несколькими выстрелами вынудили противника оставить дом и поспешно отступить.

Бой за иллукст.jpg

Гарнизон селения штыками отбрасывал ворвавшегося внутрь селения противника. Если это не удалось, то переходили к упорной обороне каждого дома, каждого квартала. Именно штык становился важнейшим оружием в борьбе за селение. Так, в период Лодзинской операции 1914 г. германский источник следующим образом передавал степень ожесточенности влоцлавского боя: «С наступлением темноты в западных предместьях Влоцлавска шел крайне ожесточенный бой, штыки и приклады делали свое дело» [Вульфен К. фон. Лодзинское сражение (прорыв у Брезин). Пб., 1921. С. 17.]. А в бою у Хелмно «…правый фланг 3 батальона, невзирая на убийственней огонь, подошел вплотную к Хелмно, достигнув окраины деревни. Ведя немногие остатки 10-й роты, первым из полка смело ворвался на улицы деревни лейтенант резерва Фромм. Под сильным градом пуль стрелки проникли в деревню. Но вот с диким криком из всех домов на храбрецов набрасываются русские» [Там же. С. 19].

1.jpg

Встреча русских и немецких пехотинцев в польской деревне. Рис. И. Владимирова. Нива. 1915. № 14.

Уже в самом начале войны происходили ожесточенные бои за населенные пункты. Так, 14 августа 1914 г., на фронте 2-й армии в Гогенштейне дело дошло до очень тяжелого боя внутри города: «Ужасный вид имел частью еще горевший город, в котором разыгрался кровавый уличный бой, Полуобгоревшие трупы массами лежали между дымящимися обломками; в одном доме сени и комната были завалены трупами, - здесь свирепствовал рукопашный бой».

А вот как передавал свои впечатления о тяжелом бое 72-го пехотного Тульского полка за г. Сандомир 30-31 августа 1914 г. участник Галицийской битвы Б. М. Шапошников: «В ночной тишине 72-й пехотный полк развернул боевой порядок для атаки; охраняемые цепью дозоров в первой линии шли два батальона полка в строю поротно в две линии, из третьего батальона по две роты направились в резервы уступом за обоими флангами первой линии; роты всех батальонов находились в двух взводных колоннах.

… В пятом часу утра тульцы близко подошли к укрепленной позиции австрийцев, не подозревавших о готовящемся ударе. Настала решительная минута, и командир полка отдал приказание двинуться на штурм. Не открывая огня, в полной тишине тульцы бросились вперед. Разбивая прикладами, малыми топорами, лопатами и расталкивая руками проволочные заграждения противника, атакующие в мгновение были в первой линии окопов, уничтожая не успевших прийти в себя австрийцев. Сметая все на своем пути, в короткий промежуток времени тульцы решительным ударом овладели двумя линиями окопов и вели бой у костела, врываясь в самый город. Порыв атаки был настолько силен, что противник почти не оказывал сопротивления, падая под штыковыми атаками штурмующих тульцев … две правофланговые роты 3-го батальона принуждены были выдвинуться в первую линию, а две резервные роты того же батальона, находившиеся за левым флангом, удлинили боевой порядок полка к северу. К 7 часам утра 31 августа у тульцев уже не было резерва, рассчитывать на какую-нибудь помощь, кроме артиллерийского огня, не приходилось. Сосед слева, части 8-й кавалерийской дивизии, вел обычную ружейную перестрелку с противником, а справа пограничники не подавались вперед. Оценивая создавшееся положение, раненый командир полка приказал закрепиться на захваченных позициях.

Ошеломленный первым ударом, противник уже начал приходить в себя. Подведя резервы, австрийцы остановили продвижение передовых частей тульцев в центр города, организуя в то же время контратаку из северо-западной части города против левого фланга полка. В восьмом часу утра в рассеивающемся тумане показались густые цепи австрийцев, решительно наступавшие против левого фланга полка. Отбиваясь ружейным и пулеметным огнем, 72-й пехотный полк тщетно ждал поддержки огнем своей артиллерии: полевая батарея в это время лишь подходила к Лоевице, а артиллерия 8-й кавалерийской дивизии не открывала огня…. Тяжелые минуты переживали тульцы, безнаказанный огонь артиллерии противника усиливался, число убитых солдат возрастало. ... Ослаб порыв атаки, погасла вера в помощь других и... тульцы начали отступать. Неся громадные потери, лишившись почти всех офицеров, оставляя раненых и убитых на поле боя, остатки 72-го пехотного полка в числе лишь 600 из 2200 человек, пошедших в атаку, к 9 часам утра 31 августа отошли в исходное положение, а затем и к Лоевице» [Шапошников Б. М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1982. С. 305-306.]. Т. о., результативная ночная атака не получила развития из-за отсутствия огневой поддержки.

0_Страница_18.jpg

В августе 1915 г. при обороне крепости Новогеоргиевск русские подразделения приспособили к обороне дер. Студянку. Подразделения германского 10-го ландверного полка должны были несколько раз бросаться в штыковую атаку – и только когда обороняющиеся были охвачены с тыла, германцам удалось добиться успеха.

В ходе боев у Воли Шидловской в январе 1915 г. русским войскам также пришлось участвовать в боях за населенный пункт. Командир 6-го армейского корпуса генерал В. И. Гурко писал: «После продолжительного артиллерийского обстрела и ценой неоднократных атак на позиции двух моих дивизий на фронте протяженностью около шести километров германцам удалось всего лишь захватить усадебный дом и винокурню, вынудив наши части отступить не далее чем на тысячу шагов, образовав в линии обороны только неглубокий уступ. … мы поставили себя в крайне невыгодное положение, упорствуя при защите каменного винокуренного завода, капитальных амбаров и тому подобных строений, принадлежавших местному пану. Дело в том, что при этом наши солдаты получали многочисленные ранения не только от осколков снарядов, выпущенных из германских тяжелых орудий, но также и от многочисленных обломков камней и кирпича, вырываемых взрывами из стен. Напротив, положение германцев, занявших наши прежние позиции, было совершенно иным, поскольку в то время во всем моем корпусе не имелось ни единого тяжелого орудия, а легкая полевая артиллерия была слишком слаба для разрушения каменных зданий» [Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом. 1914-1917. М., 2007. С. 119.].

Комкор следующим образом отзывался о тяжести этих боев: «…германцам удалось скрытно установить на территории усадьбы большое количество новых пулеметов. Поместье, благодаря окружавшим его канавам, и без того напоминало естественный форт. Свои пулеметы они сконцентрировали в одном пункте … запас артиллерийских боеприпасов был у меня так скуден, что на позиции имело смысл выводить только малую часть прибывавшей с новыми дивизиями артиллерии. … батареи, стрелявшие по врагу были вынуждены строжайше экономить боеприпасы» [Там же. С. 120].

4.jpg

Великая война в образах и картинах. Вып. 8. М., 1915.

Классикой наступательного уличного боя является бой за г. Сольдау.

1-й Туркестанский армейский корпус в конце октября 1914 г. действовал на территории Восточной Пруссии. Готовясь к предстоящему наступлению, входившая в его состав 11-я сибирская стрелковая дивизия с 28-го октября завязала бои у г. Сольдау.

За рекой, в 2 км от города находилась большая дер. Куркау - сильно укрепленная противником и находившаяся на пути сибиряков. В ночь на 29-е октября 43-й Сибирский стрелковый полк должен был ее взять.

В 3 часа ночи 1-й батальон под командованием подполковника Б. И. Толвинского двинулся к деревне. Роты шли так тихо, что были обнаружены противником лишь в 250 - 300 м от своих окопов, которые находились перед деревней. Полевые караулы германцев, столкнувшись с русскими дозорами и открыв беспорядочный огонь, быстро отступили к деревне. Через несколько минут сибирские стрелки были уже в 150 шагах от деревни: неприятель открыл по ним из окопов сильный огонь. Стрелки залегли и открыли ответный беглый огонь – целясь на вспышки немецких выстрелов. Через 5 минут прозвучала громкая команда батальонного командира «вперед», послышались свистки ротных командиров, прекращавших стрельбу, и вся масса стрелков, воодушевленная их примером, ринулась в атаку с громовым криком «ура». Психологический эффект от этой ночной атаки был настолько значителен, что германцы, занимавшие заблаговременно укрепленную сильную позицию из нескольких линий окопов, не смогли продержаться и четверти часа. Они были выбиты дружным штыковым ударом и бежали - частью через мост - к городу, но (в основном) в деревню – и засели в домах и сараях последней.

На плечах противника роты стрелков ворвались в деревню – на улицах и в домах завязался упорный бой. Германские пехотинцы оказывали ожесточенное сопротивление, открыв из домов убийственный, хотя и беспорядочный, огонь. При приближении русских солдат к домам германцы закидывали их ручными гранатами. Но остановить это стрелков не могло - при несмолкаемом «ура», штыками и гранатами они дружно выбивали противника, засевшего в деревне. Каждая хата, каждый двор и сарай скрывали по 2 - 3, а иногда и несколько десятков человек. В этом бою большим преимуществом русских стрелков было то обстоятельство, что группы германских пехотинцев действовали без общего руководства, разрозненно, и не могли оказать организованного сопротивления. Они храбро, но изолированно, защищались, и одна за другой гибли под натиском русских бойцов, направляемых опытной рукой. Русские стрелки действовали организованно, в составе рот и полурот, во главе с офицерами.

В ночном хаосе, среди стрельбы и грохота рвущихся гранат, в схватках у домов и сараев - на огромном пространстве свыше чем 50 дворов, русским подразделениям было легко перемешаться и разбрестись. В данной ситуации сказалась отличная боевая подготовка 43-го полка, прекрасная внутренняя дисциплина и влияние хладнокровной личности доблестного полкового командира полковника А. А. Березина - который лично руководил боем (менее чем через месяц полковник погибнет смертью храбрых все под тем же г. Сольдау и посмертно будет награжден мечами к ордену Святого Владимира 3-й степени). Каждая рота знала свое место в маневре полка и свою задачу.

2.jpg

А. А. Березин.

2-я рота, наступавшая на левом фланге, должна была занять южную часть деревни. В начавшейся штыковой схватке эта рота, несмотря на темноту и сопротивление противника, быстро выполнила боевую задачу: одна ее полурота под командованием подпоручика Никольского энергично выбивала и уничтожала немцев в домах и сараях южной части деревни, а вторая преследовала немцев, отступавших из окопов к западу от деревни - к реке.

3-я рота под командованием капитана Савицкого преследовала противника вдоль Куркау, очищая среднюю часть деревни, а 1-я рота во главе с капитаном Вознесенским действовала на северной окраине деревни, где неприятель оказывал наиболее сильное сопротивление. Постепенно оборона немцев ослабевала, все большее их количество сдавалось в плен. Так, в северной части деревни в одном из домов сдались сразу 2 офицера, растерянные, выпустившие из своих рук нити управления подчиненными.

Бойцы 1-й роты ворвались в один из домов, обнаружив в нем несколько десятков германских солдат во главе с майором. Последний с помощью переводчика потребовал старшего русского командира. Но разговор с подошедшим капитаном Вознесенским был очень краток.

Майор спросил – сколько здесь русских. Услышав, что лишь один батальон, он заявил, что немцев гораздо больше – и поэтому русские должны сдаться. На что Вознесенский сказал, что должны сдаться именно немцы – и без условий. Германцы схватились за оружие, но опоздали: меткий выстрел стрелка Пичугина сразил майора, а находившийся рядом с последним германский солдат пал от пули Вознесенского. В начавшейся схватке были переколоты все остальные немцы, успевшие при этом ранить нескольких стрелков.

00019.jpg

Куркау была захвачена, а остатки германской части так быстро бежали, что не успели уничтожить мост – и он сгодился для последующего наступления.

В то время как резервная рота собирала пленных и трофеи, главные силы батальона были уже впереди. Они готовились к новой, более трудной и серьезной задаче: за рекой и болотами виднелся г. Сольдау, занятый крупными силами противника.

Авангардный бой за дер. Куркау имел важное тактическое значение. Быстрым и решительным ударом сибирским стрелкам удалось выбить из укрепленного населенного пункта значительно превосходящего в силах противника, причем с большими для него потерями. Германцы потеряли до 200 человек пленными и значительно большее количество людей убитыми и ранеными. Русские потери - 1 офицер ранен, 8 стрелков убито и 18 ранено.

Этот бой – яркий пример того эффекта, которого может достигнуть отличная часть во главе с опытным командиром. Причем в тактически одном из наиболее сложных видов боя – ночном уличном бою.

3.jpg

Сибирские стрелки. Великая война в образах и картинах. Вып. 3. Изд. Маковского Д. Я. М., 1915.

Ночной бой

Главное достоинство ночного боя в том, что: «Действия ночью способствуют нечаянному нападению и подходу к неприятелю без потерь от огня; лишают противника возможности судить о наших силах» [Устав полевой службы. С. 213.]. Ночной бой способствует скрытности действий, но и требует более высокого уровня организации со стороны командного состава и наличия особых навыков у нижних чинов.

Ведь «ночью войска крайне впечатлительны, руководить боем и ориентироваться трудно, маневрирование невозможно и содействие артиллерии атаке допустимо лишь в особых случаях и притом весьма ограничено». Совершенно справедливо отмечалось, что «план ночного боя должен быть простой и исполнение его тщательно подготовлено» [Там же].

5.jpg

Ночью уменьшаются потери от огня обороняющегося, темнота обеспечивает внезапность и не дает противнику возможности легко определить направление главного удара, облегчает маскировку войск, усиливает моральное потрясение противника в ходе атаки, а в некоторых случаях уравновешивает соотношение сил и позволяет выйти из тяжелого положения.

Местность, на которой предстоит действовать, должна изучаться не только в дневных, но и в ночных условиях. Рекомендации и наставления советовали вести ночной бой небольшими силами, но если силы значительны, то в темноте необходимо сблизиться с противником, а атаковать - на рассвете. Особое внимание уделялось использованию прожекторов – прежде всего в оборонительном ночном бою. Но прожектор может быть полезен и в наступательном бою (высвечивая цель атаки), а также применяться для сигнализации. Прожектора неприятеля рекомендовалось уничтожать артиллерийским огнем.

6.jpg

Главная роль в ночном бою принадлежит пехоте, а конницу и артиллерию рекомендовано применять преимущественно на рассвете. Причем кавалерийские части смогут эффективно действовать на фланги и тыл противника.

При развертывании в боевой порядок и при движении войсками соблюдается полная тишина, сигналы не применяются, команды отдаются вполголоса, запрещено курить и зажигать огни. Если войска попадают под луч прожектора, предписывалось немедленно ложиться.

Боевой порядок пехоты в ночном бою - строй поротно на сближенных интервалах и дистанциях. Роты движутся в строе повзводно, во взводных колоннах или в развернутом строе.

Особое значение придавалось связности боевого порядка, резервам, охранению и службе дозоров. Причем, в состав застав и дозоров предписывалось включать людей, обладающих острым зрением и хорошим слухом.

В ночном бою признавалась желательной атака без стрельбы – выдвинувшись к противнику на возможно близкое расстояние.

Ночное время налагало ограничения на преследование противника после успешного боя – преследовать предписывалось при исключительно благоприятных условиях и только на короткое расстояние.

Самым главным для войск, успешно проведших ночной наступательный бой, было закрепиться на захваченных позициях. Контратака противника в ночном бою представляла повышенную опасность.

В обороне предписывалось резервы иметь на более близких дистанциях, чем в дневном бою, а на флангах сосредоточить войсковые группы («уступы») - для защиты от охвата противником. Артиллерия в ночном оборонительном бою должна эффективно простреливать вероятные подступы к позиции, а конница располагается на флангах и в тылу.

Также особое значение придавалось секретам, заставам, полевым караулам и дозорам.

0_Страница_01.jpg

Огонь из орудий и пулеметов предписывалось открывать по данным дневной наводки, а винтовочный огонь – в упор. Ночные действия артиллерии выражаются в ночном занятии и оборудовании позиций или их смене под прикрытием темноты, а также в ночных стрельбах с заблаговременно (засветло) занятых и пристрелянных позиций. Ночной артиллерийский огонь применим в позиционной войне как со стороны обороняющегося, так и наступающего, а в маневренной - со стороны обороняющегося. Огонь ведется преимущественно с целью образования огневой завесы на определенном участке позиции – ночной заградительный огонь должен прикрыть окопы своей пехоты от атаки противника и противодействовать пехоте противника приблизиться к своей позиции, а при контратаке - перенести огонь в тыл (чтобы задержать резервы противника).

Ночная атака обычно готовилась и осуществлялась в следующей последовательности.

Приказ об атаке отдавался за несколько часов до темноты, производилась разведка путей наступления, назначались сборные пункты для движения и исходные рубежи для атаки. Все лишнее оставлялось в тылу, особенно лошади и повозки. Если без лошадей нельзя было обойтись, принимались меры, чтобы они не фыркали и не ржали. Копыта и колеса телег обвязывались соломой и тряпками. Назначались условные слова (пропуск) и надевались белые повязки, иногда пропитанные фосфором (видимость до 30 шагов). Запас ручных гранат на бойцах увеличивался. Винтовки разряжались. Брались ножницы для резки проволоки, осветительные и сигнальные ракеты. Устанавливались сигналы ракетами и звуковые (крик птиц, животных и т. д.) сигналы. Запрещалось говорить, курить, зажигать огонь, стучать. Назначались проводники, а места остановок обозначались условными знаками. Атака производилась без крика «ура» и без выстрела.

Русские войска умели эффективно действовать в ночном бою. Ночь – надежный союзник русских войск.

Так, в ходе ночного боя 8 декабря 1914 г. у д.д. Клишов - Рембов части 3-й гренадерской дивизии восстановили положение на фронте, захватив важные опорные пункты. Потеряв 70 человек убитыми и 363 ранеными, гренадеры уничтожили 950 солдат и офицеров противника, захватили 1361 пленного, 24 пулемета и 4 орудия.

Документ, сообщавший о действиях русских войск в ходе Варшавско-Ивангородской операции 1914 г., засвидетельствовал, как один из русских корпусов три ночи подряд применял ночные атаки – несмотря на специфику плацдарма и большие потери, войска сражались настойчиво и с большим подъемом [Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Варшавско-Ивангородская операция. М., 1938. С. 207.].

В ходе январских боев 1915 г. на р. Бзуре целью русских было прорвать немецкие позиции - для чего был предпринят ряд ночных атак. В ночь на 22-е января в наступлении приняли участие 5 рот 199-го пехотного полка и 2 батальона 313-го пехотного полка. Наступление было неожиданное - артиллерийской подготовки не производилось. Ночь была очень темная, местами русские бойцы шли по колени в воде (оттепель). 5 рот 199-го полка перешли Бзуру, и, не открывая огня, штыковым ударом овладели д. М. Камион, окопавшись южнее. Проволока (1 - 2 ряда), окружавшая германские позиции, была перерезана ножницами. Наступление велось в колонне по отделениям, а для атаки частично выстраивали развернутый строй, частично же были в полуротных колоннах.

23-го была начата артиллерийская подготовка, но она велась уже в темноте и результатов не дала. В 20 часов пехота пошла в атаку. Батальон 199-го полка поротно двинулся на д. Б. Камион, без открытия огня выбил противника и овладел деревней. 313-й полк продвинулся лишь до д. М. Камион.

24-го января 199-й полк, несмотря на огонь немцев с 3 сторон, продержался на занятых позициях до темноты. Подошли резервы - 13-й гренадерский полк и 2 роты 199-го полка. Атаку костела должны были осуществлять лейб-гренадеры при поддержке 199-го полка (одна рота последнего наступала на рощу южнее костела, другая - уступом левее, еще две - в резерве). Атака была начата в 3 часа 40 минут – части шли в развернутых строях без выстрела - в полной тишине. Немцы открыли сильнейший огонь, а затем бросились в контратаку, завязав упорный рукопашный бой. С севера в костел ворвались гренадеры и около 4 часов 20 минут немцы (в количестве 600 человек) сдались. Потери гренадер и пехотинцев 199-го полка - свыше 2000 человек.

Перед ночной атакой высоты 384 у Бобулинце в ходе декабрьской операции на Стрыпе 1915 г. к ночной атаке готовились очень тщательно. Комсостав (начиная с командиров рот) атакующей 3-й Туркестанской стрелковой бригады лично проводил разведку - из передовых окопов. Чтобы во время атаки высоты наступающие части не сбились с нужного направления, главный пункт атаки освещался прожектором.

Проходы в проволочных заграждениях были пробиты артиллерией заблаговременно, а артиллерия была заранее пристреляна к неприятельским окопам и огневым точкам - на тот случай, если противник успеет открыть огонь в момент атаки. Тяжелая артиллерия в течение суток, предшествующих атаке, должна была разрушить проволоку на фронте примерно в 300 саженей. Данный тактический прием представляет особый интерес – маскируясь под беспокоящий огонь (чтобы не привлекать внимание австрийцев), артиллерия постепенно и точечно должна была нейтрализовать огневые точки противника и проложить проходы в проволочных заграждениях. Причем, артиллерия была пристреляна и к целям на 2-й линии обороны и на соседних боевых участках.

При помощи цветных ракет между пехотой и артиллерией было налажено взаимодействие.

В течение ночи перед атакой разведчики и саперы должны были сделать еще до 30-ти проходов в проволочных заграждениях - и проходы были расчищены ножницами и подрывными средствами. Накануне атаки саперы и разведчики с помощью ножниц и подрывных зарядов проделали дополнительные проходы в проволочных заграждениях противника. Для поддержки атаки на флангах 3-й бригады заранее были пристреляны пулеметы – как бригады, так и 43-й дивизии. В качестве целей выступали разведанные огневые точки противника.

Эшелонирование бригады в наступлении также было немаловажным фактором достижения успеха - полки первой волны должны были захватить позицию австрийцев, продвинувшись до артиллерийских позиций противника, овладеть орудиями и закрепиться, а полки второй волны должны были зайти плечом и обеспечить первую линию от атак с флангов.

Но, вследствие недостатка артиллерийских боеприпасов, артиллерийская подготовка была сведена к минимуму. Во многом это обстоятельство объясняет другой тактический прием командования бригады - исходя из того, что артиллерия оказалась не в силах подготовить атаку стрелков, было решено атаковать без непосредственной артиллерийской подготовки, на рассвете, рассчитывая на фактор внезапности.

Готовя атаку бригады, тяжелая артиллерия выпустила 900 снарядов – крайне малое по всем нормативам количество.

На участке атаки противник обладал серьезными оборонительными позициями. Главная полоса обороны имела проволочное заграждение глубиной от 8 до 10 кольев, 2-я передовая полоса 4 - 5 кольев - фестонами (не сплошная) (где помещалось сторожевое охранение). На передовой полосе висели пустые банки от консервов и ручные гранаты, у заграждений были вырыты ямы.

25 декабря 1915 г. около 5 часов бригада приготовилась к ночной атаке на 1-километровом расстоянии от высоты 384. Прожектор у Доброполе должен был высвечивать цель атаки. Два полка бригады развернулись в 1-й линии на 2-3-километровом фронте, в затылок им встали 2 полка второй линии на дистанции 500 м от полков первого эшелона. Каждый полк первого эшелона на своем километровом фронте имел два батальона в первой линии и два во второй. Полки второго эшелона также эшелонировали батальоны в глубину. Роты образовали три штурмовых волны: первая волна атаки, вторая волна чистильщиков окопов, третья волна поддержек.

За два часа до рассвета стрелки поднялись и пошли в атаку, но у проволочных заграждений были остановлены огнем австрийцев. Показательно, что только к 7 часам, когда туркестанцы подошли к проволочным заграждениям, противник заметил наступление и открыл огонь. Согласно более поздним показаниям пленных, австрийцы атаки не ожидали – эффект тактической внезапности был достигнут.

Русская артиллерия и пулеметы открыли огонь по заранее пристрелянным окопам и огневым точкам, заставив противника замолчать. Проволочные заграждения были основательно разрушены во время подготовки атаки, и стрелкам осталось расчистить и расширить проходы. Эта задача была успешно выполнена, причем еще в темноте. После 20-минутного огня атака снова возобновилась.

К 8 часам 30 минутам туркестанские стрелки преодолели все три оборонительные полосы противника, после чего сопротивление австрийцев прекратилось, и они начал сдаваться в плен целыми ротами. Некоторые роты головных полков дошли до артиллерийских батарей и захватили 12 орудий. Все это свидетельствовало об удавшемся тактическом прорыве. По русским данным, трофеями стали 21 офицер, 1056 нижних чинов и 2 пулемета.

Но прорвавшиеся стрелки попали под комбинированный стрелково-артиллерийский огонь с трех сторон - из-за Стрыпы (тыловая линия обороны противника) и с флангов - с высот 382 (3-4 км) и 380 (2 км). Образовался огневой мешок. Дальше пройти атакующие также не могли, так как наткнулись на тыловую линию обороны и т. н. «отсечные позиции» (оплетенные проволочными заграждениями) на флангах.

Около 10 часов, сосредоточив на господствующих высотах резервы, австрийцы после мощной артиллерийской подготовки перешли в контратаку. В то же время части 43-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса (три полка), предназначенные для развития успеха туркестанцев, не смогли преодолеть заградительного огня противника – австрийская артиллерия огнем отрезала прорвавшихся от резервов. Вспомогательная атака частей 26-й и 43-й пехотных дивизий, наткнувшись на не поврежденное проволочное заграждение, захлебнулась.

Участок атаки (около 2-х км по фронту), подвергся перекрестному огню легкой и тяжелой артиллерии противника - не имея возможности продвигаться вперед, оказавшиеся в простреливаемом с 3-х сторон артиллерией и пулеметами огневом мешке, стрелки несли потери. Дело осложнилось тем, что, не скорректировав огонь, русская артиллерия накрыла своих же солдат в захваченных вражеских траншеях.

Не успев под сильным огнем окопаться, расстреливаемые почти со всех направлений, контратакуемые вражеской пехотой, после 10 часов 30 минут туркестанцы стали отступать с захваченной ими высоты; потеряв до 1 тыс. человек пленными и оставив захваченные 12 орудий. Австрийцы заявили о 700 русских пленных.

Вторичная атака туркестанцев успеха не достигла – стрелки начали закрепляться среди проволочных заграждений - в непосредственном соприкосновении с австрийцами.

Потери бригады - 52 офицера и 3642 нижних чина (свыше половины состава соединения). Тактически неудачное наступление у Бобулинце – пример успешной ночной атаки и грамотной реализации фактора внезапности. Тщательная подготовка, использование опыта предшествующих боев дали себя знать – удалось осуществить полноценный тактический прорыв позиционного фронта противника. Причем это было сделано с минимальным расходом боеприпасов. Артиллерия, с одной стороны, смогла обеспечить наличие необходимых проходов в проволочных заграждениях противника, но с другой – фактом огня по своим частям в значительной мере способствовала свертыванию успешного наступления. То обстоятельство, что она не смогла сопровождать огнем наступающую пехоту и вести эффективную контрбатарейную борьбу, в значительной мере повлияло на конечный результат боя.

24 декабря 1916 г. в ходе Митавской операции русские войска в ходе ночной атаки захватили участок немецкой позиции, известный под названием «немецкой пулеметной горки». «Горка» была укреплена немцами очень сильно и искусно. Ее опоясывали глубокие окопы, одетые солидными бревнами, имелись многочисленные полосы проволочных заграждений, частью скрытые во рвах; мощные блиндажи могли противостоять огню тяжелой артиллерии; вдоль линии окопов шла электрическая узкоколейка. Многочисленные, отлично скрытые пулеметы и сильная артиллерия способствовали тому, что «Горка» считалась неприступной.

Но в ходе внезапной ночной атаки латышские стрелковые части прорвали фронт немецких окопов влево от «Горки» и вышли ей в тыл. По заранее выработанному и тщательно продуманному плану русская артиллерия поставила огневую завесу в тылу и на флангах пулеметной горки. Резервы немцев подойти на помощь не смогли – «Горка» оказалась отрезанной и попала в руки русских.

Успешно действовали русские части и целом ряде других больших и малых ночных боев.

Без огневой подготовки были возможны внезапные и ночные атаки. Темнота лишала противника возможности применить все свои ресурсы и технические средства ведения боя. В сочетании с внезапностью такой маневр приводил к необходимому тактическому результату. Особенно эффективны были ночные бои на своей территории. Так, в августе 1915 г. у с. с. Пиотроково, Вышки (у г. Бельска) русские войска, ведя арьергардный бой, атаковали подразделения германского 125-го пехотного полка. Германский фронтовик вспоминал: «…можно было различить в темноте, выше линии горизонта, широкую черную массу, которая бесшумно приближалась. Это был русский батальон, который, как и весь полк, получил приказ задержать нас, чтобы таким образом обеспечить погрузку частей в близлежащем Бельске. Несмотря на сильный огонь, противник, без выстрела и без звука двигавшийся вперед сомкнутой массой с ружьями на руку, шел вперед до тех пор, пока не врезался в наши ряды… С жутким спокойствием мощно наступали атакующие, - и выполнили свою задачу, хотя и понеся тяжелые потери».

Лесной бой

Лесной бой представлял особую тревогу для наступающего – достаточно представить всю трудность наступления через лес. Обороняющийся мог упорно держаться против превосходящих сил противника, артиллерия которого стеснена условиями местности. Необходимо тесное взаимодействие наступающих стрелков с пулеметами, минометами, и артиллерией сопровождения.

0_Страница_05.jpg

0_Страница_26.jpg

При обороне леса решающее влияние оказывало использование пулеметов и удачное применение ручных гранат. Как и бои в населенных пунктах, лесной бой требовал наличия самостоятельных инициативных действий младших командиров и отдельных бойцов, а численное превосходство имело второстепенное значение по сравнению с храбростью бойца в ближнем бою.

9.jpg

Германские разведчики.

7.jpg

Сама местность Русского фронта способствовала наличию большого количества лесных боев, в которых русская армия чувствовала себя очень уверенно.

0_Страница_12.jpg

8.jpg

Так, в ходе Восточно-Прусской операции 1914 г. 16-го августа ландверная дивизия Гольца вела бой в лесу Кеммерей, причем самому фон дер Гольцу пришлось в нем поучаствовать - его штаб был рассеян натиском русской пехоты, опрокинувшей его части.

0_Страница_14.jpg

Первая Августовская операция 1914 г. была выиграна прежде всего за счет умения русских войск действовать в лесу. Очевидец отмечал специфику лесного боя на минимальной дистанции: «Одиннадцать часов в этот день здесь шел лесной бой на дистанции от двадцати до ста шагов. Подвигались медленно среди стволов деревьев, старых огромных сосен в два обхвата, перебегая через полянки, изрытые окопами, и выбивая немцев штыками. В лесу было тяжело тем, что утрачиваешь связь с соседними частями... Но стрелкам нравилось в лесу… Нравилось потому, что в лесу было «свободнее» от артиллерии. Только дороги осыпались непрерывным градом шрапнелей и гранат, а под деревьями было легко» [Бои на Немане и в Августовских лесах. Одесса, 1914. С. 13.].

0_Страница_28.jpg

Русские части брали штыковым ударом позицию за позицией. Противник поражал бойцов сверху, сзади, в спину – но не смог остановить русские полки.

0_Страница_29.jpg

Русский военный корреспондент свидетельствовал: «…. Окопы там, это - сплошная ткань, вышитая засеками. Ее бы следовало оставить такой, как она есть, вечным памятником русских солдат и их доблестных офицеров. Ворвись сюда кто-либо другой, — он бы попятился перед неодолимой позицией. Наши, усеивая все наши рвы и окопы своими трупами, брали штыками позицию за позицией. Немцы били их из глубоких провалов, поражали сверху, с деревьев, перебегая … из траншеи в траншею, продвинувшихся вперед поражали в спины из хорошо замаскированных блиндажей, но не могли остановить дивные, воскрешавшие свою историческую славу полки… Рассказывают, что в августовских дебрях находили много тел, точно обнявшихся перед смертью. Умирали, схватившись. Даже смерть не разжимала рук. Сейчас еще лежат массы павших … лишь отойдешь в сторону от дороги, - изо рва или перепутавшейся поросли на тебя смотрят широко открытые остановившиеся глаза... Германская армия будет помнить Августовские леса» (Там же. С. 15-16.).

10.jpg

Германская оборона в лесу.

11.jpg

После лесного боя. Павшие русские бойцы.

Русские части умело маневрировали в лесу. Так, 19 сентября 1914 г. в ходе Первой Августовской операции 3-я финляндская стрелковая бригада повернула на помощь 4-й бригаде с целью ударить германцам в тыл. Противник оставил д. Гаврихруду и занял полотно железной дороги. После тщательной разведки, 3-я и 4-я бригады атаковали германцев, быстро проскочив через просеку. В течение ночи противник оставил лес, и 3-я бригада после тщательной разведки, связавшись с артиллерией и добившись поддержки своих гаубиц, вышла на опушку леса, опрокинула врага, захватив 3 орудия, и закрепила лес за собой.

12.jpg

Лесные окопы с двухъярусной обороной.

Карпатская битва, бои под Красноставом 1915 г. и др. схватки в местности, усложненной наличием лесных массивов, – яркий пример тактического мастерства солдат и офицеров Русской Императорской армии.

0_Страница_31.jpg

13.jpg

В Карпатах.

Герой.jpg

Действия против укрепленных позиций рассмотрим в цикле статей, посвященном позиционной войне. Здесь же отметим, что в начале Первой мировой войны действиям против укрепленных позиций не придавали должного значения – несмотря на опыт Русско-японской войны, продолжительный позиционный характер широкомасштабного противостояния отрицался.

Действующие на начало войны наставления, уставы и инструкции отмечали, что перед штурмом вражеских укрепленных позиций, саперами в искусственных препятствиях противника создаются проходы, достаточно широкие для действий войск.

При штурме укрепленной позиции фронтальные атаки должны сочетаться с действиями во фланг противника. Сущность позиционной войны в условиях сплошной укрепленной линии обороны противника в должной мере не понималась, о чем свидетельствует, например, утверждение о том, что «овладеть укрепленной позицией одним фронтальным ударом может удастся только при исключительно благоприятных условиях».

Автор:

578

Поделиться:

Вернуться назад