14-й Автопулеметный взвод летом 1915 г. Ч. 2. "Внезапность или смерть"

Русская армия

14-й Автопулеметный взвод летом 1915 г. Ч. 2. "Внезапность или смерть"

14 августа 2023 г.

Ранее мы увидели действия 14-го Автопулеметного взвода под Томашовым и Криницей (14-й Автопулеметный взвод летом 1915 г. Ч. 1. "Засадный полк"). Теперь взглянем на действия русских броневиков под Дембицей и Избицей.

14-й автопулеметный взвод (2 пулеметных броневика типа Остин) русской императорской армии активно действовал в июньских боях 1915 г. в Польше – в один из самых тяжелых для русской армии периодов Первой мировой войны. Взводу пришлось действовать в ходе Таневской оборонительной операции 18 – 25 июня 1915 г. 3-й и 4-й армий русского Северо-Западного фронта против австро-венгерской 4-й и германской 11-й армий. Главным для русских войск было – путем активной обороны максимально снизить темпы наступления австро-германских войск после успешной для них Горлицкой стратегической операции.

На первом этапе операции 14-й, 24-й армейские и 3-й Кавказский армейский корпуса русской 3-й армии перешли в наступление, пытаясь активными действиями облегчить оперативно-тактическую обстановку, сложившуюся на фронте 9-го, 10-го и 15-го армейских корпусов.

Броневики Остин - Нива. - 1916. - № 4..jpg

Бронеавтомобили Остин. Нива. - 1916. - № 4.

18-го июня автопулеметный взвод поддерживал действия 279-го пехотного Лохвицкого полка 70-й пехотной дивизии 14-го армейского корпуса. Подразделение получило от командира полка боевую задачу: «выехать вперед в направлении д. д. Бжаница - Пустыня и обстрелять противника, разворачивающегося впереди д. Пустынь и скопляющегося у костела д. Пустынь».

Артиллерийский огонь австрийцев был беспорядочен и слаб - чувствовалось отсутствие артиллерийских наблюдательных пунктов.

Бронемашины взвода пошли в атаку задним ходом - на дистанции 100 - 150 шагов.

Огнем броневики отбросили австрийцев в лес но, вследствие того, что был израсходован весь запас воды, необходимый для охлаждения пулеметов, отошли на выжидательную позицию. Заменив воду в пулеметах, взвод вторично пошел в атаку. Во время второй атаки бронеавтомобили прорвались глубже в расположение противника – по данным командира взвода, был обстрелян резерв австрийской пехоты численностью до 3-х батальонов. Вследствие неисправности одной из машин, взвод был вынужден выйти из боя.

Следовало сделать тактический перерыв – в условиях преобладания австро-германских войск в артиллерии главным фактором, позволявшим броневикам действовать успешно – была внезапность.

Но обстановка потребовала, чтобы уже на следующий день, 19-го июня, взвод поддерживал наступление 82-го пехотного Дагестанского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича полка (21-я пехотная дивизия 3-го Кавказского армейского корпуса).

Тактическая обстановка в этом бою была более сложной. Позиции полка располагались за дер. Избица, а наступающие германцы находились в лесу на расстоянии 600 шагов. Вся дорога и дефиле сильно обстреливались германской артиллерией. Тем не менее, броневому взводу была поставлена задача: «поддержать атаку Дагестанского пехотного полка, усиленного частями 18-й пехотной дивизии». Выжидательная позиция взвода находилась в дер. Избица, а исходная – в 1 км от окопов 82-го пехотного Дагестанского полка. Командир подразделения решил действовать так: «Когда пехота начнет наступление, бронеавтомобили по очереди будут ходить в атаку и своим огнем заставлять немцев прятаться для ослабления их огня и облегчения продвижения пехоты».

19.jpg

В 17 часов 45 минут 82-й пехотный Дагестанский полк начал контрнаступление, и машины поочередно, под огнем германской артиллерии, передним ходом атаковали противника. Германская артиллерия все время била по шоссе. После 6 атак, совместными усилиями пехоты и броневиков, к 21 часу 45 минутам германцы были отброшены.

Наступившая темнота, в связи с неясностью обстановки и отсутствием резерва, не позволила развить преследование.

На этот раз следовало обязательно отправить броневой взвод в тыл или на другой участок фронта – присутствие подразделения было замечено противником. А это могло иметь для него самые гибельные последствия. Но уж больно напряженной была обстановка на фронте.

И 20-го июня автопулеметный взвод осуществил 3-ю за 3 дня – и последнюю - атаку. Ему было приказано поддержать наступление 70-го пехотного Рязанского полка 18-й пехотной дивизии. Элемент тактической внезапности полностью был утрачен – ранее броневики поддерживали наступление частей 14-го армейского и 3-го Кавказского армейского корпусов, - но взвод пошел в атаку, так как обстановка требовала поддержать крайне утомленную пехоту.

При первой же атаке один бронеавтомобиль был разбит прямым попаданием снаряда, а у второго снарядом была сбита башня. Атака окончилась неудачей - взвод погиб. Пехота также не продвинулась вперед.

Документы засвидетельствовали геройскую гибель экипажей русских броневиков: «…после того как шофер был ранен, а помощник его убит, желая спасти остальных членов экипажа, младший унтер-офицер Василий Скрыпник самоотверженно стрелял из пулемета до тех пор, пока не был сам убит и взорван автомобиль … В то время когда снарядом были вырваны передние дверцы, ефрейтор Сергей Антипин самоотверженно подавал патроны пулеметчику - унтер-офицеру, пока не был убит пулей в лоб и сгорел во взорвавшемся автомобиле».

При сложившейся тактической обстановке очередное появление броневиков в районе, где они уже ранее неоднократно действовали, было нецелесообразно. Ведь фактор тактической внезапности – главный союзник действий броневых частей в годы Первой мировой войны. Именно из-за отсутствия внезапности броневики 14-го взвода в конечном счете и погибли. Причем, судя по дневнику, командир взвода это предчувствовал. Но обстановка требовала присутствия бронемашин в боевых порядках пехоты, и они пошли в атаку – фактически на верную гибель.

В завершение приведем выдержки из документов, отражающих подвиги чинов 14-го Автопулеметного взвода.

Перуанский Владимир Иванович, штабс-капитан, стал кавалером Георгиевского Оружия (ВП от 24. 01. 1917) "за то, что, состоя командиром броневой машины «Дерзкий» 14-го пулеметного автомобильного взвода, в арьергардных боях 15-го, 16-го, 19-го и 20-го июня 1915 года под Томашевым, Криницами, Лабунами, Красне и Избицей, жертвуя собой, под убийственным огнем тяжелой и легкой артиллерии, выкатывался в расположение противника, наносил огнем пулеметов огромные потери, заставлял развертываться противника, чем выигрывалось время для занятия главными силами нашей пехоты позиции без потерь. В бою 20-го июня, находясь под обстрелом тяжелой артиллерии, попавшим в его автомобиль снарядом был тяжело ранен, от какового ранения он скончался".

Перуанский_Владимир_Иванович.jpg

Перуанский Владимир Иванович

Соколов Николай Петрович, штабс-капитан, стал кавалером Георгиевского Оружия (ВП от 24. 01. 1917) "за то, что, будучи в чине подпоручика и состоя командиром броневой машины «Деловой», в арьергардных боях 15, 16, 19 и 20 июня 1915 года под Томашевым, Криницами, Лабунами, Красне и Избицей под убийственным огнем тяжелой и легкой артиллерии и натиска превосходных сил противника, выкатывался значительно вперед к стороне противника и, удерживаясь на этих позициях, наносил огнем своих пулеметов большие ему потери, чем приносил огромную пользу своим войскам. В бою под Избицей, когда снарядом тяжелой артиллерии противника была повреждена управляемая им машина, он был контужен".

Лаврентьев Владимир Васильевич, подполковник, стал кавалером Георгиевского Оружия (ВП от 24. 01. 1917) "за то, что, состоя командиром 14-го пулеметно-автомобильного взвода, в боях 15 - 19 июня 1915 года под Томашевым, Криницами, Лабунами, Красне и Избицей, когда войскам нашим приходилось отходить при крайне тяжелых обстоятельствах, под энергичным натиском противника и под сильнейшим огнем его артиллерии, неоднократно с явною опасностью для жизни выезжал со своим взводом вперед за наши арьергарды и метким огнем своих пулеметов рассеивал германские авангарды и тем обеспечивал отход наших войск. В бою 20-го того же июня оба автомобиля были встречены залпами тяжелой батареи, причем 3-мя снарядами один автомобиль был настолько поврежден, что воспламенился и сгорел, а другой получил две пробоины. В этом бою из трех офицеров взвода один был тяжело ранен и два контужены".

Говоря о подвигах нижних чинов, документ отмечал, что: «Командир 14-го автопулеметного взвода рапортом от 12 января [1916] с. г. донес, что приказом по XXIV армейскому корпусу от 19 декабря 1915 года за № 345 награждены за выдающиеся подвиги в боях против неприятеля 14-го автопулеметного взвода младший унтер-офицер Скрыпник Василий Георгиевским крестом I-й степени № 2798 и ефрейтор Антипин Сергей Георгиевским крестом III-й степени № 99775.

Кавалером Георгиевского Креста 1-й степени стал Москалев Алексей Алексеевич, ефрейтор, охотник: "За то, что 20. 06. 1915, во время атаки противника у с. Красного, ввел машину в цепь противника и дал возможность поражать своими пулеметами их фланги. Попавшим артиллерийским снарядом в машину был ранен, но, несмотря на ранение, в момент, когда машина от снаряда перестала работать, силился завести ее, но, будучи ранен в ногу, упал и не мог помочь двинуться машине".

Кавалером Георгиевского Креста 1-й степени стал Скрыпник Василий Тимофеевич, младший унтер-офицер: "За то, что в бою 20. 06. 1915, после того, как шофер был ранен и помощник убит, желая спасти оставшихся в живых офицера и шофера, и пулеметного ефрейтора, самоотверженно стрелял из пулемета до тех пор, пока сам не был убит и взорван автомобиль".

Кавалером Георгиевского Креста 1-й степени стал Плосконосов Сергей Дмитриевич, ефрейтор: "За то, что в бою 20. 06. 1915, когда снарядом вырвало двери, в которые свободно влетали пули, продолжал поражать врага до тех пор, пока не был послан раненым своим командиром автомобиля за помощью. Приказание это выполнил под градом пуль противника, перебежав для этого поражаемое пространство свыше 250 шагов".

Кавалерами Георгиевского Креста 2-й степени стали Москалев Алексей Алексеевич и Дедулов Александр Александрович, ефрейторы, охотники, каждый: "За то, что в бою 16. 06. 1915 под Криницами, будучи шофером на броневой машине, несмотря на тяжелый и губительный огонь артиллерии противника, спокойно и храбро управлял машиной, давая передний и задний ход. Умелыми и быстрыми маневрами способствовал уничтожению более 120 германцев. В бою под с. Лабуне, когда противник засыпал село тяжелыми снарядами, спокойно выждал это время и по отходе нашей пехоты, через два часа, в упор подвел машину к наступавшей пехоте и способствовал нанесению ей поражения".

Кавалерами Георгиевского Креста 2-й степени стали Скрыпник Василий Тимофеевич и Белянин Александр Виссарионович, младшие унтер-офицеры, пулеметчики, Неудачин Федор Андреевич и Плосконосов Сергей Дмитриевич, ефрейторы, пулеметчики, каждый из которых: "За то, что в бою 16. 06. 1915 под Криницей, будучи по очереди разведчиком, обнаружил наступление германской пехоты; искусно маскируя зеленью автомобили, давал возможность подходить противнику до 100 шагов, после чего метким огнем пулеметов уничтожал его. Тогда же, но уже на другой позиции, при наступлении трех германских рот, дал им подойти на 200 шагов и метким огнем пулеметов завалил дорогу и лощину трупами врага. Такой меткой и губительной стрельбой так подействовал на врага, что он отказался от атак. В тот же день, в бою под с. Лабуне, будучи более 2 часов один при отходе наших войск, несмотря на бывший перед этим губительный огонь тяжелой и легкой артиллерии противника, дождался его и огнем в упор нанес ему тяжелое поражение".

Окончание следует

Статьи из этой серии

14-й Автопулеметный взвод летом 1915 г. Ч. 1. "Засадный полк"

Автор:

771

Поделиться:

Вернуться назад