Императорское благословение. Высочайший смотр в Сарыкамыше и Меджинкерте 1 декабря 1914 г.

Фото-видео

Императорское благословение. Высочайший смотр в Сарыкамыше и Меджинкерте 1 декабря 1914 г.

8 марта 2024 г.

1 - 2 декабря 1914 г. Император Николай II совершил визит в Кавказскую армию: он лично награждал отличившихся военнослужащих, провел встречу с командным составом.

Посмотрим на подробности этого важного мероприятия.

1 декабря 1914 г. в 9 утра (то есть за 8 дней до начала Сарыкамышской операции) Государь на поезде прибыл на станцию Сарыкамыш.

1.jpg

Сарыкамыш. Император принимает ординарцев на железнодорожной станции.

Участник поездки вспоминал: «Утро было туманное, густой иней садился всюду. Среди этой морозной мглы по сторонам пути все время рисовались конные фигуры кавказских казаков, охраняющих путь Государя Императора в этой глухой далекой пограничной полосе. Кругом шли пустынные поля, попадались селения, в которых много виднелось хлеба, скирдов сена и соломы, видно было, что местность здесь плодородная и урожаи постоянны. Население встречалось не русское, преобладали смуглые, черные лица, по преимуществу армяне, греки. Чем ближе поезд подходил к Сарыкамышу, тем выше поднимались горы, но горы уже не голые, а покрытые красивым сосновым лесом».

На вокзале Император (в форме 80-го пехотного Кабардинского генерал-фельдмаршала князя Барятинского полка, Шефом которого он состоял) принял рапорт командира 80-го пехотного полка полковника В. М. Барковского.

2.jpg

Император выслушивает доклад командира 80-го пехотного Кабардинского полка.

Барковский.jpg

Командир 80-го полка полковник В. М. Барковский через месяц после рассматриваемых событий погибнет (4 января 1915 г. во время атаки Верхнего Сарыкамыша) и станет кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени, Георгиевского Оружия, а также будет произведен в генерал-майоры - посмертно.

Знамя полка держал отличившийся в боях подпрапорщик Яковенко. Командир полка доложил, что Яковенко был дважды контужен в бою и, за выбытием офицеров, командовал ротой – несмотря на тяжелую контузию, оставался в строю почти всю ночь и отправился в лазарет только после приказа командира батальона. Яковенко уже имел 3 Георгиевских Креста, и Император вручил ему Георгия 1-й степени.

3.jpg

Подпрапорщик Яковенко со знаменем полка.

Журнал военных действий части следующим образом передает этот момент: "1 декабря. Около 10 часов утра почетный караул кабардинцев имел счастье представиться своему Августейшему Шефу, а нижние чины удостоены получить из рук Его Величества георгиевские кресты".

Начальник охраны Государя следующим образом передавал свои впечатления: «...приехали в Сарыкамыш. Маленький населенный военный поселок. На вокзале Государь был приятно поражен, что его встречал почетный караул Кабардинского пехотного полка, в котором Государь состоял шефом. Здоровый, веселый вид солдат. Молодцеватая выправка. У офицеров характерные кавказские шашки. … Государь подошел к лихому на вид знаменщику с тремя Георгиевскими крестами. Командир полка доложил, что это подпрапорщик Яковенко. Он был два раза контужен в бою. За выбытием офицеров командовал ротою, оставался в бою целую ночь и пошел в лазарет только после энергичного приказания командира батальона. Государь поблагодарил Яковенко, повесил ему Георгиевский крест первой степени и обратился к караулу со словами: «За боевую службу спасибо вам, молодцы». В ответ послышалось: «Рады стараться, Ваше Императорское Величество», - и чувствовалось, что в этом энергичном ответе обет своему Государю, обет, который выполнила вся Кавказская армия во славу Великой России» (Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция (1914-1917 г.г.). Т. 1. - Нью-Йорк, 1960. 61-62.).

Затем Император общался с местными жителями - и население, смешавшись с казаками и солдатами, с восторгом приветствовало царя.

6.jpg

Сарыкамыш. Император отбывает из гарнизонной церкви после молебствия.

Посетив церковь Михаила Архангела, Император прошелся по центральной улице Сарыкамыша и побеседовал с боевыми офицерами.

4.jpg

Сарыкамыш. Отбытие Императора в Меджинкерт.

В 16.30. Николай II отправился на автомобиле в с. Меджинкерт (село западнее Сарыкамыша, в 1,5 км от старой границы Российской империи). Путь лежал к передовым позициям - автомобили кортежа неслись по прекрасному шоссе. По сторонам дороги тянулись войска. Сосновые леса, спускались почти к дороге, селений было мало (лишь 2 аула, в которых стояли тыловые части, обоз). Иногда попадались приюты Красного Креста с надписями: «чайная для проходящих команд», «временный перевязочный пункт» и т. п.

5.jpg

Вдоль дороги стояли саперы. Император, проезжая мимо этих команд, замедлял движение и здоровался с саперами. Наконец – Меджинкерт. Здесь находится пост пограничной стражи, а на горе Ах-баба недавно была турецкая позиция. Именно здесь собрались представители всех кавказских войск - тех героев, которые покрыли себя славой в новой русско-турецкой войне, храбрейшие из храбрых. Здесь было собрано по 5 человек от роты.

7.jpg

Меджинкерт. Император на площади, где собраны подразделения, прибывшие с передовых позиций.

Героям Кавказской армии приходилось вести тяжелую борьбу с природой: в горных ущельях, среди каменистой природы и на значительных высотах, в лютые морозы и ветра.

8.jpg

Император награждает пластунов за боевые подвиги.

Именно их Император и награждал - отличившихся солдат и казаков, которые прибыли с передовых позиций. Очевидец вспоминал: «Люди были выстроены по трем сторонам. На правом фланге стояли полки кавказских дивизий, затем пластуны, далее конные части Кубанского и Терского войска, а на левом фланге артиллеристы и пограничная стража. Все это были по преимуществу pyccкиe люди, молодые, в возрасте около 25-ти лет, с едва пробивающимися усами и с загорелыми юными лицами. Если шестьдесят лет тому назад мы восторгались типами наших стариков Николаевских солдат, служивших здесь во время Кавказской войны и так художественно изображенных Горшельтом, то с не меньшим наслаждением можно было смотреть на эти молодые лица солдат армии Императора Николая II. Государь вышел из автомобиля и тихо, не спеша, подошел к войскам и громким ясным голосом сказал: «Здорово, молодцы». Дружно единодушно ответили тысячи голосов: «3дравия желаем, Ваше Императорское Величество». Затем Государь подошел к правому флангу и лично начал награждать солдат георгиевскими крестами и изредка медалями. Тут в самом начале произошел удивительный случай, который так высоко характеризует нашего русского солдата. Когда Его Величество передал георгиевский крест правофланговому и тот сказал: «Покорнейше благодарю Ваше Императорское Величество», и Государь уже начал передавать крест второму солдату, то послышался отчетливый голос этого русского рядового: «Я, Ваше Императорское Величество, не участвовал в бою». Государь быстро взглянул на рядового, помолчал, и затем громко сказал: «Молодец, наверное скоро заслужишь. Хорошо что по совести заявил мне»».

Эпизод произвел на присутствующих глубокое впечатление (причина была в том, что на правом фланге встала рота, не все чины которой побывали в бою – на ее правом фланге и находился упомянутый рядовой; далее шли бойцы, заслужившие боевые награды).

Государь обходил шеренгу за шеренгой, задавая солдатам разные вопросы. В частности, интересовался – кто был ранен. В это время к Императору подошел офицер с рукой на перевязи – сообщивший, что в его роте ecть раненые солдаты и один из них ранен вместе с ним. Император спрашивает: «И вы тоже были ранены вместе с ним?» - указывая на рядового, который только что получил Георгия. И получил утвердительный ответ.

Обход продолжался достаточно долго. Следовали вопросы: «Ты ранен в голову, ну что теперь заживает?», «Ты какой губернии, в какой роте служишь, которого числа ранен?» и т.д.

Некоторые награждаемые обращали на себя особенное внимание – как, например, подпрапорщик 155-го пехотного Кубинского полка Петюкевич - высокий, худой и довольно стройный человек лет 50-ти. Подпрапорщик на службе 29 лет, а в ходе кампании 1914 г. непрерывно участвовал в боях – и этого человека беззаветной храбрости ротный командир представил к Георгию 4-й и 3-й степеней. Герой был незамедлительно награжден.

А 2 фельдшера того же полка (1-й роты – Белоконев и 8-й роты – Стромилов) в течение 16 дней не оставляли позиции и не уходили с передовой – непрерывно оказывая помощь раненым.

И, как отмечал очевидец, «Вся эта картина, когда Царь, окруженный Свитой и офицерами, обходил своих героических солдат, производила необыкновенно сильное впечатление».

13.jpg

Император награждает за боевые подвиги терских казаков.

Из высшего комсостава Кавказской армии на мероприятии присутствовали: помощник командующего Кавказской армией генерал от инфантерии А. З. Мышлаевский, начальник штаба Кавказской армии генерал-лейтенант Н. Н. Юденич, командир 1-го Кавказского армейского корпуса генерал от инфантерии Г. Э. Берхман.

11.jpg

Император беседует с комкором Г. Э. Берхманом (мы писали о его вкладе в сарыкамышскую победу - см. Главный герой Сарыкамыша).

Солдат 12-й роты 13-го Туркестанского стрелкового полка Федот Игнатенко захватил (после штыкового боя) в плен 5 турок, а старший унтер-офицер 15-го Туркестанского стрелкового полка Романов в ходе боя за высоту уничтожил 2 турецких офицеров (в ходе взятия высоты подразделение, несмотря на большие потери, удержало взятое за собой) – и таких эпизодов была масса.

12.jpg

Император выслушивает доклад о боевых действиях казаков.

Интересную характеристику участник мероприятия дал пластунам: «Необычайно красивый, представительный и боевой вид имеют пластуны. Это все молодой, ловкий, стройный народ, они прекрасно одеты в свои черкески, по зимнему времени, на меху, лохматые рыжеватые папахи спускаются до самих бровей, за плечами башлык, на поясе кинжал, а через плечо шашка. Все они вооружены, конечно, трехлинейными винтовками, Рассказы об их подвигах прямо сказочны. Они как кошки подползают к неприятелю, вырезывают часовых и сообщают самые ценные сведения о расположении противника. Очень xopoшие отзывы от всех приходилось слышать об их начальнике генерал-майоре Пржевальском, ныне уже удостоенном пожалования ордена Св. Георгия за славные бои под Сарыкамышем. Его Величество по-прежнему, с полным вниманием, выслушивал доклад пластунов об их боевых подвигах, некоторые казаки сразу получали Георгиевский крест 3-й и даже 2-й степени. Так, подхорунжий 8-го Кубанского пластунского батальона Белоглазов был удостоен сразу Георгия 2-й степени».

15.jpg

Пластуны.

Интересно, что при 11-м пластунском батальоне был сформирован небольшой отряд армян-добровольцев – инициатором его создания, а также спонсором стал Ефрем Агабабьянц. Последний снарядил и содержал 20 человек за свой счет и, по свидетельству командира батальона войскового старшины Демяника, превосходно сражался. Агабабьянц и его дружина отваживались на самые рискованные предприятия. В итоге, Агабабьянц, за храбрость, получил из рук Государя Георгиевскую медаль.

14.jpg

Доброволец Агабабьянц (справа), удостоенный Георгиевской медали.

Вот Император приближается к казакам 1-го Уманского бригадира Головатова полка.

9.jpg

Император награждает за боевые подвиги казаков 1-го Уманского бригадира Головатова полка Кубанского казачьего войска.

На правом фланге строя, в руках казака, - полковой значок с серебряной скобой (приз за рубку 1913 г.). 1-я, 2-я и 3-я сотни полка совершили коллективный подвиг – в ходе конной атаки захватили неприятельские окопы, изрубив до 200 человек и захватив в плен более 100 турок.

10.jpg

Полковой значок 1-го Уманского казачьего полка.

Приняв от местного населения хлеб-соль и наградив воинов, Николай II произнес речь: «Я рад, что мог прибыть сюда на границу России и лично поблагодарить и наградить представителей моих доблестных кавказских войск за их геройскиe подвиги в нынешнюю воину. Уверен, что все части по примеру своих славных предков доблестно послужат России и мне. Всем вам за службу мое сердечное «спасибо».

Под громовое «ура» новоиспеченных георгиевских кавалеров, Император сел в автомобиль, а толпа героев-кавказцев кидала шапки вверх, навешивала папахи на штыки винтовок, продолжая кричать «ура».

Когда Император и сопровождающие отъехали, генералы, офицеры и простые кубанские и терские казаки на конях бросились провожать Государя - началась лихая скачка по сторонам царского пути.

А в это время вблизи шоссе, в ущельях и горах курды и передовые турецкие подразделения уже проводили рекогносцировку и занимали позиции – перед решающим броском турецкого «блицкрига». Но турецкие корпуса были наголову разгромлены Кавказской армией – потеряв огромное количество людей убитыми, ранеными, обмороженными и пленными.

город Саракамыш, декабрь 1914 года.jpg

Герои-пластуны.

Таким образом, прибытие Императора на боевые позиции в канун вражеского наступления в ходе Сарыкамышской операции имело далеко идущие последствия: воодушевленные войска вписали одни из наиболее блестящих лавров в летопись русских побед. Государь благословил под Сарыкамышем 1 декабря 1914-го войска Кавказской армии – и последние, отражая турецкое наступление, в скором времени разгромили противника. Как отметил Д. Н. Дубенский: «Наши кавказцы, воодушевленные Царским посещением, совершили небывалые победы. Во время жестоких морозов, в снежную бурю, в горных ущельях и теснинах они разбили три турецких корпуса и сделали все предприятия турецкой армии на долгое время неосуществимыми. Русский народ, Русская армия, вероятно, в своих сказаниях, былинах, песнях объединят имена Сарыкамыша и Меджингерта, Императора Николая II и разгром турецкой apмии» (Дубенский Д. Н. Его Императорское Величество государь император Николай Александрович в действующей армии. Т. 2. Пг., 1915.).

Император Николай Второй  награждает пластунов..jpg

Император Николай II награждает пластунов.

А. И. Спиридович писал: «От старых кавказских героев … я слышал лично, что в том горячем порыве, в том энтузиазме, который объединил в те дни Кавказскую армию, от молодого солдата и юного офицера, до их, убеленных сединами, старших начальников, до Наместника включительно, в этом, почти сверхъестественном подвиге, большую роль сыграло, только что совершившееся перед тем, посещение фронта и Края Государем Императором» (Указ. соч. Т. 1. С. 66.).

Автор:

927

Поделиться:

Вернуться назад