Русская пехота под огненным ударом

Вооружение и снаряжение

Русская пехота под огненным ударом

29 мая 2021 г.

В Карпатах русские солдаты впервые испытали на себе воздействие огнеметов – захватив и первые образцы огнеметного оружия.

2.jpg

21 апреля 1915 г. в ходе боя за гору Макувка от воздействия австро-германских огнеметов погибли бойцы 147-го пехотного Самарского полка, погребенные в братской могиле.

Очевидец вспоминал: «Передо мной, рядом с каким-то незнакомым и замысловатым прибором и двумя жестянками с бензином, разбросав ноги и мучительно запрокинув голову, лежит человек, обращенный в кусок угля. Мясо на ногах его выжжено до костей, сожжены даже кости, а вместо лица - гримаса безобразной черной маски, без носа, без глаз, без кожи. Coжжены сапоги, сожжен поясной ремень, патронные cyмки, но металлические патроны остались лежать на своих местах, справа и слева, на высоте поясницы. Верхняя часть шинели, неведомо почему, уцелела и лишь местами покрыта копотью... Передо мной – нижний чин 147 пех. Самарcкого полка, одна из потрясающих жертв противника и его нового средства борьбы с нами. Ему недостаточно всего того ужаса, который им посеян уже на полях этой страшной войны. Он не устает и, вероятно, не устанет быть чудовищем. Он направляет в живые глаза чeлoвека тонкое жало своего прибора, выбрасывающее струю огненной смерти... Он делает это, вероятно, так же просто и спокойно, как дышит, как пишет письмо на родину, как меняет вонючее белье... Может быть, даже еще спокойнее!».

1.jpg

Первое потрясение прошло, эти события не прошли мимо командования – и в России также начались разработки огнеметного оружия. И скоро наша страна станет флагманом Антанты в этом вопросе (см. Огнеметные подразделения Русской Армии - детище Императора Николая II).

Австрийский огнемет.jpg

Первая же массированная огнеметная атака состоялась 27 октября 1916 г.

Как мы ранее отмечали, уже в начале 1915 г. в составе германской армии появилась первая огнеметная часть – пионерный добровольческий батальон (впоследствии – 3-й гвардейский пионерный батальон и гвардейский резервный пионерный полк).

Вначале батальон включал в себя 6 рот, а с 1917 г. - 12. Каждая рота была оснащена 20-ю тяжелыми и 18-ю ранцевыми огнеметами. Если ранцевый огнемет обслуживался 2-мя бойцами (один носил баллон с огнесмесью, другой – осуществлял огнеметание), то тяжелый – целым расчетом. Огнепускание у первых огнеметов осуществлялось посредством сжатого азота, воспламеняемого в трубе.

Являясь элитной, ударной частью, огнеметчики отличались и соответствующей символикой: на погонах саперного образца (черных с красной окантовкой) стояла шифровка «MW» (Minenwerfer). Но самое главное – кайзер присвоил огнеметным частям особую эмблему – т. н. «мертвую голову». Серебряная «мертвая голова» наносилась на круглую черную нашивку, носимую на обшлаге левого рукава.

1.jpg

Огнеметчики 3-го гвардейского пионерного батальона с огнеметом «Клейф» обр. 1915 г. 1916 год. Thomas Wictor Flamethrower Troops of World War I., 2010.

Огнеметчики отлично проявили себя на Французском фронте в 1915 - 1916 гг., но первая массированная атака на Русском фронте не оправдала ожиданий германского командования.

Русская армия отражала атаку новейшего оружия противника - германцы применили ранцевые огнеметы в бою у Скробова 27. 10. 1916 г.

К утру этого дня позицию, выдвинутую на западный берег ручья, занимали: пехотные 218-й Горбатовский, 217-й Ковровский полки и 2 батальона 322-го пехотного Солигачского полка 35-го армейского корпуса. Резервы и артиллерия находились восточнее Скробовского ручья. Русская позиция включала в себя несколько линий траншей, соединенных соответствующими ходами сообщения. Удаленность передовых окопов от позиций противника составляла от нескольких десятков до 300 шагов. Причем на отдельных участках проволочное заграждение было общим.

Большим подспорьем для русских частей было то обстоятельство, что качественно сработала разведка – она предупредила о применении немцами огнеметов именно 27-го октября. В некоторых ротах офицеры объяснили солдатам устройство и принципы применения огнеметного оружия, кое-где даже были созданы запасы воды для тушения пожаров.

С 6-ти до 10-ти часов ураганный огонь германской артиллерии равнял с землей позиции русской артиллерии и пехоты (на восточном берегу Скробовского ручья), в дальнейшем передвинувшись на позиции, находившиеся на западном берегу ручья. Противник огнем, переходящим в ураганный, систематически разрушал русские окопы. К 15-ти часам многие солдаты и офицеры на передовой уже погибли, а уцелевшие отлеживались в убежищах.

Пользуясь тем, что наблюдение со стороны русских ослабло, германцы между 14-ю и 15-ю часами и осуществили огнеметную атаку. Выход огнеметчиков в атаку ничем не отличался от обыкновенного наступления пехоты: различить на расстоянии огнеметчиков и гренадеров было невозможно. Но на некоторых, максимально сближенных участках позиций, огнеметчики начали действовать из собственных окопов. Так, на боевом участке 6-й роты 217-го пехотного полка (удаленность от окопов противника 30 метров) немецкие огнеметчики вылезли на бруствер своего окопа и начали огненную атаку. Но дальности не хватало, и лишь в одну бойницу русского окопа угодило несколько капель горючей жидкости - они обожгли одного бойца. Через 2 - 3 минуты дерзкие огнеметчики были отогнаны. На боевом участке 6-й роты 218-го пехотного полка (удаленность от окопов противника 25 метров) произошло тоже самое – но пламя достигло русского окопа и зажгло его.

2..jpg

Германский огнеметчик. Рисунок очевидца. Илл. из работы С. Цабеля. 1918 г.

Во время наступления огнеметчики собирались в группы по 5 - 10 человек. В состав такой группы, кроме непосредственно огнеметчиков, входили бойцы с гранатами и ручными пулеметами. Обычная пехота шла сзади.

Подходя шагов на 150 к русским окопам, огнеметчики создавали дымовую завесу – она должна была прикрыть их от прицельного огня русской пехоты. Струя из огнемета направлялась в землю, вследствие чего образовывался густой черно-сизый дым, эффективно скрывавший огнеметчиков. Пользуясь дымзавесой, огнеметчики продвигались вперед на несколько шагов, а затем повторяли то же самое - пока не достигали русских окопов.

Многие русские солдаты воспринимали дымзавесу как начало газовой атаки и спешили надеть противогазы, и лишь спустя некоторое время, сообразив, что ветер дует в сторону противника, срывали противогазы.

Достигнув русских позиций, огнеметчики перемещались вдоль окопов, поливая огнем их защитников.

Действие огнеметчиков было зафиксировано на всем боевом участке позиции – но сплошной цепи не было. Применение огнеметов было зафиксировано очевидцами из состава 9-й, 11-й, 12-й и 14-й рот 218-го полка, 1-й, 2-й, 6-й, 14-й и 16-й рот 217-го полка и 7-й и 8-й рот 322-го полка. Очевидцы замечали действовавшие против своего участка как группы в 1 - 2 огнемета, так и более крупные группы из 4 огнеметов. Общее количество действовавших огнеметов оценивалось в 50 - 60 единиц.

Главное, что выручило русских солдат – это предупреждение разведки. «Предупрежден – значит вооружен» - никогда, наверное, данный принцип не нашел более яркое воплощение, как в этом бою. Сильным пулеметно-винтовочным огнем русские сорвали атаку германской пехоты, усиленной огнеметчиками, с большими для нее потерями. Они пресекли создание единого фронта огнеметчиков – вместо него последние рассыпались на отдельные группы, поражаемые с флангов огнем стрелкового оружия.

По показаниям очевидцев, в этом бою немцы применяли огнеметы двух типов.

Первый выпускал струю пламени (сплошную или не сплошную, на расстояние до 20 метров). Сплошная струя имела вид волнистой огненной линии, «постепенно расширившейся к концу и почти не коптящей», а не сплошная представляла серию огненных брызг, бьющих из огнемета. Струя, падая на землю, давала густое черное облако.

Второй выпускал струю едкой жидкости – она не горела, но при падении на землю давала обильный сизый дым. Попадая на шинели и другие части снаряжении, эта жидкость их прожигала. После того как данная жидкость обрабатывала участок местности, он воспламенялся с помощью огнеметов первого типа.

Огнеметов первого типа было значительно больше, чем второго.

Германский огнемет 2.jpg

Русские потери: в Горбатовском полку – до 25, а в Ковровском полку – 4 легко обожженных бойцов. Причем через корпусные лечебные учреждения прошло лишь 5 обожженных человек. Источник отмечал, что ожоги имели желтый цвет, кожа иногда трескалась, а из трещин выступала кровь.

Специально созданная комиссия для изучения применения противником нового оружия пришла к следующим выводам.

Немцами применялись огнеметы 3 типов: а) малые, переносимые бойцом на спине, причем тот же боец держит в одной руке (в основном левой) шланг (брандспойт); б) средние – обслуживались двумя или тремя людьми (брандспойт нес одиночный человек) и в) большие - действующие прямо из окопа, в этом случае брандспойт, тяжелый и длинный, переносило 2 - 3 человека.

Малый огнемет имел следующую конструкцию: на спине огнеметчика крепилось два цилиндра, один под другим (высота и диаметр соответственно 60/30 и 20/10 сантиметров). Первый цилиндр крепился за плечами, а второй находился на пояснице. Брандспойт выходил из-под левой руки огнеметчика – и последний, ведя огонь, поводил им из стороны в сторону.

Средний огнемет имел больший резервуар – несший его человек «сгибался под тяжестью цилиндра». Брандспойт выходил с правой стороны несущего его бойца - как бы в положении «на руку». За расчетом огнемета перемещалось еще несколько человек, несших на спинах цилиндры.

Указывалось, что специальных способов борьбы с огнеметчиками нет.

Бойцы 218-го и 217-го полков стреляли в них из винтовок и пулеметов, метали гранаты – но обратить вражеских огнеметчиков в бегство им не удалось. Причина – в незначительном количестве уцелевших бойцов передовых окопов (ураганный артиллерийский и минометный огонь немцев не только вывел из строя большинство людей, но и оружие – которое было засыпано землей и песком; некоторые солдаты сменили несколько винтовок - забирая целые у убитых и раненых товарищей; а в 217-м полку наблюдались случаи, когда, после выхода винтовок из строя, защитники окопов переходили в контратаки против цепи огнеметчиков – и, не доходя 30 шагов до цели, были встречены огненными струями и возвращались в свои окопы).

Иногда огнеметчики поражались русской артиллерией – но это поражение было случайным, т. к. целенаправленного артогня по ним никто не вел - вследствие близкого расстояния от русских окопов, на котором огнеметчики действовали.

Во время проведенных после боя контратак со стороны русских резервов применение немцами огнеметов было обнаружено лишь дважды: 1) при наступлении 2 рот 219-го полка утром 28-го октября на выс. «Бово» - русские были встречены сильным винтовочно-пулеметным огнем и огненной струей, выбрасываемой на 15 - 20-метровое расстояние; струя выбрасывалась прямо из окопа, с определенными промежутками; длительность огнепуска колебалась от нескольких секунд до минуты; сколько действовало огнеметов - установить не удалось; 2) против батальона 321-го полка, двинувшегося в 6 часов 28-го октября в контратаку на т. н. «лорийские и австрийские окопы» - удалось установить действие 2 - 3 огнеметов.

Докладчик приходил к таким выводам:

1) Огнеметы являются оружием ближнего боя с дальностью действия не свыше 30 - 40 шагов – то есть непосредственную опасность они могут представлять только для защитников окопов, расположенных на соответствующем удалении от неприятельских. В противном случае огнеметы должны быть доставлены на указанную дистанцию - и лишь после этого они могут применяться в боевых целях.

2) Из-за малой дальности действия огнеметы ни в коем случае не могут заменить артиллерийскую подготовку, пулеметный и винтовочный огонь и даже ручные гранаты. То есть являются исключительно вспомогательным средством, дополняющим прочие виды огня.

3) Моральный эффект, производимый огнеметами на защитников окопов, уступает впечатлениям от прочих видов огня и удушающих газов.

4) Применение огнеметов будет успешным лишь для довершения разгрома уже расстроенного предыдущим боем противника - сопротивление которого во многом сломлено.

5) Наступать могут огнеметчики лишь под прикрытием дымовой завесы.

6) Одни лишь огнеметы, без поддержки гренадер, пулеметчиков и пехотинцев не могут ни занять, ни удержать территорию.

7) Наиболее надежное средство против огнеметчиков – комбинированный огонь.

8) Контратака против огнеметчиков опасна – ведь контратакующие, двигаясь вперед, сами приближаются к огнеметам на дистанцию огневыстрела.

9) Необходимо особое наблюдение за действиями огнеметчиков.

10) Бойцы должны быть знакомы с устройством огнеметов и тактикой их применения.

11) На случай прорыва огнеметчиков противника ближайшие резервы должны находиться во второй линии окопов – не скучиваясь в укрытиях, т. к. 1 - 2 огнеметчика могут отрезать им выход.

12) В окопах следует иметь запасы воды, песка и (или) рыхлой земли.

Германский огнемет.jpg

Очевидцы отмечали, что впечатление, производимое огнеметами (в отличие от эффекта традиционных видов оружия) было ничтожно - особенно после того, как русские бойцы убедились, что струя огнемета опасна лишь на расстоянии 20 - 25 шагов, а сами огнеметчики могут продвигаться только шагом. Правда, отдельные русские бойцы криками, что «окопы горят» и «немцы пущают огонь» сильно нервировали остальных бойцов - как на передовой, так и в ближайших резервах.

В итоге, в отличие от Французского фронта, первый "огнеметный блин" у немцев на Русском фронте действительно получился комом – применение массы из 50 - 60-ти ранцевых огнеметов в бою у Скробова не принесло противнику даже минимального тактического эффекта.

Причем необходимо отметить, что действия германских огнеметчиков в этом бою были значительно облегчены двумя немаловажными обстоятельствами. Во-первых, из-за многочасовой артиллерийской подготовки большинство защитников русских передовых позиций к моменту огнеметной атаки уже были выведены из строя. Во-вторых, русская артиллерия, вследствие близкого расположения русских и германских позиций опасаясь поразить своих, не вела огня по атакующим огнеметчикам противника.

Автор:

718

Поделиться:

Вернуться назад