Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 6. Третья армия в кровавом водовороте

1915

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 6. Третья армия в кровавом водовороте

26 ноября 2020 г.

Завершился 1-й этап второго (оборонительного) периода сражения (Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 5. Под ударом - 13-я армия).

II. 20 – 22 июля. Борьба с последним прорывом противника. Занятие тыловых позиций, завершение операции.

Выведя германскую 11-ю армию на правый берег р. Вепрж, А. фон Макензен 20-го июля вновь прорвал фронт русской 3-й армии (позиции 14-го армейского корпуса). В течение суток русские войска вели ожесточенные бои по локализации прорыва. В Журнале военных действий лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка гвардейской стрелковой бригады имеется следующая запись: «21-го июля. Наступление противника на фронте XIV армейского корпуса отбито контратаками».

00042.jpg

Но резервы армии были израсходованы на ликвидацию прорыва.

Учитывая это обстоятельство, а также тот факт, что эвакуация Варшавы завершилась, командование Северо-Западного фронта 21-го июля отдало распоряжение о планомерном отводе армий Южной группы фронта на фронт Моцарже – Ломжа – Остров – Брок – Жулин – Едлянка – Коцк – Остров - Опалин - Оздютичн или Опалин - Турийск. Так, в вышеуказанном документе отмечено: «С 20-го на 21-ое июля, в ночь, в виду неуспеха в XIV-м армейском корпусе, отошли на позиции у дер. Кробоноша».

Отход 14-го армейского корпуса и подвиг терских казаков у деревни Чулчице.

Соединения армии отступали с арьергардными боями. В ходе этих боев отличились подразделения 2-й Сводной казачьей дивизии, спасшей пехоту 14-го армейского корпуса. И. Ф. Рубец писал: «Конная атака 2-й сотни есаула Негодкова и 6-й сотни хорунжего Кулеша 1-го Волгского казачьего полка у посада Савин и с. Чулчицы ... Наступление задержано, но сотни понесли большие потери. Убит хорунжий Кулеш».

В час ночи 22-го июля германская пехота у дер. Чулчице прорвалась на стыке двух дивизий 14-го армейского корпуса - между подразделениями 71-го пехотного Белевского полка 18-й пехотной дивизии и 279-го пехотного Лохвицкого полка 70-й пехотной дивизии. 71-й полк отступил к дер. Сайгаце - в прорыв устремилась германская пехота. 279-й полк также готовился отходить, что ставило в тяжелое положение штаб, батареи и тылы корпуса.

Командующий 2-й Сводной казачьей дивизией для парирования прорыва противника выдвинул 2 резервные сотни 1-го Волгского казачьего полка.

П. Н. Краснов вспоминал: «2-я и 6-я сотни этого полка ночью на 22 июля 1915 года у посада Савин атаковали в конном строю наступавшую на нас и уже прорвавшую фронт нашей пехоты германскую пехоту, навели на нее панику и порубили батальон германцев. Пали смертью храбрых офицер и казаки.

Помню лунный сумрак, зарево горящей деревни и круглый холм вдали, ярко озаренный огнями пожаров, на котором, как иглы, появились силуэты германцев. Помню противное ощущение свиста и щелканья пуль, которые били по нас спереди и слева. Помню стройную фигуру командира Лохвицкого пехотного полка, подошедшего с полным трагического значения докладом: «Полк дольше держаться не может, мы отходим».

Я вызвал две сотни Волгцев и 1-й Линейный казачий полк. Через пять минут появились темные фигуры казаков. Они на рыси снимали папахи, крестились, скидывали из-за спины винтовки, готовясь соскочить для пешего боя.

- Одеть винтовки! - крикнул я. - Атака в конном строю. …

Ко мне подъехал командир сотни.

- Кого атаковать? - спросил он.

- Строй лаву, - скомандовал я, - 2-я сотня в первую линию, 6-я за нею на триста шагов. Направление на круглый холм...

Сотня поскакала, выстраивая лаву. Замелькали казаки с развевающимися за плечами башлыками…. За 2-й сотней стала разворачиваться и 6-я…. Вспыхивали впереди огоньки ружейных выстрелов, влево, звеня котелками, с глухим гомоном, шла отступающая пехота. Когда они подошли к неприятелю на полверсты, неприятель увидел их и открыл страшный огонь из винтовок и пулеметов. Короткий, страшный гик, трескотня ружей и томительная тишина…. Я проехал еще вперед и понял, что победа наша».

Другой очевидец писал об атаке: «Передовые люди …. увлеченные молодым доблестным офицером хорунжим Кулешем, подскочили к окопам. Здесь, под ними - их было шесть человек, убили лошадей. «Братцы, все одно погибать» - крикнул кто-то из казаков. Кулеш и с ним шестеро казаков бросились в окопы и начали работу кинжалами. Во время этой схватки Кулеш был убит выстрелом из ружья в упор в рот. Германцы столпились вокруг шести смельчаков. В эту минуту на выручку казакам подоспели остальные казаки. Началась рубка.

92.jpg

По всему фронту целой германской дивизии пронеслось известие, что массы казаков атакуют германцев. Цепи начали отходить. На выручку начальник дивизии бросил батальон германской пехоты, который колонной бегом побежал к месту схватки. На него наскочила, прошедшая сквозь 6-ю сотню, вторая сотня есаула Сурикова. Германцы бросили ружья и подняли руки вверх. Казаки, исполняя приказ своего начальника, их изрубили и бросились дальше к господскому двору деревни Став, где помещался штаб германский пехотной дивизии. Штаб обратился в поспешное бегство. Но болото, узкая гать и наступившая полная темнота остановили дальнейшее движение Волгцев. …. Наши потери - около 25 казаков, потери германцев - более 500 изрубленных пехотинцев. Но не так был важен материальный убыток неприятеля от этой конной атаки двух сотен… не более двухсот всадников, как важно было нравственное потрясение германских войск, наступавших к Влодаве, и что оно было весьма велико, показали дальнейшие события».

Наступление противника на этом участке фронта было остановлено на 5 суток.

На фронте 2-го Сибирского и 24-го армейских корпусов.

Медленно подавался в эти дни назад и правый фланг 3-й армии – 2-й Сибирский армейский корпус. В Журнале 18-го сибирского стрелкового полка отмечено: 20-го июля «…противник открыл артиллерийскую подготовку и в 10 часов утра началось его наступление». Многократные атаки германцев были отбиты. В 11 часов части корпуса заняли северный берег р. Свинка. Около 13 часов 5-я сибирская стрелковая дивизия выбила противника из фольв. Веселувка. Но правый фланг соединения был вынужден отойти за р. Свинку: «…чтобы не быть обойденными противником».

Соединения 2-го Сибирского армейского корпуса взаимодействовали с частями 24-го армейского корпуса. 49-я пехотная дивизия 24-го армейского корпуса с линии Горбатувка - Малиновка нанесла противнику удар во фланг у пос. Пугачев. 195-й пехотный Оровайский полк находился в дивизионном резерве и использовался для нанесения контрударов. 20-го июля полк совершил марш и атаковал противника у леса Ясенец. Неприятельские позиции были взяты, а захваченные пленные (30 человек) были переколоты штыками за применение разрывных пуль. К 20 часам дивизия заняла западную опушку леса восточнее фольв. и дер. Веселувка.

4-я и 5-я сибирские стрелковые дивизии также перешли в наступление.

Дальнейшее наступление 49-й пехотной дивизии было остановлено, а ее части отведены. Причем 196-й пехотный Инсарский полк отходил под огнем тяжелой артиллерии противника. Отступили и сибирские стрелки.

21-го июля 2-й Сибирский армейский корпус и 49-я пехотная дивизия заняли позиции на высотах д. д. Пугачев - Большая Богданка - Дратов. И, хотя удалось удержать позиции («ему [противнику] приходилось в беспорядке отходить с большими потерями от пулеметного и орудийного огня»), в ночь на 22-е июля по приказу командующего армией 2-й Сибирский армейский корпус отошел в район Песя - Воля. Причиной отхода стал очередной прорыв германцев – на участке 195-го пехотного Оровайского полка.

niva05_11_1915.jpg

Сражение на фронте 1-й гвардейской пехотной дивизии.

Соединения русского Гвардейского корпуса, вынужденные отходить вследствие общей остановки на фронте 3-й армии, вели упорные арьергардные бои.

На фронте 1-й гвардейской пехотной дивизии Гвардейского корпуса ожесточенные бои вел лейб-гвардии Преображенский Его Величества полк. 20-го июля полк выдержал атаки противника на фронте южнее д. д. Ольховец – Свенцица - высота 214. В 12 часов, после артиллерийской подготовки, 3-й и 4-й гвардейские гренадерские полки германской 2-й гвардейской дивизии атаковали позиции Преображенского полка, но были отбиты. Повторная атака, произведенная около 16 часов, также была отражена. «Весь день артиллерийский огонь - пехота продвинуться не могла» - отмечено в материалах германского 4-го гвардейского артиллерийского полка. В истории 4-го гвардейского гренадерского королевы Августы полка содержится следующая запись: «После сильной артиллерийской подготовки началось наступление, окончившееся неудачей».

21-го июля, после очередного отхода, на рассвете полк занял боевой участок у д. д. Буссовка – Вербица, а в ночь на 22-е июля начал отход на позицию Тарнов - Хутча.

На правом фланге преображенцев находился лейб-гвардии Измайловский Его Величества полк – «со времени после Красностава эти два полка почти непрерывно рядом». Фронтовик вспоминал: «Бой под Ольховцем был очень жаркий. Неприятель переходил в атаку несколько раз, как против нас, так и против преображенцев. Потери от артиллерийского огня были значительные». Полк, после отхода с позиции у дер. Буссовка, 22-го июля дал противнику бой у дер. Вулька Тарновская. Офицер полка позднее писал: «Характер боев в Холмскую операцию был трафаретным. Когда наши окопы на новой позиции были готовы, германская артиллерия начинала ураганный огонь… Невидимый нами противник обсыпал нас свинцовым огнем, оставаясь совершенно безнаказанным, ибо наша артиллерия терпела сильный недостаток в снарядах. Так как пехотные цепи противника или вовсе не появлялись иногда в течение первого дня или первоначально были плохо видны из-за дальности расстояния до них… то люди в наших окопах долгое время оставались вне активного участия в бою».

Лейб-гвардии Семеновский полк находился в резерве 1-й гвардейской пехотной дивизии.

Участвовали в боях на этом этапе операции и части 2-й гвардейской пехотной дивизии русского Гвардейского корпуса. Отступив под прикрытием частей 2-й Сводной казачьей дивизии, 19-го июля соединение заняло позиции по линии д. д. Кулик – Стренчин – Зосин.

20-го июля дивизия вела упорные бои с наседающим врагом. В Журнале боевых действий соединения отмечено: «2-я Казачья сводная дивизия ночью отведена в тыл и спешно направлена в стык между гвардией и XIV армейским корпусом, к шоссе Холм - Влодава. Московцы и Гренадеры - без перемен; Павловцы - отражали атаки противника, удержавшись на своем участке; Финляндцы - после сильной артиллерийской подготовки подверглись жестоким атакам неприятельской пехоты. К вечеру положение было полностью восстановлено.

Противник: XXII резервный корпус, после сильной артиллерийской подготовки, перешел в наступление. 208-й резервный пехотный полк направлен на Зосин; 207-й резервный пехотный полк - на участок от него восточнее; ему содействовал атакой соседний 3-й гвардейский пехотный полк».

Подвиг финляндцев в бою у деревни Кулик. Мужество 2-й гвардейской пехотной дивизии.

Лейб-гвардии Финляндский полк 20-го июля у дер. Кулик выдержал упорный бой с германскими частями. Батальоны финляндцев занимали оборону у леса и деревни, имея на фланге лейб-гвардии Московский полк.

2-й, 3-й и 4-й батальоны находились на позициях, а 1-й был в полковом резерве.

Понеся большие потери от артиллерийского огня противника, правый фланг 2-го батальона был вынужден отойти, потеряв господствующую высоту, находившуюся на стыке финляндцев и павловцев - ключ позиции полка. 1-й батальон перешел в контратаку, выбил противника с высоты и прочно её занял. Потеряв командира, 1-й батальон восстановил положение и прочно удерживал позиции на правом фланге полка вплоть до окончания боя.

3-й батальон также был вынужден покинуть окопы, разрушенные артиллерийским огнем противника. Атакованный превосходящими силами германцев, понеся большие потери, он отошел на другую опушку леса, где и закрепился.

4-й батальон также подвергся атаке, но благодаря решительным и тактически грамотным действиям своего командира, контратаковал своими резервными ротами. Батальон не только восстановил свое положение, но и овладел частью окопов 3-го батальона.

Командир 4-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка штабс-капитан А. Н. Моллер вспоминал о завязке боя: «Как мне … сознался по телефону командир нашей батареи … снарядов настолько мало, что приказано стрелять нашей артиллерии лишь в нужную минуту и только по близким целям… все внимание ротных командиров я обратил на возможно лучшую маскировку окопов и щелей… Не успели роты еще пообедать, как противник стал вести интенсивную пристрелку по деревне, сразу же несколькими очередями зажегши ближайшие к моему наблюдательному пункту и участку 16-й роты халупы. Крытые соломой, они вспыхнули как факелы и, развивши невероятную жару, запалили и все соседние с ними строения. Через несколько минут это было море сплошного огня. … Артиллерия противника, не прекращая вести интенсивный огонь по дер. Кулик, уже гвоздила тяжелой по «мнимому месту» батальонного резерва, да так - что целые деревья дыбом взлетали там выше леса… Противник не только не умолкал, но теперь его артиллерия била буквально барабанным огнем - так, что от этого звука и сотрясения разрывов становилась тяжелой голова и где-то долбило в затылке».

А. Моллер.jpeg

А. Н. Моллер.

Другой очевидец писал: «… часов с 10-ти противник начал обстрел наших позиций по всему фронту легкой и тяжелой артиллерией. Постепенно усиливаясь, канонада вскоре превратилась в сплошной грохот, в котором трудно было различить отдельные выстрелы. С моего наблюдательного пункта видно было, как тяжелые немецкие чемоданы вздымали огромные фонтаны земли и валили деревья в лесу. Связь с передовыми батальонами постоянно прерывалась, пока не удавалось восстановить ее героическими усилиями молодцов телефонистов. Из батальонов стали поступать донесения о потерях и сильных разрушениях; на перевязочный пункт прибывали в большом числе раненые».

После артиллерийской подготовки, причинившей гвардейцам чувствительные потери, в 14 часов началась атака германской пехоты: «…на пригорке перед окопами батальона появились каски, сначала редкие, а затем все гуще и гуще. Затрещали пулеметы и забил характерным звуком пулевой дождь. Ему ответили резким звуком пулеметы 13-й роты и заклокотал ружейный огонь». Огонь русских пулеметов явился ключевым фактором, позволившим отразить натиск противника, уже вклинившего в расположение финляндцев.

А. Н. Моллер так передавал накал боя: «Пулемет, пулемет!.. Где пулемет?! - кричал я … «Стрелять из пулемета!.. Понял?!». … побежал вдоль окопа и велел вытаскивать пулемет. Солдаты 13-й (роты – А. О.) уже палили по густым цепям немцев, шедших, бежавших и валивших на фланге леса и окопы 15-й. Подпрапорщик Великопольский с пулеметчиками 13-й роты спешно вытаскивали пулемет на траверс окопа, и он уже застрочил, через головы правофлангового окопа 13-й, по окопам 15-ой. … «Где другой, другой пулемет?» - кричал я, надрываясь…. Оказалось, он не действует, так как был завален. Но отлегало от сердца, т. к. взятые обстрелом вдоль, окопы 15-й роты стали очищаться выскакивающими и бросающимися целыми группами назад немцами, и по ним вдруг, правда с задержками и перебоями, заработал и второй пулемет 13-й роты». Контратака русских пехотинцев решила успех боя: «Выскочив из полосы дыма, я увидел, как передовые цепи 16-й уже вбегали по … склону к лесу, и немцы, вскакивая, отстреливаясь и мечась между деревьями, убегали в лес… неприятель густо стал мелькать между деревьев и, отбегая вдоль опушки, повалил массой назад. Люди 16-й, кто стоя, кто лежа, кто с колена, остановившись на склоне оврага, палили во всю по ним, через головы своих…. Наконец, махая левой рукой и подойдя к опушке, мне удалось прекратить стрельбу и приказать подтянуться всем к лесу и окапываться…. Я обходил окапывающихся и благодарил за лихую атаку. Потерь все же было не мало, и на всем склоне, то тут, то там лежали убитые и раненые. Зато опушка леса была почти вся завалена трупами и тяжело ранеными немцами - Прусскими Гвардейцами!».

niva04_31_1916.jpg

Русские гвардейцы 2-й дивизии проявили в этом бою особенный героизм. Так, раненый, но не ушедший с позиций штабс-капитан А. Н. Моллер лично руководил действиями пулеметчиков - он приказал вытащить из окопа единственный уцелевший пулемет и, установив его внутри окопа, - открыть огонь по обходящим фланг батальона германцам. Один из солдат команды связи бросился передать приказ, но сразу же был убит, а следующий за ним ранен. Тогда старший унтер-офицер 13-й роты Солдатов в одиночку вытащил пулемет и открыл губительный огонь по приближающимся германцам - они не выдержали пулеметного огня и залегли. Через 2 - 3 минуты стакан шрапнели попал герою в живот - но и лежа на земле, с вывалившимися внутренностями, весь залитый кровью, Солдатов все еще пытался стрелять из пулемета. А. Н. Моллер вспоминал (эта цитата – памятник всем русским воинам, героически павшим на поле брани в 1915 г. в борьбе с военной машиной держав Германского блока) о последних минутах жизни героя: «…у него зияла рана, с продранной одеждой, перемешавшейся с … кровью и куском еще торчащего, большого осколка гранаты… ему расстегивали ворот и он делал с усилием какие-то полуконвульсивные жесты правой рукой, видимо желая перекреститься. Я не мог, увидев, что он пытается что-то сказать, нагнуться /из-за боли в груди/ и потому присел к нему, старался скорее угадать, чем расслышать, его слова. Кто-то из наклонившихся над ним помог его руке, и он потянулся ею за колодкой с Георгиевскими Крестами /у него их было уже два и несколько Георгиевских медалей/ и стал ее снимать, что ему сейчас же помогли сделать. Превозмогая боль и стараясь улыбнуться, он протянул их мне и, сильно напрягшись, вдруг ясно сказал: «Ваше высокородие! Родителями передайте... Скажите - честно умираю...». Он что-то еще сказал, уже полушепотом, но ни я, ни подпрапорщик Великопольский… слов не разобрали. Видя слезы на глазах бравого старика Великопольского и чувствуя, что они и у меня выступают, я поспешил его перекрестить, поцеловать в лоб и встать, в момент, когда у него уже закидывалась голова, поддерживаемая бережно его плачущими другом старшим унтер-офицером Андреем Салодовниковым».

7..jpg

Позиции 4-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка к началу боя у дер. Кулик 20-го июля 1915. Рисунок комбата. Моллер А. Бой 4 батальона полка под дер. Кулик // Финляндец. – 1932. - № 16.

4-й батальон понес в этих боях тяжелые потери, особенно в офицерском и унтер-офицерском составе. Многие из раненых офицеров и солдат предпочли остаться в строю.

Командующий лейб-гвардии Финляндским полком генерал-майор барон П. А. Клодт так оценил обстановку, сложившуюся на фронте 4-го и 3-го батальонов, и подвел итоги боя: «С моего наблюдательного пункта можно было судить о том, какой ад творился в лесу, занятом 3-м батальоном. Весь лес был под страшнейшим обстрелом немецкой тяжелой артиллерии, которая систематически переносила огонь с таким расчетом, чтобы не оставить в лесу живого места. После такой подготовки, немцы атаковали лес. 3-й батальон, понеся огромные потери … вынужден был отойти за лес, где занял позицию и окопался. Этот отход поставил в тяжелое положение 4-й батальон, обнажив его правый фланг. К этому времени полковой резерв был израсходован и поддержать 3-й батальон было некем.

На левом участке, 4-й батальон, после ураганного обстрела, был тоже атакован немцами, которым удалось занять часть передовых окопов. Но под начальством своего доблестного командира… батальон контратаками своих резервных рот, не только восстановил положение, но еще выбил немцев из прилегающей части леса и занял часть бывших окопов 3-го батальона».

14-я рота лейб-гвардии Павловского полка поддержала действия финляндцев.

В боях у дер. Кулик лейб-гвардии Финляндский полк потерял убитыми и ранеными 11 офицеров (еще 3 офицера, будучи ранеными, остались в строю) и до 1,7 тыс. нижних чинов.

Но так как 21-го июля «Главнокомандующий Северо-Западным фронтом приказал начать с вечера постепенный отход на заранее подготовленную позицию Остров – Вытично – Петрилов – Опалин», 2-я гвардейская пехотная дивизия «с 1°° отошла и заняла участок по северному берегу р. Свинки. День прошел спокойно. II Сибирский корпус оттянут в резерв. Справа примкнула 31-я пехотная дивизия (X армейского корпуса). Слева 1-я гвардейская пехотная дивизия (на участке Бекеша включительно - южнее Вержбицы включительно)».

Полки 2-й гвардейской пехотной дивизии заняли позиции по линии д. д. Абрамовка - Бекеша - Яновице - Волька Цыцовска. Противником русских гвардейцев были полки германских 44-й резервной и 1-й гвардейской дивизий.

22-го июля русская 2-я гвардейская пехотная дивизия, совершив ночной отход, заняла позиции на линии: высота 194 - опушка леса восточнее Велькополе. В этот день германцы в 11 часов, после ураганного артиллерийского огня, атаковали боевой участок лейб-гвардии Павловского Его Величества полка. Германским гвардейцам 2-го пехотного полка удалось захватить высоту на стыке лейб-гвардии Павловского и Финляндского полков. Сложилась угрожающая ситуация - с потерей высоты удержание всей позиции становилось невозможным.

В этой ситуации 2-я рота 1-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка перешла в контратаку и опрокинула противника, прочно заняв высоту. Высота была удержана, несмотря на повторные атаки германцев.

В 18 часов противник (части 1-й гвардейской дивизии) перешел в наступление и захватил высоту 198. Контратакой подразделения лейб-гвардии Павловского полка отбросили германцев. Но затем, вследствие подхода к противнику подкреплений, были вынуждены отойти севернее мест. Загорже.

В этот день к 19 часам германская 22-я пехотная дивизия сменила части 2-й гвардейской дивизии. Лейб-гвардии Финляндский Наследника Цесаревича полк, находясь в арьергарде, занял боевой участок между лейб-гвардии Павловским и Московским полками.

22-го июля начался очередной бой лейб-гвардии Финляндского полка – у дер. Верещины. В ходе этого боя 22 – 23 июля полк потерял до 1,3 тыс. человек, в т. ч. 5 офицеров. Штабс-капитан лейб-гвардии Финляндского полка Д. И. Ходнев отметил, что: «Громадные потери нес тогда полк. Масса раненых солдат и офицеров убыла из строя; неоднократно полк сводился в трех и двух батальонный состав. Бои кончались и от батальонов оставались лишь жалкие, по численности остатки».

По результатам боев у д. д. Кулик – Верещины 3 офицера стали кавалерами ордена Святого Георгия 4-й степени, и 2 – кавалерами Георгиевского оружия.

0_Страница_25.jpg

Помимо частей 2-й гвардейской пехотной дивизии упорные бои с германцами вела смежная с лейб-гвардии Павловским полком 31-я пехотная дивизия 10-го армейского корпуса.

Окончание следует

Статьи из этой серии

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 5. Под ударом - 13-я армия

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 4. Роковой прорыв

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 3. Кровавая чаша весов

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 2. Борьба за инициативу

Люблин-Холмская битва 1915 г. Ч. 1. Три стратегических направления

Автор:

1113

Поделиться:

Вернуться назад