Полковые знамена армии Австро-Венгрии – русские трофеи 1914 года

Униформа и знамена

Полковые знамена армии Австро-Венгрии – русские трофеи 1914 года

5 ноября 2021 г.

Плененное знамя противника – зримое воплощение победы. Захват вражеского знамени – крупный боевой подвиг в русской армии, ведь знамя – это тот воинский символ, вокруг которого группируются не потерявшие боевой дух бойцы. Герои, взявшие знамя - всегда были особо чтимы в армии.

5.jpg

Витрина выставки трофеев. Вверху – захваченные знамена частей армий стран Германского блока. Рис. из книги: Война и наши трофеи: Выставка, устроенная с Высочайшего соизволения Императорским обществом ревнителей истории / Текст М. К. Соколовского и И. Н. Божерянова. Рисунки академика Л. Е. Дмитриева-Кавказского, портреты в красках академика М. В. Руднальцева. Пг.: Унион, [1915].

Информация относительно захваченных знамен противника в период Первой мировой войны весьма противоречива и нуждается в уточнениях и дополнениях. Значительный массив документов был утрачен, графический фонд знамен, в т. ч. полное собрание Трофейной комиссии, сгорел в г. Ярославле во время Гражданской войны.

В данной статье речь пойдет о безусловных случаях пленения полковых знамен австро-венгерской армии в 1914 г. на Русском фронте Первой мировой войны. Имеются в виду те знамена, информация о которых подтверждается сохранившимися сведениями Трофейной комиссии (РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 62. Л. 26-26об.), выставок времен войны (Война и наши трофеи: Выставка, устроенная с Высочайшего соизволения Императорским обществом ревнителей истории / Текст М. К. Соколовского и И. Н. Божерянова. Рисунки академика Л. Е. Дмитриева-Кавказского, портреты в красках академика М. В. Руднальцева. Пг.: Унион, [1915]. [2],73 с.: илл., 8 л.илл.; 37,5 x 28,5 см.) и иллюстративным материалом (Нива. 1914-1915; Летопись войны 1914-1915 годов. Пг., 1914/1915; Великая война. Иллюстрированная хроника. Сост. под ред. Ф. К. Иванова. М., 1915; Картины войны. Вып. 1. Пг., 1917.). Вместе с тем стоит отметить, что некоторые из трофейных знамен не попали на выставку (в т. ч. и потому, что не вошли в коллекцию знамен Императора), материалы же Трофейной комиссии весьма фрагментарны и зачастую неточны. В частности, по данным Трофейной комиссии на конец 1914 г. трофеями русской армии были лишь 4 знамени австро-венгерской армии. Более того, неточности присутствуют и применительно к информации, посвященной плененным знаменам. Так, утверждается, что знамя 65-го (венгерского) пехотного эрцгерцога Людвига-Виктора (Австрийского эрцгерцогини Софии) полка было взято 15 декабря 1914 г. у дер. Волько-Торжевской Холмской губернии. Очевидно, что вместо месяца «декабрь» должен стоять «август». Данное знамя было пленено при Лащове в ходе Галицийской битвы, к декабрю же русские войска Юго-Западного фронта стояли далеко за пределами Холмской губернии. Соответственно, необходимо эти материалы уточнять сведениями, почерпнутыми из иных источников и литературы.

Первое австрийское знамя было захвачено в ходе Галицийской битвы в знаменитом бою 13 августа 1914 г. у Тарноватки. В этом бою части русского 19-го армейского корпуса генерала от инфантерии В. Н. Горбатовского из 5-й армии Юго-Западного фронта в ходе Томашевского сражения противостояли войскам австро-венгерского 6-го армейского корпуса генерала пехоты Светозара Бороевича фон Бойны (а с 14-го августа и 9-го австро-венгерского корпуса).

39-я гонведная пехотная дивизия (т. е. венгерская пехотная; гонвед (венг. Honved - защита родины) был венгерским аналогом ландвера; по закону 1868 г. сухопутная армия Австро-Венгрии состояла из 3 частей: общеимперской армии, австрийского ландвера и венгерского гонведа, который находился на территории Венгрии и предназначался для усиления общеимперской армии; венгерские части отличали и в Первую и во Вторую мировые войны высокие стойкость и боевые качества; венгерская пехота была эквивалентна немецкой; 38-я и 39-я гонведные дивизии являлись одними из самых прославленных фронтовых соединений Первой мировой войны, участвуя (39-я дивизия – в Горлицком прорыве 1915 г. наряду с ударными германскими дивизиями) в ключевых операциях) фельдмаршал-лейтенанта Эммериха Хадфи из австро-венгерского 6-го армейского корпуса 4-й армии в бою с частями русской 17-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта П. С. Балуева потеряла до 1,3 тыс. пленных, 5 пулеметов и 2 орудия (Белой А. Выход из окружения 19-го армейского корпуса у Томашова в 1914 г. М. - Л., 1937. С. 22.), а также знамя 11-го (Мункачского) гонведного пехотного полка (бывшего 44-го гонведного батальона). В своих воспоминаниях командующий 4-й австрийской армией Мориц фон Ауффенберг определял потери 39-й дивизии равными 50% личного состава (Auffenberg-Komarow M. von. Aus Österreichs höhe und niedergang; eine Lebensschilderung. München, 1921. S. 296.). Он писал: «Я сначала не верил этому, но дальнейшие сведения дали печальные доказательства, что, действительно, в некоторых частях потери достигли этого громадного процента» (Цит. по: Белой А. Указ. соч.).

Захватил знамя 67-й пехотный Тарутинский Великого князя Ольденбургского полк.

6.jpg

7.jpg

8.jpg

Трофейное знамя венгерского гонведного пехотного полка в Московском арсенале. Илл. соответственно: Великая война / под ред. Ф. К. Иванова. Ч. 1. - М., 1915. С. 163.; Нива 1914 г., № 38 – 20 сентября 1914 г. С. 730.; Летопись войны 1914 года. Вып. 5. С. 87.

Очевидец так описывал эти события: «Когда до позиции противника оставалось не более 200 шагов, венгры выкинули белый флаг и поднялись из окопов, выразив тем желание сдаться; вперед выехал верховой неприятельский офицер и вступил в переговоры с подошедшими нашими офицерами. Но это была лишь предательская хитрость. Когда наша пехота приблизилась на несколько десятков шагов, офицер переговорщик внезапно ускакал к своим, венгры скрылись в окопы и открыли жестокий огонь. Приведенные в замешательство этим неожиданным вероломством врага, Тарутинцы, неся большие потери, бросились назад в лес....»…«Около 6 часов вечера Тарутинцы снова двинулись в атаку. Ворвавшись в окопы противника и разъяренные его предательством с белым флагом, они принялись чинить беспощадную расправу над захваченными венграми... В овраге в своей землянке был застигнут командир 11-го гонведного полка. Группа наших солдат бросилась туда. Но из землянки раздался ряд револьверных выстрелов: один солдат был убит, два других ранены, но следующий пронизал командира полка штыком. Тут же при нем прикончен был его адъютант и захвачено знамя полка. Пленных не брали. Захватили много пулеметов. Жестокий враг получил по заслугам. Доблестные Тарутинцы были отомщены» (Головин Н. Н. Из истории кампании 1914г. на русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930. С. 266.).

Два знамени были захвачены в бою 15 августа 1914 г. у Лащова опять-таки в ходе напряженного Томашевского сражения.

15-я австро-венгерская дивизия 6-го армейского корпуса 4-й армии, направленная в тыл 19-го корпуса 5-й русской армии, сама попала под фланговый удар 10-й пехотной дивизии русского 5-го армейского корпуса. Потери 15-й дивизии у Лащова убитыми достигли 5 тыс. (процент убитыми на дивизию неслыханный за всю кампанию 1914 г. и на Русском и на Французском фронтах) и ранеными до 2 тысяч человек, в плен попало более 100 офицеров, свыше 4 тыс. солдат, были захвачены 46 орудий и 27 пулеметов. Командир дивизии фельдмаршал-лейтенант барон Фридрих Воднянски фон Вильденфельд попал в плен и позднее застрелился, начальник штаба дивизии и командир бригады также оказались в русском плену. Фактически это свидетельствовало о полном разгроме 15-й дивизии.

Однозначных данных о том, сколько было захвачено знамен в этом бою, как ни странно, нет. Некоторые исследователи считают, что было взято 1 (Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 1. Период от объявления войны до начала сентября 1914 г. Первое вторжение русских армий в Восточную Пруссию и Галицийская битва. М., 1922. С. 155; Краткий стратегический очерк войны 1914-1918 гг. Русский фронт. Ч. 1. Составил участник войны В. Борисов. М., 1918. С. 165.), 2 (Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930. С. 290; Кузнецов Б. И. Томашевская операция. М., 1933. С. 46; Надежный Д. Бой у Лащева в августе 1914 г. М., 1926. С. 24.), и даже 3 (Колыванец. Бой у Лащева 14 августа 1914 г. (из боевой жизни 40-го пехотного Колыванского полка) // Военная быль. 1961. № 51. С. 5.) знамени. Присутствует и путаница с номерами австрийских полков, потерявших знамена - называются 5-й, 65-й, 66-й и 54-й (последнего вообще не было в составе 15-й дивизии, включавшей полки: 5-й пехотный барона фон Клобучара, 66-й пехотный Эрцгерцога Петра Фердинанда, 60-й пехотный Риттера фон Циглера и 65-й пехотный Эрцгерцога Людвига-Виктора) полки. Мы, основываясь на материалах Трофейной комиссии и Выставки боевых трофеев можем однозначно назвать в качестве трофеев русских войск знамена 5-го (венгерского) пехотного полка барона фон Клобучара (65-го австрийского пехотного герцогини Марии Терезии Вюртембергской) и 65-го (венгерского) пехотного полка Эрцгерцога Людвига-Виктора (Австрийского эрцгерцогини Софии).

Знамя 5-го пехотного полка захватили воины 39-го Томского пехотного полка ефрейтор Яков Минаков и подпрапорщик Павел Герасименко.

9.jpg

Ефрейтор 39-го пехотного Томского полка Яков Минаков берет знамя 5-го (венгерского) барона фон Клобучара полка. Война и наши трофеи. С. 14.

Знаменем 65-го пехотного полка овладели рядовые 40-го пехотного Колыванского полка Игнатий Тельнов и Иван Зверев.

10.jpg

Рядовые 40-го пехотного Колыванского полка Игнатий Тельнов и Иван Зверев, захватившие знамя 65-го (венгерского) пехотного полка Эрцгерцога Людвига-Виктора. Илл.: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/8/82/Kolyavanskij_polk.jpg

11.jpg

Рядовые 40-го пехотного Колыванского полка И. Тельнов и И. Зверев берут знамя 65-го (венгерского) пехотного полка Эрцгерцога Людвига-Виктора. Война и наши трофеи. С. 14.

Солдаты, взявшие в плен австрийские знамена, были командированы из Лащова в Петроград для представления Государю Императору и награждения. Все вместе они выехали из частей и прибыли в Петроград. Государь Император лично приколол им Георгиевские Кресты 4-й степени и, помимо этого, наградил всех золотыми часами, а Императрица послала их семьям поздравления с наградой и по 1 тыс. рублей деньгами. Всем этим, по воспоминанию очевидца, герои: «были очень и несказанно порадованы» (Колыванец. Указ. соч. С. 7.).

Были награждены и другие военнослужащие отличившихся частей. Так, за Лащовский бой 40-й пехотный Колыванский полк получил следующие награды: командир полка орден Святого Георгия 4-й степени (как и командир 39-го пехотного Томского полка), командир 1-й роты капитан Шмалев (его рота взяла знамя) орден Святой Анны 2-й степени с мечами, командиры остальных рот - мечи к младшим орденам, а солдаты по 15 Георгиевских Крестов на роту (Там же. С. 6.).

Итак, 3 австрийских знамени стали трофеями русских войск в ходе Томашевского сражения на северном фасе Галицийской битвы. Русские войска, прежде всего 5-й армии П. А. Плеве, сорвали замыслы австро-венгерского командования и дали выигрыш времени командованию Юго-Западного фронта. Ситуация со знаменами великолепно иллюстрирует тот факт, что австрийская «победа у Комарова» являлась одним из мифов, в который противник очень хотел верить.

17-го августа в ходе боев на Гнилой Липе на южном фасе Галицийской битвы части русского 7-го армейского корпуса (правофланговый корпус 8-й армии) генерала от инфантерии Э. В. Экка захватили свыше 1 тыс. пленных и много пулеметов (Головин. Указ. соч. С. 474.). В результате атаки подразделений 34-й пехотной дивизии (133-й пехотный Симферопольский полк и 135-й пехотный Керчь-Еникальский полк) в районе Таручин-Потачевы было захвачено знамя 50-го (венгерского) пехотного Фридриха Великого герцога Баденского полка 35-й пехотной дивизии 12-го армейского корпуса. Австрийский знаменосец и офицер-ассистент были заколоты в ходе штыковой атаки. Знамя было отправлено на хранение в Киевский собор.

Еще два австрийских знамени были захвачены на заключительном этапе Галицийской битвы.

На северном фасе сражения 20 августа под Суходолами были окружены и взяты в плен до 60 офицеров и 5 тыс. солдат 2-й и 24-й пехотных дивизий и 10-й маршевой бригады 10-го австрийского корпуса, захвачены 8 пулеметов (Белой А. Галицийская битва. М. - Л., 1929. С. 292.). Франц Конрад фон Гетцендорф отмечал в этой связи: «Войска 10-го корпуса понесли тяжелые потери. Донесения 89-го и 90-го пехотных полков свидетельствовали о наличии в первом 500 и во втором 800 человек» (Feldmarchal Conrad. Aus meiner Dienstzeit 1906-1918. Band IV. Ricola Verlag - Wien, 1923. S. 663.). Основная масса пленных была захвачена 81-м Апшеронским и 7-м гренадерским Самогитским полками. 1-й батальон лейб-гвардии Егерского полка вышел на левый фланг главных сил австрийской 24-й пехотной дивизии, завязавшей бой с московскими гренадерами.

Участник боя следующим образом передавал свои впечатления: «Мой батальон…перешел в контрнаступление, стараясь выиграть фланг. Из полкового резерва, для заполнения промежутка от меня вправо …, была выслана беглым шагом 10-я рота. Ее командир, капитан Кукель, по собственной инициативе, продолжая движение чуть не бегом вышел из восточного выступа леса и, переменив направление, бросился в атаку прямо во фланг наступавшим австрийцам. Мой батальон, а за ним Самогитские гренадеры кинулись в стремительную контратаку. Австрийцы бежали, большая часть их сдалась. Соседняя с нами гренадерская рота захватила знамя. Ее командир, буквально со слезами радости на глазах от восторга обнимал командира левофланговой, 4-ой, роты, князя Кугушева, своего соседа и все повторял: «Спасибо, родные, спасибо, дорогие гвардейцы, за помощь» (Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Дни перелома Галицийской битвы (1-3 сентября нового стиля). Париж, 1940. С. 80.). Трофеем Самогитского гренадерского полка стало знамя 45-го пехотного полка Эрцгерцога Йозефа Фердинанда (24-я пехотная дивизия 10-го армейского корпуса 1-й армии).

Во время Городокского сражения 24 августа австрийская 3-я пехотная (прозванная "Эдельвейс") дивизия (14-й армейский корпус 3-й армии) поздно вечером в районе Заборже неожиданно напала с тыла на бивак частей русской 11-й пехотной дивизии (11-й армейский корпус 3-й армии), захватив в плен штаб 11-й дивизии, до 1 тыс. пленных и 10 орудий (Белой А. Указ. соч. С. 241.). Авангард австрийцев - 2-й Тирольский императорский егерский полк – атаковал бивак штаба дивизии и 42-го пехотного Якутского полка, испортив 7 орудий и пленив несколько сотен человек.

Но в дальнейшем тирольцы штыковой контратакой батальонов 11-й дивизии были отрезаны от остальных полков 3-й дивизии. С рассветом Тирольский полк был частично уничтожен огнем 2-й бригады 11-й дивизии, частично же со знаменем в составе нескольких офицеров и 160 солдат пленен (командир полка полковник Александр Брош Эдлер фон Ааренау погиб с полковым знаменем в руках). Были освобождены все русские пленные.

Как значится в материалах Трофейной комиссии: знамя 2-го императорского Тирольского егерского полка (2-го австрийского Тирольского стрелкового полка) было взято 25 августа 1914 г. близ Равы Русской (РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 62. Л. 26 об.).

1-2.jpg

Знамя 2-го Императорского Тирольского Егерского полка – трофей русской армии (Война и наши трофеи. Вкл.). В 1883 г. пехотным полкам общей армии были даны соответствующие полковые или «лейб» - знамена. Знамя представляло собой белое полотнище с изображением на аверсе государственного герба Австро-Венгерской империи (черного двуглавого орла) и на реверсе Девы Марии в золотом сиянии и в короне из 12 серебряных звезд, попирающей змия. Окантовка знамени - полоса шириной 12 см с черными, серебряными, красными и желтыми треугольниками. Древко увенчивалось позолоченной пикой с прорезным изображением императорского вензеля. 2-й Императорский Тирольский Егерский полк был сформирован в 1895 г. и состоял на 60% из немцев и на 40% из итальянцев.

Подобного же типа были и другие трофейные имперские знамена: 5-го (венгерского) пехотного полка барона фон Клобучара (65-го австрийского пехотного герцогини Марии Терезии Вюртембергской); 45-го (немецкого) пехотного полка Эрцгерцога Йозефа Фердинанда, 50-го (венгерского) пехотного полка Фридриха Великого герцога Баденского; 65-го (венгерского) пехотного полка Эрцгерцога Людвига-Виктора (Австрийского эрцгерцогини Софии).

5-й (венгерский) пехотный полк барона фон Клобучара был сформирован в 1762 г., имел славную боевую историю и состоял на 70% из венгров, на 20% из румын и на 5% из немцев.

65-й (венгерский) пехотный полк Эрцгерцога Людвига-Виктора был сформирован в 1860 г., участник сражения при Кустоцце 1866 г., состоял на 75% из венгров, на 25% из русинов.

50-й (венгерский) пехотный полк Фридриха Великого герцога Баденского был сформирован в 1762 г., состоял на 70 % из румын, на 20% из венгров и на 10% из немцев.

45-й (немецкий) пехотный полк Эрцгерцога Йозефа Фердинанда был сформирован в 1816 г., состоял на 50% из поляков и на 50% из русинов.

Захватили знамя нижние чины 41-го Селенгинского пехотного полка Ефим Черный-Ковальчук и Федор Алексеев. Уроженец дер. Мощаницы Волынской губернии рядовой 41-го пехотного Селенгинского полка Ефим Черный-Ковальчук лично представил знамя Государю Императору и был собственноручно пожалован Георгиевским Крестом 4-й степени № 1.

12.jpg

Рядовой 41-го пехотного Селенгинского полка Ефим Черный-Ковальчук. Война и наши трофеи.

13.jpg

Рядовой 41-го пехотного Селенгинского полка Ефим Черный-Ковальчук берет знамя 2-го Тирольского Егерского полка. Там же.

2-й Тирольский полк получил новое полковое знамя лишь в феврале 1915 года.

14.jpg

Вручение нового полкового знамени 2-му Тирольскому Егерскому полку, февраль 1915 г. James Lukas. Fightin Troops of the Austro-Hungarian Army: 1868-1914. — NY, 1987.

В рассматриваемый период у австрийцев было взято еще одно знамя. 13 ноября 1914 г. у дер. Смеловица Келецкой губернии было пленено знамя 31-го (Веспремского) гонведного пехотного (72-го австрийского гонведного) полка (бывшего 72-го гонведного батальона). Полк входил в состав 41-й гонведной пехотной дивизии 17-го армейского корпуса 4-й армии и был разгромлен, потеряв командира полка, 20 офицеров и 1250 нижних чинов пленными (Победа русских войск в Галиции. От штаба Верховного Главнокомандующего // Кубанский казачий вестник. 1914. 23 ноября. С. 10.; причем 41-я гонведная дивизия фельдмаршал-лейтенанта Й. Никича понесла в ноябре 1914 г. настолько большие потери, что, будучи временно расформирована, заново организована лишь в ноябре 1915 г.). Захватил венгерское знамя рядовой 129-го пехотного Бессарабского Его Императорского Высочества великого князя Михаила Александровича полка Феоктист Березан (33-я пехотная дивизия 21-го армейского корпуса 3-й армии). Командир полка полковник Григорий Васильевич Покровский стал кавалером ордена Святого Георгия IV степени «за отличие в боях против австрийцев, находясь в авангарде 33-й пехотной дивизии и в ноябре 1914 года на Висле, где взял в плен 31-й Гонведский полк со знаменем и двадцатью двумя офицерами».

Существует любопытное описание знамени 31-го (Веспремского) гонведного пехотного полка: «Полотнище знамени прибито к древку серебряными гвоздями, на шляпках которых вырезаны надписи: Бог Отец; Иисус Христос Бог Сын; Бог Дух Святой; апостолический венгерский король Франц-Иосиф; королева Елизавета; главнокомандующий Эрцгерцог Иосиф и милостивая мать батальона Эстергази, жена Павла. На оранжевой, королевской ленте вышита серебром надпись: развивайся и сияй; на синей ленте надпись гласит: «Графиня Эстергази, жена Павла, 72 Папскому гонведному батальону»; надпись на голубой ленте призывает благословение и победу оружию 31-го полка; на четвертой белой, моаровой ленте вышиты 17 женских имен. На русский взгляд, обилие лент и в особенности присутствие на них надписей женских имен представляются крайне своеобразными» (Война и наши трофеи… С. 13.).

3-4.jpg

Полковое знамя королевского венгерского пехотного полка (Война и наши трофеи. Вкл.). Пехота гонведа, в отличие от пехоты ландвера, получила знамена. Они были модели 1869 г. Знамя представляло собой белое полотнище, имеющее на аверсе изображение Большого государственного герба Венгерского королевства, а на реверсе – королевский вензель. Окантовка знамени – полоса, включающая в себя красные, зеленые и белые треугольники (в полках, набиравшихся в Хорватии - №№ с 25 по 28-й включительно - вместо зеленых были синие). Древко украшено позолоченным навершием с накладным изображением королевского вензеля.

В рассматриваемый период трофеями русской армии были 2 полковых знамени такого типа: 11-го (Мункачского) гонведного пехотного полка и 31-го (Веспремского) гонведного пехотного полка. Личный состав 11-го полка состоял на 75% из венгров (мадьяр) и на 25% из русинов, 31-го полка – на 100% из венгров.

Русские войска захватывали и знаменные аксессуары, причем в большом количестве. В их числе - значок с тремя лентами, гербом и надписью: «Бог, веди нас к победе!» (взят под г. Львов 26 августа 1914 г. младшим унтер-офицером 9-го полка), лента венгерского знамени (взята поручиком 68-го лейб-Бородинского полка Б. В. Алмазовым). Последняя (на ней было вышито имя Эрцгерцогини Стефании) являлась аксессуаром знамени 67-го (венгерского) пехотного Графа Края полка, которое считалось потерянным 13 августа 1914 г. под Тарноваткой, где этот полк и др. части 27-й пехотной дивизии тяжко пострадали в лесных боях).

Факты захвата знамен противника свидетельствовали об успехах русского оружия, мужестве и героизме солдат и офицеров. 7 австрийских полковых знамен – это не полный перечень знаменных трофеев русской армии за первые 5 месяцев Великой войны. Ряд аспектов этой интереснейшей темы требует дальнейшей проработки и внимательного изучения.

Автор:

752

Поделиться:

Вернуться назад