ОКЖ. Из истории Отдельного корпуса жандармов

Русская армия

ОКЖ. Из истории Отдельного корпуса жандармов

31 октября 2022 г.

Отдельный корпус жандармов (ОКЖ) – соединение специального назначения Русской императорской армии, военнослужащие (военные чины) которого являлись основой постоянного штата жандармско-полицейских частей и учреждений Российской империи в 1826 - 1917 гг. Де факто это – российская политическая полиция, реализовавшая прежде всего задачу охраны безопасности государства, его политического и общественного строя.

Исторически жандармами в средние века именовались тяжелые кавалеристы – всадники, имевшие рыцарский доспех. Каждый жандарм имел собственную свиту, состоявшую из оруженосцев, пажей, ратников, конных стрелков и слуг. Когда француский король Карл VII учредил в 1445 г. первые части регулярной конницы под названием «ордонансовых рот», жандармы были их основой – в составе роты числилось 100 конных жандармов, а также кутильеры, лучники и т. д. Постепенно термин «жандарм» заменил прежнее наименование «рыцарь», и стал обозначать всех тяжеловооруженных всадников - независимо от их происхождения. Но распространение огнестрельного оружия и изменение тактики привели к трансформации тяжелой кавалерии. Жандармы постепенно превращаются в кирасиров, и только во Франции и Пруссии (в последней - до 1806 г.) сохранились кавалерийские полки жандармов.

French-gendarme.jpg

Французские жандармы, 1495 г.

Великая Французская революция придала жандармам новое качество - в 1791 г. революционное правительство сформировало корпус жандармов для наблюдения за внутренним порядком – прежде всего в войсках и государственных структурах. По пути Франции пошли и другие западноевропейские державы. Необходимо отметить, что впервые на жандармов полицейские функции были возложены во Франции еще при короле Францискe I, который создал в своей армии особую так называемую превотальную юрисдикцию – на прево было возложено поддержание порядка в войсках, и инструментом в их руках были отряды жандармов.

В ряды французского корпуса жандармов принимались нижние чины только отличного поведения, причем прослужившие в вооруженных силах не менее 10 лет. Жандармский корпус Франции был многофункциональным соединением. В его задачи входили: поддержание порядка внутри государства, обеспечение безопасности, борьба с разбоями, ловля контрабандистов, иных преступников, сопровождение арестантов и т. д. При армиях состояли особые полевые жандармские команды, которые поддерживали порядок не только в местах расположения войск, но и в бою (находясь за боевой линией), боролись с дезертирством, подбирали на поле боя и эвакуировали раненых, пресекали мародерство и обеспечивали порядок в войсковых тылах. В наполеоновский период жандармские отряды иногда участвовали и в боевых действиях. К 70-м годам XIX века корпус французских жандармов насчитывал 800 офицеров и 26000 нижних чинов. Схожая ситуация наблюдалась в Австрии и Германии (в последней существовала и особая Жандармская бригада).

В России слово «жандарм» впервые упоминается в исторических памятниках эпохи императрицы Екатерины II - когда в 1792 г. наследник престола великий князь Павел Петрович учредил в Гатчине собственные «модельные» войска, в их составе присутствовала конная команда (181 человек) во главе с подполковником Кастылевым. Эта команда, именовавшаяся периодически то Кирасирским то Жандармским полком, функционировала в качестве военной полиции гатчинских войск.

После воцарения императора Павла I в 1796 г. команда была включена в состав лейб-гвардии Конного полка.

В русской армии понятие жандарм - военный полицейский возрождается во время Наполеоновских войн – в ходе Заграничных походов 1813 - 1814 гг. В этот период отобранные в каждом кавалерийском полку лучшие офицер и 5 нижних чинов должны были следить за соблюдение порядка на бивуаках, на марше, бороться с мародерством и дезертирством, сопровождать раненых на перевязочные пункты и т. п.

В 1815 г. при корпусных штабах русской армии во Франции были сформированы временные военно-полицейские команды, названные жандармскими. Приказ главнокомандующего генерал-фельдмаршала М. Б. Барклая де Толли от 10. 06. 1815 г. именовал их жандармами, и вводил для них служебный отличительный знак - красную повязку на правой руке. Эти команды, находившиеся в распоряжении корпусных командиров, просуществовали недолго и вскоре были расформированы, но их заменил Борисоглебский драгунский полк, несший своими подразделениями (3 эскадрона были распределены по пехотным и кавалерийским корпусам, 3 эскадрона прикомандированы к штаб-квартирам армий, а еще один эскадрон служил для пополнения убыли в шести действующих эскадронах) при войсках военно-полицейскую службу. 27. 08. 1815 г. Борисоглебский драгунский полк переименовывается в Жандармский полк.

В декабре того же года из нижних чинов гвардейской кавалерии на правах старой гвардии был сформирован лейб-гвардии жандармский полуэскадрон - для службы при Гвардейском и Резервном кавалерийском корпусах.

Обе эти части были организованы как строевые, но на них была возложена военно-полицейская и ординарческая служба при войсках.

В 1817 г. в структуре Корпуса внутренней стражи (существовал с 1810 г. и занимался обучением рекрутов, а также содействием губернским властям в подавлении волнений, поимке разбойников, взыскании недоимок и податей) были учреждены в столицах (Москва, Санкт-Петербург, Варшава) жандармские дивизионы, а в губернских (Вологда, Петрозаводск, Архангельск, Новгород, Псков, Митава, Рига, Ревель, Владимир, Калуга, Кострома, Орел, Рязань, Смоленск, Тверь, Тула, Ярославль, Киев, Витебск, Могилев, Житомир, Каменец-Подольск, Минск, Вильно, Гродно, Белосток, Екатеринослав, Курск, Полтава, Симферополь, Харьков, Херсон, Чернигов, Астрахань, Нижний Новгород, Воронеж, Тамбов, Вятка, Казань, Симбирск, Пенза, Уфа, Пермь, Тобольск, Томск, Иркутск) и и некоторых портовых (Феодосия, Таганрог и Одесса) городах – жандармские команды.

В этот период жандармские части и приобретают значение политической полиции.

Столичные жандармские дивизионы, считаясь откомандированными от Корпуса внутренней стражи, подчинялись столичным обер-полицмейстерам, в то время как жандармские команды губернских городов входили в состав гарнизонных местных батальонов, а жандармские команды портовых городов – в состав инвалидных гарнизонных команд.

В общей сложности к 1826 г. имелось 59 различных по составу и назначению жандармских подразделений и частей – всего 4099 человек. На эти специальные воинские формирования, лишенные единого управления, обратил внимание генерал-адъютант генерал-лейтенант граф А. Х. Бенкендорф. Именно он предложил Николаю I проект создания централизованного политического сыска, подчиненного начальнику так называемой «высшей полиции», для того чтобы: «К этому начальнику стекались бы сведения от всех жандармов, рассеянных во всех городах России и во всех частях войск».

Идея поставить страну и армию под неусыпный политический контроль была поддержана императором, который не только назначил А. Х. Бенкендорфа главой Третьего Отделения Собственной Его Императорской Величества канцелярии, но и 25. 06. 1826 г. повелел ему исполнять должность Шефа жандармов. Хотя первоначально организационно А. Х. Бенкендорфу была подчинена лишь часть жандармских частей, и, кроме того, решение хозяйственных, продовольственных, военно-судных и следственных вопросов оставалось вне его компетенции, начало новой мощной государственной структуры было положено. В первую очередь А. Х. Бенкендорф обязал начальников жандармских частей и подразделений раз в месяц представлять рапорты и донесения о происшествиях, а также в качестве Шефа жандармов взял в свои руки кадровый вопрос.

Шефу жандармов были подчинены гвардейские и армейские жандармы, а также жандармы, состоящие при отдельных корпусах: Литовском, Внутренней стражи и Сибирском. В течение 1826 - 1827 гг. все жандармские части поступают в ведение Шефа жандармов (Санкт-Петербургский Жандармский дивизион - 12 (24) октября 1826 г., Московский Жандармский дивизион и жандармские команды - 22 апреля (4 мая) 1827 г.). Но Жандармский полк до 1842 г. находился в ведении Шефа жандармов только в инспекторском отношении.

Тот факт, что Шефом корпуса жандармов был назначен управляющий Третьим Отделением Собственной Его Величества канцелярии граф А. X. Бенкендорф, был не случаен. Корпус стал исполнительным органом Третьего Отделения (центрального органа политического сыска России), начальник которого по должности являлся Шефом корпуса.

Создание Корпуса явилось также и реакцией императорской власти на восстание декабристов.

Когда в январе 1826 г. А. Х. Бенкендорф представил на рассмотрение Николаю I «Проект об устройстве высшей полиции», в нем были следующие строки: «...события 14-го декабря и страшный заговор, подготовлявший уже более 10 лет эти события, вполне доказывают ничтожество нашей полиции и необходимость организовать полицейскую власть по обдуманному плану, приведенному как можно быстрей в исполнение». Автор проекта предлагал присвоить этому начальнику звание министра полиции и одновременно инспектора жандармерии.

1..jpg

Шеф жандармов граф А. Х. Бенкендорф. Министерство внутренних дел. Исторический очерк. - Спб., 1901.

В «Записке об учрежде­нии Третьего Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии», составленной в 20-х числах июня 1826 г., акцентировалось внимание на необходимости придать «высшей» полиции четкий вектор непосредственной службы государю: «...высшая полицейская власть в тесном, основном ее смысле должна проистекать от самого лица монарха и развиваться по всем ветвям государственного управ­ления. Посему и самый источник, в котором сосредоточивают­ся все сведения высшей наблюдательной полиции, должен состо­ять при лице государя».

Положение о Корпусе жандармов было издано Николаем I 28 апреля (10 мая) 1827 г. Основой корпуса стали Жандармский полк, несший военно-полицейскую службу, и жандармские части Корпуса внутренней стражи.

Для структурирования деятельности Корпуса территория Poccийской империи была разделена на 5 жандармских округов (в каждом по 8 - 11 губерний), которые делились на 4 - 6 отделений (на каждое приходилось, как правило, 2 - 3 губернии; всего отделений было 26). Возглавлялся жандармский округ жандармским генералом, подчинявшимся непосредственно Шефу жандармов, а отделение - жандармским штаб-офицером в чине от майора до полковника. В округа были зачислены и жандармские дивизионы: Санкт-Петербургский - в 1-й, Московский - во 2-й и Варшавский - в 3-й жандармские округа. Для управления Корпусом при Шефе жандармов было создано так называемое Корпусное дежурство.

После ликвидации польского мятежа на территории Царства Польского в 1832 г. создается 6-й жандармский округ. Он находился в двойном подчинении – Наместника и Шефа корпуса жандармов.

В целом жандармская структура империи складывается к 01. 07. 1836 г., когда Корпус был реорганизован в Отдельный корпус (то есть воинское соединение, по правовому статусу приравниваемое к армии). Все жандармские части были выведены из Корпуса внутренней стражи и включены в состав ОКЖ.

К шести существующим жандармским округам был добавлен Сибирский. Округа прекратили делить на отделения - их в каждой губернии заменили управления жандармских штаб-офицеров, в результате чего сеть органов жандармского контроля стала гуще. «Дежурство» корпуса заменялось Штабом Корпуса. Появилось «Положение о корпусе жандармов». А в декабре 1837 г. создается 8-й жандармский округ - Кавказский.

В 1839 г. должность начальника Штаба корпуса была соединена с должностью Управляющего Третьим Отделением. В 1842 г. Жандармский полк был включен в состав Корпуса.

Структурно Корпус включал: Главное управление, Штаб, управления округов, губернские, областные и городские жандармские управления, уездные жандармские управления в Привислинском крае, особые отделения по охране порядка и общественной безопасности, жандармские полицейские управления железных дорог (и их отделения), городские, крепостные и портовые жандармские команды, 3 жандармских дивизиона (Санкт-Петербург, Москва и Варшава) и Одесскую городскую конную жандармскую команду (к 1880 г. существовало 7 городских конных команд). Канцелярии жандармских управлений подразделялись на части: общего руководства, следственную, розыскную, политической благонадежности и финансовую.

2..jpg

Шеф жандармов князь А. Ф. Орлов. Там же.

В период 1817 – 1850 гг. возникает целая система городских жандармских команд. Появились команды, учрежденные: 23 февраля 1817 г. - в Царском Селе; 3 мая 1817 г. - в г. Николаев; 31 июля 1817 г. - в гг. Георгиевск и Саратов; 2 ноября 1817 г. - в гг. Куопио и Выборг; 22 ноября 1817 г. - в гг. Кишинев и Тифлис; 17 марта 1822 г. - жандармская команда из г. Куопио была переведена в г. Гельсингфорс и названа Гельсингфорсской; 12 марта 1823 г. - в г. Красноярске; 22 июля 1825 г. - жандармская команда из г. Георгиевска переведена в г. Ставрополь и названа Ставропольской; 30 апреля 1826 г. - в г. Або; 5 мая 1834 г. - в крепостях Бобруйск и Динабург (Двинск); 1 июля 1836 г. - в Омске, Кронштадте, Дерпте и крепости Измаил; 14 июня 1837 г. - в г. Севастополе; 27 ноября 1838 г. - жандармская команда из г. Феодосия была переведена в г. Керчь и названа Керченской; 6 июля 1839 г. - в г. Павловск; 12 декабря 1840 г. - в крепости Брест-Литовск; 24 апреля 1843 г. - жандармская команда, бывшая в г. Белосток, была переведена в г. Ковно; 14 апреля 1845 г. - в гг. Троки, Тельши, Россиены, Белосток, Соколка, Бельск, Владимир-Волынский, Дубно, Кременец, Старо-Константинов и Проскуров; 28 мая 1845 г. - в Ивангородской крепости; 1 мая 1850 г. - в Петергофе; 28 октября 1850 г. - в г. Самаре.

27 апреля (9 мая) 1846 г. в составе Корпуса появляется временный Жандармский эскадрон (на его формирование были обращены чины санкт-петербургского и московского дивизионов и 9 городских команд - Новгородской, Выборгской, Петрозаводской, Псковской, Тверской, Ярославской, Смоленской, Владимирской и Витебской). Эскадрон осуществлял полицейский надзор на Санкт-Петербургско-Московской железной дороге, и для этого был откомандирован в распоряжение главного начальника этой дороги. В 1847 г. на базе этого эскадрона создается Полицейское управление Санкт-Петербургско-Московской железной дороги.

Общая численность Корпуса жандармов выросла существенно: к концу 1828 г. составляла 4278 человек (в том числе 3 генерала, 41 штаб-офицер, 160 обер-офицеров, 3617 нижних чинов и 457 нестроевых), в 1836 г. - 5164 человека, в 1857 г. - 4629, в 1866 г. - 7076, в 1880 г. - 6708, 1895 г. - 9243, в 1914 г. - 13 645 и в 1917 г. – 15718 человек. Много это или мало? Для сравнения – в «демократической» и значительно меньшей чем Россия по территории Франции к началу Первой мировой войны жандармов насчитывалось в 2 раза больше - 30000 человек.

3..jpg

Нижние чины ОКЖ, 1894-1917 гг.

Территориальная организация ОКЖ изменилось в соответствии с Положением 1867 г. Большинство жандармских округов было упразднено, и окружная система была сохранена лишь на окраинах (Царство Польское, Кавказ и Сибирь), в то время как на территории остальной России основными структурными подразделениями стали губернские жандармские управления (вначале 56). Бывшие губернские штаб-офицеры стали их начальниками. Аппарат каждого жандармского управления состоял из нескольких территориальных отделений (по уездам или группам уездов). Основные задачи - производство политического сыска и дознания по государственным преступлениям в пределах соответствующей губернии.

Позже, после появления охранных отделений, задачи губернских жандармских управлений изменяются – в их компетенции остается в основном проведение дознаний по делам «политического» характера. Учреждается так называемый наблюдательный состав (Высочайшим повелением 28. 08. 1870 г. был переименован в дополнительный штат губернских жандармских управлений) ОКЖ, состоявший из унтер-офицеров (2 на жандармский пункт). Они собирали информацию об идеологическом настроении умов подданных империи.

В административном и строевом отношениях губернские управления непосредственно подчинялись Штабу Отдельного корпуса, а по сыскной части - вначале Третьему Отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, а с 1881 г. - Департаменту полиции Министерства внутренних дел. В подчинении губернских жандармских управлений находились портовые и крепостные жандармские команды, а также пограничные жандармские пункты.

4..jpg

Шеф жандармов князь В. А. Долгоруков.

Всего к Февральскому перевороту 1917 г. на территории империи функционировало 75 губернских жандармских управлений.

В 1880 году, после упразднения Третьего Отделения, общее руководство ОКЖ было возложено на министpa внутренних дел (по должности он являлся Шефом жандармов), но в военном отношении Отдельный корпус по-прежнему подчинялся Военному министру.

Согласно «Положению о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» от 14 августа 1881 г. во главе Корпуса стояли командир и Штаб с отделениями разного назначения. При этом офицеры Отдельного корпуса жандармов, составляющие штат губернских жандармских управлений, охранных отделений, розыскных пунктов, в своей политической и розыскной работе подчинялись Департаменту полиции Министерства внутренних дел. Главной задачей Отдельного корпуса жандармов, как следует из Положения 1881 г., была охрана государственного порядка и, вместе с ведомством дворцового коменданта, особы императора, членов императорской семьи и высших должностных лиц государства.

Указ от 25 июня 1882 г., сохранив за Министром внутренних дел звание Шефа жандармов и Главноначальствующего над всеми управлениями и частями Корпуса (за исключением частей, состоящих при военных округах), непосредственное управление Корпусом вверил одному из товарищей министра, заведывавшему полицией - с наименованием последнего командиром Отдельного корпуса жандармов. Командир корпуса в строевом, инспекторском и военно-судном отношениях пользовался правами и властью командующего войсками военного округа, по строевой части он действовал через Штаб корпуса, а по правоохранительной линии - через Департамент полиции Министерства внутренних дел.

5..jpg

Шеф жандармов граф П. А. Шувалов.

В 1902 г. Отдельный корпус жандармов состоял из: Главного управления Отдельного корпуса жандармов в составе: Шефа жандармов - Министра внутренних дел, командира корпуса - товарища министра внутренних дел - заведующего полицией, и Штаба Отдельного корпуса жандармов; Губернских жандармских управлений в губерниях Великороссийских, Северо-Западного края и на Кавказе, дополнительного к ним штата, размещенного по городам и уездам (до 1870 года он именовался наблюдательным составом корпуса), Жандармского управления г. Одессы и Шлиссельбургского жандармского управления; Сибирского жандармского округа с окружным управлением, губернскими жандармскими управлениями, дополнительным к ним штатом и жандармского управления г. Тобольска; Варшавского Жандармского округа с окружным управлением, губернскими и уездными жандармскими управлениями; Жандармских полицейских управлений железных дорог с отделениями и «Особыми комитетами» при жандармских полицейских управлениях железных дорог по принятию чрезвычайных мер охраны, борьбе с забастовочным движением на железных дорогах; городских конных команд, существующих в некоторых городах; Варшавской, Владивостокской, Выборгской, Бендерской, Брест-Литовской, Динабургской, Динаминдской, Ивангородской, Карской, Керченской, Киевской, Ковенской, Кронштадтской, Николаевской-на-Амуре, Михайловской, Новогеоргиевской, Осовецкой, Очаковской и Свеаборгской крепостных жандармских команд; Петропавловской-на-Камчатке, Сахалинской, Шлиссельбургской пеших жандармских команд и строевых частей корпуса: Санкт-Петербургского, Московского и Варшавского жандармских дивизионов.

Штаб Отдельного корпуса жандармов являлся исполнительным органом Шефа жандармов и командира Отдельного корпуса жандармов (руководящим органом Отдельного корпуса жандармов являлось также Главное управление Отдельного корпуса жандармов) по организации политического розыска, строевой, инспекторской, военно-судебной и хозяйственной частям. Штаб Отдельного корпуса жандармов непосредственно руководил деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог, жандармским надзором на водных путях, в речных и морских портах.

В составе Штаба Отдельного корпуса жандармов было шесть отделений, их функции распределялись следующим образом: 1-е отделение - личный состав, комплектование частей Отдельного корпуса жандармов (1827 - 1917 гг.); 2-е отделение - учреждение жандармского наблюдения на железных дорогах, руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (до 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (до 1868 г.), организация, штатное устройство и дислокация отдельных частей и управлений, пограничных пунктов, инспектирование частей корпуса, контроль за исполнением служебных обязанностей, награждение чинов корпуса (1827 - 1917 гг.); 3-е отделение - расследование должностных преступлений чинов корпуса, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблениях служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (до 1867 г.), руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (с 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (1827 - 1893 гг.); 4-е отделение - финансовые и хозяйственные вопросы (1863 - 1917 гг.); 5-е отделение - расследование должностных преступлений служащих корпуса жандармов, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблении служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (1896 - 1917 гг.), наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1875 - 1917 гг.); 6-е отделение - наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1871 - 1874 гг.).

Помимо этого, в структуре Штаба функционировали Управление полицейской стражи (1906 - 1917 гг.) и военно-судная часть ОКЖ (1874 - 1896 гг.).

В 1861 г. в стране появилось первое жандармское полицейское управление железной дороги, а к 1895 г. их число возросло до 21. Они имели отделения на всех узловых железнодорожных станциях. Первоначально эти управления находились в ведении министра путей сообщения, но в 1866 г. начальник Штаба корпуса генерал-лейтенант П. А. Шувалов в соответствии с законом «Об обязанностях и подчинении жандармских полицейских управлений железных дорог» добивается передачи их под свое начало, вновь вводя все жандармские части и управления в состав Отдельного корпуса жандармов. В 1866 году полицейские управления на железных дорогах стали называться Жандармскими полицейскими управлениями железных дорог (ЖПУЖД). Законом от 19 (31) мая 1871 года был закреплен порядок действий чинов ЖПУЖД по расследованию преступлений и проступков общего характера в районе действия ЖПУЖД. Каждое управление обслуживало участок дороги протяженностью около 2 тыс. верст.

6..jpg

Группа железнодорожных жандармов с офицером, сидящим на велодрезине (около 1890 г.).

Важнейшие обязанности чинов Корпуса жандармов первоначально заключались в доведении до сведения императора информации о беспорядках и злоупотреблениях, совершаемых как правительственными чинами, так и лицами, состоящими на общественной службе, а также в наблюдении за развитием политической мысли общества.

Отправляя жандармского полковника И. П. Бибикова и агента Третьего Отделения поручика И. В. Шервуда на политическое обследование южнорусских губерний, 13 января 1827 г. А. Х. Бенкендорф дал им инструкцию, первый пункт которой требовал: «Обратить особенное внимание на могущие произойти без изъятия во всех частях управления и во всех состояниях и местах злоупотребления, беспорядки и закону противные поступки»; второй пункт обязывал «наблюдать, чтобы спокойствие и права граждан не могли быть нарушены». Исходя из третьего пункта, находящийся на месте жандарм получал право контактировать с местными властями, в ведении которых замечены беспорядки, «предварять их» и только в тех случаях, если все его «домогательства» «будут тщетны», сообщать о них в Третье Отделение. В инструкции особо обращалось внимание жандармов на следующее: «Цель вашей должности должна быть, прежде всего, предупреждение и отстранение всякого зла». Весьма расплывчатое понимание борьбы со «всяким злом» давало жандармским офицерам широкий административный простор, а их подчиненность далекому начальнику жандармского округа и еще более далекому Шефу жандармов надежно обеспечивали их почти независимое положение на местах.

Агентура Третьего Отделения и части Корпуса жандармов охватили государство сетью регулярного политического сыска. Общество же, почувствовавшее эту тотальную (по тем временам) слежку, отреагировало приписываемым М. Ю. Лермонтову знаменитым стихотворением 1841 г., в котором отражалось общественное мнение относительно всеобъемлющего надзора жандармов - носителей мундиров небесно-голубого цвета.

Жандармские офицеры были обязаны: наблюдать и доносить начальству обо всех политических явлениях, вольнодумных мыслях, словах и действиях, о заговорах, крестьянских бунтах, о пожарах, наводнениях. Жандармы вели расследования по политическим делам.

Результаты деятельности Третьего Отделения и жандармерии обобщали в специальных ежегодных отчетах, посвященным настроениям различных классов и групп населения, часто сопровождавших обозрения политического состояния Российской империи.

Юридически служба частей ОКЖ включала в себя: 1) обязанности полицейской службы (жандармские дивизионы и команды); 2) обязанности по охране порядка, благочиния и безопасности в районах железных дорог, досмотре и визировании паспортов на границах (ЖПУЖД); 3) обязанности обнаружить и расследовать государственные преступления, а также осуществлять надзор за государственными преступниками, содержащимися под стражей (все остальные жандармские части).

Так, например, жандармские городские конные команды и дивизионы в наиболее важных случаях предназначались и для выполнения полицейских обязанностей, в том числе для рассеивания несанкционированных «скопищ», для усмирения буйств, восстановления порядка, для охраны порядка на военных парадах, во время пожаров, при проведении ярмарок, народных гуляний и т. д.

7..jpg

Шеф жандармов Н. В. Мезенцев.

Жандармские органы осуществляли пограничный паспортный контроль. Очевидец следующим образом описывал процедуру жандармского паспортного контроля: «Жизнь на пограничной станции своеобразна: все интересы и служба приспособлены к приходу поездов. Вот подходит поезд из заграницы, мелькают австрийские вагоны и чиновники, а публика, передавая паспорта русским жандармам, попадает в огромный ревизионный зал, где тотчас сосредоточивается багаж и все подвергается таможенному досмотру… Однако жандармам не приходилось осматривать публику и входить в ее счастливые и неудачные таможенные похождения. Пока контролировался багаж пассажиров, мы проверяли паспорта. Последние заносились в реестры; фамилии их владельцев проверялись по алфавитной регистрации, куда были занесены все лица, разыскиваемые и отмеченные в циркулярах департамента полиции. Когда таковые оказывались, они брались тотчас же в незаметное наблюдение филеров, бывших на пункте. О них давались телеграммы в департамент полиции и по месту следования. Некоторые же арестовывались и препровождались под конвоем в указанные департаментом города. Наконец, у иных обнаруживались фальшивые паспорта и такие «нелегальные» направлялись в полицию для выяснения их личности. Работа была сосредоточенная и срочная, т. к. в течение сорока минут нужно было все закончить и дать разрешение для отправки поезда. Вся паспортная и таможенная процедуры на русской границе производили неприятное впечатление на иностранцев, но, за годы войны, они и сами перешли к этой системе.

Следует отметить, что в паспортном деле у нас был большой пробел, а именно - на паспорт не требовалась фотография его владельца, что, конечно, весьма облегчало пользование чужими документами».

Первые сведения о том, что жандармские чины в качестве органа Третьего Отделения вели следственные действия, встречаются в Высочайшем указе от 24. 03. 1831 г.

После введения судебных уставов эпохи Великих реформ Александра II судебное преследование по делам о государственных преступлениях было поручено прокурорам судебных палат, в то время как юрисдикция жандармских органов в данной области не предусматривалась. Возникшие юрисдикционные недоразумения между двумя ведомствами, проводившими следствия по аналогичным категориям дел, привели к изданию специальных Правил от 19. 05. 1871 г., впоследствии вошедших в Устав Уголовного Судопроизводства 1892 г.

С этого момента на Отдельный корпус жандармов возлагалось производство дознаний по делам о государственных преступлениях, и с этого момента его деятельность сосредотачивается почти исключительно на политическом розыске и на формальном расследовании дел о лицах, виновных в совершении государственных преступлений. Согласно этим Правилам, дознание по государственным преступлениям осуществляется офицерами Отдельного корпуса жандармов (дознанием жандармы могли заниматься как по предложению прокурора судебной палаты, так и непосредственно, ставя в последнем случае прокурора в известность), за исключением случая совершения преступления только военнослужащими в местах исключительного ведения военного или морского командований, или во время несения служебных обязанностей. При обнаружении правонарушения, не содержащего признаков государственного преступления, жандармские чины ограничиваются сообщением об этом факте местному прокурорскому надзору и общей полиции, но если существовал риск, что до прибытия полиции следы преступления могут погибнуть или подозреваемый - скрыться, они были обязаны принять соответствующие меры. В исключительных случаях лица прокурорского надзора вправе, по своему усмотрению, возлагать на жандармских чинов производство дознания и по общим преступлениям - но от такого поручения жандармы могли, по уважительным причинам, уклониться.

8..jpg

Жандарм (нижний чин).

Жандармские полицейские управления железных дорог, непосредственно подчиненные начальнику Штаба корпуса, помимо общих обязанностей чинов Отдельного корпуса жандармов, во всех отношениях заменяли в районе железных дорог общую полицию - последняя могла действовать только по приглашению жандармских чинов или в их отсутствии. Район действия ЖПУЖД простирался на всю территорию, отведенную под железные дороги, на все находившиеся на этой полосе постройки и сооружения. Железнодорожные жандармы занимались «охранением внешнего порядка, благочиния» и общественной безопасности в районе действия ЖПУЖД. Вплоть до 1906 г. ЖПУЖД были отстранены от политической деятельности и не принимали непосредственного участия в производстве дознаний по государственным преступлениям, в политическом розыске и наблюдении. Но в 1906 г., в связи с дальнейшим ростом революционного движения и активным участием в нем рабочих и служащих на железных дорогах, правительство привлекает ЖПУЖД к деятельности, направленной на борьбу с революционными выступлениями. Приказом № 145 от 28 июля (10 августа) 1906 г. на чинов ЖПУЖД были возложены обязанности производства дознаний о всех «преступных действиях» политического характера, совершенных в полосе отчуждения железных дорог.

При производстве дознаний начальники ЖПУЖД подчинялись начальникам местных губернских жандармских управлений. На железных дорогах был создан также секретно-агентурный надзор, что обязывало ЖПУЖД иметь собственную секретную агентуру.

В ходе совершения процессуальных действий жандармы были вправе совершать ряд следственных действий: осмотры, освидетельствования, обыски и выемки.

В случае совершения неправомерных действий и злоупотреблении полномочиями при проведении дознаний сотрудники жандармского органа могли привлекаться к ответственности – но лишь своим непосредственным начальством, в то время как прокурорский орган мог лишь информировать об этом факте и, в случае недостаточности наложенного на жандарма дисциплинарного взыскания, представлять материалы министру юстиции - для последующего согласования с министром внутренних дел. Разногласия между начальством виновного жандарма и прокурором по данному вопросу разрешались Сенатом (по 1 департаменту).

Порядок деятельности чинов ОКЖ регламентировался и специальными инструкциями. Так, секретная инструкция от 14. 02. 1875 г. предусматривала, что жандармская деятельность заключается как в предупреждении, так и в пресечении различных преступлений и проступков, а также во всестороннем наблюдении. Отмечалось, что если первый из данных видов деятельности опирается на действующее законодательство (прежде всего на закон от 19. 05. 1871 г.), то второй, наоборот, не должен подчиняться каким-либо определенным правилам, так как для его реализации требуется «известный простор» - «и тогда лишь встречает ограничения, когда материал, добытый наблюдением, переходит на законную почву и подвергается оценке, то есть уже является предметом деятельности первого вида». Документ подчеркивал, что основная задача сотрудников жандармского ведомства состояла в том, чтобы путем наблюдения за направленностью общественных политических идей и настроя общества, выявлять и преследовать любые попытки распространения вредных учений, направленных «к колебанию коренных основ государственной, общественной и семейной жизни».

Жандармские органы боролись с антиправительственными движениями, осуществляли розыск революционных организаций, препровождали особо опасных государственных преступников, руководили поимкой рекрутов, беглых крепостных, уголовников, докладывали в Третье Отделение (впоследствии в Департамент полиции) о настроении различных слоев населения. «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» 1881 г. активизировало деятельность жандармских органов. И с 80-х годов XIX в. значительное место в деятельности жандармских управлений занимали дознания по политическим делам. В конце XIX - начале XX вв. жандармские органы иногда завершали политические дела самостоятельно, не передавая их в судебные органы (например, крупнейший политический процесс 90-х годов - Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»).

Кроме производства следствий жандармы должны были, как и раньше, вести всестороннее наблюдение. Шеф жандармов циркуляром от 14 ноября 1875 г. требовал от них постоянного надзора за школами, публичными лекциями, книжной торговлей и т. д.

Жандармские органы могли осуществлять задержания (на срок не более 2 недель) всех лиц, которые внушали «основательное подозрение в совершении государственных преступлений или в принадлежности к противозаконным сообществам», а также проводить обыски и т. п. Губернатор или градоначальник по просьбе жандармского органа имел право продлить срок предварительного ареста на срок до одного месяца.

В целях успешной борьбы с революционной пропагандой и агитацией Департамент полиции в 1902 г. создает особые городские розыскные отделения, переименованные в 1903 г. в охранные - и за жандармскими отделениями сохраняется только функция производства дознаний.

В соответствии с инструкцией 1904 г. обязанностями губернских жандармских управлений являлось: наблюдение за населением и за направленностью общественных политических идей, информирование властей о злоупотреблениях и беспорядках, проведение дознаний по делам о государственных преступлениях, проведение расследований, наблюдение за лицами, пересекающими границу, реализация негласного надзора, контрразведка, розыск лиц, скрывающихся от властей, помощь органам общей полиции в деле восстановления нарушенного порядка, обязанности по конвоированию арестантов. В губерниях, где отсутствовали охранные отделения, они выполняли в полном объеме свои прежние обязанности.

В 1907 г. появляются районные охранные отделения (по одному на несколько губерний). Командир Отдельного корпуса генерал-лейтенант П. Г. Курлов так охарактеризовал обстоятельства этой реформы и специфику работы вновь созданных охранных отделений: «усилившееся революционное движение показали не только недостаточность численного состава, но и малую подготовленность наличных розыскных чинов к выпавшей на их долю усиленной работе. Офицеры корпуса жандармов, на которых, главным образом, лежал политический розыск, привыкли работать по определенным шаблонам, усиленно розыскивая подпольные типографии и нелегальную литературу, которые они принимали за серьезные факты противоправительственной деятельности. Охватить же развивавшееся и видоизменившееся революционное и общественное движение они не могли за недостаточностью сил и средств. ... Для устранения малой подготовленности офицеров губернских жандармских управлений, на которых лежал розыск, М. И. Трусевич (директор Департамента полиции – А. О.) образовал так называемые районные охранные отделения. Начальники их должны были обучать и руководить политическим розыском нескольких губернских жандармских управлений, составлявших район. Таких опытных руководителей розыскного дела в его распоряжении не было, и он поневоле стал хвататься за всякого человека, не только проявившего в политическом розыске необходимые способности, но и за ловких людей, умевших показывать товар лицом. Поощряя таких дельцов, М. И. Трусевич не стеснялся никакими правилами и назначал начальниками районных охранных отделений молодых офицеров, которым подчинял старших их товарищей: бывали случаи, что заслуженные генералы являлись подчиненными подполковникам и даже ротмистрам.

Жандармские офицеры, обращавшие на себя внимание директора департамента, получали награды и повышались в чинах, обходя своих наиболее скромных товарищей, вне всяких установленных военными законами норм. Благодаря этому в корпусе жандармов начали выделяться так называемые розыскные офицеры, ставшие в неприязненные отношения к рядовым чинам корпуса. М. И. Трусевич измерял достоинство розыскных офицеров по количеству сообщенных ими сведений, забывая, что в известной местности революционное движение может совсем не существовать или проявляться в крайне слабой форме, чего, конечно, нельзя ставить в вину лицу, заведующему политическим розыском в такой местности. В этом направлении директора департамента полиции надо, по моему мнению, искать зачатки так называемой провокации. Я далек от мысли обвинять М. И. Трусевича, что он был ее творцом, но он, несомненно, был ее бессознательным попустителем, несмотря на грозные циркуляры о недопущении провокации. Розыскные офицеры стали считать себя в каком-то исключительном положении: они совершенно игнорировали местную администрацию, даже в лице ее старших чинов, а рознь между ними и остальными офицерами корпуса подрывала дух этой воинской части».

М. И. Трусевич занимался проверкой обстоятельств убийства П. А. Столыпина (за охрану которого в свое время отвечал П. Г. Курлов) – и резкие оценки автора цитаты применительно к оценке деятельности директора Департамента полиции неудивительны.

Также существовали розыскные пункты и розыскные части ЖПУЖД. Все они вербовали секретную агентуру, организовывали наружное наблюдение, осуществляли перлюстрацию писем и нередко прибегали к организации провокацией.

9..jpg

Начальник Екатерининского ЖПУ полковник ОКЖ Д. Н. Петров 1907 г.

В 1913 - 1914 гг. командиром Отдельного корпуса жандармов генерал-майором В. Ф. Джунковским была ликвидирована большая часть районных охранных отделений, часть охранных отделений была упразднена или преобразована в розыскные пункты, а руководство розыскной деятельностью на местах было сосредоточено в губернских жандармских управлениях. Циркуляром 1 мая 1913 г. В. Ф. Джунковский запретил вербовать секретных агентов из воспитанников средних учебных заведений и потребовал постепенно избавиться от тех, кто был завербован ранее. «…Розыскным учреждениям, - указывалось в циркуляре, - надлежит прежде всего, в целях сохранения от влияния революционной пропаганды обучающихся в средних учебных заведениях, направить секретную агентуру на освещение соприкасающейся с ними среды, для чего нет надобности пользоваться услугами самих обучающихся, так как последние являются лишь объектом пропаганды и по своему развитию не в состоянии отнестись сознательно и серьезно к обязанностям секретного агента, и потому использование их в этом направлении может привести только к нежелательным явлениям».

10..jpg

Нижние чины ОКЖ. 1910 г.

Дивизионы и городские конные и пешие жандармские команды комплектовались рядовым составом на общих основаниях, остальные части корпуса - сверхсрочнослужащими унтер-офицерами. Дивизион делился на 2 эскадрона. Когда обстановка не требовала наличия дивизиона в полном составе, в распоряжение частных приставов выделяли пешие и конные жандармские патрули, которые несли службу на наиболее сложных маршрутах.

Офицерский состав Корпуса (Отдельного корпуса) жандармов пополнялся переводом из войсковых частей: в корпус принимались офицеры, окончившие по 1-му разряду военные и юнкерские училища, прослужившие в строю не менее трех лет и выдержавшие особое испытание при штабе корпуса (сочинение на историческую тему и экзамен).

П. Г. Курлов отмечал, говоря о подготовке жандармских офицеров в начале XX века: «Революционное движение не осталось без серьезных изменений со времени 60-х годов. К нему присоединилось широкое общественное движение, деятельность которого, будучи направлена против правительства, давала почву для развития работы революционных партий. Я был убежден, что бороться с этим разраставшимся движением одними полицейскими и карательными мерами невозможно, что правительству необходимо широкое ознакомление с движением, чтобы своевременно творческой работой в области назревших реформ пойти навстречу некоторым справедливым пожеланиям и тем ослабить нападки на власть. Жандармские офицеры были не в состоянии удовлетворить указанной жизненной потребности правительства, так как не обладали для этого необходимым образованием, причем недостаток его не пополнялся сведениями, которые они получали на кратковременных подготовительных курсах перед переводом в корпус. Я убедился в этом, присутствуя на всех выпускных экзаменах офицеров, оканчивавших курсы, совпавших с началом моего командования корпусом. Я выработал целый ряд необходимых для осуществления моей мысли мероприятий, настаивая на большей продолжительности занятий на курсах и расширения программы преподавания в сторону более подробного ознакомления с разветвлениями современной общественной жизни. Мне не удалось полностью осуществить эту мысль, благодаря препятствиям со стороны военного министерства и Государственной Думы, и я должен был ограничиться расширением программ курсов по общеобразовательным предметам».

Не принимались в состав Корпуса (Отдельного корпуса) офицеры, имевшие судимость или долги. Не могли стать жандармскими офицерами поляки-католики (или лица, женатые на католичках) и евреи (даже крещеные). Каждый офицер давал специальную подписку о том, что к тайным обществам, масонским ложам и прочим аналогичным организациям не принадлежал и в будущем принадлежать не будет.

Отношение общества к новому элитному соединению было неоднозначным.

С одной стороны, доверие монарха и проистекающая из него власть в сочетании с гораздо более высоким, чем в армии, жалованьем, увлекали в Корпус много офицеров. С другой стороны, в обществе утвердился взгляд на жандарма как на доносчика и шпиона, и случаи, когда приглашаемые в ряды ОКЖ офицеры отказывались от такой «постыдной» службы, также были нередки. В одной из модных пьес, шедших в Петербурге во время революции 1905 года, один из героев говорит другому: «Жандарм - это человек, занимающийся государственными делами по ночам».

Государство стремилось повысить привлекательность службы в ОКЖ – посредством как материального, так и морального стимулирования. Командир корпуса генерал-майор В. Ф. Джунковский в первом своем приказе по Отдельному Корпусу жандармов от 6 февраля 1913 г. напомнил своим подчиненным слова императора Николая I, сказанные А. X. Бенкендорфу при учреждении Корпуса жандармов в 1827 г., как «священный завет милосердия, призывавший осушать слезы несчастных». При этом В. Ф. Джунковский выразил надежду, что в офицерской среде Отдельного корпуса жандармов он встретит «те качества, которыми гордится русская армия, - а именно - дух товарищества, взаимного доверия и благородного прямодушия в отношении к начальникам, друг к другу и к подчиненным».

11..jpg

Товарищ Министра внутренних дел, Командующий ОКЖ Свиты ЕИВ генерал-майор В.Ф. Джунковский.

Всю его историю для Отдельного корпуса жандармов была характерна двойственность его правового статуса. По строевой, инспекторской и хозяйственной части ОКЖ входил в систему Военного министерства. По наблюдательной части, проведению политического розыска, дознаний и другим полицейским и административным вопросам части и учреждения ОКЖ подчинялись Третьему Отделению (03. (15.) 06. 1826 г. – 06. (18.) 08. 1880 г.), а впоследствии Департаменту полиции МВД (06. (18.) 08. 1880 г. – 04. (17.) 03. 1917 г.).

Корпус был ключевым структурным звеном системы жандармерии Российской империи, но существовали и другие жандармские части и подразделения, административно в Корпус не входившие, но подчинявшиеся его командованию в оперативном отношении - жандармские полевые команды, переименованные позднее в полевые жандармские эскадроны. Они несли в войсках военно-полицейскую службу - как в военное, так и в мирное время.

Жандармский полк, сформированный из драгун, расформировывается, а лейб-гвардии Жандармский полуэскадрон преобразуется в гвардейский полевой Жандармский эскадрон. Последний вместе с появившимся в войсках армейским полевым Жандармским эскадроном был включен в состав полевой жандармерии, не подчиненной шефу ОКЖ и обслуживавшей в полицейском отношении войска. Всего существовало: 1 гвардейский и 6 армейских (в Вильно, Варшаве, Гельсингфорсе, Киеве, Одессе и Тифлисе) полевых жандармских эскадронов.

Эскадроны комплектовались грамотными и не опороченными по службе унтер-офицерами и рядовыми из состава кавалерийских частей, которые отбыли не менее одного лагерного сбора в войсках. Полевые жандармские эскадроны подчинялись штабам соответствующих военных округов, гвардейский эскадрон впоследствии входил в состав Отдельного корпуса жандармов.

Император запретил секретную агентуру в воинских частях, считая достаточным наличие наблюдения со стороны военного начальства и полевых жандармских чинов. Служба полевых жандармских эскадронов носила военно-полицейский характер при войсках.

Гвардейский жандармский эскадрон, сформированный 27. 12. 1815 г., просуществовал до 1876 г., а затем был переформирован в кадровую команду. Но 12. 08. 1887 г. команда вновь становится эскадроном. Эскадрон участвовал в боевых походах, имел знаки отличия за Русско-турецкую войну 1877 - 1878 гг.

4.JPG

Униформа чинов полевых жандармских экадронов. Шенк, 1911.

Если по штату от 24. 06. 1816 г. в составе гвардейского жандармского полуэскадрона было 4 офицера, 10 унтер-офицеров, 2 трубача, 90 рядовых и 16 нестроевых, то по штату от 12. 08. 1887 г. гвардейский жандармский эскадрон включал в свой состав 4 офицеров, 30 унтер-офицеров, трубача, 10 пеших рядовых и 9 нестроевых.

12..jpg

Лейб-гвардии Жандармский полевой эскадрон во главе со своим командиром полковником (в августе 1913 г. произведен в генерал-майоры) С. Саханским. Петергоф, 1905 г. Горохов Ж. Русская императорская гвардия. - М., 2002.

Таким образом, в России наблюдается отделение жандармской полицейской организации от военно-полицейской.

Кроме того, в течение всей истории жандармских органов Российской империи наблюдался антагонизм строевой и полицейской (сыскной) составляющих Корпуса (Отдельного корпуса) жандармов. В 1-й половине XIX века антагонизм не был столь явным, но затем усилился. Офицер корпуса вспоминал применительно к началу XX века: «В жандармском штабе обычная военная дисциплина, - переполненная приемная, краткие вопросы и такие же ответы, пожатие руки и аудиенция окончена. Служебных вопросов, по компетенции департамента полиции, не касались. У штабного начальства к офицерам розыска и к департаменту полиции было отношение принципиально холодное и отчужденное. Особенно замечалось это, когда командир корпуса жандармов не являлся, вместе с тем, и товарищем министра, ведавшим и штабом и департаментом одновременно. После посещения штаба иду в департамент. Здесь обстановка бюрократическая…».

О том, какое практическое значение имел двойственный статус жандармских структур, дают представление слова П. Г. Курлова о ситуации, сложившейся в Привислинском крае: «Несмотря на то, что осуществлявшие розыск жандармские офицеры были подчинены мне, как товарищу министра и командиру корпуса, они в то же время находились в подчинении и помощнику Варшавского генерал-губернатора по полицейской части. Хотя по закону этот помощник был тоже офицером корпуса жандармов, но, ввиду почти независимого положения, которое занимал генерал-губернатор в крае, мог, пользуясь личным на него влиянием, проводить мероприятия, иногда далеко не соответствовавшие директивам центральной власти».

Шефы Отдельного корпуса жандармов: А. X. Бенкендорф (1827 – 1844 гг.), А. Ф. Орлов (1844 – 1856 гг.), В. А. Долгоруков (1856 – 1866 гг.), П. А. Шувалов (1866 – 1874 гг.), А. Л. Потапов (1874 – 1876 гг.), Н. В. Мезенцев (1876 – был убит 4 августа 1878 г. террористом Сергеем Кравчинским), А. Р. Дрентельн (1878 – 1880 гг.), П. А. Черевин (04. 03. - 06. 08.1880 г.),

Командиры (командующие) Отдельного корпуса жандармов: 12. 06. 1882 - 05. 04. 1887 гг. - свиты Его Величества генерал-майор (с 30. 08. 1882 г. - генерал-лейтенант) Оржевский П. В. (товарищ министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов), 06. 04. 1887 - 21. 07. 1895 гг. - генерал-лейтенант Шебеко Н. И. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией и командир Отдельного корпуса жандармов), 24. 05. 1896 - 04. 02. 1897 гг. - генерал-лейтенант Фрезе А. А. (помощник Шефа жандармов), 04. 02. 1897 - 20. 04. 1900 гг. - генерал-лейтенант Пантелеев А. И. (помощник Шефа жандармов (с 04. 02. 1897 г.), командир Отдельного корпуса жандармов (с 31. 01. 1898 г.)), 20. 04. 1900 - 15. 09. 1902 гг. - генерал-майор (с 11. 06. 1901 г. - генерал-лейтенант) князь Святополк-Мирский П. Д. (товарищ министра внутренних дел (с 08. 05. 1900 г.) и командир Отдельного корпуса жандармов), 15. 09. 1902 - 10. 01. 1904 гг. - генерал-лейтенант фон Валь В. В. (товарищ министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов), 28. 09. 1904 - 24. 05. 1905 гг. - свиты Его Величества генерал-майор Рыдзевский К. Н. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией, и командующий Отдельным корпусом жандармов), 24. 05. 1905 - 26. 10. 1905 гг. - свиты Его Величества генерал-майор Трепов Д. Ф. (товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией, и командующий Отдельным корпусом жандармов), 31. 12. 1905 - 03. 09. 1906 гг. - свиты Его Величества генерал-майор Дедюлин В. А. (командующий Отдельным корпусом жандармов), 17. 11. 1906 - 17. 03. 1909 гг. - генерал-майор (с 06. 12. 1907 г. - генерал-лейтенант) барон Таубе Ф. Ф. (командующий (с 11. 02. 1908 г. - командир) Отдельного корпуса жандармов), 24. 03. 1909 - сентябрь 1911 гг. - генерал-майор (с 1910 г. - генерал-лейтенант) Курлов П. Г. (товарищ министра внутренних дел и командующий (с 18. 04. 1910 г. - командир) Отдельного корпуса жандармов), 26. 01. 1912 - 25. 01. 1913 гг. - генерал-лейтенант Толмачев В. А. (командир Отдельного корпуса жандармов), 25. 01. 1913 - 19. 08. 1915 гг. - свиты Его Величества генерал-майор В. Ф. Джунковский (товарищ министра внутренних дел и командующий Отдельным корпусом жандармов), 20. 10. 1915 - 19. 03. 1917 гг. - генерал-майор (с 06. 12. 1916 г. - генерал-лейтенант) граф Татищев Д. Н. (командующий (с 06. 12. 1916 г. - командир) Отдельного корпуса жандармов).

Работа частей и учреждений ОКЖ после начала Первой мировой войны стала очень напряженной. Проведение всеобщей мобилизации требовало наличия усиленного контроля для обеспечения надлежащего порядка во время сбора призывников и их доставки в войска. Усилилась и работа на железных дорогах – жандармские органы выявляли иностранную агентуру и пресекали утечку за рубеж стратегических материалов и ценностей. Повышенное внимание уделялось и проводившим в военное время подрывную деятельность и антиправительственную агитацию социалистическим партиям.

Парадоксально, но в ноябре 1914 г. командир ОКЖ генерал-майор В. Ф. Джунковский вступил в полемику с министром юстиции И. Г. Щегловитовым на предмет того, каким судом - военным или гражданским - судить большевиков-депутатов Государственной Думы. Министр юстиции настаивал на военном суде, а командир Отдельного корпуса жандармов (!) стоял за гражданский. Поддержка со стороны Верховного главнокомандующего Действующей армией великого князя Николая Николаевича обеспечила В. Ф. Джунковскому победу.

Жандармские органы выполняли во время войны и контрразведывательные функции. Была налажена агентурная работа в прифронтовых и приграничных местностях, на завоеванных у противника территориях, а также в тылу врага. Донесения секретных агентов позволяли увидеть как экономическое состояние Германии и Австро-Венгрии, так и общественно-политические настроения на завоеванных территориях. Обеспечивали жандармские органы и эвакуационные задачи, самой известной из которых была эвакуация Варшавы летом 1915 г.

Командир ОКЖ сопровождал императора во всех поездках последнего по стране. Так, В. Ф. Джунковский посещал вместе с ним неоднократно Действующую армию, а также Одессу, Киев, Екатеринослав, Полтаву, Николаев, прифронтовые города - Перемышль и Львов, оборонные предприятия – Брянский, Путиловский и Тульский заводы, лазареты и госпитали.

13..jpg

Начальник дворцовой Охранной агентуры полковник А. И. Спиридович.

Сразу же после Февральского переворота 1917 г., 04. (17.) 03. 1917 г. Временное правительство принимает решение об упразднении как охранных отделений, так и Отдельного корпуса жандармов (в том числе и ЖПУЖД).

07. 03. 1917 г. Временное правительство распорядилось арестовать начальника Штаба ОКЖ генерал-майора В. П. Никольского и чинов Штаба. Департамент полиции, охранные отделения и ОКЖ стали объектом самого пристального внимания прессы и «передовой общественности». Современник писал: «Департамент Полиции и Охранные отделения сделались, как бы центром внимания и Временного Правительства и Совета Рабочих депутатов. На ловлю жандармских офицеров, секретных сотрудников и лиц, соприкасавшихся с ними, затрачивались колоссальные средства, силы и энергия. Пресса целые столбцы и даже издания посвящала отдельным лицам и эпизодам, по существу совершенно бледным и ничтожным, для данного момента. Ораторы в подавляющем большинстве только и делали, что громили «охранников» и полицию, так что составлялось впечатление, что революция была необходима только для того, чтобы свести счеты с ненавистным политическим розыском. И, действительно, счеты были сведены и попутно разрушен аппарат военной разведки, арестом очень серьезных разведчиков».

19-го марта решение правительства о расформировании ОКЖ, (включая ЖПУЖД) было опубликовано. Согласно этому постановлению, Отдельный корпус жандармов упразднялся, а его чины, за исключением тех из них, которые по возрасту или по состоянию здоровья не подлежали призыву в войска, были определены в ряды войск. Чины Отдельного корпуса жандармов, не подлежащие обращению в ряды войск, были уволены в отставку на общем основании. Все архивы, дела и переписка Главного управления и Штаба Отдельного корпуса жандармов передавались в ведение Главного штаба Военного министерства. Все архивы, дела и переписка губернских, областных и городских жандармских управлений, охранных отделений, розыскных пунктов, жандармских полицейских управлений железных дорог и отделений управлений, касающиеся строевой и хозяйственной части, а также запасы обмундирования и вооружения нижних чинов, передавались соответствующим уездным воинским начальникам. Все архивы, дела и переписка политического и общеуголовного характера жандармских учреждений передавались прокурорам окружных судов, а касающиеся шпионажа - в штабы военных округов. Дела учреждений корпуса жандармов, находящиеся в Финляндии, передавались в Главное управление Генерального штаба.

14 апреля 1917 года Временное правительство решило оставить здание бывшего Штаба Отдельного корпуса жандармов, находящегося по адресу Фурштатская улица, дом 40, в ведении Министерства внутренних дел - для размещения в нем Управления общественной милиции.

И хотя Февральский переворот упразднил ОКЖ, многие бывшие жандармские офицеры и генералы приняли присягу на верность новому строю, а Временное правительство освободило всех арестованных жандармских офицеров. Чрезвычайная комиссия Временного правительства пыталась построить обвинение против высших руководителей Отдельного корпуса, но это дело не было доведено до конца.

Как писал генерал-майор Отдельного корпуса жандармов П. П. Заварзин: «…роль чинов Корпуса Жандармов была значительно менее той, которую им приписывали и деятельность розыскных органов заканчивалась гораздо ранее самого решения дела.

Во всяком случае, злой воли и злоупотреблений со стороны руководителей розыскных учреждений не констатировано даже следственной комиссией Временного Правительства. Продолжавшееся несколько месяцев изучение этой комиссией агентурного и другого материала, находившегося в департаменте полиции и в подчиненных ему органах, не дало никаких улик, которые могли бы послужить основанием для привлечения к судебной или иной ответственности, хотя бы одного жандармского офицера. Это обстоятельство настолько веско, что обвинение розыскных органов в злостной провокации и прочих преступлениях лишается даже тени обоснованности».

Освобожденные из-под стражи после Февраля 1917 г. жандармские чины приняли деятельное участие в антибольшевистском движении. Жандармские офицеры и генералы заняли посты в белогвардейских контрразведках и особых отделах и часто играли видную роль при белых правительствах (Е. К. Климович, А. И. Спиридович, П. П. Заварзин и др.).

А создание Отдельного корпуса жандармов стало важной организационной вехой и бесценным опытом практической работы в истории отечественных органов государственной безопасности.

Источники

Полное Собрание Законов Российской империи. Т. 34. СПБ, 1830; Сборник кратких сведений о правительственных учреждениях. / Сост. В. Кривенко. - СПб.: Типография Департамента уделов, 1888; Свод Высочайших Постановлений 1869 г. Кн. III и VI; Приказы по Военному ведомству 1896 г. №№ 132 и 184, 1897 г. № 274 и 1898 г. № 22; Краткий систематический свод действующих законоположений и циркулярных распоряжений, относящихся до обязанностей чинов Губернских Жандармских Управлений по наблюдению за местным населением и производству дознаний / Сост. полк. Добряков. - СПб.: Типография Отдельного корпуса жандармов, 1903; Список генералам по старшинству, состоящим на службе вне Военного ведомства. Составлен по 1 июня 1911 года. - С.-Петербург: Военная типография, 1911; Список общего состава чинов Отдельного корпуса жандармов по 1 июля 1915 г. – Спб., 1915.; Падение царского режима. Стенография, отчеты. Т. 1 – 7. - М. - Л., 1924 - 1927; А. X. Бенкендорф о России в 1827 - 30 гг. (Ежегодные отчеты III отделения и Корпуса жандармов). Т. 6. - М.: Красный Архив, 1929.; Т. 1. - М.: Красный Архив, 1930; Заварзин П. П. Жандармы и революционеры. Воспоминания. - Париж, 1930; Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция (1914-1917 г.г.). Т. 1; 2. - Нью-Йорк 1960; Курлов П. Г. Гибель Императорской России. - М.: Современник, 1992.; Джунковский В. Ф. Воспоминания. Т. 1 - 2. М., 1997.

Литература

История министерства внутренних дел. Чч. 1-3. - Спб., 1858-1863; Яновский А. Е. Жандармы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 86 т. (Т. 82 т. и 4 доп.). - СПб., 1890 - 1907; Министерство внутренних дел. Исторический очерк. - Спб., 1901.; Императорская гвардия. Изд. 2. Исправлено и дополнено под редакцией В. К. Шенк по 1 мая 1910 г. Справочная книжка Императорской Главной квартиры; Жандармы // Военная энциклопедия. Т. X. - Товарищество И. Д. Сытина. - Спб., 1912; Третье отделение собственной е. и. в. канцелярии о себе самом. - М., 1917; Рабочее движение в России в XIX в. Сборник документов и материалов. Т. 1 – 3. - М., 1950 - 1952; Ерошкин Н. П. Очерки истории государственных учреждений дореволюционной России. - М., 1960; Горохов Ж. Русская императорская гвардия. - М: «Рейтар», 2002.; Энциклопедия секретных служб России. - М., 2003; Алексушин Г. В. История правоохранительных органов. - Самара: АНО «ИА ВВС» и АНО «Ретроспектива», 2005; Рыбников В. В., Алексушин Г. В. История правоохранительных органов Отечества. - М.: Щит-М, 2007.

Автор:

3157

Поделиться:

Вернуться назад