Лейб-гвардии 2-я Тяжелая

Русская армия

Лейб-гвардии 2-я Тяжелая

27 марта 2023 г.

Русская тяжелая полевая артиллерия. О ней мы будем говорить особо.

00014.jpg

00043.jpg

А здесь вспомним боевой эпизод из истории подразделения гвардейской тяжелой артиллерии - и он очень показательно и в очередной раз демонстрирует нам искусство артиллеристов, традиционно являвшихся гордостью русской императорской армии.

2-я тяжелая батарея

2-я батарея лейб-гвардии Тяжелого артиллерийского дивизиона. Вооружена 107-мм (42-линейными) тяжелыми полевыми пушками образца 1910 г.

00055.jpg

На рассмотренном ниже эпизоде из ее истории посмотрим - как зарекомендовала себя русская тяжелая полевая артиллерия трудным летом 1915 года.

2-я гвардейская пехотная дивизия, отходя в составе Гвардейского корпуса на Влодаву, в 4 часа утра 22 июля 1915 г. заняла оборонительную позицию на линии оз. Сомин, дер. Борысик, высота 88.2, кол. Малков, крест западнее надписи кол. Велькополе и далее на юго-восток вдоль опушки леса, находящегося восточнее дер. Примерки и до дер. Тарнов. За позицией соединения находились озеро Великое и Коровье болото, и именно поэтому участок дивизии приобрел особо важное значение - шоссе на дер. Вытычно и гать от дер. Андреев на госп. дв. Черников были единственными путями отхода не только для всего Гвардейского корпуса, но и для левофланговой дивизии соседнего корпуса. Стыком между правым и левым участками дивизии служила дер. Борысик.

По целям ближним и дальним

В состав войск левого участка вошли: два полка 2-й бригады, дивизион легкой артиллерии и 2-я батарея лейб-гвардии тяжелого артиллерийского дивизиона.

Тяжелая батарея заняла позицию юго-западнее дер. Андреев, правым флангом примыкая к шоссе. Позиция была закрыта высотой 88.2. Наблюдательный пункт командира батареи находился на дереве, шагах в 500 за пехотными окопами вблизи православного кладбища к югу от дер. Верещин. Легкие батареи заняли позиции севернее дер. Верещин.

Командир тяжелой батареи полковник М. В. Баранов, находясь в подчинении командира артдивизиона, в то же время получил и специальную задачу: держать под обстрелом подступы вдоль шоссе, а также оказывать помощь правому участку при обстреле дальних целей.

Передовой артиллерийский наблюдатель отправился в пехотные окопы, находящиеся на опушке леса к юго-востоку от колонии Велькополе – данный район с наблюдательного пункта комбата просматривался плохо.

Илл.1.jpg

М. В. Баранов

Днем 22-го июля противник ограничился, в основном, артиллерийской пристрелкой на всем фронте гвардейской дивизии. Мощная артиллерийская группа германцев была обнаружена южнее дер. Сверщов и Примерки. С наблюдательного пункта командира тяжелой батареи было замечено сосредоточение германских артиллерийских наблюдательных пунктов, находящихся на высоте 88, лежащей южнее дер. Сверщов.

В этот день между 14 и 15 часами тяжелая батарея противника начала пристрелку по окопам русского левофлангового полка - обнаружив свое местонахождение, находящееся юго-восточнее высоты 87.5.

2-я батарея открыла ответный огонь – и добилась прямого попадания по противнику.

Около 16 часов было зафиксировано накапливание пехоты противника в дер. Сверщов. Артиллеристы-гвардейцы открыли огонь по этому населенному пункту – в результате вражеская пехота отошла в южном направлении, а восточная окраина деревни вспыхнула как факел.

Наконец, когда около 22 часов пехота противника, воспользовавшись темнотой, начала наступление от дер. Примерки на кол. Велькополе, М. В. Баранов, получив донесение от передового артиллерийского наблюдателя, открыл по противнику огонь - причем, пользуясь картографическими данными, без пристрелки - и наступление германцев было остановлено.

Илл.2.jpg

Тяжелая полевая 42-линейная батарея на позиции

Около 8 часов утра 23-го июля артиллерия противника ураганным огнем начала обстреливать окопы левофлангового полка дивизии и дер. Верещин, которую она вскоре успешно подожгла, а около 9 часов превосходящие силы вражеской пехоты, под прикрытием артиллерийского огня, перешли в наступление. Русские пехотинцы-гвардейцы начали отходить в дер. Верещин.

В ответ на артиллерийский огонь противника, русская артиллерия открыла огонь по германским батареям, а тяжелая батарея нанесла шрапнельный удар по высоте 88 – на ней все также наблюдалось сосредоточение артиллерийских наблюдательных пунктов противника. В итоге, артиллерийское наблюдение противника было затруднено – причем настолько, что артиллерийский огонь немцев сильно ослаб. После этого артналета один взвод продолжил вести огонь по высоте 88, а другой открыл огонь по дальней батарее противника.

В прикрытии пехоты и артиллерии

Наблюдательный пункт М. В. Баранова с началом отхода пехоты должен был быть оставлен. Но тяжелой артиллерии следовало прикрыть отход пехотинцев – открыв огонь по площадям. Тем более, что на легкую артиллерию рассчитывать было нельзя - она уже снялась со своих позиций.

Комбат вместе с разведчиком начали слезать с дерева, намереваясь отправиться на новый наблюдательный пункт в дер. Верещин, и сразу же очутились меж двух огней - между отошедшими русскими цепями и наступающими цепями пехоты противника. Разведчик был ранен пулей в ногу, и М. В. Баранову пришлось, бросив средства наблюдения и телефонную станцию, выносить раненого разведчика на своей спине.

Комбат прибыл в дер. Верещин, но дым от горевших деревенских домов закрывал наступающего противника и мешал наблюдению.

Две легкие батареи в это время отходили в район дер. Андреев.

Несмотря на все негативные обстоятельства, М. В. Баранов решил продолжить ведение огня по наступающей пехоте противника.

Комбат обратился к своим артиллеристам с речью, обрисовав сложившуюся обстановку. Он объяснил, что до того момента как легкие батареи займут новые огневые позиции, бросить свою пехоту без поддержки артиллерийским огнем ни в коем случае нельзя. Полковник сообщил своим солдатам, что произойдет, если противник займет дефиле между озером и болотом, отметил, что батарея уже находится под пулеметным огнем противника и при попытке сняться с позиции выдвижение к ней передков неизбежно повлечет за собой потерю конского состава. Остается единственный выход – остаться на огневой позиции и сражаться.

В этот момент комбат был приглашен к телефону - звонил начальник 2-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенант П. П. Потоцкий.

Илл.3.jpg

П. П. Потоцкий

М. В. Баранов предупредил начдива, что противник движется вдоль шоссе к дефиле, сообщал ему, что с позиции не уйдет - и просил прислать снаряды. Генерал ответил, что гать и шоссе между Михельсдорфом и Вытычно находятся под таким интенсивным артиллерийским огнем противника, что по этому маршруту возможна перебежка лишь отдельных людей, а систематическая доставка боеприпасов невозможна. Он гарантировал доставку снарядов лишь к православному кладбищу, находящемуся севернее дер. Андреев.

Пехота противника силой не менее батальона продолжала движение от фольв. Загуже, перемещаясь вдоль шоссе. Первый же залп прямой наводкой тяжелой шрапнелью был удачен. Но, хотя германская пехота рассредоточилась, наступление не прекратила.

Интенсивность огня постепенно увеличивалась – и от стрельбы залпами, в связи с уменьшением прицела, батарея перешла к беглому огню. От такого интенсивного огня тела орудий так нагрелись, что начала лопаться краска.

Все это время батарея находилась под пулеметным огнем противника, но, к счастью, серьезных потерь не понесла - лишь 2 артиллериста были легко ранены. Продвинувшись до дер. Забродье, противник начал отходить. Наступающая германская пехота понесла огромные потери – весь путь ее наступления был усеян трупами.

В это время к комбату подскакал ординарец с приказом от начальника боевого участка обеспечить правый фланг дивизии, обойденный противником с тыла.

Пришлось оставить без преследования огнем отходящую пехоту противника и перенести огонь на новую цель. Левый взвод открыл огонь по пехоте противника, наступающей с фронта, а правый - прямой наводкой по пехоте, вышедшей в тыл правому флангу дивизии.

О том, насколько важным был огонь тяжелой батареи, свидетельствует следующее донесение пехотного командира: «В бою 23 июля у дер. Верещин, когда немецкая гвардия повела энергичное наступление на вверенный мне полк и легкие наши батареи, находясь в движении, не могли оказать мне содействия в отбитии этой атаки, я обратился через командира бригады ко 2-й батарее лейб-гвардии тяжелого артиллерийского дивизиона, которая немедленно открыла сильный и действительный огонь и отбила атаку. Без содействия означенной батареи отбить атаку было бы чрезвычайно трудно, так как немцы осыпали наши окопы снарядами различных калибров, буквально не давая из них высунуться.

В то же время, когда пехота противника, заняв фольварк Борысик, находившийся в полуверсте впереди моего правого фланга, пыталась продвинуться вперед, угрожая моему правому флангу и тылу, который был особенно чувствителен, так как за позицией тянулось большое, так называемое Коровье, болото, совершенно открытое и к которому неприятельские батареи отлично пристрелялись, командир батареи, оценив создавшееся положение, открыл сильный огонь по этой пехоте, зажег фольварк и еще раз отбил атаку».

В боях 22 - 23 июля 1915 г. 2-я батарея лейб-гвардии Тяжелого артиллерийского дивизиона стала стержнем, под прикрытием которого части 2-й гвардейской пехотной дивизии смогли сдержать натиск противника. Батарея не оставила позицию, прикрыв отход не только пехоты, но и легкой артиллерии. Она отбила несколько мощных атак противника – причем под угрозой захвата орудий немцами, а на финальной стадии боя действенно поддерживала свою пехоту, решая целый спектр боевых задач.

В итоге, немецкое наступление было отбито, и положение восстановлено - русские части вновь заняли прежнюю позицию на линии дер. Верещин - дер. Борысик.

Илл.4.jpg

Схема боя у деревни Верещин.

Автор:

1057

Поделиться:

Вернуться назад