Крымский конный полк на службе Отечеству

Русская армия

Крымский конный полк на службе Отечеству

13 января 2022 г.

От Таврических дивизионов - к Крымскому конному полку

В 1783 г., сразу после присоединения Крыма к России, среди крымских татар возникает движение за возобновление процесса военной службы в региональных воинских частях. С ходатайством о формировании Крымско-Татарского войска совет мурз и беев обратился к генерал-фельдмаршалу светлейшему князю Г. А. Потемкину-Таврическому, и через год Высочайшим указом Императрицы такое войско было создано.

1 марта 1784 г. из жителей новоприсоединенной к России Таврической области были созданы 1-й, 2-й и 3-й Таврические дивизионы конного войска (Кавалерия. Без гвардейских и казачьих частей. Изд. 3. Под ред. Шенк В. К. Спб., 1914. С. 239.). Большинство офицеров и часть нижних чинов принадлежали к знатнейшим татарским родам.

В 1790 г. сформированы еще 4 дивизиона (в 1792 г. распущены). Все дивизионы были отправлены к границам Польши в корпус генерал-аншефа Кречетникова, а в 1792 г. возвратились в Крым.

Переформировав первые три дивизиона в два, в 1796 г. Император Павел I распускает всадников по домам – но уйдя с оружием и снаряжением, они должны были быть готовы по первому зову власти встать в строй.

В ходе Наполеоновских войн в 1807 г. были сформированы из татарского населения Крыма: Симферопольский, Перекопский, Евпаторийский и Феодосийский конно-татарские полки. В мае 1808 г. Симферопольский и Перекопский полки двинуты к прусской границе - первый в Вильно, второй в Гродно. Евпаторийский и Феодосийский полки в 1809 г. отправлены из Крыма в Киевскую губернию.

В 1812 г. полки назначены в состав легких войск армий: Симферопольский в 1-ю Западную, Феодосийский во 2-ю Западную, Евпаторийский - в 3-ю Обсервационную, а затем в армию адмирала Чичагова.

Симферопольский и Перекопский полки отличились в 1812 г. в знаменитом сражении под Миром, при Романове, затем при Могилеве, Молевом-Болоте, у Смоленска, Можайска и Бородине, под Малоярославцем, у Гжатска и Дорогобужа. Евпаторийский полк отличился под Кобриным и Белостоком, при Люцене и Ульме. Феодосийский – сражался на Буге. В 1814 г. Симферопольский и Перекопский полки оказались на Елисейских полях.

В 1817 г. полки были распущены.

В 1827 г. появляется лейб-гвардии Крымско-татарский эскадрон, сражавшийся у Варны (1828 г.), на Черной речке и под Севастополем в ходе Крымской войны, а также в 1854 - 55 г.г. несший кордонную службу на Балтийском побережье. 26 мая 1863 г. эскадрон был упразднен, а сформированная Александром II на базе эскадрона Команда Лейб-гвардии Крымских татар Собственного Его Императорского Величества Конвоя в 1877-1878 г.г. участвовала в боях под Горным Дубняком, у Ловчи и Плевны. Упразднена 18 мая 1890 г.

Крымский конный Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк (с 04. 03. 1917 г. Крымский конный полк) вел свое происхождение от сформированного 12. 06. 1874 г. Крымского эскадрона. После сформирования 22 июля 1875 г. второго эскадрона, появился Крымский дивизион (штаб в Севастополе), доблестно сражавшийся за Дунаем.

При укомплектовании дивизиона новобранцами всегда получался сверхкомплект (в 1882 г. из сверхкомплектных нижних чинов даже сформирована Крымская стрелковая рота), и 24. 02. 1906 г. дивизион переведен в 6-эскадронный состав и наименован Крымский драгунский полк (с 31. 12. 1907 г. – Крымский конный полк).

С 10 октября 1909 г. полк именуется Крымским конным Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны. Государыня являлась Шефом полка, а Государь Император с 5 ноября 1909 г. числился в списках части. Старшинство, "в воздаяние верной и ревностной службы Престолу и Отечеству крымских татар", было присвоено - с 1 марта 1784 г.

Полк входил в состав 7-го армейского корпуса и был подчинен начальнику штаба корпуса, пользовавшегося правами командира отдельной кавалерийской бригады. Расквартирован в г. Симферополь.

4.JPG

Формы чинов полка. Шенк. Указ. соч. Шифр на эполетах гладкий накладной, в 1-м эскадроне на эполетах и погонах - серебряный. Шаровары - серо-синие. Полковой штандарт был пожалован 6 мая 1897 г. Кони разномастые: 1-й эскадрон - вороные, 2-й, 3-й, 4-й эскадроны - гнедые, 5-й и 6-й эскадроны - рыжие.

В огне Великой войны

Начав службу на Румынской границе, Крымский конный полк вошел в состав Сводной кавалерийской дивизии на Северо-Западном фронте.

Полк получил боевое крещение Августовских лесах - в тяжелых сентябрьских боях 1914 года: у Александровска, Чемохена, и в Восточной Пруссии – у Маркграбова. У Александровска, понеся серьезные потери, крымцы прикрыли отход дивизии, при поддержке 1-й Его Величества батареи удержав занимаемый рубеж. А 21-го сентября у дер. Чемохен 2-й и 6-й эскадроны удерживали позиции до подхода главных сил дивизии.

Полк вошел в состав 4-й кавалерийской бригады, а затем вел боевые действия в Восточной Пруссии. Очевидец, вспоминая о бое крымцев в декабрьских боях в Восточной Пруссии, отмечал, что 2 эскадрона пошли в конную атаку - полевым галопом и в сомкнутом развернутом строю. С криками «Ура» и «Алла» крымцы, переходя в карьер, бросились на противника. Немецкие эскадроны, даже не попытавшись сопротивляться, пустились наутек. Снег и усталость конского состава после долгой разведывательной работы не позволили нагнать немецких кавалеристов, сидевших на прекрасных свежих лошадях.

1..jpg

Командир Крымского конного полка в 1912-1915 г.г. кавалер орденов Святого Владимира 3-й, Святого Станислава 2-й и Святой Анны 2-й степеней с мечами полковник С. А. Дробязгин

Кампанию 1915 г. Крымский конный полк начал на Юго-Западном фронте - в лесистых Карпатах. Прибыв в Черновицы, он вошел в состав 30-го армейского корпуса. В январе крымцы прикрывали левый фланг Днестровского отряда, действуя в заснеженных горах в условиях бездорожья. 26-го января, прикрывая пехоту, полк вел упорный бой с наседавшим противником на линии Ослан Белый – Ослан Черный, а в феврале выдержал ожесточенные бои у мест. Майдан Средний и Ольшаница.

В апреле Крымский конный полк вошел в состав 33-го армейского корпуса, участвуя в боях на днестровском фронте.

27-го апреля отличились 5-й и 6-й эскадроны - под командой ротмистра Г. А. Бако они атаковали австрийскую пехоту, находящуюся в окопах у дер. Корниюв. Были пленены 7 офицеров и 465 солдат. Конная атака очень помогла 2-й Заамурской дивизии, наступавшей на Коломыю.

Полк начал нести службу войсковой конницы.

Когда 27-го мая противник сильно нажимал на части 1-й Заамурской дивизии, дивизион крымцев (эскадроны Ее Величества и 3-й) под командованием ротмистра Алтунжи атаковал неприятельскую пехоту у м. Чернелица - было взято 240 пленных. Атака помогла русской пехоте беспрепятственно переправиться через Днестр.

За атаки у деревень Корниюв и Чернелица ротмистры Бако и Алтунжи были награждены орденами Святого Георгия 4-й степени, а командир 5-го эскадрона ротмистр Зотов – Георгиевским Оружием.

Из-за отхода северных соседей 9-я армия также была вынуждена летом 1915 г. отступать – короткими перекатами. Крымский конный полк прикрывал свою пехоту. В бою 15-го июля у дер. Иване крымцы прикрывали разрыв фронта, образовавшийся между дивизиями 33-го корпуса. Задача была выполнена – австрийцы бежали за Днестр, оставив в руках конников несколько пленных драгун.

1-го августа войсковая конница 1-й Заамурской дивизии - 5-й эскадрон крымцев - стоял в резерве. Эскадрон находился на правом фланге соединения, но по приказу начальника дивизии командир эскадрона ротмистр Зотов направил к левому флангу усиленный взвод под командованием корнета Сергеева. На правом фланге дивизии пехота потеснила противника и, продвинувшись немного вперед, окопалась. На левом фланге окопы неприятеля находились дальше и были укреплены. Но оперативный адьютант штаба дивизии от имени начдива отдал корнету Сергееву приказ - атаковать в конном строю окопы австрийцев. Удивленный такому приказу, корнет вопросительно посмотрел на адьютанта, думая не шутит ли он, но адьютант с усмешкой произнес: «Что, трусите?». Ответив: «Крымцы трусости не знают», корнет повел свой взвод (фактически полуэскадрон) в составе около 50-ти всадников на неприятельские окопы.

Полуэскадрон на карьере помчался на врага - боевой порыв был выдающимся, но огонь противника стал выбивать мчавшихся всадников. Одним из первых был сражен корнет Сергеев, но полуэскадрон продолжал атаку без своего командира. Падали всадники и лошади, неслись лошади без всадников, передвигались люди без лошадей. Только около десятка конников доскакало до окопов – часть из них прорвала проволоку пиками, а часть перескочила через проволоку – и всадники стали рубить и колоть австрийцев. Но подходили свежие силы противника, и всадники повернули обратно. Полуэскадрон понес тяжелые потери, но всех раненых удалось вынести. Корнет Сергеев получил тяжелое ранение в грудь, а при эвакуации, находясь в санитарном отряде, он еще и простудился, попав в Собственный Ее Величества лазарет почти в безнадежном состоянии. Усилиями персонала лазарета корнета Сергеева удалось спасти от смерти, но он стал полным инвалидом и в строй вернуться не смог.

2..jpg

Офицеры-крымцы в собственном Ее Величества лазарете в Царском Селе

Во время этой беспримерной атаки у дер. Торске кто-то на штабных телефонистов 1-й Заамурской дивизии сообщил в штаб 2-й Заамурской дивизии об атаке полуэскадрона Сергеева и о том, что срочно требуются охотники - для выноса раненых, оставшихся на проволочных заграждениях противника. Из штаба 2-й Заамурской дивизии к командиру резервного дивизиона крымцев ротмистру Бако был срочно послан связной. Ротмистр Бако объявил перед строем дивизиона (2-й и 6-й эскадроны), что для спасения раненых всадников 5-го эскадрона требуются 20 охотников. Когда была подана команда «Охотникам выехать вперед на 20 шагов» весь строй выехал вперед на указанное расстояние. «Не всем выезжать» - крикнул ротмистр Бако - «только охотникам». Но по новой команде оба эскадрона опять всем строем выехали вперед. После нескольких секунд молчания ротмистр Бако, приложив руку к головному убору, громко произнес: «Спасибо молодцы!» и приказал отсчитать каждого десятого. Начальником команды охотников был назначен корнет Евдокимов. Но когда корнет выводил команду, пришло сообщение, что раненые вынесены и помощи не требуется. Так закончился эпизод, показавший, что лозунг «Сам погибай, а товарища выручай» был в Крымском полку твердо усвоенной традицией.

В кампанию 1916 г. полк продолжал сражаться в составе 9-й армии Юго-Западного фронта – одна его часть являлась войсковой конницей 33-го армейского, а другая – 41-го армейского корпусов.

С началом Брусиловского прорыва 24 мая 1916 г. отличился 3-эскадронный дивизион крымцев подполковника Алтунжи, атаковавший укрепленные позиции противника у дер. Окна. Спешившись, конники действовали в лабиринте вражеских окопов.

Атаковав 26-го мая деревню Тоутры, крымцы захватили 40 пленных и много военного имущества.

15-го июня пехотные части 41-го армейского корпуса начали наступление у дер. Волчковице. Они прорвали фронт противника, и в прорыв был брошен Крымский полк – преследовать отходящего врага. Командир повел полк (в составе пяти эскадронов с пулеметами на флангах) в конную атаку. В районе м. Заблотув полк развернулся, имея а первом эшелоне три эскадрона – и при виде атакующей русской конницы у австрийцев возникла паника, вызвавшая беспорядочное бегство противника. Несмотря на сопротивление групп вражеских пехотинцев, успех был полный.

18-го июня 6-й эскадрон с 4 пулеметами под командованием ротмистра Нарвойш проводил усиленную разведку района к северо-востоку от Хлебичин-Леньив и высоты 349. Корнет Кривцов получил приказ подойти к высоте 349 и «подразнить» неприятеля.

Выехавшие с высоты 349 навстречу разъезду Кривцова всадники-разведчики противника (5-6 человек), при виде русских повернули назад. Преследуя разведчиков, корнет занял высоту 349, и неприятельская артиллерия немедленно открыла по ней огонь. Не желая нести напрасные потери, корнет Кривцов спустился в лощину, построил взвод лавой - и двинулся в атаку.

Комэск двинул на помощь разведчикам взвод прапорщика Добровольского. Атака дошла до удара холодным оружием - всадники рубили и кололи австрийцев, которые, несмотря на превосходство в силах, обратились в бегство. Полуэскадрон крымцев понес большие потери - 6 всадников было убито, а 20 рядовых и корнет – ранены. Потери были не напрасны: эта атака помешала противнику перейти в контрнаступление из района Хлебичин-Леньив и оказала большую помощь русской пехоте.

Успешной была и атака 25-го июля близ высоты 314 у дер. Кутыска. Подразделения 6-го эскадрона атаковали перешедших в контрнаступление германцев – много бойцов противника было уничтожено, а 132 солдата и 4 офицера захвачены в плен.

3-го сентября крымцы вновь провели результативную конную атаку - 2-й эскадрон полка атаковал немецкую тяжелую батарею у Нараювки: расчеты были порублены, а 3 тяжелых орудия захвачены. Но подоспевшая германская пехота не позволила вывезти трофеи. Очевидец вспоминал обстоятельства этой атаки: «Крымцы стали в лесу у большой поляны... В 3 часа дня услышан был характерный звук, когда прекращается артиллерийский огонь и слышен переход пехоты в атаку. ... Пройдя на крупной рыси деревню Ставентынь, полк вышел на западную окраину деревни. B голове был 2-й эскадрон под командой штабс-ротмистра Глазера, временно замещавшего ротмистра Грекова, за 2-м эскадроном шел 6-й эскадрон, затем 4-й, полуэскадрон Ее Величества и конно-пулеметная команда. Командир полка приказал шт.-ротмистру Глазеру со 2-м эскадроном в конном строю атаковать высоту, находившуюся к востоку от деревни Липица-Дольна на реке Нараювке, и выбить с высоты противника.

Быстро пройдя проходы в окопах и проволочных заграждениях, эскадрон… развернувшись в двухшереножном развернутом строю, имея в резерве во второй линии 4-й взвод, на карьере бросился в атаку. Сразу эскадрон попал под сильный артиллерийский огонь противника, но не обращая внимания на обстрел, мчался вперед, даже не теряя равнения. Проскакав около 2-3 верст и не встречая препятствий, 2-й эскадрон вскочил на довольно высокую гору (указанную командиром полка высоту) и очутился в густом лесу. Равнение в лесу расстроилось, в лесной чаще затруднялась связь, лошади тяжело дышали. Минутная остановка собравшегося на небольшой поляне эскадрона… взводы двинулись в сторону противника к опушке леса. Выскочив из леса, 2-й взвод непосредственно наскочил на неприятельскую батарею, за ним сейчас и 4-й взвод, шедший за 2-м взводом вместе ... Германские артиллеристы не хотели сдаваться и отстреливались из револьверов и карабинов. Услышав стрельбу, 1-й и 3-й взводы тотчас же повернули в сторону выстрелов и поспешили на помощь своим ... Испытав действие наших пик и шашек, оставшиеся в живых артиллеристы сдались. Часть всадников погналась за умчавшимися передками; удалось задержать только два передка, но испуганные лошади рванулись в сторону и передки перевернулись в канаву. Эскадрон находился в тылу противника. Уже со всех сторон спешили густые цепи неприятельской пехоты. Перерубив постромки, захватили лошадей и ездовых; всего взято было 20 пленных и 10 прекрасных тяжелых вороных лошадей. Несмотря на то, что среди атаковавших батарею кавалеристов находились и свои пленные артиллеристы, германская пехота все же открыла огонь из ружей и пулеметов. Шт.-ротмистр Глазер приказал отходить. Вывезти орудия, конечно, не было никакой возможности; это были легкие (вероятно четырехдюймовые) гаубицы; никто в эскадроне не знал как снять с орудий замки. Войдя обратно в лес, эскадрон спешился и занял опушку леса... Ожидали помощи со стороны своих же крымцев, но наши 4-й и 6-й эскадроны направлены были уступами за флангами 2-го эскадрона и, наткнувшись на крупные силы противника, не могли продвинуться вперед. 6-й эскадрон на левом уступе понес значительные потери, шесть человек было убито. Сзади во втором эшелоне никого не было. ... Независимо от каких-либо обстоятельств батарея была уничтожена, вывезти ее противник не мог и для германцев батарея была потеряна, а орудия остались на территории, которую успели занять русские войска. Без атаки 2-го эскадрона батарея смогла бы своевременно сняться и без потерь отойти. Для чинов германской батареи наша конная атака была совершенно неожиданной, артиллеристы считали себя укрытыми впереди находившейся пехотой, но германская пехота предпочла обойти высоту справа и слева, избегая подниматься по довольно крутому и высокому подъему; получился разрыв, по которому проскочил 2-й эскадрон, не встречая сопротивления со стороны неприятельской пехоты. Во 2-м эскадроне было трое убитых, двое пропало без вести и 12 было раненых; ранен был корнет Эммануель, выбыло из строя 35 лошадей... Атака крымцев на германскую батарею была отмечена в сводке Верховного Главнокомандуюшего".

3..jpg

Встреча нового 1917 года. Мариамполь, Галиция. Между дамами сидит командир полка полковник А. П. Ревишин

Во время отхода русских войск из Галиции в августе 1917 г. отличился стрелковый эскадрон Крымского конного полка - в бою западнее нижнего течения р. Збручь он остановил наступление немецкой пехоты. Эскадрон имел в строю 250 штыков и 4 пулемета, открывших огонь по неприятельским цепям, а всадники во весь рост бегом двинулись вперед. Много немцев было убито и ранено, трофеями крымцев стали 160 пленных и тяжелый пулемет.

А. П. Ревишин.jpg

Кавалер Георгиевского Оружия, орденов Святого Владимира 3-й степени с мечами и Святой Анны 2-й степени с мечами генерал-майор (ст. 02.04. 1917 г.) А. П. Ревишин, командир Крымского конного полка 24. 01. 1916 — 07. 07. 1917 г.г.

После Октябрьской революции, в ноябре 1917 г., подразделения Крымского конного полка, вернувшиеся к местам дислокации мирного времени, вступили в борьбу с большевиками в Крыму.

Но многим бойцам не суждено было вернуться в родной Крым, оставшись на полях сражений.

И войны, которые в 1784 – 1917 г.г. вела империя, стали ярким свидетельством любви и верности крымских татар России - своему Отечеству.

Автор:

2673

Поделиться:

Вернуться назад