1-й гусарский Сумский полк в Великой войне

Русская армия

1-й гусарский Сумский полк в Великой войне

24 июня 2021 г.

1-й гусарский Сумский генерала Сеславина полк – один из старейших в русской армии. Он имел старшинство 27. 06. 1651 г. – когда был сформирован Сумский слободской черкасский казачий полк (Шенк. Кавалерия. Справочная книжка Императорской главной квартиры. Спб, 1914. С. 169).

А 03. 05. 1765 г. он становится собственно Сумским гусарским – будучи переформирован губернатором Украинско-Слободской губернии Щербининым.

Полк ждала серия переформирований и реорганизаций. Так, 26. 06. 1783 г. он именуется Сумский гусарский Украинской конницы, а 26. 02. 1784 г. становится Сумским легко-конным. К этому времени полк включал в состав 6 эскадронов и конно-егерскую команду.

Наконец, 29 марта 1801 г. полк становится Сумским гусарским. Полк дал жизнь ряду частей русской кавалерии: 21 сентября 1789 г. выделив конно-егерскую команду на сформирование Елисаветградского конно-егерского полка, 16 мая 1783 г. выделив 2 эскадрона на сформирование Одесского гусарского полка, 13 июня 1806 г. выделив эскадрон на сформирование Гродненского гусарского полка, 12 октября 1811 г. выделив людей на сформирование Новгородского кирасирского полка, а 16 сентября 1896 г. выделен эскадрон на сформирование 52-го драгунского Нежинского полка.

Изменялась структура полка (сокращалось и увеличивалось количество эскадронов, появлялись команды и кадры), в период 1882 – 1907 гг. полк успел побывать драгунским, пока, наконец, 26 августа 1912 г. он не стал 1-м гусарским Сумским генерала Сеславина полком.

Сумские гусары имели 3 шефов: генерал-адьютанта графа фон дер Палена (с 19 апреля 1853 г. по 25 апреля 1864 г. – полк в этот период именовался Сумским гусарским генерал-лейтенанта фон дер Палена и Сумским гусарским генерал-адьютанта графа фон дер Палена), короля Датского Фредерика VIII (с 22 мая 1865 г., когда Фредерик еще был наследным принцем, по 11 мая 1912 г.) и генерал-майор Сеславина (вечный Шеф полка с 26 августа 1912 г.).

Заслуженный полк имел целую серию знаков отличия:

1) Георгиевский штандарт с надписями «1651 – 1851» и «В воздаяние отличных подвигов, оказанных в благополучно оконченную кампанию 1814 года» с Александровской юбилейной лентой. Был пожалован 27 июня 1851 года взамен Георгиевского штандарта с аналогичной надписью, пожалованного 30 августа 1814 г. Высочайшие грамоты от 23. 05. 1826 и 27. 06. 1851 гг.

2) 18 Георгиевских труб с надписью «Сумскому полку, за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году». Были пожалованы 13 апреля 1813 г. Высочайшая грамота от 04. 06. 1826 г.

3) Знаки на шапки с надписью «За отличие». Были пожалованы 30 мая 1814 г. за подвиги в боевых действиях с французами в 1812 – 1814 гг., особенно – в сражении под Лейпцигом.

4) Петлицы «За отличие» на мундирах офицеров. Присвоены в 1882 г. за отличие в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. Заменили гусарские узлы гвардейского образца, учрежденные 11. 04. 1879 г. Высочайшая грамота от 24. 04. 1879 г.

вольнопер.jpg

Вольноопределяющийся 1-го гусарского полка. Одет в шикарную кожаную куртку – такие носили автомобилисты и летчики. На груди – полковой знак.

мотоциклист.jpg

А этот офицер 1-го гусарского полка «променял» лошадь на мотоцикл «Индиан». Карпатский фронт, 1916 г.

Полк – участник штурма крепости Новосергиевская (11 апреля 1711 г.), Русско-турецких войн 1768 – 1774 гг. и 1787 – 1791 гг., Итальянского и Швейцарского походов 1799 г., Наполеоновских войн (начиная со сражения при Голимине 14 декабря 1806 г.), Польского похода 1831 г.

3.JPG

Формы чинов полка. Шенк. 1910. Масть коней – вороные: 1-й эскадрон – крупные вороные без отметин, 2-й эскадрон – вороные с ногами в чулках и с проточинами и звездами во лбу, 5-й эскадрон – караковые, 6-й эскадрон – крупные вороные; трубачи – серые.

На Великую войну полк ушел в составе 2-й бригады 1-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенанта В. И. Гурко – войдя в состав 1-й армии Северо-Западного фронта. Командиром полка являлся полковник П. П. Гротен.

П. П. Гротен.jpg

П. П. Гротен

В октябре 1915 г. полк получает нового командира – им стал полковник В. А. Леонтьев, которого в сентябре 1916 г. сменил полковник В. Н. Жуков. Наконец в июне 1917 г. полк получает своего последнего командира – полковника Н. Н. Неелова.

В. Н. Жуков.jpg

В. Н. Жуков

В период октябрь 1916 г. – февраль 1917 г. дивизия входила в состав 1-го Конного корпуса (Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810 – 1917. М., 2012. С. 99.).

полковой нагрудный знак.jpg

Полковой знак. Утвержден 13. 12. 1908 г.

1-я кавалерийская дивизия отличилась в ходе Восточно-Прусской операции – во время боя у Маркграбова 31-го июля и в ходе попытки установления контакта с правым флангом 2-й армии 10 – 18 августа 1914 г.

В ходе боя у Маркграбова соединение провело грамотную разведку боем, захватив город и раздобыв важные разведданные. Кавалеристам приходилось сражаться в конном и пешем строю. В Маркграбове погиб командир 4-го эскадроне сумцев ротмистр Лазарев, был смертельно ранен корнет Хоружинский. Офицеров похоронили в Сувалках.

Отличились гусары и в ходе рейда для установления контакта со 2-й армией. Именно сумские гусары овладели станцией Коршен, а во время отхода, находясь в арьергарде, выдержали артиллерийско-стрелковый огонь противника – но прикрыли отход главных сил дивизии. Причем, выждав подхода германской пехоты, отошли как на параде – уходя из германского тыла [Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии. М., 2006. С. 159-160].

1..jpg

1-й гусарский полк. Офицеры полка во главе с полковником И. Д. Ниловым (в центре). Последний был командиром полка в 1906 – 1912 гг., а позднее в чине генерал-майора командовал 2-й бригадой 1-й кавалерийской дивизии.

В ходе Первого сражения у Мазурских озер 1-я кавалерийская прикрыла межозерное дефиле – решив важнейшую оперативную задачу. Спешенные гусары и драгуны влились в ряды пехотинцев – огнем отразив наступление германцев [Литтауэр В. Указ. соч. С. 164-165]. Ротмистр князь Меншиков приказал гусарам огня без приказа не открывать огня – и, подпустив противника на 500-600 шагов, сумцы открыли убийственный огонь [Сумские гусары. 1651 – 1951. Буэнос-Айрес, 1954. С. 191].

На заре Первой Августовской операции важнейшее значение сыграла разведка под командованием корнета Иванова. Корнет обнаружил двигавшуюся к фронту большую колонну германских войск. Он спрятал своих гусар вместе с лошадьми в лесной чаще, а затем подполз к дороге – и наблюдал и слушал о чем говорят германцы. Офицер вел разведку несколько часов, отправляя подчиненных с донесениями. Причем 2 гусар, двигавшиеся с информацией в дивизионный штаб, обнаружили 2-ю колонну. Это были первые данные о начинающемся наступлении противника [Литтауэр В. Указ. соч. С. 169].

2..jpg

Полковой врач 1-го гусарского полка Рооп с семьей. Первая мировая война.

В конце февраля – начале февраля 1915 г. полк оставлял Восточную Пруссию – в ходе неудачной Второй Августовской операции. В этот период он потерял 3 офицеров убитыми и умершими от ран и 7 офицеров ранеными – 25% общей численности. Сумцы сражались в конном и пешем строю. Узнали они и что такое траншеи.

В начале марта гусары вернулись в район Августовских лесов – двигаясь в авангарде наступающих войск.

В апреле от полка осталась лишь треть – так, в эскадроне В. Литтауэра имелось 30 человек вместо 150 положенных по штату (Литтауэр В. Указ. Соч. С. 183.). В других – также по 30-40 шашек (Сумские гусары. С. 219.). Полк действовал активно и самоотверженно – что сказалось на личном и конском составах.

3..jpg

Вольноопределяющийся 1-го гусарского полка – что видно по трехцветному шнуру на погонах.

А затем – бои в Прибалтике, мобильные, шедшие с переменным успехом и стоившие противникам больших потерь. Очевидец вспоминает эпизод, когда в июле 1915 г. сумские гусары в конном строю атаковали противника. Напор ощетинившейся пиками массы в 1600 человек был столь грозен, что германская пехота побежала – под прикрытием артиллерийского огня. Гусары решили участь боя – выручив сибирских стрелков и спешенных улан.

А вот такой интересный эпизод произошел 26-го июля: «Высланные вперед разъезды корнета Соколова и Головина Петра, присоединив к себе разъезд 1-го Донского Казачьего полка, с боем прошли лесное дефиле, отогнав заставу немецких самокатчиков и захватив 6 мотоциклеток. За ними прошел бывший в голове 6-й эскадрон ротмистра Слепцова. Пройдя версты четыре, Слепцов, встреченный ружейным огнем противника из фольварка Поравице, принужден был спешить эскадрон. Эскадрон продвигался медленно и по донесениям командира эскадрона сил его было недостаточно, чтобы выбить немцев. Командир полка приказал 1-му эскадрону штабс-ротмистра Петражкевича и двум орудиям поручика Рождественского поддержать 6-й эскадрон, поручив общее руководство боем командиру 1-го эскадрона. Орудия заняли позицию и немедленно открыли огонь. Видя удачные попадания артиллерии, Петражкевич развернул эскадрон в лаву и с дистанции двух верст двинулся на ф. Поравице. Несмотря на артиллерийский и ружейный огонь 6-го эскадрона, немцы встретили атаку Петражкевича метким огнем. Эскадрон постепенно увеличивал аллюр. Приближаясь к цели, Петражкевич заметил, что впереди фольварка протекает ручей с крутыми берегами, шириною около двух, саженей. Препятствие могло погубить эскадрон. Останавливаться было поздно, и Петражкевич направил атаку на мост. Немцы усилили огонь. Пуля пробила луку седла и ранила командира эскадрона в руку. Несколько гусар и лошадей упало. Петражкевич с эскадроном быстро приближались к мосту. Рождественский уже прекратил стрельбу из-за боязни попадать по своим. Наступал решительный момент - либо не выдержат гусары, либо немцы. Не выдержали немцы.

Пользуясь заминкой эскадрона на овраге, кавалерия противника ускакала на северо-запад. Удаче атаки несомненно содействовал разъезд штабс-ротмистра Елизарова, высланный в начале боя в обход правого фланга противника. Елизаров переправился через ручей южнее Поравице и вышел немцам в тыл. После атаки по вспаханному полю эскадрон не был в состоянии преследовать противника. Разъезды, высланные 6-м эскадроном, неприятеля до темноты не обнаружили.

В 1-м эскадроне убито двое гусар, ранено пять. Убито и ранено несколько лошадей. Среди раненых гусар, тяжело ранен в живот первый вскочивший на мост доброволец гусар Левицкий. Несмотря на польскую фамилию, Левицкий был японец. В Японскую войну 1904-1905 г.г. генерал Левицкий подобрал сироту японца, усыновил и воспитал его, все же Левицкий с трудом говорил по-русски» (Сумские гусары. С. 227.).

Очевидец, воспроизводя эпизод, произошедший позднее, нарисовал следующую картину: растянувшаяся в колонну кавалерийская дивизия двигалась по лесу с казаками в авангарде. На выходе из леса кавалеристы были остановлены огнем из траншей – противодействовал кавалерийский эскадрон германцев при поддержке 2-х полевых орудий. Русские спешились и атаковали противника. В это время с оглушительном криком «ура» под треск германских пулеметов пошли в атаку казаки. Еще один из гусарских эскадронов должен был спешиться и помочь казакам, тогда как другой эскадрон - мчаться к кромке леса. И когда казаки вновь атаковали - гусарский эскадрон поддержал атаку. Пешие казаки и конные гусары прорвались через вражеские траншеи и ворвались в деревню. В итоге, германским артиллеристам удалось убежать, а германские кирасиры, крепкие рослые парни, были убиты или взяты в плен (Литтауэр В. Указ. Соч. С. 190.).

4..jpg

1-й гусарский полк. Общее фото 1-го эскадрона, 1910 г. В центре – комэск Н. Е. Марков.

Осень 1915 г. полк встретил в траншеях – занимая позиции в районе Двинска. Очевидцы отмечали мощь долговременных укрепленных позиций, на которых кавалеристы периодически сменяли пехоту. Гусар вспоминал, что поблизости от позиций остановился поезд-баня. Гусары мылись поэскадронно. Заходя в первый вагон, эскадрон раздевался. Потом переходил во второй вагон - и парился. В третьем вагоне гусары мылись, в четвертом вагоне - обсыхали, а в пятом вагоне (в котором их ждала уже обработанная паром форма) одевались. В последнем вагоне пили чай с булочками. Такие поезда-бани курсировали по фронту постоянно (Там же. С. 210.).

5..jpg

1-й гусарский полк. Корнет С. В. Вакар с товарищами по оружию. Рижский фронт.

Весной 1916 г. гусары проводили разведывательные действия. Так, в марте 1916 г. 2-й эскадрон попал в засаду. Дозоры прошли поляну беспрепятственно (немцы их не тронули, ожидая приближения всего эскадрона). Видя, что эскадрон вперед не двигается, немцы не выдержали и открыли по нему огонь. Эскадрон рассыпался в цепь и стал отвечать. А на другой день с той же задачей был послан 3-й эскадрон под командой поручика Дмитриева. Эскадрон попал в засаду. После ожесточенной рукопашной схватки Дмитриев, оглушенный и сбитый с ног прикладами, был взят немцами в плен. Прапорщику Таланову с большей частью эскадрона удалось прорваться - и через лес вернуться в расположение. Последний раз провести разведку было приказано 2-му эскадрону, которому были приданы полроты пехоты – обошлось без происшествий.

В июне полк оказался на левом берегу Западной Двины – напротив мест. Иллукст, а в июле – севернее Двинска. В этот период отличился ротмистр Лопухин – переправившийся через Двину и ворвавшийся в немецкий окоп. Захвативший пленных и благополучно вернувшийся к своим ротмистр становится кавалером Георгиевского оружия.

К этому времени полк потерял убитыми 6 и ранеными 28 офицеров. Состав полка сильно изменился - полк омолодился. К концу войны, кроме «старого» князя Трубецкого, самыми старшими по годам были Ю. Б. Алферов - 33 года и Б. Н. Говоров – 31 год. Вахмистры, вышедшие с полком на войну, сдали офицерские экзамены и, произведенные в прапорщики, ушли в другие полки. Сильно изменился и состав нижних чинов. За войну в полк прибыло из 7-го Запасного Кавалерийского полка 5 маршевых эскадронов - численностью 100 - 150 человек каждый.

6..jpg

1-й гусарский полк. Вольноопределяющийся Желтухин с невестой. На груди – университетский значок. Москва, 1910 г.

В конце января 1917 г. было приказано развернуть стрелковые дивизионы в стрелковые полки, спешив в каждом кавполку два эскадрона, а полкам перейти на 4-эскадронный состав. Потянули жребий - выпало спешиваться 2-му и 5-му эскадронам. И существовавший стрелковый дивизион развернулся в Стрелковый полк 1-й кавалерийской дивизии, имея три дивизиона: драгунский, уланский и гусарский. Одновременно с образованием стрелкового полка была расформирована дивизионная 8-пулеметная конно-пулеметная команда. В каждом полку сформировалась своя полковая конно-пулеметная команда, вооруженная 4 пулеметами Максима.

В эти дни совершил славный подвиг корнет Н. Петров 2-й – он переправился через Двину с острова Царьград, уничтожил немецкую заставу и захватил двух пленных. За этот подвиг корнет был награжден Георгиевским Оружием.

7..jpg

Погон штабс-ротмистра 1-го гусарского полка. 1912 – 1917 гг.

Революционные события застали полк все на том же двинском фронте.

1-й гусарский полк решал самый широкий круг боевых задач, действовал в конном и пешем строю, действовал в траншеях. О нескольких конных атаках мы упомянули выше. Исследователь конных атак русской кавалерии в Первую мировую войну Рубец особо выделяет 4 результативных конных атаки сумцев. Первая – 8 августа 1914 г., когда идущий в головной заставе взвод под командованием штабс-ротмистра Никольского в конном строю атаковал немцев, занимавших дер. Грабовен, и выбил их из деревни (Рубец. С. 15.; а также - Сумские гусары. С. 179.) 26-го июля 1915 г. 1-й эскадрон под командованием штабс-ротмистра Петрашкевича атаковал фольв. Поравицы, занятый 2-м эскадроном Саксонского карабинерного полка и ротой самокатчиков. Фольварк взят. 2 гусар убито и 5 ранено (Рубец. С. 46. Об атаке мы писали выше). А 30-го июля 1915 г. 4-й эскадрон под командованием ротмистра Панкова атаковал хутор у дер. Кубим. Немцы оставили хутор, унося своих убитых (там же.). В этом бою конная атака сочеталась с действиями спешенных эскадронов. Наконец, 20-го августа 1915 г. 6-й эскадрон под командованием ротмистра Слепцова в районе станции Даудзевас атаковал эскадрон саксонского Гвардейского конного полка. Командир германского эскадрона был заколот пикой, а остальные 2 офицера и остатки эскадрона пленены (Рубец И. Ф. С. 47.). Подробности атаки были следующими: «20 августа в 6 утра, люди уже пообедали, коней накормили и полк вытянулся в походную колонну, направляясь по назначению. Отдыхали всего три-четыре часа. Утомление дошло до того, что люди засыпали днем, пользуясь каждой остановкой, кто спал, прислонясь спиной к дереву, кто в придорожной канаве, один заснул даже на муравейнике. Наступление стрелков было успешно. Роты, сбивая спешенные части германской кавалерии (23-я кавалерийская бригада), быстро продвигались вперед. Батальон шел по полотну железной дороги, западнее станции Даудзевас. Дивизия, имея в авангарде казаков, продвигалась через лес, параллельно движению пехоты. Пройдя половину леса, казаки были задержаны сопротивлением немцев, окопавшихся впереди деревни, расположенной на большой поляне. Орудие противника било по выходу из леса. Спешенные, сотни не могли продвинуться. Дивизия, растянутая кишкой по узкой лесной дороге, оказалась в затруднительном положении. Артиллерия беспомощно стояла в лесу в колонне. На поддержку казакам были высланы 3-й и 6-й эскадроны. 3-й эскадрон корнета Соколова, спешившись, пошел по лесу в обход деревни. 6-й, прикрытый лесом, в конном строю стоял за цепями казаков. Казаки поднялись и с криком "ура" бросились на немцев. Видя это, командир эскадрона ротмистр Слепцов, развернув на ходу эскадрон в лаву, бросился в атаку. Гусары, опережая казаков, настигли начинавших бежать немцев. Часть была изрублена, часть взята в плен. Командир германского эскадрона был заколот пикой, два младших офицера сдались. Орудие, находившееся далеко за деревней, успело уйти. Взятые пленные были Гвардейского Саксонского Конного полка» (Сумские гусары. С. 233.).

А вот пример боя в пешем строю, август 1915 г.: ««Мне было приказано - вспоминает командир 2-го эскадрона ротмистр Говоров - 18 августа занять эскадроном позицию у деревни южнее мызы Даудзевас. С утра начали рыть небольшие окопы. Около 10-ти утра прискакал казак и крикнул, что наступают немцы. Мы заняли окопы и действительно из леса показались цепи немецкой пехоты силою в батальон. Подпустив их приблизительно на 1200 шагов, мы открыли частую стрельбу из винтовок и одного пулемета. По-видимому, наш огонь произвел впечатление, ибо немцы залегли и сейчас же открыла огонь их батарея. В течение часа мы держались. Скоро стали появляться раненые, осколком снаряда ранен корнет Иванов, контужен корнет Димитрий Головин, ранено несколько гуcap. Патроны начали подходить к концу. Попаданием снаряда выбросило из окопа наш пулемет. Я приказал поодиночке отходить и унести пулемет. За себя я не очень беспокоился, ибо в каменном сарае стояла моя "Нора" (вестового я раньше отправил с донесением, больше конных не было). Когда я вошел в сарай, в стене было два отверстия от гранаты и "Нора" с оборванным поводом металась по сараю. Я поймал ее, связал повод и сел верхом. Когда я выезжал из сарая и прижался к стене, огонь был еще довольно сильный. Люди уже ушли и пулемет унесли. Выждав разрыва очереди шрапнели, я пустился догонять эскадрон. Почти сейчас же меня хватило двумя пулями по левой руке и левому боку. Я усидел и благополучно доехал до перевязочного пункта». Контуженный корнет Головин довел эскадрон до леса и занял позицию на правом фланге полка, отбивая атаки немцев, не дал им возможности распространиться в обход фланга. Головин оставался в строю до прибытия нового командира эскадрона. Эскадрон принял корнет граф Борх, а потом штабс-ротмистр Елизаров. Брат его, младший Елизаров, во время всего боя продолжал оставаться в доме лесника, на хуторе Бушгоф. Дорога к полку была уже занята противником и он держал связь с полком по телефону, присоединенному к правительственному телеграфу. Лишь после приказания уходить, прапорщик Елизаров с большим трудом присоединился к полку. В этих боях был ранен вольноопределяющийся Виленкин, награжденный к этому времени Георгиевской медалью и двумя Георгиевскими крестами»» (Сумские гусары. С. 232.).

-_Страница_149.jpg

Угаснув в начале 1918 г., полк был возрожден в Добровольческой армии в декабре 1918 г. и прошел через серию жестоких боев и сражений.

В годы Первой мировой войны 8 офицеров полка стали кавалерами Георгиевского оружия.

Командир 2-й бригады 1-й кавалерийской дивизии генерал-майор И. Нилов – 18. 09. 1914 г. у дер. Курьянки. Командир полка флигель-адъютант полковник Гротен – за 21. 01 1915 г. (бои у дер. Нейгоф-Лассденен, и дер. Юкнашен). Штабс-ротмистр Ф. Петражкевич « за то, что 26 июля 1915 года, командуя дивизионом и получив приказание взять сильно укрепленный фольварк Поравице, он, выделив большие разъезды, во главе оставшихся у него трех взводов атаковал лавой названный фольварк и, несмотря на губительный огонь противника и полученную рану, продолжал идти впереди эскадрона, личным примером ободряя людей, храбростью и распорядительностью своими принудил противника поспешно очистить фольварк Поравице, не давши ему возможности уничтожить приготовленный к поджогу мост и тем чрезвычайно содействовал наступлению дивизии на местечко Биржа». Штабс-ротмистр В. Крейтер - за разведку д. Тракенен 24 октября 1914 года. Корнет В. Соколов - за бой у Д. Бладзен 13 января 1915 года. Штабс-ротмистр М. Лопухин - за разведку с переправой через реку Западную Двину и с захватом пленных, июль 1916 года. Корнет В. Дмитриев - за взятие пленных в Августовском лесу, март 1915 года. Корнет Н. Петров - за взятие пленных у острова Царьград, март 1917 года.

А разведчик поручик В. Иванов стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени «за то, что, будучи послан с разъездом для наблюдения за шоссе Краснополь - Сейны, 11-го сентября 1914 года обнаружил движение большой колонны противника и продолжал наблюдение с 7 утра до 5 вечера, несмотря на то, что в его тылу показалась еще колонна противника и отрезала ему путь отхода, причем, окончив наблюдение, прорвался сквозь немецкое охранение, попутно обнаружив неприятельский бивак, и доставил ценные сведения о противнике, имевшие важное значение для успешного результата боя».

8 офицеров полка пало в годы Первой мировой войны (в том числе поручик Старынкевич погиб на Кавказском фронте – будучи распят курдами), и 19 погибло в годы Гражданской войны (из них 10 человек, включая отличившегося в Первом сражении у Мазурских озер князя Меньшикова, было расстреляно и 1 покончил собой). История же 1-го Сумского гусарского полка стала летописью 270-летнего служения верой и правдой своей Родине – России.

Автор:

1195

Поделиться:

Вернуться назад