Танки в Битве у Мальмезона, октябрь 1917 г. Ч. 1. Обстановка и подготовка

Мобильные войска в бою

Танки в Битве у Мальмезона, октябрь 1917 г. Ч. 1. Обстановка и подготовка

27 апреля 2021 г.

23 октября 1917 г. - важная дата в истории французских танков. Особенно важная после того, что своими действиями у Мальмезона они реабилитировали себя после неуспеха 16-го апреля (см. Танки в Наступлении Нивеля, апрель 1917 г.). В основе материала – описания командиров танковых частей, поэтому пусть читатель не удивляется бесконечным отметкам на местности, зафиксированным в рапортах участников боя.

Обстановка и цели атаки Мальмезона

После неуспеха Наступления в апреле 1917 г. (Бойня Нивеля) и частичных успехов, одержанных во время последующих локальных боевых действий, перед союзным командованием встала дилемма: можно ли начать новое общее наступление, не ожидая прибытия американских сил, пока русская армия еще представляет собой заслон, способный задержать часть германских дивизий, или следует отнести решительное наступление к моменту, когда американские силы высадятся в достаточном количестве (ориентировочно - июль 1918 г.), но с риском до того момента иметь дело со всей германской армией - если Русский фронт рухнет окончательно.

Именно второе решение и предлагали Ф. Фош и А. Петэн, и оно было одобрено французским Военным комитетом.

На самом деле общее решительное наступление французских войск было проблематично или невозможно вследствие отсутствия достаточного количества живой силы и материальных ресурсов (командование по опыту последних боев считало необходимым иметь вдвое большие ресурсы тяжелой артиллерии, от 2000 до 3000 легких танков, а также дымовые и ипритные снаряды в необходимом количестве – все это находилось в стадии производства с перспективой готовности лишь к июлю 1918 г.), а дух армии, еще не оправившейся после весенних революционных беспорядков, был подавлен, и симптомы недовольства и возмущения в войсках изжиты не были.

Общее наступление, которое в такой обстановке могло иметь хотя и важные, но все же ограниченные результаты, могло сильно ослабить англо-французов в преддверии прогнозируемого натиска германцев весной 1918 г.

Генерал Петэн поставил задачу: усилить фронт, обучить войска новым приемам боевых действий и поднять дух армии. В рамках реализации этой задачи он предусмотрел атаки с ограниченными целями, тщательно подготовленные, которые позволили бы с относительно малыми потерями возродить в войсках уверенность в себе, обкатать новые тактические приемы и на некоторых участках усовершенствовать позиции. В июле – августе ведутся успешные наступательные действия.

На октябрь предполагалась атака Мальмезона. Планировалось овладеть высотами Шмен де-Дам, откуда противник держал под артиллерийским огнем долину р. Эн. Захват этого плато давал отличное исходное положение к востоку от С.-Гобан, «шарниру» выступа, образованного немецким фронтом по направлению к Парижу. Чтобы достичь этой цели, планировалась мощная атака на плато форт Мальмезон - Анж Гардьян, как гласил приказ № 2103 по 6-й армии, с целью: «1) доставить нам возможность обзора долины л'Элетт и действительного флангового огня по неприятельским позициям на гребне де-Дам; 2) отнять у противника возможность наблюдения р. Эн; 3) овладеть гнездом неприятельских батарей в районе Водессон - Шавиньон и отбросить артиллерию противника к северу от р. л'Элетт».

Образно говоря, французы планировали, вместо того чтобы фронтально атаковать «стену» Шмен де-Дам (как в апреле – мае), постараться вытащить ее краеугольный камень.

Местность в районе проведения операции

K северу от р. Эн, ниже Берри-о-Бак, простирается плато длиной около 60 км, ограниченное с юга р. Эн, с севера р. л'Элетт и оканчивающееся на востоке террасой Краон, командующей над северной частью равнины Шампани.

Это плато высотой от 150 до 200 м возвышается над окружающими долинами на 90 - 130 м. В восточной части оно суживается до 6 км между р.р. Эн и л'Элетт. К западу от Парньи-Филян р. л'Элетт сливается с каналом Уаза - Эн и отходит от последней реки на 10 - 15 км; северный фас плато смягчается, и его отроги не имеют той ширины, как отроги, ограничивающие южный фас; они извилисты и направлены к северо-востоку восточнее и к северо-западу западнее Воксайон. В восточной части перегиб плато обозначен на протяжении 20 км старой римской дорогой, Шмен де-Дам, национальной дорогой Париж - Мобеж от фермы Ворян до мельницы Лаффо.

В октябре 1917 г. передовые линии германцев проходили южнее этих путей и командовали над устьем большинства оврагов, простирающихся на юг; к западу от мельницы Лаффо они проходили частично по обратному скату и, поднимаясь к северо-западу, шли вдоль выступа, который заканчивался горой Сянж; затем они переходили на север от л'Элетт и массива С.-Гобан.

Район, где развернулась октябрьская атака французов, ограничен с востока и запада меридианами Филян и Воксайон, отстоящими друг от друга на 11 км. В этом отрезке местности находится центральная часть плато и севернее более низкий участок, частично покрытый возвышенностями, продолжающими выступы Шавиньон и Монпарнас; западная часть низменности кое-где болотиста, прорезана ручьями, частично покрыта лесом Пинон.

Топографические формы плато объясняются его геологической структурой: слой непроницаемой для воды глины покрыт песками, поверх которых лежит известняк, покрытый слоем леса. Даже самые незначительные водные потоки прорыли себе в этих разнородных скалах широкие долины. Склоны, отлогие у основания, затем круто возвышаются, оканчиваясь скалистыми зубцами. Деревни расположены в долинах (там, где водные потоки прорыли себе русло до глины), спрятаны среди рощ и виноградников. Выше, на осыпях, «свободные земли» заняты разнообразными культурами. Многочисленные выемки - карьеры, из которых в течение веков человек брал камни для жилищ, возвышаются над лесами, доходя до перегиба плато, где показывается полоса известняка; они давали противникам много убежищ, ценность которых была различна: если некоторые давали хорошую защиту, доходя глубиной до 12 м, то другие были более уязвимы и в районе Фрюти и Монпарнас не могли оказать сопротивления 400-мм снарядам. Плато сухое, почти горизонтальное, было покрыто в мирное время пашнями и посевами свеклы, и почти пустынно (имелось лишь несколько ферм и упраздненный старый форт Мальмезон). В октябре 1917 г. оно было изрыто окопами шириной до 3 - 4 м, легко выкапываемыми и поддерживаемыми в легком известняке. И напротив, на крутых склонах работ по укреплению позиций почти не проводилось.

До начала артиллерийской подготовки поверхность земли была мало изборождена: на гектар приходилось не более 80 - 100 воронок (только в районе Боветт их было больше). После подготовки воронки почти сливались, и зона атаки представляла собой хорошо знакомый противникам по будням позиционной войны «лунный пейзаж». К затруднениям для движения танков в виде ширины окопов, а также воронок, следует добавить и то, что верхний слой почвы при малейшем дожде превращался в жирную и скользкую грязь, по которой с трудом шли гусеницы.

Схема.jpg

Противник французов

Для германцев атака не являлась внезапной. С середины сентября они ее предчувствовали и вели соответствующую подготовку. С 15 сентября по 15 октября на угрожаемый фронт прибыло 7 новых дивизий, а артиллерия участка была значительно усилена 64 новыми батареями, из которых 14 - крупных калибров.

В день Х расположение германцев на фронте атаки было следующим:

в 1-й линии - 6 дивизий (с запада к востоку 37-я, 14-я, 13-я, 2-я гвардейская, 5-я гвардейская, 47-я резервная), занимающих участки от 2 до 3 км по фронту с наибольшей плотностью в районе форта Мальмезон;

во 2-й линии - 3 дивизии (52-я, 43-я и 9-я) – второй эшелон;

в резерве - 3 дивизии (10-я, 6-я и 8-я Баварская);

артиллерия - в составе около 180 батарей (из коих 63 крупнокалиберные), что, в среднем, давало 10 - 12 батарей на километр.

Все войска находились в хорошем состоянии и достаточно отдохнули. Их плотность соответствовала максимуму, предусмотренному инструкцией от 20. ХII. 1917 г. об оборонительных действиях соединений. Задача - упорно удерживать передовые позиции (часть оборонительной системы Гинденбурга).

Передовая позиция состояла из собственно передней позиции в прямом смысле этого слова, затем из «преграждающей позиции», образованной отсеком, направленным с северо-запада на юго-восток (отсек Пинон), и укреплений (очагового характера) на отрогах Водессон, Шавиньон и л'Орм де-Шавиньон, а также к югу от Парньи-Филян.

Передовая позиция состояла из 8 линий окопов, расстояние между которыми составляло 200 - 300 м. Перед линией окопов - неправильно расположенные, иногда прерывистые проволочные сети (шириной до 10 м перед 2-й линией окопов; перед 3-й линией ширина сети - 5 м).

Отсек Пинон шел по отрогу западнее Пинон, именуемому Дуа д'Эллеваль, и юго-восточнее Водессон; он соединялся с передней позицией юго-восточнее фермы Ворян, причем стык прикрывался несколькими сомкнутыми окопами. Отсек состоял из 1 - 2 линий окопов с расстоянием между ними 200 - 300 м; и имел много убежищ, а впереди каждой линии окопов находилась проволока шириной в 5 м. Прерывистые укрепления, являющиеся продолжением отсека, имели аналогичный характер.

Между передней и «останавливающей» позициями имелось много пулеметных гнезд и несколько выемок, превращенных в убежища для резервов.

Главная масса артиллерии была развернута в треугольнике Пинон, Водессон, Шавиньон. Иное сосредоточение батарей, фланкирующее правый фланг французской атаки, находилось на северном берегу р. л'Элетт между Монантейль и Юрсель.

Описанные укрепления были на редкость сильны. Но крутость склонов часто заставляла немцев отказываться от преимуществ обратных скатов и иногда принуждала их максимально сокращать глубину позиций. Кроме того, передний край обороны давал лишь ограниченный обстрел и требовал присутствия артиллерийских наблюдателей по всей передней линии. Немцы не только предвидели атаку, но и ожидали, что она будет танковой. И, соответственно, организовали тщательную оборону. Эта оборона, использовавшая опыт «уроков» 16-го апреля, базировалась, прежде всего, на действиях артиллерии, расположенной в глубине; выдвинутых для стрельбы прямой наводкой орудий почти не было; препятствий (рвов, трапов) было очень мало. Наблюдение было оборудовано чрезвычайно тщательно: организован тройной противотанковый заградительный огонь; каждая батарея, если только в зоне ее наблюдения появятся танки, должна была «забыть» свою обычную задачу, переключившись на бронированную цель. Кроме того, чтобы обеспечить защиту пехоты с близких дистанций, были размещены отделения отборных пулеметчиков с бронебойными пулями.

Немецкое командование было уверено в эффективности этих мер. Предписывающая их инструкция заключала: «Танки являются прекрасными целями вследствие их медленности и громоздкости; несмотря на броню, они очень уязвимы. Бояться их нет нужды, если оборона хорошо организована: это доказано опытом».

Силы и средства наступающего

Атакующая французская группировка состояла из 12 дивизий, входящих в состав 3 корпусов. В 1-м эшелоне - 6 дивизий (каждая на фронте от 1000 до 2000 м); во 2-м эшелоне - также 6 дивизий.

Еще 2 дивизии, расположенные по флангам боевого порядка, принимали участие в наступлении лишь своим огнем.

Эти дивизии имели состав из 3 полков пехоты и дивизионной артиллерии (8 дивизионов 75-мм и 1 155-мм). Все они высокого качества, и, хотя некоторые были затронуты майскими волнениями, необходимые меры для повышения их боевого духа, были приняты. Части имели продолжительный отдых в районах, обеспеченных от артиллерийского огня противника; пища была улучшена, а обмундирование и снаряжение полностью обновлены. Пехота обучена пользованию новым оружием (ручной пулемет, ружейный гранатомет). Каждая часть проводила репетиции атаки на местности, по возможности похожей на будущий боевой участок. Большинство батальонов, которым придавались для поддержки танки, прошли недельные курсы в лагере Шанлье, обучаясь действовать совместно с машинами. Некоторые части были вызваны на короткое время для занятия их будущих участков наступления - они ознакомились с местностью и принимали участие в организации исходной позиции.

Артиллерия была усилена до такой степени, что 6-я армия имела 1850 орудий всех калибров (1 орудие на 6 метров фронта). Артиллерийские плотности на километр: 16 75-мм батарей, 12 - 13 батарей тяжелой мортирной артиллерии, 8 батарей тяжелой дальнобойной артиллерии, 3 тяжелых батареи большой мощности, 2 батареи траншейной артиллерии.

Эта артиллерия была настолько обильно обеспечена снарядами, что во время подготовки атаки могла выпустить 2 млн. 75-мм снарядов и 800 тыс. тяжелых снарядов.

Особое значение придавалось танкам.

Неудача 16. IV. 1917 г., которой не могли компенсировать локальные успехи 5 – 6 мая в районе Лаффо, нанесла тяжелый удар нарождающемуся роду войск. Понесенные потери (34 убитых, 190 раненых, 37 без вести пропавших танкистов, т. е. 25% экипажей; 60 уничтоженных танков или 45% из числа участвовавших в атаке) сильно поколебали доверие к танкам. В некоторых правительственных и военных кругах начали говорить об ошибочности решения принять на вооружение новые машины, спорили о пользе кредитов. Лишь вера и усердие генерала Этьена, поддержанного главнокомандующим, позволили частично ограничить эффект этой волны сомнения.

Офицеры, как и их командир, сохранили веру в свои силы. Кризис дисциплины не коснулся ни одной танковой части в лагере Шанлье. Танковые части являлись отличным родом войск, в который поступали: офицеры из других родов оружия; стрелки, неспособные к службе в пехоте из-за ран или побуждаемые к службе в танковых частях вследствие жажды приключений; кавалеристы, уставшие от бездействия конницы; «тыловики» автомобильной службы, желавшие найти боевую славу; саперы и артиллеристы, любопытствовавшие приобрести новый опыт. В большинстве танкисты состояли из чинов расформированных резервных эскадронов, дисциплинированных и храбрых крестьян. К ним было добавлено известное количество механиков. Все они были подготовлены в центре обучения Марли ле-Руа (одиночное обучение), а затем, сведенные в штатные единицы, направлены в Шанлье и там интенсивно учились около 6 месяцев под методическим руководством полковника Монховен, тактического помощника генерала Этьена.

Материальная часть в октябре 1917 г. состояла из двух типов танков - Шнейдера и Сен-Шамона со следующими тактико-техническими характеристиками.

Танк Шнейдер

03.jpg

Вес 15 т в походе; размеры: длина - 6 м, ширина - 2 м, высота - 2,4 м; броня: 11,4 мм закаленной стали, усиленной в лобовой части дополнительной пластиной в 5 мм; верхняя броня толщиной 5,4 мм; вооружение: 1 орудие 75-мм, стреляющее обычным фугасным снарядом полевой пушки, но со специальной гильзой; запас выстрелов - 90 снарядов; точная стрельба - до 200 м; 2 пулемета Гочкиса на боковых фасах с 4000 патронов каждый; мотор мощностью 60 л. с.; скорость 2 - 4 км в час; горючего - 160 л на 6 - 8 часов хода; проходимость: склоны 55%, рвы - от 1,5 до 1,8 м.

1c.jpg

Экипаж: офицер - командир танка, он же водитель; 1 унтер-офицер; 2 пулеметчика; 1 артиллерист; 1 механик.

2c.jpg

Некоторые изменения были введены после опыта 16-го апреля: внутренний бак был заменен двумя, помещенными сзади и забронированными;

была добавлена в левом борту дверь - для быстрой высадки экипажа и вентиляции;

к орудию был приспособлен простой прибор наводки.

3c.jpg

Танк Сен-Шамон

07.jpg

Вес 24 т в походе; размеры: длина - 7,91 м, а вместе с передней, выдающейся частью орудия, - 8,83 м; ширина - 2,67 м; высота - 2,35 м; броня: 11-мм лобовая, 8,5-мм боковая, 8-мм задняя и 6-мм верхняя. Сталь, как и в танках Шнейдера, - превосходного качества.

Вооружение: полевая 75-мм пушка с 106 выстрелами, 4 пулемета Гочкиса (1 впереди, 2 по бортам и 1 сзади) с 7500 патронов каждый. Мотор 90 л. с. с электрической передачей. Скорость от 2 до 8,5 км в час; горючего 250 л на 6 - 8 часов хода; проходимость: скаты от 70 до 80%, рвы - от 1,8 до 2,5 м.

08.jpg

Экипаж: офицер - командир танка; унтер-офицер - командир орудия, 2 артиллериста; 4 пулеметчика; 1 механик.

10.jpg

Недостаток машины - хрупкость ходовой части.

011.jpg

В октябре 1917 г. танки Шнейдера и Сен-Шамон были сведены дивизионы, каждый под командой капитана. В дивизионах - по 4 батареи под командованием капитанов или лейтенантов. Батареи Шнейдера - в составе 3 танков, батареи Сен-Шамон - из 3 - 4 машин. Каждый танк, как правило, находился под командованием офицера. Кроме боевых батарей в каждом дивизионе имелся эшелон боевого и полкового обоза и мастерская, т. е. группа из дюжины рабочих с инструментом и запасными частями на грузовике-мастерской. Приблизительный состав дивизиона Шнейдера - 14 офицеров, 14 унтер-офицеров, 60 рядовых; Сен-Шамон - 90 рядовых.

В атаке у Мальмезона приняло участие 5 дивизионов: 3 Шнейдера (8-й, 11-й и 12-й) - всего 36 боевых танков и 2 радиотанка; 2 Сен-Шамон (31-й и 33-й) - 28 боевых танков и 2 радиотанка.

3 дивизиона Шнейдера составили группу № II майора Шобе, дивизионы Сен-Шамон - группу № X морского капитана Перинелль. Командиры групп пользовались правами начальника отдельной части и располагали на время операции отделением снабжения и восстановления. При группе II это отделение состояло из 102 человек, 22 повозок, 7 прицепов, 2 Бэби Холт, 1 невооруженного танка Сен-Шамон (для буксировки пострадавших на поле боя) и 1 танка Шнейдера. При группе X - отделение в 90 человек, 22 автоповозки, 8 прицепов, 1 невооруженный танк Сен-Шамон.

Каждое отделение делилось на мастерскую, часть восстановления и помощи (на гусеничном ходу), часть снабжения (на колесах).

Группы II и X на время операции подчинены подполковнику Вал.

Тактические идеи

Для того чтобы понять тактические взгляды относительно применения танков накануне описываемой атаки, перенесемся на несколько месяцев назад и проследим их развитие.

Первоначально применение танков, как его предполагал генерал Этьен, рисовалось в следующем виде:

при внезапном прорыве фронта противника танки заменяют артиллерийскую подготовку;

атака ведется на широком фронте - с задачей глубокого проникновения вглубь обороны противника;

танки ведут атаку до конца, частично дезорганизуя боевой порядок противника и позволяя своей пехоте двигаться вперед.

К 16-му апреля организация танковой атаки выглядела следующим образом: танки продолжают действие артиллерии и позволяют пехоте атаковать третью позицию противника без потери времени на соответствующее перемещение артиллерии; проход танками изрытых воронками зон первой и второй позиции обеспечивается отрядами пехотного сопровождения.

Горький опыт 16-го апреля, столь бедный практическими результатами, привел к следующему выводу:

для танков, также как и для пехоты, опасно двигаться под огнем в глубоких колоннах и развертываться на виду у противника; они должны атаковать в боевых порядках с близкой дистанции;

при сильно укрепившемся и хорошо вооруженном противнике танки должны прикрываться огнем артиллерии;

глубокого проникновения танков в расположение противника еще недостаточно для того чтобы пехота могла продвигаться.

В октябре 1917 г. эти мысли видоизменяются и могут быть резюмированы следующим образом.

Танки дополняют действие артиллерии. Они ведут бой в тесной связи с пехотой: эта связь обеспечивается предварительным совместным обучением, подчинением батарей (танковых) поддерживаемым батальонам, обязательством не уходить далеко от пехоты, использованием сигнализации от танков к пехоте и обратно.

Каждый танк имел управляемый изнутри машины сигнальный щит (белый с красным), означающий: «Я уничтожил или нейтрализовал противника, можете двигаться»; пехота подзывает танки, указывая им белым щитом (или иным белым предметом) на встреченное сопротивление (если отсутствует возможность сообщить об этом вербально). Танкам должны содействовать во время движения не только отряды сопровождения, устраняющие препятствия, но и группы отборных бойцов, которые, двигаясь под закрытием боевых машин, будут давать танкам сведения об окружающей обстановке, вести их и обеспечивать связь с боевой линией.

Работа танков должна быть тщательно подготовлена серией рекогносцировок и, при помощи аэрофотосъемки, маневр каждой машины должен быть предположительно разработан.

Т. о., боевая работа танков увязывалась с общим маневром и находилась в тесном взаимодействии с действиями пехоты и других родов войск.

Рекогносцировка и предварительные меры

Решение об участии танков в атаке плато Мальмезон было принято в июле. Приказ главного командования 25. 07. 1917 г. предписывал начальнику танковых групп «направить в распоряжение командующего Северной группой армий 1 офицера, чтобы провести все необходимые рекогносцировки и изучить все, что требуется, имея в виду временное содействие штурмовых танков операциям, предположенным на фронте 6-й армии».

Командиром II группы был назначен Шобе, который и произвел общие рекогносцировки в период с 1 по 6 августа. Его задача была уточнена на месте штабом Северной группы армий, указавшим ему зону рекогносцировки между оврагом Бесси и фермой Боветт.

Заключение майора Шобе вкратце было следующим:

1) Район Пантеон - ферма Боветт слишком изборожден и непроходим для танков.

2) На остальном участке рекогносцированного фронта танки могли быть применены в следующих зонах:

а) в направлении долины Гербет (1 батарея);

б) по обе стороны оврага Фрюти (5 - 6 батарей);

в) по обе стороны веера оврагов, простирающегося к северу от Жуи, и у середины этого веера, где склоны не так круты (5 - 6 батарей).

3) В глубину действие танков должно быть ограничено: с запада линией ле Валле Гербет - замок до ла Мотт - южный край лощины Аллеман; с востока линией форт Мальмезон - ферма Мальмезон. В центре танки могли продвигаться на плато Водессон.

4) Исходные позиции - на дистанции максимум 500 м от французской передней линии.

5) Пункты высадки должны быть эшелонированы в долине р. Эн и приблизительно на линии: Кури, Мисси-Конде, Вайли.

6) Сборные пункты - невдалеке от пунктов высадки. Имея в виду удаление от противника 4,5 - 6 км, они же становились и выжидательными позициями.

7) Всего представлялось возможным использовать в 1-м эшелоне от 9 до 12 батарей, т. е. 4 дивизиона, имея при этом несколько батарей в резерве.

В целом, это заключение было одобрено, и изменения были лишь следующие: вводится 5 дивизионов, дабы использовать более широкий фронт танковой атаки; на правом фланге танки продвинутся на большую глубину - до северных окраин плато л'Орм де Шавиньон и Шавиньон; в 4 дивизионах из 5 резервных батарей но будет.

Последнее изменение было особенно неблагоприятным. С 25 августа план применения танков был уточнен, и командный состав принялся за более детальные рекогносцировки позиций (сбора и исходных). Одновременно командиры групп, дивизионов и батарей связались с соответствующими общевойсковыми и пехотными командирами, которых они должны были поддерживать, и выработали согласованные планы атаки. Эти планы, неизменные в главных чертах, беспрестанно совершенствовались вплоть до дня, предшествующего атаке. Это облегчалось тем, что, начиная с 1-го августа, работали вторые бюро штабов 8-й армии и корпусов, принимающих участие в атаке (которые, в том числе, регулярно поставляли танковым частям аэрофотоснимки). Это позволяло наблюдать за изменениями на атакуемом участке и наметить действия боевых машин внутри неприятельских линий.

С 27 августа по 6 октября 14 пехотных батальонов, принимающих участие в атаке, стажируются, как уже отмечалось выше, в Шанлье. Танки рассматривались пехотой лишь как случайный, усиливающий ее действия, элемент. Офицеры этих батальонов, по какой-либо причине не прошедшие курс, присутствуют на нескольких маневрах в Шанлье. Танковые офицеры участвуют в репетициях атак, проводимых пехотой.

27-го августа к танковым частям прикомандировываются первые батальоны спешенных 9-го и 11-го кирасирских полков (без пулеметных эскадронов) и располагаются рядом с Шанлье (где обучаются действиям по сопровождению танков). 3 эскадрона 9-го полка сведены с дивизионами II группы, 2 эскадрона 11-го полка - с дивизионами X группы; каждый взвод прикомандирован к определенной батарее. 3-й эскадрон 11-го кирасирского полка назначен служить резервом личного состава боевых подразделений и рабочих команд. Командный состав батальонов принимал участие в детальной разведке маршрутов вместе с танковыми офицерами.

Продолжение следует

Автор:

2664

Поделиться:

Вернуться назад