Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 4. Стабилизированный фронт

Мобильные войска в бою

Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 4. Стабилизированный фронт

15 февраля 2021 г.

Конница смогла переломить ситуацию (Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 3. Россиены и Дубисса).

Русские войска проявляли постоянную активность в течение полутора месяцев боев, и германцы убедились, что: «… удержать за собой линию р. Дубисса можно лишь при условии полного оттеснения противника с правого берега и безусловного овладения позициями на береговых высотах».

Схватки с переменным успехом шли у Шавли в период 2-й половины мая – начала июня 1915 г.

Бои 27-го мая против группы О. Лауенштейна были успешны для русского оружия. Германский источник свидетельствует: «все 3 колонны, натолкнулись на сильное сопротивление противника. Атаки дивизии Бекмана на фронт Дыцкаймы - Ильгиже и севернее успеха не имели. Противник заметно усилился, особенно тяжелой артиллерией. 3-я кавалерийская дивизия была атакована с востока. Генерал Бекман вынужден был, ввиду сильного флангового удара противника, отвести в 11 час. свой левый фланг на Егилайцы. 3-й кавалерийской дивизии также пришлось отойти на линию Тавтуши-Папушине, во избежание риска быть обойденной противником. Тем не менее, командование армией приказало в полдень продолжать наступление. Дивизия Бекмана в 14 час. донесла, что это невозможно, ввиду собственных тяжелых потерь и вследствие непрерывного усиления противника».

В этот период также отмечались эффективные конные атаки.

27-го мая в ходе конной атаки на германскую пехоту на р. Дубиссе у д.д. Степонкаймы – Пришмонты отличилась 2-я сотня 2-го Донского казачьего Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка (2-я кавалерийская дивизия). Как свидетельствует документ: «27-го мая с рассвета закипел бой 79-й пехотной и 7-й Сибирской дивизий с большими силами немцев, перешедших накануне р. Дубиссу и распространившихся далеко на восток. 2-й Донской казачий полк (3 сотни) находился в госп. дв. Ильгижи, готовый всякую минуту броситься на расстроенного врага. В 4 часа дня, по команде командира полка полковника Леонова 2-я, 6-я сотни вскочили на лошадей и понеслись наметом через д. Ильгижи, туда, куда указывали громкие голоса пехотинцев. Едва сотня прошла д. Ильгижи и развернулась в лаву, как по ней открыла огонь неприятельская легкая и тяжелая артиллерия. Одновременно в воздухе рвались до 12 бризантных снарядов. Но лава сотни из 85 казаков (16 казаков были оставлены при знамени), развернувшись на фронте в 1,5 версты, преодолевая заборы, канавы и болота, утыканные пнями, стремительно неслась вперед, увлекаемая примером начальников, как старших, так и младших. Видно было как отступали немцы, группами прикрываясь в лощинах. Отставших настигали казаки, рубили и кололи. Но вот затрещали из высокой ржи немецкие пулеметы и сразу обозначились потери. Лава повернула назад. Беспорядочное отступление передовых частей немцев кончилось…. Лошади, проскакавшие более 5-ти верст, едва переводили дыхание. В этой атаке сотня захватила в плен всего лишь одного немца и одну лошадь. Успех атаки был главным образом моральный. Перенос огня немецкой артиллерии на нас позволил нашим стрелкам без потерь продвигаться вперед, а лихость атаки, произведенной на их глазах дала им силы смело и бодро продолжать успех. Вечером этого дня немцы отступили не менее как на 15 верст. Потери сотни выразились: тяжело ранеными 1 офицер хорунжий Чирков. Убито казаков 1, ранено 5. Убито лошадей 7, ранено 7. Почти все потери причинены пулеметами» [РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 1].

Германский источник сообщает о русской конной атаке 28-го мая: «На участке 3-й кавалерийской дивизии была произведена сильная атака севернее Жогини. При этом 2-й батальон 258-го пехотного полка, командир коего был ранен, был неожиданно атакован казаками из лесу. Батальон потерял часть людей, которые бросились бежать вместо того, чтобы отражать атаку огнем, и были частью ранены сабельными ударами, частью захвачены в плен» [Позек М. Указ. соч. С. 88]. В боях у Бетиголы и Шавлян немцы потеряли пленными 500 человек, а в бою у Жогини – 50 человек (еще 100 солдат были заколоты и зарублены русскими уланами).

Ил.8.jpg

Казачья атака

По германским данным только две кавалерийские дивизии Неманской армии – 3-я и Баварская – в период 14 апреля - 29 мая понесли общие потери в 105 офицеров и 2095 унтер-офицеров и солдат [Позек М. Указ. соч. С. 88].

Войска русской 5-й армии приостановили наступление немцев в Прибалтике, что в сложившихся оперативно-стратегических условиях уже было немало.

Противники наращивали группировки, готовясь к грядущим сражениям.

Стратегический результат и некоторые выводы

Кавалерийский рейд армейской группы О. фон Лауенштейна оказался неудачным – расположив войска уступом за угрожаемым флангом, русские остановили продвижение противника. Насытив регион войсками, противники перешли к широкомасштабным боевым действиям – Прибалтийский ТВД оттянул значительное количество как русских, так и германских войск – прежде всего мобильных. Прежде всего поэтому апрельско - майские бои 1915 г. в Прибалтике показательны обилием конных атак.

Вместе с тем, противник приобрел плацдарм для развития перспективных боевых операций.

Ил.9.jpg

Схватка. Худ. Н. Самокиш

Офицер 1-й кавалерийской дивизии В. Литтауэр так передавал впечатление от русской конной атаки в Прибалтике: «Зрелище прекрасное, но устрашающее, когда порядка 1600 лошадей, построившись в четыре ряда и ощетинившись пиками, во весь опор несутся вперед. Поле освещали последние лучи заходящего солнца, придавая особый драматизм действию. Наша батарея открыла огонь. Вперед двинулись полки. Немцы побежали, а их артиллерия усилила обстрел, чтобы прикрыть отступление своей пехоты… нависшая над противником угроза мощной кавалерийской атаки решила исход боя…. Немецкие артиллеристы убежали, а кавалеристы были либо убиты, либо взяты в плен. Как выяснилось, это были кирасиры, специально отобранные рослые, крепкие парни» (Литтауэр В. Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии 1911-1920. - М., 2006. С. 190.).

Как писал исследователь конных атак русской конницы в Первую мировую войну И. Ф. Рубец: «…в апреле и мае конные атаки наши в Северной Литве и Курляндии насчитывались десятками» [Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну – 1915 год // Военная быль. 1965. № 76. С. 45.]. Это значительный процент от тех нескольких сотен конных атак, которые осуществила русская конница. Она была приучена действовать активно, комбинировать огневой бой и бой холодным оружием, не пасовала и перед атаками на вражескую пехоту. В боях под Шавлями и на Дубиссе особенно отличились части 2-й, 3-й и 5-й кавалерийских дивизий: 2-й лейб-гусарский Павлоградский Императора Александра III, 3-й гусарский Елисаветградский Ее Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны, 5-й гусарский Александрийский Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны, 5-й драгунский Каргопольский полки.

Именно действия русской конницы позволили стабилизировать оперативную обстановку в Прибалтике, решив важную стратегическую задачу. Русская конница, соответственно, могла влиять на оперативную и даже стратегическую обстановку на Русском фронте - как на северо-западном (атаки в Прибалтике, у Нерадова и др.) так и на юго-западном (Баламутовка-Ржавенцы, Залещики и др.) ТВД. Вместе с тем, концепция применения стратегической конницы к началу Первой мировой войны была, к сожалению, не отработана, что сказалось на результативности действий крупных кавалерийских масс.

Немецкая же конница, часто спешиваясь, предпочитала вести огневой бой. Как свидетельствует германский источник о боевых событиях 11-го мая: «Лейб-драгуны перешли Дубиссу в 9 час. утра под безрезультатным артиллерийским огнем, следуя в голове колонны 25-й кавалерийской бригады… вскоре мы начали проклинать лесистую местность, отделявшую нас от цели нашего движения - Шидлово. Местность кишела русскими разъездами и отрядами. 2-му и 4-му эскадронам, шедшим в авангарде, приходилось непрерывно спешиваться и браться за карабин. Около полудня главные силы вступили в бой у Градовшизна. Деревню удалось занять, но противник, у которого мы насчитали 5 эскадронов, преградил нам путь на Шидлово, у опушки леса восточнее деревни. Огонь батареи и 2-го пулеметного отделения остался столь же безрезультатным, как и действия 5-го эскадрона, командир которого был тяжело ранен, и 23-го гессенского драгунского полка, направленного с севера. Полки были слишком слабы, три эскадрона лейб-драгунского полка могли спешить всего 117 человек» [Позек М. Указ. соч. С. 71].

Илл.11.jpg

Атака русских кавалеристов на деревню, обороняемую немецкими егерями

Шавельские бои – пример мужества и героизма солдат и офицеров конницы русской армии.

Так, 22 мая 1915 г. совершил подвиг приказный 3-й сотни 2-го Донского казачьего Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка А. Андреев. Документ свидетельствует: «у дер. Новиники, когда роты Глуховского пехотного полка, накануне переправившиеся через р. Дубиссу, выдерживали ожесточенные атаки немцев, хотевших во что бы то ни стало отбросить их на левый берег, а полусотня 3-й сотни помогала огнем во фланги противнику… обнаружилась недостача патронов у рот. Доставка патронов замедлилась, так как это стоило гибели уже многим солдатам – немцы сильно обстреливали переправу ружейным огнем и необыкновенно точно – тяжелыми снарядами. Тогда первым охотником вызвался приказный Андреев, а с ним пошли другие, увлеченные его примером. Они успешно подносили патроны своей пехоте, не глядя на ураганный огонь, с одного берега на другой, и продолжали это до конца боя, пока немцы не прекратили атак. Подвиг Андреева и других с ним казаков, был оценен пехотным начальством и отмечен приказами, а они сами были награждены Георгиевскими крестами» [РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 1.].

Вместе с А. Андреевым отличился и казак Юшев: «когда батальон Глуховского полка 79-й пехотной дивизии, перейдя р. Дубиссу у д. Спонденти, чрезвычайно нуждался в доставке патрон на место боя, нижние чины, урядник Ефим Коротков, приказный Василий Любимов, казаки: Тихон Лавренов, Иосиф Титарев вызвались охотниками поднести патроны названному батальону, несмотря на грозящую им почти неминуемую гибель, под действительным огнем противника, перешли р. Дубиссу и доставили патроны по назначению, чем и содействовали общему успеху» [Там же].

27 мая 1915 г. в ходе атаки 2-го Донского казачьего полка отличился подъесаул 5-й сотни В. Алентьев. В этот день: «К 12-ти часам дня к дер. Ильгижи подошли цепи 28-го Сибирского стрелкового полка и левый его фланг сошелся с правым флангом отдельной пехотной бригады. Около 3-х часов дня подъесаул Алентьев услышал крик «кавалерию». Немедленно посадил 5-ю сотню на коней и по личной инициативе скомандовал: «Сотня в лаву за мной». Сотня немедленно приняла команду, и он лично повел ее наметом в направлении на двор Ушкельки-Степанкаймекия Бобыли. Местность по которой пришлось вести атаку, была изрыта окопами, как нашими, так и немецкими в разных направлениях, а также канавами для стока воды, местами болотистая и покрыта густыми перелесками. Несмотря на такую местность, сотня дружно шла за подъесаулом Алентьевым и когда проходила через окопы 28-го Сибирского стрелкового полка, то стрелки кричали казакам «Ура» и бежали следом. У дв. Ушпельки сотня была встречена огнем немецких цепей и сильным артиллерийским огнем противника, лихо ворвалась в цепи противника, стала рубить и колоть направо и налево. От дв. Ушпельки подъесаул Алентьев повел сотню на дер. Степанкаймекия Бобыли, преследуя отходивших в этом направлении немцев и забирая одиночных людей в плен. У дер. Степанкаймы он заметил немецкую артиллерию, которая стояла за высотами, что восточнее этой деревни, и повел атаку на артиллерию, но пройдя шагов 300 за дер. Степанкаймекия Бобыли был встречен пулеметным огнем слева, а справа ружейным огнем немецкой роты, которая была в прикрытии артиллерии. Учитывая открытую местность и трудность создавшейся обстановки, он отдал приказание сотне отходить назад и отвел сотню в лес, что южнее дер. Степанкаймекия Бобыли. За эту атаку в сотне были убиты 3 казака, ранены 2, контужены 2, лошадей убито 3, ранено 4. В плен взято: 1 офицер, 10 нижних чинов пехотинцев и захвачен санитарно-перевязочный отряд».

Казак Санжа Бурсаков 27 мая 1915 г. «во время конной атаки на батарею противника, стоявшую у д. Степанкоймы, на крик шедшего во главе лавы взвода хорунжего Тарасова «дозорные вперед», не ожидая особого приказания, во весь ход лошади мгновенно вынеся вперед ……на бугор и увидал, что стреляющая батарея … всего лишь в 400-х шагах, но за непроходимым болотом … только появился он на бугру, как по нему открыли огонь неприятельские пулеметы, прикрывавшие батарею. Таким образом, вызвавши на себя огонь пулеметов и зорким глазом обнаружив невозможность достать батарею за болотом, он, доложив начальнику, спас взвод от неминуемой гибели. Представлен и награжден Георгиевским крестом 4-й степени».

14-го апреля казаки 58-го Донского казачьего полка у фольв. Марьянова удачно применили ручные гранаты: «урядник Ворожейкин с разъездом в пешем строю с 12 казаками был окружен пехотою противника и отстреливаясь и бросая по ним бомбы пробился сквозь неприятельскую цепь».

24-го апреля, «во время нахождения 3-й сотни при отдельной пехотной бригаде урядник Соргинов был послан на разведку с разъездом в 12 казаков на правый берег р. Дубиссы. У дер. Попортыне урядник Соргинов увидел движение кавалерии и пехоты германцев, направлявшихся к р. Дубиссе. Послав донесение, Соргинов скрыл в лесу разъезд, а сам продолжал наблюдать другие колонны немцев и тогда, когда последние были у него в тылу. Ночью, по занятой противником местности, разъезд, пробравшийся к р. Неман у м. Велионы, переправился на лодке, а лошадей [вел] вплавь и продолжал разведку на левом берегу Немана, посылая ценные донесения на правый берег начальнику бригады, за что Соргинов был награжден Георгиевским крестом».

20-го мая во время разведки у д. Кунигишка, немцы «пропустив незаметно вперед головной разъезд, перешли небольшой частью в наступление желая окружить и захватить ядро разведывательной полусотни. Заметив это, урядник 4-й сотни Александр Карев, желая во что бы то ни стало предупредить разъезд, решил броситься назад, проскочил через наступающую цепь противника, во время чего у него была ранена лошадь, и вовремя дал знать о наступлении противника».

И перечень подвигов можно продолжать.

Илл.12.jpg

В результате сражений у Шавли в апреле – мае 1915 года на два месяца бои в Прибалтике приняли позиционный характер. Русская конница помогла стабилизировать Шавельский фронт, способствуя крушению оперативно-стратегических замыслов противника по выводу России из войны в рамках кампании 1915 г.

Эти бои не только показали, что конница может эффективно влиять на успех боевых операций в рамках театра военных действий, они продемонстрировали высокую боевую выучку и героизм русской конницы – элиты Русской Императорской Армии.

Статьи из этой серии

Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 3. Россиены и Дубисса

Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 2. Перелом

Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 1. Удар Первого Кавалерийского корпуса под Шавлями

Автор:

1606

Поделиться:

Вернуться назад