Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 1. Удар Первого Кавалерийского корпуса под Шавлями

Мобильные войска в бою

Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 1. Удар Первого Кавалерийского корпуса под Шавлями

20 января 2021 г.

Гроза над Прибалтикой

В кампании 1915 г. русская конница решила важнейшие оперативно-стратегические задачи.

Ил. 0.jpg

Русское командование, к началу кампании 1915 г. сосредоточив главное внимание на польско-карпатском участке Русского фронта, прибалтийское направление недооценивало, что выразилось и в специфике оперативного развертывания. Силы и средства русских войск на формирующемся прибалтийском театре военных действий (ТВД) представляли собой разрозненные соединения и части слабого состава – и это при том, что обстановка к весне 1915 г. кардинальным образом изменилась.

Пока русские войска удерживали в своих руках, хотя бы частично, территорию Восточной Пруссии, продвижение неприятельских войск в направлении р. Неман было невозможно. Но с отступлением после февральских боев 1915 г. русской 10-й армии к р.р. Неман и Бобр германцы получали возможность продвижения не только в направлении на город-крепость Ковно, но и в обход его с севера, со стороны г. Тильзит на г. Шавли. Риго-Шавельский район, через который был возможен обход русских войск с севера, приобретал особое оперативно-стратегическое значение.

Для командования Восточного германского фронта прибалтийский ТВД также был очень важен. С одной стороны, сосредоточив большую часть кавалерийских соединений Восточного фронта именно в Прибалтике, оно ждало от своих мобильных войск реальных оперативных результатов, с другой стороны – атака немцами на северном фланге Русского фронта преследовала цель скрыть от русского командования войсковые переброски в Галицию – отвлечь внимание от готовящейся Горлицкой стратегической операции. Рейд в глубокий тыл русским армиям на наиболее опасном стратегическом направлении как нельзя лучше отвечал достижению этой задачи.

Местность в Латвии и Литве позволяла применять крупные кавалерийские массы, ставить перед ними важнейшие оперативно-стратегические задачи. Слабая насыщенность региона войсками придавала боевым действиям противников очаговый характер и способствовала высокоманевренным действиям и кавалерийским сражениям. В самом начале боевых операций в Прибалтике отсутствовала даже сплошная линия фронта.

Илл.1.1.jpg

Первые схватки в Прибалтике и на подступах к данному ТВД начались еще в марте. Так, 20-го марта в ходе боя у дер. Зеленая Буда (между Кальварией и Сувалками) русская конница захватила значительное количество пленных. А 27-го марта у Кальварии-Людвинова (западнее р. Неман) были пленены несколько офицеров и 600 нижних чинов.

Уже с начала апреля 1915 г. стало выявляться усиление германских войск в районе Кенигсберг - Инстербург с тенденцией выдвижения конницы к Нижнему Неману.

Армейская группа генерал-лейтенанта О. фон Лауенштейна, включавшая в свой состав 3 кавалерийские (3-я, 6-я и Баварская кавалерийские) и 3 пехотные (6-я, 36-я и 78-я резервные) дивизии, была сосредоточена в районе г. Тильзит. Ей противостояли слабые русские силы – одна второочередная (68-я пехотная) дивизия, части ополчения и пограничной стражи.

Ил.1.jpg

Генерал-лейтенант Отто фон Лауенштейн, командующий армейской группой

Немецкое наступление на Шавли началось 14-го апреля: правая группа (Баварская и 3-я кавалерийские, 36-я резервная дивизии) – двигалась через Юрбург, средняя (78-я резервная дивизия) - по шоссе из Таурогена, левая (6-я кавалерийская, 6-я резервная дивизии) - из района Мемеля [Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М. – Мн., 2005. С. 141].

Полковник М. Позек, начальник штаба 1-го кавалерийского корпуса немцев во время боев в Прибалтике, писал о задаче, стоявшей перед германской группировкой: «Армейской группе ставилась задача нанести сокрушительный удар противнику, находившемуся севернее Немана, и выдвинуться конницей до линии железной дороги Кейданы - Либава, главными силами пехоты … до линии Кельмы - Тельше» [Позек М. Германская конница в Литве и в Курляндии в 1915 г. М. - Л., 1930. С. 20-21].

Германцы 2.jpg

На первых порах русскому командованию нечего было противопоставить натиску противника. Отбиваясь, слабые русские части отходили.

Вечером 14-го апреля германская 3-я кавалерийская дивизия уже находилась у Скудвилле (юго-восточнее дороги Тауроген – Кельмы), а Баварская кавалерийская двигалась на Россиены. 3-я кавалерийская дивизия, завязав бой с русскими, применила маневр флангового охвата. Но 6-й кавалерийской дивизии было тяжелее – она вела упорные бои с русскими частями и заметно продвинуться не смогла.

15-го апреля 3-я и Баварская кавалерийские дивизии находились в районе Кельм, а 6-я кавалерийская дивизия - у Ворны. Немцы вышли к р. Дубисса.

Германцы.jpg

В бою у Кельмы Баварская кавалерийская дивизия потеряла 14 офицеров и 145 солдат.

Русский фронтовик так рассказывал об «Анабасисе» отходящей русской пехоты: «….колонна полковника Филимонова в составе обоих наших полков (269-й и 270-й пехотные полки 68-й пехотной дивизии – А.О.), вела бой у города Шавли. К атому времени немцы уже … перерезали железнодорожную линию, идущую на восток к Вильно. Их передовые части стремились скорее достичь шоссе Шавли-Митава, чтобы преградить путь возможного нашего отступления. Штаб нашей дивизии и обозы все же успели утром проскочить к Митаве, мы же, к середине дня, оказались окруженными……. Главная наша колонна, отбившись от насевшего со всех сторон противника, пробилась на шоссе и двинулась к Митаве. Счастье нашего 4-го батальона оказалось в том, что окружила нас только кавалерия, и мы, быстро это учтя, двинулись поротно на север, надеясь догнать полк. Несколько раз немцы пытались атаковать нас в конном строю, но стоило нам только остановиться и скомандовать «по кавалерии», как баварская конница поворачивала спину. Только в одном месте мы наткнулись на спешенную кавалерийскую часть с пулеметами, но стремительная атака одной из наших рот обратила в бегство немцев, и путь был очищен. … Часам к 8 - 9 вечера, немецкая кавалерия отстала и мы, выйдя на шоссе, стали приближаться к местечку Янишки. Впереди мы слышали отдаленный гул ружейной и артиллерийской стрельбы. Это наши главные силы, руководимые полковником Филимоновым, расчищали себе путь через длинное местечко Янишки. …Наше отступление длилось четверо суток (18 - 21 апреля), от усталости и голода люди падали и засыпали, как мертвые. Поэтому были образованы группы сильных, на обязанности которых лежало поднимать и вести слабых. Bсe время нас преследовала, догнавшая немецкая кавалерия, заезжавшая вперед и делавшая засады. Однажды мы были даже обстреляны малокалиберной артиллерией. У нас почти уже не было патронов, и мы все меньше и меньше вели ответную стрельбу, но видимо, страх перед пехотой удерживал немцев от решительной схватки, а физически мы были почти сломлены, так как за трое суток смогли достать только по несколько картошек и ничтожное количество хлеба на человека……. три наших батальона и три Гатчинского полка, и две легких батареи, отбросив с трудом наседавших немцев, двинулись по шоссе Шавли - Митава и, подойдя вечером к местечку Янишки, были обстреляны артиллерией противника, зашедшего в наш глубокий тыл от станции Муравьево, находящейся между Шавлями и Либавой. Все наши шесть батальонов, под общим командованием нашего командира полка полковника Филимонова, при поддержке нашей артиллерии перешли в самое решительное наступление и, сбив передовые части, ворвались в местечко, но дальше идти не могли, т. к. почти из каждого дома палили из пулеметов и винтовок. Тогда наши артиллеристы, с помощью пехоты, на руках подкатывали орудия и разбивали эти дома своим огнем, а пехота штыками доканчивала остальное. Ожесточение было ужасное с обеих сторон.

Как потом выяснилось - немцам было приказано пленить, так долго досаждавший им, Новоржевский полк. Но вместо этого наш полк блестяще прорвался и взял в плен не только солдат, офицеров, орудия, пулеметы, но и штаб этого смешанного немецкого отряда, хотя командир отряда успел застрелиться.

Этот бой может служить блестящим примером исключительной решительности нашего командира полка полковника Филимонова, умения руководить подчиненными и вдохнуть отвагу в измученных недельным боем и окруженных противником своих солдат и офицеров».

Всего за два дня противником было пройдено 75 км, и 16-го апреля конная группа германцев подошла к Шавлям и Куршанам.

Захватить мест. Среднике и разрушить железнодорожный мост у мест. Кейданы коннице противника не удалось вследствие подхода русских резервов. Полковая история 2-го баварского уланского полка так передает обстоятельства этого боя: «Оба эскадрона с пионерами (инженерное подразделение – А.О.) и одним орудием … поздно вечером … достигли лесных массивов у Кейданы. Налет должен был быть выполнен в темноте… отряд в 60 улан-добровольцев из состава обоих эскадронов перешли через полотно и двинулись затем … по лесочку к мосту. …Вскоре после выхода из леса наступающие были встречены огнем. Они залегли близ полотна жел. дороги.

Начались потери, и многие навсегда закрыли глаза; тогда делается новая попытка сбить гарнизон сторожевых башен. С криком ура идут на штурм. Командир эскадрона впереди всех, он почти достиг насыпи, но в это время был смертельно ранен, и три унтер-офицера и несколько улан 1 уланского полка выносят его назад.

Внезапное нападение на станцию … улан другого эскадрона также не удалось. Почти перед самым вторжением на станцию из-за окружающего ее деревянного забора выскакивают русские и выходят нашим в тыл. …Подход поезда с русскими подкреплениями вынуждает отказаться от намеченной операции».

Но кавалерийский рейд германцев неожиданно принес тактический успех - к 16-му апреля неприятель заметно продвинулся в русский тыл. И, оценив важность стратегически перспективного ТВД, немецкое командование усилило свой натиск.

15.А.jpg

У мест. Корцяны-Жадейки вели бой с казачьими и ополченческими частями 6-я кавалерийская и 6-я резервные, а у Ботоки и Скадвили – Баварская и 3-я кавалерийские и 78-я резервная дивизии противника. Продвинуться далее мест. Окмяны-Попеляны германцы не смогли.

В развернувшихся боях германская конница проявляет излишнюю осторожность, предпочитая огневой бой конным атакам. Обращает на себя внимание и распыление противником своих сил, командование конных частей, по свидетельству самих немцев, упустило ряд благоприятных тактических возможностей. У г. Шавли была потрепана 3-я кавалерийская дивизия немцев - 14-й гусарский полк 17-го апреля был отброшен, 24-й лейб-драгунский полк у Янишки потерял около 50 человек.

Тем не менее, перегруппировавшись, 17-го апреля немцы овладели важным стратегическим пунктом – г. Шавли, что значительно ухудшило оперативную обстановку для русских войск на ТВД. 6-я и 3-я кавалерийские дивизии продолжали наступление к Митаве, и 20-го апреля 6-я кавалерийская дивизия подошла к городу, но не смогла преодолеть сопротивление русских частей, и отступила вдоль железной дороги Митава - Можейки за р. Виндава. 3-я и Баварская кавалерийские дивизии также были отброшены, и стали медленно отходить за р. Дубиссу, в направлении на Кельмы.

Атака 5-й кавалерийской под Шавли

И здесь проявила себя русская конница - 1-й Кавалерийский корпус В. А. Орановского. Корпус нанес в направлении на г. Россиены эффектный контрудар. Э. Людендорф писал: «По всему обширному фронту от устья Дубиссы до Кельм, вокруг Шавлей и северо-западнее вследствие нашего вторжения вспыхнули напряженные и изнурительные как для офицеров, так и для солдат бои…» (Людендорф Э. фон. Указ. соч. С. 142.).

Немцы стали отходить: 6-я кавалерийская дивизия за р. Виндава, а 3-я и Баварская кавалерийские дивизии - за р. Дубиссу.

Ил.2.jpg

Генерал от кавалерии В. А. Орановский, командир 1-го Конного корпуса

В ходе этих боев русская 5-я кавалерийская дивизия в районе г. Шавли атаковала укрепленную позицию противника.

Ил.3.jpg

Молебен перед боем

Участник боя так описывал момент атаки: «Как только начал брезжить свет, с правого фланга, где находился штаб дивизии, разрывая тишину …послышался сигнал штабного трубача: «Шагом марш»! Как в мирное время на конном учении, спокойно, прямо по полю, зашуршали по траве орудийные колеса… А через короткое время с некоторым ускорением, один за другим, еще более отчетливо, чем первый сигнал, разнеслось по полю: «рысью» - «галопом» - «в атаку» «марш-марш»...

В первый момент сигнал: «В атаку» - показался и неожиданным и невообразимым для целой дивизии в полном составе… В утренней синеватой мгле уже виднелись скачущие и рассыпавшиеся веером в лаву, как на смотру, полки дивизии. Вслед за ними, соблюдая равнение, грозно громыхая колесами, скакали две конные батареи.

Это море скачущих всадников представляло величественную, незабываемую по своей красоте картину. Со стороны не ожидавшей и теперь уже хорошо видимой деревни, раздались сначала беспорядочные ружейные выстрелы, после которых ненадолго застрочили пулеметы.

В этот момент конные батареи, как одна, на полном ходу, повернули «налево крутом», снялись с передков и моментально открыли огонь по тылам противника, через головы своей скачущей конницы. Центр кавалерии, проскакав заставы, ворвался в деревню, рубя бегущих немцев. Наш правый фланг уходил в обход деревни.

На левом фланге, частью скрытым кустарником, некоторое время продолжалась истерическая стрельба немецких пулеметов. Но вот и она затихла. Откуда-то издалека беспорядочно и редко стреляла немецкая батарея. Но вскоре и она замолкла. Деревня взята.

Шедший крайним на левом фланге наш 5-й уланский Литовский полк, перед самой деревней, врезался в конец болота. С разгона далеко заскакавшие в болото уланы стали глубоко вязнуть, а сидевшие на другом берегу немцы расстреливали тонущих. Правда, это продолжалось недолго. Обошедшие немцев драгуны их порубили.

Благодаря стремительной и неожиданной для врага атаке, дивизия взяла укрепленную деревню с большими трофеями и массой пленных. 3-й эскадрон наших улан серьезно пострадал: в нем уцелело всего 37 человек» [Вырыпаев В. Атака под Шавлями // Военная быль. 1963. № 61. С. 22.].

ил. 2.1.jpg

Продолжение следует

Автор:

1081

Поделиться:

Вернуться назад