Кавалерийский корпус Сорде в августе 14-го: краткий оперативно-тактический обзор действий французской стратегической конницы

Мобильные войска в бою

Кавалерийский корпус Сорде в августе 14-го: краткий оперативно-тактический обзор действий французской стратегической конницы

5 января 2022 г.

Вначале – о применении конницы

Как известно, в конце 19 – начале 20 веков известные кавалерийские авторитеты и военные специалисты ломали копья по вопросу применения конницы в современной войне, о месте конницы на поле боя (мы позднее обязательно остановимся на этом интересном вопросе). Несмотря на крайности (некоторые лица ставили даже вопрос о целесообразности дальнейшего существования конницы или ее резком сокращении), официальная военная мысль, отраженная во французском кавалерийском уставе 1912 г., закрепила следующие ключевые постулаты: 1) главная роль конницы заключалась в действиях на поле боя совместно с другими родами войск; 2) основной способ действий - в конном строю (так, будущий маршал Ф. Фош в своей книге 1903 г. «О принципах войны» рекомендовал «конную атаку с любого направления, через пехотный боевой порядок, с фланга и как угодно, но только атаковать»).

0001.jpg

0003.jpg

0004.jpg

0005.jpg

0006.jpg

0007.jpg

0008.jpg

0009.jpg

0010.jpg

0011.jpg

0012.jpg

0013.jpg

0014.jpg

0015.jpg

0016.jpg

0017.jpg

0018.jpg

Замечательный альбом позволяет нам увидеть калейдоскоп эпизодов мирной жизни кавалерийского (кирасирского) подразделения французской армии - его служебные и бытовые будни.

Признание оперативного значения крупных конных масс на театре военных действий у французов (в отличие от немцев) отсутствует. Устав достаточно бледно отразил вопросы оперативного применения кавалерии, предусмотрев лишь ее действия для разведки, организации перед фронтом общевойсковых армий завесы, а также действия на фланге и в тылу противника - отдавая предпочтение тактическим действиям конницы на поле боя совместно с пехотой.

Генерал Ф. Фош на страницах упомянутого труда также не фиксирует внимание на оперативном значении конных масс на театре военных действий. Полковник Педуаз («Кавалерия в русско-японскую войну и в будущем») считал, что «большие конные массы ныне более стеснительны, чем полезны», и только генерал Негрие являлся сторонником самостоятельных оперативных действий кавалерийских масс.

Но германцы, как мы отметили выше, возлагали немалые надежды именно на оперативные действия конницы в предстоящей войне с Францией.

Исходя из своей концепции, французский Генштаб основную массу конницы распределил по-дивизионно между армиями (несмотря на то, что в состав армейского корпуса организационно входила и кавалерийская бригада). К началу войны только 1-й кавалерийский корпус Сорде находился в распоряжении Главного командования (являясь стратегической конницей), и уже в ходе боевых действий в августе 1914 г. с той же целью был сформирован кавалерийский корпус Конно, подчиненный последовательно 4-й и 5-й армиям.

Характерно, что из 10 кавалерийских дивизий французской армии к началу войны 7 дивизий были сгруппированы в крепостном районе Бельфор, Туль, Верден, а не на свободном и угрожаемом внешнем левом фланге - где имелись возможности для широкого маневра конницы.

О вооружении и оснащении конницы

Несмотря на то, что французская военная доктрина отводила своей коннице прежде всего роль взаимодействия с другими родами войск на поле боя, конница была вооружена более чем скромно: кавалерийская дивизия шестиполкового состава имела всего 12 орудий (германская кавдивизия - 18 орудий) и 6 станковых пулеметов, что вынуждало постоянно придавать коннице пехоту с ее пулеметами, ибо, действуя на поле боя и часто поневоле спешиваясь, слабая в огневом отношении 6-полковая кавалерийская дивизия редко могла эффективно противодействовать в пешем строю 1 - 2 полкам пехоты. Недостаточный боекомплект и отсутствие лопат для самоокапывания еще больше затрудняли соответствующие действия конницы на поле боя.

Состав кавалерийского корпуса Сорде

Кавалерийский корпус Сорде включал в свой состав 1-ю, 3-ю и 5-ю кавалерийские дивизии, каждая трехбригадного (6-полкового) состава, и имел около 14000 коней, 36 орудий и несколько броневиков. Первоначальное ему был придан 45-й пехотный полк трехбатальонного состава при 6 станковых пулеметах.

Таблица.jpg

Таблица: состав Кавалерийского корпуса Сорде; всего 72 эскадрона (5-е эскадроны остались в местах расквартирования мирного времени в качестве депо).

Кавалерийский корпус в период 6 - 20 августа 1914 г.

Франция и Германия в основном завершили мобилизацию армии мирного времени к 5 августа. Главная масса французских и германских войск в период 11 - 13 августа была перевезена в районы сосредоточения (закончились перевозки к 19 - 20 августа).

03.jpg

Французские кирасиры отправляются на фронт, август 1914 г. Молодая женщина протягивает им пачки сигарет. Кавалеристы носят шлемы, покрытые тканевыми чехлами, но на них по-прежнему синие мундиры и кирасы. La Cavalerie Française Lors de la Premiere Guerre Mondiale, 2008.

Но локальные наступления сторон - немцев к Льежу и в Люксембург, а французов в Эльзас - начались значительно раньше. Еще 2-го августа части германской 16-й пехотной дивизии заняли герцогство Люксембург, а 4-го августа германская группа в составе 6 пехотных бригад и 2-го кавалерийского корпуса Марвица (2-я, 4-я и 9-я кавалерийские дивизии) перешла бельгийскую границу и направилась к Льежу.

К моменту развертывания французских армий кавалерийский корпус Сорде находился в районе Седана перед фронтом французской 5-й армии генерала Ланрезака, обеспечивая фронт французского стратегического построения со стороны герцогства Люксембург и бельгийского Люксембурга.

Схема №1

Схема1.jpg

В этот период кавалерийский корпус Сорде был подчинен Главной квартире. И, получив данные о вторжении немцев в герцогство Люксембург и затем о продвижении в Бельгию через Льеж, Ж. Жоффр 6-го августа бросает кавалерийский корпус в район Невшато, Пализей - с задачей проведения разведки и обеспечения левого фланга французского фронта со стороны бельгийского Люксембурга и Мальмеди. Корпус беспрепятственно достиг указанного района и нес службу охранения и разведки в чрезвычайно неудобном для действий конницы лесисто-гористом районе Арденн.

Разведывательных данных, имеющих какую-либо ценность для Главной квартиры, корпус не дал. Командующий 5-й армией генерал Ланрезак утверждал, что разведподразделения корпуса имели мелкие стычки с разведподразделениями противника, в коих показали бесспорное тактическое преимущество перед германцами.

На р. Маас германцы вели бои по овладению Льежем. Началась осада фортов, в которой в дальнейшем приняли участие 7-й, 9-й и 10-й корпуса германской 2-й армии. Ведь только с падением всего крепостного района Льежа полностью освобождался путь для двух правофланговых германских армий (1-й и 2-й) за Маас.

Кавалерийский корпус Сорде, имея задачу установить связь с бельгийской армией в районе Намюра и выяснить силы противника, обнаруженные в районе Льежа и южнее, - продолжал марш на север через Рошфор, и к вечеру 8-го августа подходит к окрестностям Льежа. Этот марш Сорде совершает исключительно в конном строю. Автотранспорт был оставлен в тылу, как и приданный корпусу 45-й полк, который должен был обеспечить на р. Маас обратный путь кавалеристов.

К 8 августа бельгийские полевые войска оставили район Льежа и отошли к главным силам за р. Жетта, прикрывая подступы к Брюсселю. 8-я бригада была оставлена наблюдать за фортом Гюи.

Южнее Льежа 9-я дивизия германского 2-го кавалерийского корпуса заняла Спримон и выдвигала разведку к р. Маас, оставаясь у Спримон до 12-го августа. За ней следовала гвардейская дивизия германского 1-го кавалерийского корпуса, значительно опережая германскую 3-ю армию и имея задачу захватить переправы через Маас у Динана. Еще южнее части германского 4-го кавалерийского корпуса двигались впереди четырех германских армий к северу от Арденских лесов и к юго-западу - на Маас, продвигаясь главными силами на Невшато. В Динан, прикрывая переправы на Маасе на участке Динан - Haмюp, прибыл и французский 1-й пехотный полк, переброшенный по распоряжению командующего 5-й армией, опасавшегося обхода его левого фланга германцами. Таким образом, выполнению задачи кавалерийского корпуса Сорде могли помешать лишь передовые части германской конницы с их егерскими батальонами.

В движении к Льежу правофланговые колонны корпуса Сорде своими разведывательными и охраняющими подразделениями сталкивались с разъездами противника и, преследуя их, натыкались на пехотные поддержки (егерские батальоны) и несли потери. По мере продвижения на север столкновения становились все чаще, а на подступах к Льежу разъезды обнаружили германские соединения из всех родов войск.

01.jpg

Униформы солдат французских мобильных подразделений и частей в 1914 г. Первый слева - драгун 16-го полка. Шлем (в чехле) образца 1874 г. - единого образца для кирасирских и драгунских частей французской армии. В центре - шассер-самокатчик из 29-го батальона пеших шассеров. Подразделения самокатчиков были приданы кавалерийским дивизиям. Справа - капрал конный шассер (конный егерь). Там же.

Левофланговые части Сорде в Гюи вошли в контакт с частями бельгийской 8-й бригады, но, пытаясь более детально выяснить силы и группировку противника в районе Льежа, весь корпус повернул круто на юг и 9-го августа остановился на отдых по берегам реки Лес между Борен и Рошфор. За предыдущие два дня корпус преодолел расстояние в 180 км (а отдельные его отряды - и до 220 км).

Тучи на бельгийском фронте сгущались, но французская Главная квартира недостаточно ясно оценивала сложившееся положение и не внимала тревожным сигналам Ланрезака. Только в 7 часов 8-го августа Ж. Жоффр издал директиву, выдержки из которой приводим ниже - чтобы показать недооценку противника и обрисовать роль кавалерийского корпуса Сорде:

«1. Перед 1 и 2 армиями силы германцев не превышают 6 - 7 армейских корпусов. В районе Мец - Тионвиль (Диденгофен), по-видимому, главные силы противника, готовые дебушировать в западном направлении. На севере одна германская армия проникла на бельгийскую территорию и частью ведет бой против бельгийских сил. 2. Главнокомандующий решил вступить в бой всеми соединенными силами, опирая на Рейн правое крыло своего общего расположения. Левый фланг при необходимости будет отведен назад, дабы избежать завязки сражения, которое может быть решительным для одной из армий, прежде чем остальные будут в состоянии ее поддержать. Но в случае задержки правого фланга противника перед Льежем или поворота его на юг возможно, что у нас будет время, чтобы перенести вперед наше левое крыло.…. 7. 5 армии занять более сосредоточенное положение, дабы иметь возможность подготовить атаку против всего, что будет дебушировать между Музаном и Мезьером включительно, или в случае надобности перейти Маас между этими пунктами... 9. Конный корпус с самого начала будет прикрывать фронт 5 армии. В случае, если он будет вынужден снова перейти Маас, - отойти на левый фланг 5 армии в район Мариенбург - Шиме, дабы обеспечить сосредоточение английской армии и 4 группы территориальных дивизий».

Переходу в наступление должна была предшествовать особая телеграмма.

Отдыхая главными силами в районе Рошфор - Борен, корпус Сорде организовал разведку на юго-восток к Невшато, на восток и северо-восток к реке Урт. Узнав от разъездов, что в районе Невшато появился противник, 11-го августа Сорде переходит главными силами в район Месэн - Либен (для более тщательной разведки на фронте Невшато – Либрамон). Однако никаких существенных данных разведка не дала, марш-маневр оказался бесполезным, и 12-го августа корпус возвращается в район Борен.

Разведка, высланная на реку Урт в направлении Лярош - Марш, доносит о движении конницы противника (гвардейская и 5-я кавалерийские дивизии 1-го кавалерийского корпуса немцев) в направлении на Динан. 14-го августа кавкорпус узнает и сообщает о начавшемся бое у Динана (дрался с немецкой конницей французский 1-й армейский корпус, переброшенный Ланрезаком 13-го августа на Маас, между Живе и Намюром). Т. о., впервые корпус Сорде дает Главной квартире сведения оперативно-стратегической важности - о движении сравнительно сильных кавалерийских частей противника между Уртом и Маасом. Предыдущие сведения о столкновении с разъездами противника, естественно, для Главной квартиры значения не имели. Сорде немедленно движется к Динану (14-е августа). И получает приказ выдвинуться к северу - для прикрытия 5-й армии, начавшей движение в район между реками Самбра и Маас. Переправившись на северо-восточный берег реки Лес, Сорде слышит артиллерийский бой в районе Динана, а его разведка сообщает, что нащупала левый фланг наступающей на запад конницы противника (5-й и гвардейской кавалерийских дивизий), усиленной небольшими пехотными частями (от авангардов 3-й армии). Силы противника невелики - кроме конницы, 2 - 3 батальона и несколько батарей. Вырисовывается удобное тактическое положение для удара во фланг и тыл противнику, занятому атакой мостов, удерживаемых частями французского 1-го армейского корпуса. Сорде все это оценивает и... вновь переходит на юго-западный берег р. Лес, уклонившись от боя и предоставляя противнику свободный путь к Маасу - в обход внешнего фланга 5-й армии. Так генерал понял свою задачу по прикрытию передвижения 5-й армии к северу. Стремясь оправдать действия Сорде, полковник Монсенерге в труде «Французская конница за первые 3 месяца кампании» (Нанси - Париж – Страсбург, 1922.) утверждает, что холодный рассудок генерала взял верх над чувствами, ибо комкор спешил обеспечить фланг бельгийцев у Намюра и выход 5-й армии на реку Самбра, не имея права тратить время на бои с противником. В итоге Сорде переправляет свой корпус на западный берег Мааса (между Гастьер и Живе) и следует к северо-западу от Динана. Утром 15-го августа немецкая пехота у Динана пыталась форсировать Маас, но контратакой частей 1-го корпуса 5-й армии была отброшена в исходное положение.

02.jpg

Кирасир в разъезде. Из элементов снаряжения военного времени видим чехол на шлеме и накладку на кирасу. Там же.

13-го августа Ж. Жоффр издает директиву о переходе в наступление правого фланга французского фронта (1-й и 2-й армий). Левофланговые армии (3-я, 4-я и 5-я) должны были ожидать удобного момента для наступления. Берег Мааса между Мезьер и Живе должен был прочно обороняться частями 5-й армии. 1-й армейский корпус должен был обеспечить левый фланг при поддержке корпуса Сорде, которому предстояло действовать, «имея прежнюю задачу быть на левом фланге 5 армии, не переходя на левый берег Мааса, не будучи к этому вынужденным».

14-го августа Ланрезак докладывает Жоффру, что для обеспечения левого фланга 5-й армии необходимо выйти в район Мобеж - Живе. 15-го августа он получает разрешение на переброску к Льежу двух корпусов.

В 11 часов 16-го августа Ланрезак получает приказ: передав 4-й армии правофланговый корпус своей армии, 2 территориальные дивизии и 4-ю кавалерийскую дивизию, перейти главными силами в район Филиппвиль, Мариенбург для совместных действий с английской и бельгийской армиями против северной группировки немцев. Корпус Сорде и территориальные дивизии, находившиеся в районе Вердена, передавались в распоряжение командарма-5. Т. о., Ж. Жоффр лишь теперь признает, что на севере - главная группировка немцев.

16-го августа начинается выдвижение 5-й армии к северу. В тот же день корпус Сорде получает приказ двигаться севернее Самбры - чтобы войти в контакт с бельгийской армией. Марш следовало начать 17-го августа из района западнее Динана.

Схема № 2

Схема2.jpg

Но было поздно - правофланговые германские корпуса уже отбросили бельгийскую армию к Антверпену и стали продвигаться на запад севернее Мааса и Самбры.

Итак, корпус Сорде теперь должен был прикрыть сосредоточение 5-й армии на Самбре и английской армии южнее Монса. Но корпус уже был измотан и устал.

16-го августа Ж. Жоффр указывал - чтобы с подходом английской конницы корпус Сорде действовал совместно с ней, а после установления соприкосновения английской армии с германской - оторвался и перешел на левый фланг англичан. В ответ Сорде сигнализировал об усталости корпуса и требовал 24-часового отдыха. Но Главная квартира, имея просьбу бельгийцев о помощи, настаивала на выполнении поставленных корпусу задач.

17-го августа, оставив 45-й полк в окрестностях Динана (он присоединился к своей дивизии), Сорде двинулся на север и достиг Флерюс. Находившиеся здесь передовые части германской гвардейской кавдивизии отошли на северо-восток. Выявив присутствие крупных кавалерийских сил противника (4-я и 9-я кавалерийские дивизии) в районе Первец перед правым флангом бельгийской армии, Сорде решил атаковать их 18-го августа.

Бельгийцы обещали поддержать правый фланг кавкорпуса за счет гарнизона Намюра, и левый его фланг движением бригады пехоты от Лонгвилл на Орбе. Фактически же намюрцы выслали лишь мелкие конные дозоры, а пехотная бригада, уже подавленная предыдущими боями и малобоеспособная, с перепугу обстреляла левофланговую 3-ю кавалерийскую дивизию корпуса и отошла на северо-запад. Не имея поддержки, Сорде, после ряда стычек, отвел свой корпус на запад, оставив арьергарды в соприкосновении с противником. 19-го августа Сорде вновь пытался через Орбе выдвинуться на Первец, но, натолкнувшись на отряды противника из всех родов войск (которые ему показались весьма многочисленными), после обмена несколькими орудийными выстрелами, отошел к Флерюсу.

Не надеясь на успех в бою с пехотой, 20-го августа Сорде переходит канал Шарлеруа - Брюссель между Госсели и Сенеф и удерживает переправы на этом участке.

Активное участие в Приграничном сражении, 20 – 25 августа.

В Главной квартире были сильно раздражены действиями Сорде, которого обвиняли в том, что он привел к свою конницу в небоеспособное состояние, причем без пользы для дела. Через командующего 5-й армией генерал получил выговор. Кроме того, Ланрезаку, которому вновь переподчинялся кавалерийский корпус, давалось право сместить Сорде, назначив на его место Ластура (командира 3-й кавалерийской дивизии). Ланрезак от этого кадрового решения отказался, разумно решив, что такая замена принесет еще больше проблем.

В соответствии с приказом Ж. Жоффра от 18-го августа 5-й армии корпусу Сорде была поставлена задача: действуя в связи с английской и бельгийской армиями, атаковать правое крыло противника, наступающего по обеим сторонам реки Маас, и отбросить его к северу.

-_Страница_07.jpg

Кавалерийский офицер и драгун. Здесь и ниже - планшеты М. Руля "Французская армия в 1914 г.".

Группировка сил к 20-му августа была не в пользу англо-французов: бельгийская армия отступала на Антверпен, английская армия еще не подошла, а французская 5-я армия была разбросана на большом пространстве южнее Самбры. Командарм-5, в связи с этими обстоятельствами и с учетом численного превосходства противника (против французской 5-й армии - германские 2-я и 3-я армии и против английской армии - превосходящая ее в силах германская 1-я армия), решил подтянуть все силы и перейти в наступление 23-го августа. Корпус Сорде должен был (указание Главной квартиры) перейти на левый фланг английской армии - имея задачей обеспечить левый фланг французской 5-й армии и поддерживать связь с английской армией. Для поддержки Сорде одна бригада 3-го армейского корпуса передвигалась в западные окрестности Шарлеруа. Однако, вследствие состояния конского состава, корпус до 21-го августа выступить не мог.

Положение корпуса Сорде, фланговое по отношению германских войск, наступающих с севера на фронт Шарлеруа - Намюр, было чрезвычайно выгодным. Но для успешного выполнения задачи его надо было значительно усилить. В своих воспоминаниях командующий 5-й армией Ланрезак утверждал, что можно было усилить корпус Сорде подвижным резервом Любеуса (сильная смешанная бригада), смешанной бригадой 3-го армейского корпуса и бригадой английской конницы (распоряжение Ж. Жоффра), и тогда такая сильная группа, выброшенная в район Бинч, могла бы прочно обеспечить связь французской 5-й армии с английской армией.

Главные силы французских 3-го и 10-го армейских корпусов продвинулись к 21-му августа к своим авангардам на р. Самбра. 1-й армейский корпус стягивал свои дивизии к северу по р. Маас; 18-й армейский корпус подходил к Тюэну. Английская армия лишь авангардами дошла до параллели Мобеж; конница выходила на линию Бинч, Монс.

Немцы, наступая с севера, к 13-ти часам вступают в соприкосновение с французским 10-м армейским корпусом, и между 14-ю и 15-ю часами – с французским 3-м армейским корпусом и корпусом Сорде. Быстро отбросив авангардные части французов на р. Самбра, немцы овладевают южным берегом и ведут бой с 10-м и 3-м армейскими корпусами французов, оттесняя их к югу.

Кавалерийский корпус Сорде, стоявший главными силами на высотах Курселя фронтом на север, был обстрелян германской пехотой 10-го резервного корпуса, и в 22 часа стал отводить свои части к юго-западу, оставив в арьергарде на позициях у Андерлю прибывшую в поддержку пехотную бригаду (3-го армейского корпуса). Противник не преследовал. К 5 часам 22-го августа последние части корпуса собрались в район Мэрб-ле-Шато.

22-го августа Ланрезак решил обороняться на занимаемых 5-й армией позициях, но так как за ночь войска не произвели никаких работ по их укреплению, то командиры корпусов по своей инициативе утром перешли в контрнаступление, которое к 11 часам было немцами отбито. К западу от Шарлеруа части германского 7-го корпуса у Бинча отбросили подходившую английскую конницу, а в 9 часов атаковали у Андерлю бригаду французского 3-го корпуса, которая, не оказав сопротивления, отошла на южный берег Самбры. Немцы продолжали продвижение на юг, подставляя свой фланг удару частей корпуса Сорде, стоявшего у Мэрб-ле-Шато. Однако этим благоприятным моментом Сорде не воспользовался.

23-го августа Ланрезак решил перейти к упорной обороне - отказавшись от активных действий.

Корпусу Сорде было приказано еще с вечера 22-го августа занять участок Самбры от Мэрб-ле-Шато до Мобежа, а после смены перейти на левый фланг английской армии (приказ Главной квартиры). После ряда упорных боев с активно наступающими немцами французские корпуса 5-й армии в центре осадили на юг, но фланги держались. Нарастала опасность правому флангу 5-й армии со стороны Динана, где появились признаки движения немецких войск в тыл армии. На левом фланге германский 7-й корпус потеснил у Бинч английскую кавалерийскую бригаду и повел атаку на Тюэн, пытаясь сломить сопротивление частей французского 18-го корпуса и овладеть южным берегом Самбры.

Корпус Сорде выдвинул конные батареи для содействия частям 18-го корпуса в отражении германской атаки, но, будучи в 16 часов сменен двумя дивизиями, начал отход на Мобеж - с целью выйти на левый фланг английской армии. Частям корпуса по пути встречались отступавшие обозы английской армии, и Сорде, узнав, что англичане, потерпев поражение у Монса, начали отход на Мобеж, вынужден был уклониться от кратчайшего пути (помешали бы отступавшие части английской армии). Уже утомленной коннице Сорде эти излишние передвижения стоили серьезных усилий.

Участие кавалерийского корпуса в арьергардных боях английской армии.

До 25-го августа армии союзников отступали, не руководимые каким-либо продуманным планом Главной квартиры.

Вечером 26-го августа директива Ж. Жоффра определила общий порядок отступления англо-французских войск. В этой директиве уже имелись наметки плана формирования 6-й армии Монури для обхода правого фланга германской 1-й армии (причем в состав армии Монури намечался и корпус Сорде).

За это время Сорде, обойдя Мобеж с юга, к 25-му августа достигает района Варлинкур близ Камбрэ и сосредоточивается на левом фланге английской армии.

В период 26 - 28 августа чрезвычайно измученные части кавалерийского корпуса Сорде приносят существенную пользу английской армии - активными действиями содействуя выходу ее левого фланга из возможного окружения.

Схема № 3

Схема3.jpg

Так, отбросив французские части группы Д'Амада от Камбрэ на юго-запад, 2-й корпус германцев начал охватывать левый фланг английского 2-го корпуса; одновременно 4-я пехотная и 3-я кавалерийская дивизии немцев атаковали левый фланг этого корпуса. Поспешное отступление справа английского 1-го корпуса позволило 3-му корпусу германцев выйти во фланг правофланговой (5-й) дивизии английского 2-го корпуса. Назревало окружение последнего. И подоспевшая конница Сорде позволила англичанам отойти сравнительно спокойно.

28-го августа кавалерийский корпус Сорде, включенный в состав армии Монури, участвует в контрнаступлении последней, а выдвинутая вперед 5-я кавалерийская дивизия содействует в бою левому флангу английской армии. Прилагаемые выписки из официальных документов обрисовывают роль корпуса Сорде в дни отступления английской армии, а также его состояние.

«26/VIII 12.10. По телефону полковник Хэг - генералу Сорде. Английская армия втянута в тяжелый бой на фронте Камбрэ, Ле-Като. Генерал Жоффр требует от Вас принятия участия всеми силами, коими Вы можете располагать, и с наибольшей энергией».

«27/VIII. Полковник Хэг - в главную квартиру французской армии. Информируя об обстановке, полковник Хэг надеется, что 2 корпус сможет собраться вечером в С.-Кентене, 1 корпус в Оратни - С.-Бенуа, от кавдивизии, сильно пострадавшей, сведений нет. Необходимо активное содействие корпуса Сорде не только по прикрытию отхода, но и атаками, иначе отход может превратиться в бегство, ибо 4 и 9 кавалерийские дивизии германцев способны действовать с большой энергией».

«27/VIII к 17.45 Хэг докладывает, что 1 кавалерийская дивизия германцев вошла в Перони, что угрожает планомерный отход 3 и 5 дивизий англичан обратить в бегство. Генерал Сорде ответил, что из-за усталости лошадей он не может покинуть район Виллер-Фокен».

«В 18.30 он же донес, что Сорде все же двинулся на помощь».

«28/VIII в 8.45 Хэг доносит Жоффру, что благодаря помощи Сорде, а также 61 и 62 территориальных дивизий Д'Амада отход 3 и 5 дивизий англичан прошел беспрепятственно».

«Френч публикует благодарность генералу Сорде».

В 11.45. 29-го августа корпус Сорде отошел на Айли и Нуаэ, оставив в боевой линии сводную дивизию под командой генерала Корнилье-Люсиньера, составленную из наименее уставших эскадронов».

Начальник 3-й кавалерийской дивизии сообщал, что дивизия была втянута в бой почти до ночи - чтобы обеспечить отход альпийских стрелков. И «До сих пор не собрались подразделения 3 полка гусар, мотоциклисты, артиллерия. Люди и лошади не кормлены. Артснаряды почти израсходованы».

30-го августа армии Монури, после неудачных боев, также пришлось отступать. Отступление вновь прикрывала сводная кавалерийская дивизия корпуса Сорде - с небольшими арьергардными боями.

31-го августа главные силы корпуса встали на отдых у Бовэ, а сводная кавалерийская дивизия, прикрывая, правый фланг армии Монури, 1-го сентября приняла (совместно с арьергардом английского 3-го корпуса) участие в бою у Вербери.

Когда в ночь на 3-е сентября главные силы корпуса Сорде отошли за Сену в район Манта, сводная кавалерийская дивизия прикрывала их отход, и 3-го сентября наблюдала за движением войск германской 1-й армии. 4-го сентября конница Сорде вновь была взята Ж. Жоффром в свое непосредственное распоряжение.

Близился решающий исторический момент - Битва на Марне.

-_Страница_08.jpg

Конный шассер и гусар.

Итоги

Каковы итоги месячной боевой активности кавалерийского корпуса Сорде?

В его активе - выполнение длительных маршей (в бельгийский Люксембург, затем на запад от левого фланга 5-й армии, на правый фланг бельгийской, на правый фланг английской армий и на левый фланг последней). Редкие случаи боестолкновений с противником (не приносящие существенной пользы не только с оперативной, но и с тактической точек зрения; если не считать боев конца августа, облегчивших отход английской армии), чрезвычайная скудность разведывательных сведений для главного командования - вот результаты действий стратегической конницы генерала Сорде.

Таким образом, ни на театре военных действий, ни на поле боя конница Сорде себя не проявила.

Кто виноват?

Прежде всего, французское главное командование, которое не учитывало крупного оперативного значения смассированной конницы в обстановке маневренной войны. Только 3 из 10 кавалерийских дивизий было использовано против заходящего, ударного, правого фланга германского стратегического построения. Французское командование поздно увидело опасность со стороны германских 1-й и 2-й армий, вследствие чего своевременно не поставило задачей кавалерийскому корпусу Сорде установить боевую связь с бельгийской армией. Французское командование в первые же дни войны бесцельно измотало свою стратегическую конницу, бросив ее в неудобный для действий конницы район Невшато-Пализей, и, наконец, не сумело к началу Приграничного сражения договориться с союзником и усилить корпус Сорде хотя бы английской конницей. В результате слабость корпуса Сорде и бессмысленные боестолкновения с германцами не позволили ему не только установить боевой контакт с правым флангом бельгийской армии, но и в значительной степени привели к утрате боеспособности. В итоге - неверное представление главного командования о силах противника в Бельгии. В значительной мере это способствовало поражению союзников в Приграничном сражении.

Наконец, французское главное командование виновато и в том, что французские кавалерийские военачальники не умели оперативно использовать крупные конные массы на театре военных действий, так как в мирное время, на учениях и маневрах, их готовили преимущественно к конным атакам на поле боя.

В бесполезных маршах Сорде преждевременно измотал свою конницу. Взять, например, бесцельные странствования корпуса с 8 по 15 августа между Уртом и Маасом. Если Сорде ставил целью установление боевой связи с бельгийской армией, то, установив таковую 8-го августа в районе Гюи, ему не следовало возвращаться на юг. Вернувшись 9-го августа в Борен, он затем совершает 11-го августа бесцельный марш в район Пализей. Наконец, 14-го августа установив усиленную пехотой конницу противника у Динана, он вместо нанесения сокрушительного удара (а это был лучший способ выполнения задачи по обеспечению подхода с юга частей 5-й apмии), уклоняется от боя и уходит за Маас.

Обращает на себя внимание слабая тактическая подготовка конницы Сорде в области разведки: до 14-го августа она не дает главному командованию никаких ценных сведений, тогда как в это же время германская конница отлично информирует свое командование. С 17-го августа, находясь на Самбре и немного отдохнув, конница Сорде столь слабо вела разведку, что атака немцами переправ на этой реке после полудня 21-го августа явилась неожиданной не только для 5-й армии, но и для самой конницы.

Нужно отметить также слабую заботу о коне, в то время как длительные марши требовали особой заботы о средстве передвижения. Целыми сутками лошади не поились, их не расседлывали и не чистили - хотя время на это имелось. Налицо забвение заботы о коне, что поддерживалось всем офицерским составом - от начальника дивизии до командира эскадрона.

В итоге - месяц маршей (но не боев), могущих оправдать создание крупного кавалерийского соединения в 72 эскадрона для целей содействия другим родам войск на поле боя. И только бои по прикрытию отхода англичан и армии Монури с 24-го августа показали, что даже измученная, ослабленная конница, действуя в выгодной тактической обстановке на фланге противника и на поле боя, может сделать достаточно много.

Какой же вывод следует сделать из обзора неудачной деятельности конницы Сорде?

Бессмысленное рассеивание стратегической конницы вдоль всего фронта, вытекавшее из неверия в ее силу и мощь, неумение быстро сорганизовать ее для оперативного удара и правильно нацелить крупный кавалерийский кулак - являлись основными оперативными недочетами французского главного командования в начальный период войны. Чтобы достигнуть решительного успеха, необходимо было заранее воспитать конницу и ее военачальников в духе смелых оперативных действий, не сводя зачастую все задачи конницы к разведке, к службе завесы и наблюдения вдоль фронта. Да, этим грешили конницы практически всех воюющих сторон. Но именно неудача Сорде стала хрестоматийным примером того – как не следует применять стратегическую конницу.

Автор:

526

Поделиться:

Вернуться назад