Легендарные Баламутовка-Ржавенцы - подвиг 3-го Конного корпуса

Мобильные войска в бою

Легендарные Баламутовка-Ржавенцы - подвиг 3-го Конного корпуса

24 мая 2021 г.

Баламутовка и Ржавенцы – села в Буковине (район г. Черновцы), у которых 27 апреля 1915 г. имела место знаменитая атака русского 3-го Конного корпуса 9-й армии Юго-Западного фронта против войск австро-венгерской 7-й армии в ходе Заднестровского сражения 26 апреля – 2 мая 1915 г. (см. Заднестровская битва 1915 г. - триумф русской императорской конницы).

К началу этого сражения 9-я армия под командованием генерала от инфантерии П. А. Лечицкого имела в своем составе значительное количество кавалерийских соединений и частей - на 7,5 пехотных дивизий приходилось 6,5 кавалерийских дивизий. Т. о., почти половина армии состояла из мобильных, в большинстве отборных, войск - что сыграло более чем существенную роль в развернувшихся событиях.

Русские войска 9-й армии действовали на буковинском фронте – в районе г. Залещики. Талантливый русский полководец П. А. Лечицкий решил осуществить многообещающий оперативный маневр - перебросив 33-й армейский корпус в район г. Бучач, нанести удар в направлении на мест. Городенка, чтобы выйти во фланг и в тыл неприятельским позициям к югу от г. Станиславов. Одновременно наносился второй удар - силами конницы. 3-му Конному корпусу предстояло прорвать фронт противника в Буковине, южнее р. Днестр - у д.д. Баламутовка-Ржавенцы-Громешти.

8..jpg

Фронт на Днестре. Эпизод германской карты. Нанесены позиции австро-венгерской 7-й армии и ее главного оппонента – русской 9-й армии. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 7. Berlin, 1931.

Смелым оперативным решением командарма являлась постановка перед конницей ключевой тактической задачи - прорвать укрепленные позиции. Это шло вразрез с теорией и практикой прорыва оборонительных линий в годы Первой мировой войны. В плане наступления, выработанном штабом 9-й армии, обращает на себя особое внимание ответственная роль, отведенная кавалерийским частям, на которые ложилась главная тяжесть намеченной операции.

Но П. А. Лечицкий: во-первых, был уверен в боевых качествах отборных русских кавалерийских соединений, входивших в корпус; во-вторых, он прекрасно знал, что командир 3-го Конного корпуса генерал-лейтенант граф Ф. А. Келлер по праву является самым выдающимся кавалерийским военачальником русской армии в годы войны. Ф. А. Келлер не только выделялся личной храбростью, но и пользовался большой популярностью в войсках, снискал особое доверие и любовь своих солдат. Командир 3-го Конного корпуса был отличным тактиком и опытным фронтовым генералом – командование 9-й армии могло быть уверено в том, что ответственная задача будет выполнена.

1..jpg

Командир 3-го Конного корпуса Ф. А. Келлер в окружении солдат и офицеров. Летопись войны 1914 – 15 – 16 гг. № 90.

В состав 3-го Конного корпуса входили:

10-я кавалерийская дивизия (10-й драгунский Новгородский, 10-й уланский Одесский, 10-й гусарский Ингерманландский и 1-й Оренбургский казачий Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полки, 3-й Донской казачий артиллерийский дивизион; кроме того, соединению временно был придан конно-горный дивизион);

1-я Донская казачья дивизия (9-й Донской казачий генерал-адьютанта графа Орлова-Денисова, 10-й Донской казачий генерала Луковкина, 13-й Донской казачий генерал-фельдмаршала Кутузова-Смоленского, 15-й Донской казачий генерала Краснова 1-го полки, 1-й Донской казачий артиллерийский дивизион);

1-я Терская казачья дивизия (2-й Волгский, 2-й Горско-Моздокский, 2-й Кизляро-Гребенской, 2-й Сунженско-Владикавказский полки Терского казачьего войска, пластунский дивизион, 1-й Заамурский конно-артиллерийский дивизион);

Отдельная гвардейская кавалерийская бригада (лейб-гвардии Уланский Его Величества и лейб-гвардии Гродненский гусарский полки). Впоследствии вместе с 1-й Заамурской конной бригадой она вошла в Сводную кавалерийскую дивизию.

Перед началом сражения 3-й Конный корпус был сменен на занимаемом им участке фронта частями 32-го армейского корпуса.

3..jpg

Награждение георгиевских кавалеров в 10-м Одесском уланском полку. Летопись войны 1914 – 15 – 16 гг. № 82.

Основным противником 3-го Конного корпуса был австро-венгерский 11-й корпус фельдмаршал-лейтенанта Корда – части 42-й гонведной пехотной дивизии и 2-й бригады Польского легиона (всего 28 батальонов, 10 эскадронов, 9,5 батарей). Венгерские войска отличали в обе мировые войны высокие стойкость и боевые качества, эквивалентные германским. Например, 38-я и 39-я гонведные дивизии (одни из самых прославленных фронтовых соединений Первой мировой) участвовали (39-я дивизия – в Горлицком прорыве наряду с ударными германскими дивизиями) в ключевых операциях. Части Польского легиона также были укомплектованы отборными бойцами – ярыми врагами России.

Корда.jpg

Фельдмаршал-лейтенант Корда

Противник занимал заблаговременно укрепленные позиции.

Одна позиция проходила вдоль железной дороги между станциями Юрковцы и Окна. Между д. Ржавенцы и р. Днестр находилась большая дер. Баламутовка. Австрийцы занимали сплошную линию окопов от р. Днестр (перед д.д. Баламутовка-Ржавенцы) и далее на запад до д. Топороуц. Противник находился в окопах глубиной в рост человека, за проволочными заграждениями в 4 - 6 рядов. Позиция имела значительное количество блиндажей и разветвленную систему ходов сообщения.

Русскому наступлению предшествовала мощная артиллерийская подготовка. На участке 3-го Конного корпуса особенно сильный огонь был сосредоточен на укреплениях противника у д. Баламутовка.

И 9-я армия Юго-Западного фронта перешла в энергичное наступление вдоль р. Днестр.

На рассвете 27-го апреля русское наступление началось с одновременных действий ударных групп 9-й армии. На фронте 3-го Конного корпуса прорыв австрийского фронта также увенчался полным успехом. Полки Ф. А. Келлера, прорвав укрепленную неприятельскую позицию, выбили противника из тройного ряда усиленных проволочными заграждениями окопов у д. Громешти на берегу р. Днестр. Русская конница, прорвавшись австрийцам в тыл, овладела высотами на правом берегу ручья Онут у д.д. Баламутовка, Ржавенцы и Громешти.

7..jpg

Казачьи атаки. Великая война в образах и картинах. Вып. 8. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1915.

Наиболее важная задача отводилась 1-й Донской казачьей дивизии. Дивизия, сменив пехоту, действовала на участке от д. Ржавинцы до р. Днестр.

Сотни дивизии в пешем строю атаковали позиции противника у д.д. Баламутовка-Ржавенцы-Громешти. Как только был достигнут прорыв фронта, в конном строю резервные сотни, пройдя местность, изрытую окопами, начали преследование бегущего неприятеля.

9-й Донской казачий полк, сбив противника, занял позицию по высоте севернее Баламутовки, а также захватил западную часть деревни.

Казаков воодушевил личный пример командира.

Командир 9-го Донского казачьего генерал-адъютанта графа Орлова-Денисова полка полковник И. Д. Попов во время атаки сильно укрепленной позиции у дер. Баламутовка, обороняемой вдвое более сильным противником, во главе полка под губительным артиллерийским, винтовочным и пулеметным огнем с дистанции 200 шагов бросился на проволочные заграждения вражеской позиции и, хотя вследствие ранения не мог довести атаку до конца лично, но своим примером увлек полк на подвиг - от результатов последнего и произошел блестящий успех всего 3-го Конного корпуса.

10-й Донской казачий полк в пешем строю атаковал также сильно укрепленную позицию (сплошные линии окопов при 12 – 15 рядах проволочных заграждений). Трофеи полка: около 600 нижних чинов, 6 офицеров, 4 орудия (3 орудия захвачены есаулом Г. Н. Захаровым, подъесаулом М. Т. Плешаковым, хорунжим А. Харченковым и казаками 3-й, 5-й и 6-й сотен, а 4-е орудие - хорунжим Н. Тропиным) при 6 зарядных ящиках и 4 пулемета (1 взят хорунжим Н. Я. Шляхтиным, 1 взят подъесаулом Плешаковым, 1 взят прапорщиком Седовым и еще один захвачен казаками 1-й сотни).

В бою пал есаул Г. Н. Захаров и был тяжело ранен хорунжий Разорителев.

Г. Н. Захаров становится кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени посмертно – за мужество и храбрость, проявленные в бою 27 апреля 1915 г. у д. Ржавенцы, когда в пешем строю во главе своей сотни он выбил противника из окопов и, преследуя бегущих, с 7 казаками атаковал действовавшую неприятельскую батарею (3 орудия при 6 зарядных ящиках), порубил расчеты, пленив 13 человек. Сам при этом погиб.

Как свидетельствует Описание боевых действий полка: «1-я, 2-я и 4-я сотни, поддержанные 2-мя сотнями Оренбургцев, после упорного боя заняли сильно укрепленную противником мебельную фабрику и закрепили ее за собой» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 5.).

Офицерский и рядовой состав полка проявил массовое мужество и героизм.

Командир полка полковник И. Н. Форафонов стал кавалером Георгиевского оружия за то, что 27. 04. 1915 г., являясь командиром левого боевого участка дивизии, овладел важным и сильно укрепленным участком всей позиции противника у д.д. Ржавенцы и Громешти и затем 27 – 28 апреля отразил ряд сильных контратак противника. При этом офицер лично находился в боевой линии - под сильным артогнем.

Стал кавалером Георгиевского оружия и подъесаул К. П. Бочаров, 27 апреля во главе сотни бросившийся в атаку на австрийцев. Под сильным винтовочно-пулеметным огнем офицер добежал до окопов первым, овладев сильно укрепленной позицией у мебельной фабрики, и затем 3 суток под сильным огнем артиллерии (включая тяжелую) противника удерживал ее в своих руках, отбивая яростные атаки. Доблестный офицер 22 октября 1917 г. станет последним командиром 10-го Донского казачьего полка.

Участвовал в прорыве фронта у Баламутовки и 13-й Донской казачий полк. В конном строю его 1-я и 3-я сотни атаковали 4 эскадрона венгерских гусар, и, опрокинув их, преследовали за дер. Онут. Нарвавшись за деревней на проволочные заграждения и сильный огонь из окопов, отошли в д. Онут. 5-я сотня, также в конном строю, атаковала австрийскую пехотную роту - в долине ручья Бялый. При преследовании противника она также нарвалась на проволочные заграждения (на высотах у д. Чарный-поток) и сильный винтовочный огонь пехоты, отойдя в д. Баламутовку. 27-го апреля полк пленил 8 офицеров, 1 врача и 137 нижних чинов.

Бой у Баламутовки-Ржавенцев стал свидетелем массовых подвигов офицеров полка.

Командуя 1-й сотней, подъесаул М. И. Апанасов у дер. Онут в конном строю под сильнейшим винтовочно-пулеметным огнем атаковал 2 спешенных эскадрона венгерских гусар поддержанных пулеметами, выбил противника из окопов, пленив 50 человек, и обратив остальных в бегство. При преследовании бежавших герой-офицер был смертельно ранен. Будучи смертельно ранен во время атаки у дер. Онут на 2-ю линию окопов противника, М. И. Апанасов упал с лошади и остался на поле боя. После того как поле боя осталось за русскими войсками, подъесаул был обнаружен с отрубленными ногами и руками. Считается, что офицер был зверски изуродован противником. Это неудивительно – венгры отличались особой жестокостью. По свидетельствам очевидцев, места расположения мадьярских окопов всегда можно было отличить по трупам замученных русских солдат. Ну а к казакам у германцев и австро-венгров отношение и вовсе было особое.

Есаул Г. А. Апостолов стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени за то, что 27 апреля 1915 г. у дер. Баламутовка, во главе 2-х сотен преследуя отступавшего противника, лихо ринулся в атаку на встретившийся венгерский 10-й гусарский полк. Зарубив более 70 человек и пленив 39 человек, казаки Г. А. Апостолова остальных врагов обратили в бегство, потеряв лишь 2 человек убитыми и 4 ранеными (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 42. Ч. 1.).

Сотник А. А. Кузнецов, командуя сотней, у дер. Баламутовка преследовал противника - наткнувшись на роту пехоты в окопах. А. А. Кузнецов спешил свою сотню и подготовил атаку винтовочным огнем, а затем атакой в конном строю разгромил и уничтожил австрийскую роту – в плен попали 4 офицеров и 69 нижних чинов, а около 70 человек при 2 офицерах были изрублены.

При взятии д. Баламутовка прапорщик Г. Я. Войнов действовал в составе 2-х сотен, высланных от полка для отражения 3 эскадронов австрийских гусар. Находясь со взводом (20 человек) в головной заставе, прапорщик неустрашимо ринулся на сильнейшего врага и гнал его. Обнаружив эскадрон противника в д. Онут (австрийцы готовились атаковать из засады), со взводом бросился на него, поколов и порубив многих и пленив 32 человек.

Бой у Баламутовки-Ржавинцев является одним из наиболее значимых в послужном списке полка – большинство награжденных за годы войны орденом Святого Георгия и Георгиевским оружием офицеров полка совершили свои подвиги в апрельских боях на Днестре.

15-му Донскому казачьему полку выпало овладеть дер. Ржавенцы. В пешем строю, уничтожив проволочные заграждения, вместе с другими полками дивизии, он взял штурмом сильно укрепленную позицию врага (располагавшую 6-ю рядами проволочных заграждений), причем понеся при этом незначительные потери. Полк, имея в составе лишь 320 казаков, пленил 6 офицеров и 621 нижних чина, захватил 2 орудия, 3 пулемета, много другого оружия, патронов и снаряжения, а также прожектор, до 40 лошадей, повозки с продовольствием.

Так же как и в других частях 1-й Донской дивизии, личный состав полка проявил массовый героизм.

Так, войсковой старшина Д. Т. Ляхов руководил действиями 3-й, 5-й и 6-й сотен (непосредственно командуя 6-й сотней) во время атак австрийских окопов у д. Ржавенцы Последние представляли собой «тип полудолговременной профили» и были защищены 3 ярусами проволочных заграждений. Д. Т. Ляхов прорвал позиции противника, взяв 2 орудия и 3 действующих пулемета, пленив 4 офицеров и 471 нижнего чина. Перейдя в энергичное преследование, совместно с 10-м полком атаковал австрийскую 4-орудийную батарею, бившую картечью – в результате 2 действующих орудия были взяты ляховским 3-сотенным дивизионом, а другие 2 орудия вместе с прикрывавшими батарею 2 ротами – 10-м полком. Боевой состав дивизиона насчитывал 149 казаков, а потери составили - 6 убитыми и 17 ранеными. За доблесть и мужество в этом офицер стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени. А 30-го апреля 1917 г. Д. Т. Ляхов становится командиром полка.

При наступлении полка на Баламутовку укрепленную 3 ярусами окопов полудолговременного профиля, защищенных 3 ярусами проволочных заграждений, подъесаул А. А. Мишарев (а его сотня уже вечером 26-го апреля приблизилась на дистанцию 150 шагов к проволочным заграждениям) во главе своей сотни в 8 часов утра 27-го апреля с криками «ура!» бросился на вражеские проволочные заграждения - и под убийственным винтовочно-пулеметным огнем прорубил в трех местах проволочных заграждений брешь. Подъесаул во главе своей сотни ворвался в окопы (причем увлек за собой и 2 соседние сотни, бросившиеся в проделанный ход). Взятый в бою участок вражеских окопов являлся тактическим ключом позиции - его занятие давало фланговый обстрел окопов во всех направлениях, и это приводило к неизбежной потере всей линии окопов на фронте деревни Баламутовка. Несмотря на численное превосходство и упорную рукопашную схватку в окопах, австрийцы были частью перебиты (обнаружено до 150 трупов), а частью взяты в плен (также около 150 человек); остальные бежали. Боевой состав мишаревской 2-й сотни - 61 казак. Потери составили - 3 убитых и 8 раненых.

Командуя 3-й сотней, подъесаул Э. Ф. Семилетов во время атаки окопов противника при д. Ржавенцы, по своей инициативе взял в свои руки общее командование над 3-й и 5-й сотнями, ободрив казаков перед серьезной атакой. Затем офицер, демонстрируя доблестный пример храбрости и мужества, с криком «за мной, ура!» ринулся вперед. Воодушевленные им сотни стремительно кинулись в атаку, прорвав 3 ряда проволочных заграждений и после жестокой рукопашной схватки овладели окопами противника, и начали энергичное преследование отступающих. Подъесаул с 7 казаками атаковал пулемет, действующий во фланг наступающим сотням и с помощью ручных гранат взял его, вышел во фланг 2 ротам прикрытия батареи и дружным натиском сбил противника, способствуя сдаче последнего подразделениям атаковавшего с фронта 10-го полка. Боевой состав 3-й и 5-й семилетовских сотен – 95 казаков. Потери составили 4 убитых и 11 раненых. Пленено 3 офицера, 335 нижних чинов. На месте атаки противник оставил 101 труп.

Ставший кавалером Георгиевского оружия хорунжий С. И. Данилов в бою у д. Ржавенцы командовал 5-й сотней – во главе последней он бросился в атаку на окопы. Пройдя без выстрела под убийственным винтовочно-пулеметным огнем по совершенно открытой местности 400 шагов, прорубил 3 ряда проволочных заграждений и первым во главе сотни ворвался в окопы, лично зарубив 2 австрийцев, бросившихся на него в штыки. Сотня, столь молниеносно доведенная хорунжим до рукопашной схватки, выбила ожесточенно оборонявшиеся 2 роты австрийцев из блиндажей. Австрийцы потеряли 31 человека убитыми. Трофеи 5-й сотни - офицер и 186 нижних чинов. Боевой состав сотни – 45 казаков.

Материалы о боевой деятельности полка содержат краткое описание боя этой части у д.д. Баламутовка - Ржавенцы. Бой 15-го полка, бывшего на острие атаки дивизии, показателен во всех отношениях. Поэтому приводим документ полностью:

«В ночь на 27-е апреля 1915 года 15-й Донской казачий Генерала Краснова 1-го полк получил приказание Начальника 1-й Донской казачьей дивизии атаковать и овладеть укрепленной неприятельской позицией тремя сотнями восточнее дер. Баламутовки и тремя сотнями – участками этой позиции между д.д. Баламутовка и Ржавенцы. Эту же укрепленную позицию должны были атаковать одновременно с 15-м полком правее его 9-й Донской казачий полк, а левее 10-й Донской казачий полк.

Неприятельская позиция расположена была на высотах восточнее д. Баламутовки от р. Днестра и по западному берегу ручья Онуч; южнее она пролегала внутри д.д. Ржавенцы и Громешти.

Укрепления ее составляли: первая сплошная линия окопов усиленной профили с … блиндажами, в полуверсте за первой линией в промежутке между д.д. Баламутовка и Ржавенцы была устроена вторая линия окопов, а за нею западнее третья линия. Все три линии окопов соединялись ходами сообщения. Перед первой линией кроме препятствия в виде глубокого оврага и ручья Онут была устроена сплошная линия проволочных заграждений бастионного начертания в 6 рядов кольев. Против некоторых участков позиции, проволока шла в две линии, каждая в 6 рядов кольев; закрытых подступов к позиции ближе одной версты не было. Оборонялась эта позиция 26-м и 27-м Гонвендными австрийскими полками 42-й пехотной дивизии.

К 4-му часу ночи 27 апреля полк занял исходное положение для атаки вышеуказанных участков неприятельской укрепленной позиции; 3 сотни восточнее д. Баламутовки в овраге в 200 шагов перед неприятельскими окопами под начальством Вр. Командовавшего полком Полковника Александрова, а 3 остальные сотни у опушки леса восточнее ручья Онут, под начальством Есаула Ляхова. В 4 часа ночи, когда уже рассвело настолько, что можно было рассмотреть неприятельские окопы, сотни бросились в атаку. Несмотря на ураганный огонь, ружейный, пулеметный и артиллерийский, казаки правого участка вместе с 9-м Донским казачьим полком прорубили шашками проходы в проволочных заграждениях и, забрасывая противника ручными гранатами, ворвались около 6 часов утра в окопы восточнее д. Баламутовка и нажали неприятеля в эту деревню столь стремительно, что он не имел возможности задержаться во 2 и 3 линиях окопов. Сотням левого боевого участка прежде чем дойти до проволочных заграждений неприятеля пришлось пройти под сильным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем около 800 шагов открытого ската восточного склона долины ручья Онут, перейти этот ручей и затем прорубить шашками проволочные заграждения.

Все это было сделано без остановок и столь быстро, что неприятель не успел нанести сотням больших потерь. После упорного рукопашного боя и эти сотни ворвались в окопы и нажали неприятеля в направлении на д. Добронодцы, не давая ему возможности устроиться во 2 и 3 линиях окопов. Во время этого преследования, сотни овладели совместно с прорвавшимися в это же время в д. Ржавенцы сотнями 10-го Донского казачьего полка, четырьмя действовавшими до последней возможности полевыми орудиями.

Во время этой атаки полк овладел четырьмя действовавшими пулеметами.

Едва полк овладел укрепленной позицией, как неприятель свежими пехотными подкреплениями повел сильную контратаку со стороны д. Добронодцы. Сотни быстро окопались и отбивая атаки под сильным неприятельским огнем в течении 27, 28 и до 1 часа дня 29-го апреля удержали за собой взятую позицию и трофеи. По приказанию Начальника дивизии полк перешел в 1 час дня 29 апреля в наступление и разбил его, а затем в конном строю преследовал в составе всей дивизии через Юркодцы, Коцман, до г. Снят…. Во время этого преследования 5-я сотня разбила австрийский эскадрон у д. Хливест взяв в плен 7 нижних чинов и 19 лошадей и 2-я сотня с боем отбила у д. Валава 1 автомобиль и 105 голов порционного скота.

Боевой состав спешенного полка во время этого боя был 311 казаков. Полк понес потери: офицеров 1 раненого; нижних чинов 11 убитыми 47 ранеными. Трофеи, взятые полком в этом бою: 6 офицеров, 841 нижнего чина пленными, 60 лошадей, 4 орудия, 4 пулемета, 1 прожектор, 2 телефонных аппарата несколько повозок, 1 автомобиль…» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 42. Ч. 2.).

Бой у Баламутовки-Ржавенцев – звездный час полков 1-й Донской казачьей дивизии.

Донские полки действовали при мощной поддержке своей артиллерии, причем оба командира батарей - 6-й Донской казачьей (войсковой старшина А. Поляков) и 7-й Донской казачьей (войсковой старшина М. Иванов), были награждены орденом Святого Георгия 4-й степени.

Батареи 1-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона 2 дня (25 - 26 апреля) вели артиллерийскую подготовку, обстреливая укрепленную позицию противника у д.д. Батамутовка-Ржавенцы, подготавливая тем самым атаку донских полков. Огнем дивизиона были уничтожены 4 неприятельских батареи, а заграждения и окопы во многих местах разрушены.

27-го апреля батареи своим огнем прокладывали дорогу штурмующим частям. После взятия окопов, они карьером вынеслись на открытую позицию и огнем преследовали противника, обращая его в бегство.

А. И. Поляков «командуя 6 Донской казачьей батареей, 26 апреля, находясь сам в исключительно опасном положении, вступив в состязание с двумя австрийскими легкими батареями, разрушил их блиндированный наблюдательный пункт, взорвал зарядный ящик и заставил эти батареи замолчать. 27 апреля во время атаки сильно укрепленной позиции противника 9-м и 15-м Донскими казачьими полками, навлекши на свою батарею огонь неприятельских батарей, значительно облегчил атаку этих полков и тем способствовал им захватить 1 орудие и 3 зарядных ящика; затем, развивая успех атаки, смело выскочил карьером на открытую позицию и губительным огнем гнал противника до наступления темноты» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 48. Ч. 1.).

А. И. Поляков.jpg

А. И. Поляков

Сам офицер так вспоминал о бое 27-го апреля: «Как только командиры батарей … заняли наблюдательные пункты на опушке леса в сторону Баламутовка-Ржавенцы, тотчас же, как было условлено раньше, открыли огонь по окопам противника, пулеметным гнездам, а потом и по батареям противника, начавшим обстреливать наши, спускавшиеся с горы, цепи. На одной из батарей, ставших на позицию к западу от д. Баламутовка, наши две батареи сосредоточили огонь и заставили ее замолчать на все время боя.

Приблизительно к 11-ти часам утра тяжелая австрийская батарея нащупала позицию нашего горного дивизиона и начала обстреливать горные батареи. Огонь ее был настолько сильный, что горный дивизион прекратил стрельбу, и орудийная прислуга его была удалена от орудий.

Снаряды тяжелой австрийской батареи изредка залетали и на батареи 1-го Донского дивизиона. В это же время другие австрийские батареи тоже открыли огонь по лесу, где стояли наши резервы, и по нашим цепям и по всему участку трещал пулеметный огонь.

В наших батареях появились раненые. Полковник Кикенес, командир горного дивизиона, не мог бороться с австрийской тяжелой батареей, т. к. пушки горного дивизиона, … были старого образца, кажется 1884 года, не обладавшие ни дальностью, ни мощностью огня.

Командир 3-го Конного корпуса видел тяжелое положение горного дивизиона и приказал назначить одну из батарей Донского дивизиона, которая заставила бы замолчать тяжелую австрийскую батарею.

Эта почетная задача выпала на долю 6-й Донской казачьей батареи. С моего наблюдательного пункта не удалось обнаружить австрийскую батарею… Пришлось искать самому и мне повезло. … эта последняя «заговорила» и выдала свое расположение ясно обозначавшимися четырьмя столбиками пыли за бугром, что между д. д. Баламутовка и Дезус-Снуч.

Тотчас мной был перенесен огонь по этим, обозначавшим батарею, столбам пыли сначала шрапнелью … а потом гранатой … на третьем моем залпе на тяжелой батарее противника огромное облако пыли и дыма - взорван зарядный ящик и испорчен прожектор и батарея больше не стреляла во все время боя. Моя же батарея продолжала стрельбу в этом же направлении, работая по проволочным заграждениям, пулеметным гнездам и окопам противника до самого прорыва, цепями 9-го Донского казачьего полка, позиций противника.

За это дело 6-я батарея получила … много благодарностей от Командира Корпуса, от Начальника дивизии и командира 9-го полка полковника Ивана Даниловича Попова, но особенно от полковника Кикенеса, который был все это время при мне, восхваляя ловкость, натасканность батареи. Эта похвала была для меня наиболее лестной» (Поляков А. 6-я Донская Казачья Батарея в бою у деревень Баламутовка и Ржавенцы 25, 26 и 27 апреля ст. ст. 1915 года // Военная быль. – 1958. - № 33. С. 20-21.).

Командир 7-й Донской казачьей батареи М. М. Иванов в боях 25 - 27 апреля 1915 года у д.д. Баламутовка и Ржавенцы, заняв позицию у северной окраины д. Ржавенцы, вступил в поединок с 2 легкими батареями и тяжелым гаубичным взводом противника. Ведя ураганный огонь, к вечеру 26-го комбат заставил замолчать вражескую артиллерию, и когда части корпуса пошли в атаку, не позволял сосредоточить на атакующих артогонь, настолько успешно обстреляв вражескую артиллерию, что дал возможность 10-му полку захватить 3 орудия. Вечером 27-го апреля, когда противник, выдвинув из резерва Польский легион, готовился к контратаке, Иванов выскочил с батареей на открытую позицию, с близкой дистанции губительным огнем рассеял легион, способствуя окончательному утверждению русских частей на занятой позиции.

Иванов М. М..jpg

Иванов М. М.

Бой у Баламутовки-Ржавенцев продемонстрировал поразительную боевую эффективность донской казачьей артиллерии - 2 русские батареи справились с 4 вражескими.

7. 94,16.jpg

Государь Император с генералом Ф. А. Келлером перед фронтом 1-й Донской казачьей дивизии. Летопись войны 1914-15-16 гг. № 94.

Вслед за 1-й Донской дивизией Ф. А. Келлер сразу же бросил в бой и 10-ю кавалерийскую дивизию. Дивизия занимала позиции к северу от д. Ржавенцы.

Бои шли с переменным успехом. Русские кавалеристы должны были выдержать ожесточенный натиск противника. Так, 10-й гусарский Ингерманландский полк (правый фланг дивизии) отразил серьезную атаку пехоты. Командир полка полковник В. В. Чеславский в своих воспоминаниях так описывал момент неприятельской атаки. На рассвете 27 апреля противник открыл интенсивный огонь из орудий всех калибров Огонь усилился к 9 часам, когда противник начал наступление против правого фланга занятой полком позиции - в направлении дер. Баламутовка. Полковник взял из своего резерва эскадрон и двинул его с 8-ю пулеметами на правый фланг. За это время вражеские цепи успели приблизиться шагов на 600 к русским окопам и, попав под огонь кавалеристов эскадрона и 8 пулеметов, стали нести большие потери, что заставило их залечь и приостановиться. Но новые густые цепи непрерывно выходили из леса. Солдаты валились как снопы, но не упавшие храбро шли вперед и вливались в переднюю цепь. Противник вел сильный артиллерийский огонь. Пехота стала обходить правый фланг гусарского полка. Полк мог очутиться в «мешке», но в результате принятых командованием полка мер, а также в связи с изменением обстановки наступление австрийцев было остановлено.

2..jpg

Командир 10-го гусарского Ингерманландского полка В. В. Чеславский (довоенное фото). Чеславский В. В. 67 боев 10-го гусарского Ингерманландского полка в мировую войну 1914-1917 гг. Чикаго, 1937.

Ингерманландцы, заметив начавшийся отход противника, после удачного прорыва пехотой вражеской позиции западнее 3-го Конного корпуса, бросились преследовать в конном строю. Атакуя в направлении на дер. Юрковцы и станц. Окна, полк отрезал все части неприятеля, находившиеся между Баламутовкой и Днестром. Находившиеся в авангарде 4 эскадрона под командой подполковника Барбовича врубились в пехоту противника первыми. Результат этой атаки - более 1000 пленных вместе с командиром и штабом бригады, а также несколько пулеметов.

Командир полка вспоминал, как гусары настигали целые резервные колонны врага – и последние были так перепуганы видом мчащейся кавалерии, что бросали оружие и теснились в кучи, подняв вверх руки. Многие от радости, что их не рубят и не колют пиками, с криками «Гох» бросали вверх свои каски. В тылу у гусар осталось так много пленных, что эскадроны буквально тонули среди них (Чеславский В. В. 67 боев 10-го гусарского Ингерманландского полка в мировую войну 1914 – 1917 гг. Чикаго, 1937. С. 233.).

В ходе этой конной атаки один офицер (штабс-ротмистр В. Н. Багговут) погиб, 4 офицеров было ранено, несколько гусар было убито и много ранено. Подполковник И. Г. Барбович становится кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени (Там же. С. 234.).

К вечеру ингерманландские гусары захватили дер. Юрковцы, преследуя врага к г. Черновцы.

И. Г. Барбович.jpg

И. Г. Барбович. Фото не ранее 1920 г.

3-й Донской казачий артиллерийский дивизион (2-я и 3-я Донские казачьи батареи) эффективно поддерживал части 10-й кавалерийской дивизии, расстреливая позиции противника у д.д. Баламутовка-Ржавенцы.

К ночи преследование противника завершилось.

Трофеи 3-го Конного корпуса за день боя - 4 тыс. пленных, 10 орудий и 17 пулеметов.

В ходе стремительной операции, прорвавшись в тыл противника, соединения 3-го Конного корпуса атаковали главную позицию и пехоту врага в районе д.д. Баламутовка и Ржавенцы. Русские конники атаковали сильно укрепленную позицию, защищенную несколькими рядами проволочных заграждений, с множеством ходов сообщений и блиндажей. Причем атака осуществлялась и в конном строю, казаки, драгуны и гусары шашками рубили проволочные заграждения. В ходе этого боя были опрокинуты и обращены в бегство отборные пехотные части врага. Была разгромлена и конница противника. Два венгерских гусарских полка были смяты казаками, и частью порублены, частью пленены. Именно венгерские гусары пытались выдерживать лихие казачьи атаки – но как показала история, даже такие прирожденные кавалеристы как венгры, в большинстве случаев бывали биты. После одного боя казаки говорили: «Мы бы их всех перерубили, да меховой ментик их никак не прорубишь, так и завязает в нем шашка, пока догадались рубить в лицо - а они уже утекать стали».

Офицер-кавалерист писал: «В чем же сила Русской конницы и ее казаков? Во-первых, конечно, в прекрасном воинском духе русского офицера и солдата, в непоколебимом мужестве, лихости и храбрости наших кавалеристов и казаков, которыми и в мирное время на скачках, рубках, фланкировках и джигитовках так очаровывали нас наши молодцы, во-вторых в великолепном воспитании и обучении нашей конницы, и в-третьих, в прекрасном, могучем, неприхотливом, отлично идущем по местности конном составе. И все эти три качества мы считаем равноценными».

5..jpg

«Схватка». Н. Самокиш. Великая война в образах и картинах. Вып. 2. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1914.

Атака у Баламутовки-Ржавенцев интересна своей кавалерийской масштабностью – в ней участвовало 90 эскадронов и сотен. Русская конница в зависимости от обстановки действовала максимально гибко - осуществляя комбинированные конные и пешие атаки. Так, донские казачьи полки, прорвав укрепленную позицию австрийцев в пешем строю, развили успех конной атакой - довершив разгром противника.

Командование 3-го Конного корпуса реализовывало такие тактические приемы как массирование атак и наращивание усилий на направлении главного удара.

Ф. А. Келлер смог на практике реализовать свои тактические взгляды, изложенные им в работах, увидевших свет еще до начала Первой мировой войны («Несколько кавалерийских вопросов»).

Так, в первой из них будущий комкор изучал вопрос применения такого боевого порядка в регулярной коннице как лава, а также исследовал значение действий передовых эскадронов кавалерийской части в бою. Генерал пришел к совершенно справедливым выводам, что необходимо в бою применять комбинированный боевой порядок: «действие регулярной конницы лавой не исключает необходимости в стройности и сомкнутости сомкнутой атаки, к которой каждый полк должен быть подготовлен. Лава должна облегчить и подготовить почву для такой атаки, которая только может довершить достигнутый лавой успех» (Келлер Ф. А. Несколько кавалерийских вопросов. Выпуск 1. Спб., 1910. С. 6.).

Противопоставлять действия пикой в сомкнутом строю эскадрона и шашкой при атаке лавой не стоит – только комбинирование боевого порядка принесет тактический успех. Комкор писал, что прослужив много времени на западной границе, имел возможность наблюдать германскую кавалерию, задаваясь вопросом: как следует действовать при столкновении с немцами? И лишь расстроив их сплоченные и сомкнутые ряды до атаки, приобретается необходимый козырь. Действительно, отмечал генерал, пика страшна лишь в сомкнутом строю; в одиночном бою отбить ее легко - и тогда страшное фронтальное оружие будет скорее помехой, ведь бороться пикой с всадником, вооруженным шашкой и наскочившим вплотную, крайне трудно. Единственный строй, дающий возможность части без пик расстроить сомкнутого противника, который вооружен пиками - это строй лавы.

Строй лавой также позволяет охватывать боевой порядок противника с флангов, сочетать огневой бой и удары холодным оружием.

Но комбинировать боевой порядок и успешно действовать в бою может лишь хорошо подготовленная часть. Как отмечал Келлер, ознакомившись близко с русским солдатом на Русско-японской войне, прозаведовав 5 лет новобранцами, и прокомандовав более 10 лет эскадронами и 9 лет отдельными частями, он убедился в том, что все зависит от воспитания и обучения солдата.

Во второй части своей работы Федор Артурович обосновывал место конницы в современном бою. Жизнь и деятельность автора полностью подтвердила его слова о том, что «место для конницы на полях сражений не только всегда найдется, но ее место именно там, и даже в возможной близости к передовым частям пехоты» (Келлер Ф. А. Несколько кавалерийских вопросов. Выпуск 2. Спб., 1910. С. 4.).

Мировая война подтвердила еще один вывод генерала о том, что нахождение конницы в резерве, в тылу или на флангах общевойсковых соединений и объединений превращает ее в наблюдателя боя и делает излишним само присутствие в боевых порядках войск. Ведь ни по вооружению, ни по численности кавалерийские части с пехотными сравниться не могут.

Сила конницы – в движении и маневре.

Особое значение Федор Артурович придавал неожиданным конным атакам – именно они могут лишить боеспособности даже самую стойкую пехоту противника.

И опять-таки только наличие соответствующей подготовки превращает конницу в мобильный и универсальный род войск.

Конница должна действовать активно, результативно и не бояться потерь. В условиях, когда многие кавалерийские командиры призывали «беречь» конницу последнее утверждение также было достаточно революционным.

Важное значение генерал придавал разведывательной деятельности конных масс (предлагал иметь в составе конной части специально подготовленный разведывательный эскадрон, из состава которого высылать разъезды), а также установлению завесы (т. е. прикрытию пехотных частей).

Особое значение Ф. А. Келлер придавал подготовке офицерского состава кавалерийских частей и «воскрешению духа» конницы. Он писал в третьей части своей работы, что глубоко верит в огромное значение конницы на полях современных сражений, уверен, что она не утратила своей роли, и при умении, надлежащей подготовке и правильном руководстве вновь должна завоевать должное место в войне.

Самое главное – это то, что командир 3-го Конного корпуса проводил свои взгляды в жизнь, и делал это успешно. Интересно отметить, что взгляды комкора полностью разделял Государь Император Николай II. Представитель британской армии при Ставке Верховного Главнокомандующего русской Действующей армии Дж. Хэнбери-Уильямсо записал в своем дневнике: «…разговор зашел о кавалерии и ее роли в войне. Император отстаивал точку зрения, что в России кавалерия незаменима…» (Hanbury-Williams. Sir. J. The Emperor Nicholas II. As I knew him. London, 1922. P. 128.).

В рамках Заднестровского сражения русская конница сыграла роль стратегической конницы – именно в боях у Баламутовки-Ржавенцев и Городенки была решена судьба армейской операции.

Следует подчеркнуть, что русская конница действовала в обстановке применения позиционных форм боевых действий - когда активные операции выражались в форме прорыва неприятельского фронта. А результаты такого прорыва можно было использовать лишь посредством быстрого удара сильной кавалерийской группировки. Именно стратегическая конница, действуя значительной массой, решает стратегические задачи, деятельность же в тактическом масштабе - это удел войсковой конницы, применяемой небольшими частями и подразделениями.

Важнейшей тенденцией применения кавалерии в годы Первой мировой на Русском фронте стало стремление к концентрации конных масс в крупные соединения из нескольких кавалерийских дивизий. Таким образом возникли кавалерийские (конные) корпуса.

Парадоксально, но к возникновению конных корпусов привела возраставшая мощь огнестрельного оружия. Так, русская армия в 1914 г. выступила на войну с кавалерийской (казачьей) дивизией в качестве высшего кавалерийского соединения. Но уже к осени того же года стало очевидно, что в условиях современной войны, вследствие интенсивного развития огнестрельного оружия, сила отдельной дивизии недостаточна для решения стоявших перед ней боевых задач. Началось формирование импровизированных «сводных» конных корпусов в составе 2-х дивизий, но жизнь показала, что и такое соединение имеет недостаточно сил и средств. В 1915 г. корпуса усиливаются придачей им третьих и четвертых дивизий. Так появились постоянные кавалерийские (конные) корпуса, одним из которых являлся 3-й Конный корпус (состав последнего в ходе войны колебался от 2 до 8 дивизий – и в последнем случае он являлся фактически конной армией).

Аналогичная картина наблюдалась и у противника.

Вторую тенденцию вызвал ощутимый уже весной 1915 г. недостаток конского состава - как в русской (в меньшей степени), так и в европейских (в большей степени) армиях. Данное обстоятельство во многом заставляло австро-германцев беречь свою конницу – уклоняться от конных атак, сажать кавалерийские части в окопы и пр.

Третьей тенденцией стало то, что позиционный характер войны максимально сузил рамки применения кавалерийских масс по прямому назначению – т. е. на поле боя. Ситуация усугублялась неумением командований противников эффективно использовать имевшуюся в их распоряжении конницу.

В специальном цикле статей ранее мы характеризовали предпосылки и специфику проведения конных атак. Вспомним, что уже после первых боестолкновений обнаружилось превосходство русской конницы над вражеской кавалерией - как по качеству личного состава, так и по части боевой подготовки. И поэтому не удивительно, что австрийцы (в меньшей степени) и германцы (в большей степени), как правило, уклонялись от массовых кавалерийских схваток, предпочитая огневой и пеший бой. Австро-германская кавалерия практиковала конные атаки, но не столь масштабно как русская. История Первой мировой войны на Русском фронте изобилует массовыми конными атаками русской конницы - причем не только на конницу, но и на пехоту, пулеметы, артиллерию и даже на укрепленные позиции противника. Многие такие атаки имели тактическое и оперативное, а некоторые – и стратегическое значение. А ведь конная атака – боевое средство весьма рискованное, и осуществить ее могут лишь решительные командиры и закаленные бойцы. Конные схватки носят, как правило, решительный характер, характеризуются быстротечностью, требуя высокого морального напряжения и отличной подготовки войск, в то время как огневой бой является менее рискованным, но более длительным и легче управляемым.

Неудивительно поэтому, что конница была успешна именно там, где у нее были хорошие командиры. Когда-то говорили, что история конницы слагается из истории ее начальников. Постулат не устарел – более того, именно условия войны начала 20-го века выдвинули новые требования к кавалерийскому командиру, который должен был обладать не только исключительными личными дарованиями, но и определенным военным талантом. Ф. А. Келлер представлял тот тип идеального кавалерийского военачальника, востребованного Первой мировой войной. Более того – Ф. А. Келлер был талантливым кавалерийским командиром.

4..jpg

«Атака русской кавалерии». Великая борьба народов. Вып. 6. М., 1917.

Как писал практик и теоретик конницы М. Баторский, следует еще раз подчеркнуть огромное значение личности кавалерийского командира, одаренного, с одной стороны, волевыми качествами и чутьем, а также непреклонным желанием конницы дойти до противника. Коннице придется в большинстве случаев действовать изолированно от других войск – и здесь нужно проявление большой стойкости и уверенности, рождаемой верой в командира и свои силы.

Историк А. А. Керсновский, характеризуя итоги развернувшейся на Буковине битвы писал, что честь Заднестровского сражения в первую очередь принадлежит 3-му Конному корпусу графа Келлера, разметавшему венгерский гонвед и легионы Пилсудского на полях Баламутовки, Ржавенцев и Онута (Керсновский А. А. История Русской Армии. Т. 3. - М.: «Голос», 1994. С. 280.).

В ходе боев у Баламутовки-Ржавенцев были взяты крупные населенные пункты и укрепленные точки - Залещики и Надворна, а австро-венгерская 7-я армия генерала К. фон Пфланцер-Балтина отброшена за р. Прут. Прорыв вражеского фронта и стремительное продвижение брошенной в прорыв конницы уже через 2 - 3 дня сказались и на центральном участке фронта армии: противник начал спешно оставлять укрепленные позиции на фронте русских 30-го и 11-го армейских корпусов и отходить на юг - за Прут и в горы. В этом значение атаки 3-го Конного корпуса для судьбы всей операции 9-й армии.

Но главное - ход этой небывалой в истории конницы атаки показал - невозможное возможно. Даже в обстановке позиционной войны, в сети проволочных заграждений, когда пулемет господствовал на поле боя, а пехота была царицей полей – роль конницы была не утрачена. Конная атака не только возможна, но в соответствующих оперативно-тактических условиях и при надлежащем руководстве со стороны командного состава сулила небывалый успех.

Атака 3-го Конного корпуса имела большое оперативно-стратегическое значение. Фактически благодаря деятельности конных масс было нанесено поражение целой общевойсковой армии противника. И 9-я армия и ее 3-й Конный корпус даже в ходе тяжелейшей весенне-летней кампании 1915 г. фактически не знали поражений.

Источники

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 5; Д. 42. Ч. 1; Д. 42. Ч. 2; Д. 48. Ч. 1;

Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915;

Летопись войны. 1915. № 38;

Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd. II. Wien, 1931;

Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Winter und Frühjahr 1915. Berlin, 1931;

Hanbury-Williams. Sir. J. The Emperor Nicholas II. As I knew him. London, 1922.

Литература

Келлер Ф. А. Несколько кавалерийских вопросов. Выпуск 1, 2, 3. - Спб., 1910;

Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916;

Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. Сост. А. Незнамов. М., 1922;

Баторский М. Служба конницы. М., 1925;

Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну – 1915 год // Военная быль. - 1965 - № 76;

Керсновский А. А. История Русской Армии. Тт. 3-4. - М.: «Голос», 1994;

Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. - М.: «Рейтар», 2012.

Автор:

1702

Поделиться:

Вернуться назад