Германская конница в боевых действиях на Западном фронте Первой мировой войны, август 1914 года

Мобильные войска в бою

Германская конница в боевых действиях на Западном фронте Первой мировой войны, август 1914 года

24 января 2022 г.

О взглядах на применение конницы

За несколько лет до начала Первой мировой войны представитель передовой военно-теоретической мысли Ф. Бернгарди в труде «Современная война» поучал германскую армию: «Безусловно устаревшим я считаю взгляд, что главная задача кавалерии состоит в совместных действиях с другими родами войск и в производстве сомкнутых атак.... Кавалерия, вступающая в будущую войну с такого рода понятиями, наверное никогда не принесет той пользы, которую можно ожидать от нее..... Того боя трех родов оружия, который происходил прежде и о котором все еще мечтают наши кавалеристы, теперь более не существует.... Совершенно противоположно распространенному взгляду я полагаю, что армия, располагающая многочисленной, работоспособной и сильной кавалерией и умеющая распоряжаться ею оперативно, имеет за собой значительное превосходство. Уменьшение значения этого рода войск, наблюдаемое в настоящее время, объясняется только тем, что мы упорно хотим применять кавалерию в качестве оружия атаки на полях сражений, не умеем пользоваться ею стратегически и даже не организовали ее как должно..... Так как говорить о действиях кавалерии в тесной связи с другими родами войск не приходится, то необходимо сосредоточивать ее в больших массах, направляя их в обход флангов и в тыл противника».

Посыл Ф. Бернгарди о том, что главная задача конницы заключается в самостоятельных действиях на фланге и в тылу противника (то есть акцент смещается с тактической плоскости действий исключительно на поле боя на оперативно-стратегическое применение конницы), оказали слабое влияние на германский Генеральный штаб. В германском кавалерийском уставе 1909 г. продолжали проводить взгляды на применение конницы лишь на поле боя, недооценивая самостоятельные оперативно-стратегические действия мощных конных масс.

-_Страница_169.jpg

Организационные особенности, состав и численность конницы

Относительно вопросов организации и технического оснащения конницы немцы, в свете опыта войн 1866 и 1870 - 71 гг., несколько опередили другие европейские армии. Так, они создали егерские батальоны, предназначенные для усиления огневой и пробивной способности своей конницы (причем такой батальон из шести стрелковых и одной пулеметной рот организационно входил в состав каждой кавалерийской дивизии). Наличие таких батальонов составляло первую серьезную организационную особенность германской конницы.

Вторая организационная особенность – 5-эскадронные (баварские легкоконные – 4-эскадронные) полки (на ТВД полки выступали в 4-эскадронном составе, оставляя 5-е эскадроны в качестве депо), сведенные по два в бригаду (три бригады, как правило, составляли кавалерийскую дивизию). На основе опыта Русско-японской войны, с которым немцы сверили положения своего кавалерийского устава, состав германской конницы в 1905 г. был увеличен (в противоположность французам, которые на основе опыта той же войны нашли возможным сократить свою конницу). К началу войны немцы выставили 11 кавалерийских дивизий: 10 были развернуты на Западноевропейском и 1 - на Восточно-европейском ТВД.

2006-08-06-2209-29.jpg

Группировка конницы

Схема 1

Схема 1.jpg

Собираясь совершить стратегический обход своего противника через Бельгию, германский Генеральный штаб пять из десяти дивизий, или два кавалерийских корпуса, предназначил для действий на правом, заходящем, крыле стратегического построения своих армий Французского (Западного) фронта, а остальные пять определил в состав войск, имевших задачей прикрытие развертывания 4-й и 5-й армий и защиту Эльзас-Лотарингии. Такая группировка германской конницы явно не соответствовала общему плану операции по охвату англо-французского фронта. Казалось - на заходящем крыле и следовало собрать в одной массе если не всю, то большую часть конницы. Это позволяло сообщить крылу, на маневре и скорости которого и был построен план А. Шлиффена, не только большую подвижность, но и пробивную мощь.

Однако германский Генеральный штаб в этом вопросе балансировал между взглядами Ф. Бернгарди и эпохой прошлого, когда каждому командарму полагалось иметь свою «армейскую кавалерию». Как увидим ниже, эту ошибку в развертывании конницы Генштабу пришлось исправлять в течение первого же месяца войны.

По плану германская конница сосредоточилась и развернулась в показанной на схеме 1 группировке.

Боевые действия германской конницы в Бельгии

Схема 2

Схема 2.jpg

Германский 2-й кавалерийский корпус генерала Марвица, сосредоточенный в районе 2-й армии у Аахена, в составе 2-й, 4-й и 9-й кавалерийских дивизий, 3-го, 4-го, 7-го, 9-го и 10-го егерских батальонов (72 эскадрона, 40 рот егерей и самокатчиков, 54 конных орудия и 48 пулеметов) получил задачу вторгнуться на территорию Бельгии, действуя перед фронтом 1-й и 2-й армий, выдвинуться на фронт Антверпен, Брюссель, Шарлеруа, определить силы бельгийцев, англичан или французов, находившихся в Бельгии, разрушить железнодорожные пути со стороны Брюсселя, Намюра и Динана, и охватить Льеж двумя дивизиями с севера и одной дивизией с юга, способствуя его падению. Корпус в период выполнения этой задачи подчиняется начальнику Генерального штаба.

Г. фон Марвиц.jpg

Генерал-лейтенант (с 19 августа генерал кавалерии) Г. фон Марвиц

Выполняя поставленную задачу, 4-го августа части 2-й и 4-й кавалерийских дивизий (кавалерийская группа, перешедшая границу, возглавлялась энергичным командиром 4-й кавдивизии генералом О. Гарнье, впоследствии возглавлявшем немецкую конницу во время Свенцянского прорыва 1915 г.) перешли бельгийскую границу, захватив переправы через р. Маас. Однако немецкая конница не имела средств преодоления водных преград, вследствие чего с трудом (вплавь и на плотах) в течение 5 – 6 августа перебросила через реку только разведывательные эскадроны, а главные силы задержались до 8 августа (т. е. в течение более трех суток), и только после подхода понтонных парков смогли преодолеть водную преграду.

Действия германской конницы за Маасом в тактическом отношении не представляют особого интереса - германским кавалеристам пришлось иметь дело с жандармами и местным населением, поддержанными небольшими подразделениями 12-го пехотного полка. В оперативном же отношении заслуживает быть отмеченной активность немцев - предпринявших переход границы, не ожидая полного сосредоточения своих сил.

Тем временем третья дивизия 2-го кавкорпуса, временно подчиненная командиру 10-го армейского корпуса, захватила переправы через р. Урту у Пульсирен и, выдвинувшись в район Руврэ, Спримон, прикрывала левый фланг войск, атаковавших Льеж, ведя разведку на фронте Намюр-Динан. В районе Спримон дивизия действовала до 8-го августа.

В период 8 - 11 августа, пользуясь сравнительно малой плотностью войск противника, опрокидывая мелкие части конницы и самокатчиков, 2-й кавалерийский корпус успешно продвигался на запад от р. Маас, и к 11 августа выдвинулся к р. Жетта, по западному берегу которой бельгийцами было организовано более серьезное сопротивление. Ввиду этого Г. Марвиц решил повернуть корпус на север и северо-запад - чтобы обойти противника через Диэ.

Оставив 18-ю кавалерийскую бригаду в Сэн-Трон для обеспечения левого фланга, Г. Марвиц направил 2-ю кавалерийскую дивизию через Гассельт и далее на р. Херк в район Херк-Ля-Виль с задачей обеспечивать корпус с севера и северо-запада, а 4-й кавалерийской дивизии было приказано овладеть Гелен (Хален) и переправами через Жетту.

9-й егерский батальон к полудню выбил бельгийцев из местечка Гелен и вышел на его западную окраину. Южнее Гелена через Донк наступала 3-я кавалерийская бригада (2-й кирасирский и 9-й уланский полки), которой удалось переправиться через р. Жетту при помощи понтонов. После полудня 17-я и 3-я кавалерийские бригады получили приказ атаковать бельгийцев, оборонявшихся по высотам западнее ручья Вельпе.

Атаковавшие немцы помимо ружейного, пулеметного и артиллерийского огня противника встретили на своем пути прополочные заграждения, канавы и заборы. Их стремительные конные атаки были отражены с тяжкими потерями: 17-й драгунский полк потерял 167 человек и 165 коней, 18-й драгунский полк - 144 человека и 163 коня, 2-й кирасирский и 9-й уланский полки потеряли около 200 человек и свыше 500 коней (всего из состава двух бригад немцы потеряли около 500 человек и свыше 800 коней, т. е. фактически полк бойцов и полтора полка лошадей). В результате столь кровопролитного боя немцы установили, что район западнее Гелен прочно занят противником и на помощь бельгийским кавалеристам и самокатчикам в район Гелен движется 4-я пехотная бригада с тремя батареями. К вечеру бой был прерван, и 4-я кавалерийская дивизия отошла на восточный берег Жетты.

00005.jpg

В последующие дни 2-я кавалерийская дивизия с 7-м егерским батальоном оставалась в районе Гассельт впереди 1-й армии, прикрывая ее наступление с запада, со стороны Гелен, а 4-я кавалерийская дивизия передвигалась на юг в верховья Жетты для соединения с 9-й кавалерийской дивизией. Последняя, к 15 августа обойдя Льеж с юго-запада, вышла в район Тисси.

С выдвижением 1-й армии на западный берег Мааса и 2-й армии на фронт Льеж, Гюи, 2-я кавалерийская дивизия перешла в подчинение командующего армией и была направлена на правый фланг армии, где и работала до 20-го августа. В то же время корпус в составе 4-й и 9-й кавалерийских дивизий и четырех егерских батальонов приказом начальника Генерального штаба был направлен северным (левым) берегом реки Маас на Первец и далее на Марбе, в район которого корпус прибыл 18-го августа.

За время действий впереди фронта 1-й и 2-й армий 2-й кавкорпус Г. Марвица обычно двигался на удалении от авангардов армейских корпусов на 25 - 40 км и в 20 – 50-километровой полосе, имея предельные переходы по 30 км. Всего же в период с 4 по 20 августа соединение преодолело расстояние около 200 км (т. е. среднесуточный темп продвижения - 13 км в сутки). Результатом боевой работы корпуса было освещение фронта наступления двух правофланговых армий и создание завесы от проникновения разведки противника, что имело огромное оперативное значение: французы так и не узнали, где, в каких силах и в какой группировке немцы маршируют через Бельгию в обход северного крыла французских армий. Параллельно выполнению этих задач 2-й кавалерийский корпус содействовал захвату Льежа - прервав пути сообщения, ведущие в Льеж, обеспечив его изоляцию.

Кавалерийский корпус Рихтгофена

Схема 3

Схема 3.jpg

В то время как 2-й кавалерийский корпус работал по обе стороны Льежа и западнее последнего, кавалерийский корпус Рихтгофена в составе Гвардейской и 5-й кавалерийской дивизий, пяти егерских батальонов (48 эскадронов, 40 рот егерей, 36 орудий, 42 пулемета), расположенный в районе 3-й армии у Вит, 6-го августа получил от начальника Генерального штаба задачу выдвинуться к Маасу в район Намюр, Живе - с целью установить расположение и группировку французских 1-го и 2-го кавалерийских корпусов (выдвинув разведку на фронт р. Маас, Намюр, Мезьер). 1-й кавалерийский корпус также подчинялся начальнику Генерального штаба.

М. фон Рихтгофен.jpg

Начальник 1-го кавкорпуса генерал-лейтенант М. фон Рихтгофен

Выполняя поставленную задачу, дивизии корпуса с 7 по 14 августа выдвигаются через Лярош, Марш в район Динан. Однако корпуса Сорде и Рихтгофена не встретились: первый 7 – 8 августа двигался западнее Марш, вначале на север, а затем на юг, а второй в эти дни находился и районе Дикирх (т. е. мобильные соединения разделяло 50 - 60-километровое пространство). Разведчики же корпусов имели несколько стычек.

Преодолев расстояние около 100 км от района сосредоточения до Динана в течение около 8 суток (т. е. темп 13 км в сутки), имея стычки только с кавалерийскими разъездами, жандармами и вооруженным населением, 1-й кавалерийский корпус 14-го августа достиг района Динана - объекта своей разведывательной деятельности.

15 – 20 августа корпус вел разведку боем у Динана, используя исключительно пять батальонов егерей, конную артиллерию и пулеметные команды. Путем захвата пленных в районе Динана было установлено, что французские 1-й и 2-й армейские корпуса выдвинуты на фронт Намюр, Живе, а 1-й кавалерийский корпус Сорде отошел за Маас.

-_Страница_194.jpg

К моменту окончания разведывательной деятельности 1-го кавалерийского впереди армии, авангарды армейских корпусов выдвинулись на расстояние полуперехода от Мааса.

1-й кавалерийский корпус действовал впереди фронта армии на расстоянии 20 - 30 км, полоса движения его главных сил – 15 - 20 км. Медленный темп продвижения корпуса немцы объясняют гористым характером местности и враждебным отношением местных жителей. Следует отметить, что по той же местности французский 1-й кавалерийский корпус делал 50-60-километровые переходы.

Несмотря на медленный темп продвижения, 1-й кавалерийский корпус успешно выполнил поставленную задачу.

Германский Генеральный штаб, бросив в Бельгию в качестве авангардно-разведывательного эшелона трех своих ударных армий 5 кавалерийских дивизий, в оперативном отношении приобрел преимущество в получении данных о противнике и, в известной степени, лишил противника возможности получить данные о силах, совершавших оперативно-стратегический обход северного крыла французских армий.

Конечно, еще большее преимущество было бы достигнуто в том случае, если было бы собрано на правом фланге не 5, а все 10 кавалерийских дивизий германцев.

20-го августа германские 1-й и 2-й кавалерийские корпуса были переподчинены командующему 2-й армией.

Боевые действия германской конницы в Арденнах и Лотарингии

4-й кавалерийский корпус Холлена в составе 3-й и 6-й кавалерийских дивизий с двумя егерскими батальонами был призван действовать перед фронтом германских 4-й и 5-й армий.

Г. фон Холлен.jpg

Начальник 4-го кавкорпуса генерал-лейтенант Г. фон Холлен

До 6-го августа обе дивизии 4-го кавалерийского находились в подчинении разных корпусов разных армий: 3-я кавалерийская дивизия в подчинении командира 8-го армейского корпуса 4-й армии, а 6-я кавалерийская дивизия в подчинении командира 16-го армейского корпуса 5-й армии (обе дивизии замещали пехоту).

6-го августа командир 4-го кавалерийского корпуса, находившийся в Диденгофене, объединил вверенные ему дивизии и получил от начальника Генерального штаба задачу: вести разведку по р. Маас на фронте Мезьер, Музон, Стэнэ, Верден, Сен-Миель - с целью установить, насколько плотно занята река ниже Вердена и не выдвигаются ли французские войска против 4-й и 5-й армий через Верден или между Верденом и Мецем.

Перейдя французскую границу в районе Еш и Фенч 7-го августа, германские разведчики вошли в соприкосновение с разъездами французской 4-й кавалерийской дивизии - но ни французы, ни 4-й кавалерийский корпус встречи не искали.

В районе Ксиври 4-й кавалерийский корпус стоял до 12-го августа, продолжая высылать разведывательные эскадроны на порученный ему фронт - но, т. к. они не могли проникнуть через французскую завесу, то не дали сколько-нибудь ценных данных. Немцы имели возможность обстрелять артиллерийским огнем французскую 4-ю кавалерийскую дивизию у Ландра 8-го августа, но зато 10-го августа французы серьезно потрепали своим огнем 6-го кавалерийскую дивизию немцев под Пиллоном.

13 – 14 августа корпус переходит на север - в район Хабэ ла-Нев, где организует разведку на фронте Коретьян, Монмеди. Разведку он вел до 21-го, установив в районе северо-западнее Невшато французскую 9-ю кавалерийскую дивизию.

С 21-го августа 3-я кавалерийская дивизия переподчиняется командиру 5-го армейского корпуса, а 6-я кавалерийская дивизия - командиру 16-го армейского корпуса, в подчинении которых соединения находились до 28-го августа. Затем, снова объединившись в корпус, 4 - 5 сентября дивизии прикрывали стык 4-й и 5-й армий, ведя бои на линии с пехотой, а затем, вследствие бесперспективности дальнейшего применения и недостатка кавалерии на северном крыле фронта, не сделав за месяц ничего существенного, были переброшены в Бельгию.

3-й кавалерийский корпус Фроммеля в составе 7-й, 8-й и Баварской кавалерийских дивизий и двух Баварских егерских батальонов с 7 по 19 августа охранял границу. Дивизии корпуса подчинялись разным армейским корпусам, причем 7-я и Баварская кавалерийские дивизии подчинялись командиру 21-го армейского корпуса.

Р. фон Фроммель.jpg

Начальник 3-го кавкорпуса генерал-лейтенант Р. фон Фроммель

8-го августа в районе Аврокур представлялась возможность встречи мобильных сил - французских 2-й и 10-й кавалерийских дивизий с германскими 7-й и Баварской кавалерийскими дивизиями. Но первые держались около форта Манонвильер, а немцы находились у Аврокура, по соседству с 1-м Баварским и 21-м армейским корпусами. Противники выжидали друг друга.

11-го августа под местечком Лагард Баварская кавалерийская дивизия совместно с 42-й пехотной дивизией вели серьезный бой. Уланская бригада поддержала наступление своей пехоты - пройдя через боевой порядок последней шестью эскадронами, провела конную атаку для преследования отходивших французов, ворвалась в местечко, захватила 6 орудий. Но в мест. Лагард попала под пулеметный огонь и потеряла 293 человека и 354 коня (т. е. половину от атаковавших эскадронов). В результате этого боя 42-я пехотная и Баварская кавалерийская дивизии захватили 1200 пленных.

В течение первого месяца войны дивизии 3-го кавалерийского корпуса приняли участие в боевых действиях разных армейских корпусов. В то же время в течение 20-ти августовских дней в подчинении командира 3-я кавкорпуса находились: 8-я кавалерийская дивизия -13 дней, Баварская - 11 дней, а 7-я кавалерийская дивизия - только 5 дней. В начале сентября одна дивизия была переброшена в Бельгию, одна на Русский фронт, а в конце сентября ушла с Лотарингского фронта и Баварская кавалерийская дивизия.

На дивизии 3-го кавалерийского корпуса возлагались задачи, которые могли быть более успешно выполнены пехотой – ведь действия проходили в районе, оборудованном системой долговременной фортификации, крайне затруднявшей маневрирование.

Т. о., если в Бельгии 1-й и 2-й кавалерийские корпуса выполнили роль авангардно-разведывательного эшелона перед фронтом трех правофланговых армий на «хорошо», то 4-й кавалерийский корпус в Арденнах выполнял функции корпусной конницы, а роль 3-го кавалерийского корпуса в Лотарингии свелась фактически к роли передовых батальонов. И это в то время, когда на правом, заходящем, фланге конница была крайне необходима.

1-й и 2-й кавалерийские корпуса в конце месяца

Схема 4

Схема 4.jpg

Мы оставили конные корпуса Г. Марвица и М. Рихтгофена - первый в движении на Марбе, а второй в районе Динана. Оба перешли в подчинение командующему 2-й армией.

В период 21 – 25 августа германские армии на всем фронте вели встречное сражение против англо-французских армий - и ударными армиями своего правого фланга опрокинули группу французских территориальных дивизий Д'Амада, английскую армию, 5-ю и 4-ю французские армии.

В ходе этого сражения роль 1-го и 2-го кавалерийских корпусов свелась к следующему.

2-й кавалерийский корпус 20-го августа получил задачу рокироваться с левого фланга 2-й армии, из района Марбе, на правый фланг 1-й армии, в направлении Турне, Лиль.

1-й кавалерийский корпус получил задачу рокироваться с правого фланга 3-й армии, из района Динана, на правый фланг 2-й армии, в район Курсель, огибая Намюр с севера.

21 – 23 августа корпуса маршировали, пересекая тылы двух армий.

23-го августа штаб 2-й армии получил сведения, что в районе Куртре на открытом правом фланге немцев собираются крупные силы англо-французов. Соответственно, командарм-2 приказал 2-му кавкорпусу выдвинуться в район Куртре – для разведки и обеспечения фланга наступающих армий. Выдвинувшись в указанный район и установив, что противника там нет, корпус получил приказ - с 24-го августа перейти в подчинение командующего 1-й армией.

24 – 25 августа 1-я армия опрокинула английскую армию. В связи с этим командарм-1 приказал 2-му кавалерийскому корпусу из района Куртре выдвинуться на юг в направлении Турне, на вероятные пути отхода английской армии. Выдвинувшись к вечеру 24-го в район Турне, 2-й кавалерийский опрокидывает здесь небольшие части англо-французов, но, вследствие потери времени на выдвижение к Куртре, а затем на марш от Куртре на Турне, соединение, значительно утомленное напряженными переходами, не смогло выйти на пути отхода англичан.

Затем корпусу выпала задача преследования отходившей в большом беспорядке английской армии – но, вследствие переутомления, германская кавалерия не смогла осуществить даже параллельного преследования.

1-й кавалерийский корпус в период 21 – 23 августа также совершает предписанную ему рокировку, в то время как корпуса германской 2-й армии ведут сражения на фронте Монс, Шарлеруа, Намюр против войск французской 5-й и правого фланга английской армий.

24-го августа 1-й кавалерийский принял участие в бою, заполнив разрыв на стыке 9-го и 7-го армейских корпусов, но, вместе с тем, втянувшись в пеший бой плечом к плечу с пехотой, корпус сильно измотался и после разгрома противника также утратил способность преследовать бежавшие с поля сражения войска армии Д. Френча. С 25-го августа корпус интенсивно пытается развить успех, но, несмотря на настойчивость, не смог вклиниться между английскими и французскими арьергардами или, опрокинув их, вцепиться в главные силы противника, отходившего на р. Эн.

Германские авторы превозносят роль своей конницы в начальный период Первой мировой войны. Но это может быть отнесено лишь на счет боевой работы 1-го и 2-го кавалерийских корпусов в период 4 – 20 августа. Что же касается боевой службы 3-го и 4-го кавалерийских корпусов, то их действия выглядят достаточно бледно. Впрочем, их результативность во многом следует отнести на счет управленческих решений Генерального штаба и командующих армиями. То же можно сказать и относительно участия 1-го и 2-го кавалерийских корпусов в Приграничном сражении начиная с 20-го августа, участия более чем скромного и до некоторой степени схожего с работой русской конницы Хана Нахичеванского в период сражения под Гумбиненом.

ф39.jpg

Выводы

Представляется возможным сделать следующие выводы.

1) Германское командование могло собрать три кавалерийских корпуса на заходящем правом фланге, что ускорило бы продвижение через Бельгию - то есть сработало бы на темповую игру в рамках реализации щлиффеновского стратегического планирования.

2) После установления факта наличия французских 1-го и 2-го корпусов на фронте Намюр, Живе и с выходом правофланговых армий на фронт Брюссель, Намюр германское командование могло бы перегруппировать корпуса к правому флангу. Перегруппировка же конницы в ходе сражения оказалась запоздалой, лишая ее возможности сколько-нибудь деятельного участия как в сражении, так и, в особенности, в развитии успеха.

3) Вместе с тем сложновато было совместить максимально успешную реализацию сразу 3-х задач: работу перед фронтом армии, участие в Приграничном сражении и развитие успеха.

4) Ни одна армия в ходе маневренного этапа Первой мировой войны, проявляя излишнюю осторожность, не бросала крупных конных масс для преследования разбитого противника. Во-первых, это объяснялось недооценкой стратегических возможностей конницы со стороны высшего командования и, во-вторых, слабо представлявшее функции современной конницы общевойсковое командование настолько выматывало кавалерию, что последняя во многом утрачивала маневренные возможности.

5) Первый же месяц войны на западноевропейском ТВД выявил недочеты системы подготовки и взглядов на боевое применение конницы даже в столь передовой армии, какой являлась германская. А ее кавалерийский устав 1909 г. оказался несостоятелен.

Автор:

2251

Поделиться:

Вернуться назад