Конница в Виленской операции 1915-го

Мобильные войска в бою

Конница в Виленской операции 1915-го

24 февраля 2023 г.

ф41.jpg

В преддверии рейда

Операции в Прибалтике летом 1915 г. стали важной частью германского стратегического плана по выводу России из войны в ходе текущей кампании. Овладев в июле г.г. Шавли и Митава и 6-го августа крепостью Ковно, германские 8-я, 10-я, 9-я армии и армейская группа генерала пехоты Р. фон Войрша формировали предпосылки финальной стратегической операции на ТВД.

Когда 9-го августа, сдав геройскую крепость Осовец, русские войска ушли с линии р. Бобр, пути на г.г. Вильно и Двинск оказались открыты. Командование германского Восточного фронта осуществляло собственное оперативное планирование, в данном случае заключавшееся в нанесении главного удара через Вильно на Минск и вспомогательных ударов от Ковно на Двинск, и с р. Верхний Неман на г.г. Лида - Барановичи. Намечая главный удар между р.р. Вилия и Неман, германское командование стремилось окружить войска русской 10-й армии, находившиеся северо-западнее Вильно.

Германское Верховное командование не верило в эффективность этого удара. Но набирающий силу тандем «тактиков» в лице П. фон Гинденбурга – Э. фон Людендорфа взял верх над «стратегом» Э. фон Фалькенгайном. Операция в районе Вильно не только была санкционирована кайзером, но и приобрела более широкий размах.

И важную роль в этом играли действия конной группы - фактически конной армии. Применение немцами конницы в 1915 г. на Русском фронте имело свои особенности.

ф40.jpg

Как известно, с целью ввести в заблуждение русское командование в отношении места удара, намечавшегося в марте 1915 г. под Горлицей и оттянуть русские резервы из Восточной Галиции на север, немецкое Верховное командование приказало командующему германским Восточным фронтом генералу П. Гинденбургу начать наступление к северу от реки Пилица (Подр. См. Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 - 1915 гг. – Берлин, 1924.; Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. Сост. А. Незнамов. - М., 1922; Мозер О. фон. Краткий стратегический обзор мировой войны 1914 - 1918 годов. - М.: Высший военный редакционный совет, 1923.).

ф42.jpg

Не располагая достаточными силами, чтобы пробить Русский фронт на этом участке, П. Гинденбург через голову Э. Фалькенгайна обратился к кайзеру с просьбой разрешить нанести этот демонстративный удар, рассчитанный на оттягивание сил противника, не на Пилице, а на крайнем северном фланге - где находились лишь слабые силы русских, что позволяло достичь быстрых и больших успехов даже имеющимися силами. Верховное командование согласилось с этим предложением, прислав еще две кавалерийские дивизии с Западного фронта (3-я и Баварская кавалерийские).

Генерал О. Лауенштейн, назначенный для проведения этой операции, сгруппировал свои войска на широком 140-километровом фронте. Рассчитывая на полное окружение и уничтожение своего противника, Лауенштейн образовал две сильные фланговые группы, оставляя сравнительно слабым занятый фронт. Поскольку в первую очередь шел вопрос о занятии путей отхода русских на Ковно и Шавли, наиболее сильная группа встала на правом фланге. Это был корпус М. фон Рихтгофена (2 кавалерийские и резервная дивизии). На противоположном левом фланге встали кавалерийская и резервная дивизии.

В ночь на 14-е апреля войска двинулись вперед. И командир группы занялся вытеснением русских из Прибалтики. В первый день операции, при совершенно свежем конском составе, войска делали лишь от 15 до 40 км, а в последующие дни - еще меньше. Опасаясь широкого кавалерийского маневра, О. Лауенштейн осторожно продвигал конницу, а потом замирал, выжидая пехоту. И сильная германская кавалерия позволяла разрозненным и слабым русским войскам отходить на север. Огромную роль имела организация русскими сдерживающего маневра. А когда германской коннице удалось выйти в тыл противника, отступающие русские части смели ее с дороги. Очевидно, как отмечал источник, «немецкие командиры, только что прибывшие с Западного фронта и из Франции, не умели еще действовать в условиях Восточного фронта, который требовал широкого маневpa сильной массы кавалерии».

Заняв рубеж по р. Дубиссе, а затем г. Митаву, германцы опоздали – на их пути встала русская 5-я армия П. А. Плеве. Значительно усилившиеся германские войска составили новую «Неманскую» армию под командованием генерала фон Белова. В то же время австро-германские силы, после прорыва под Горлицей перешли через Днестр и Сан, захватили Львов и направились на север - пытаясь повторить маневр 1914 г. в направлении на Седлец совместным ударом с юга между Вислой и Бугом и с севера через Нижний Нарев.

П. Гинденбург и Э. Людендорф считали, что таким образом уничтожить живую силу русских невозможно и что этот маневр будет сводиться лишь к фронтальному оттеснению противника. Командование германского Восточного фронта предлагало направить удар через Вильно, Молодечно, Минск, Сарны. Не получив разрешения кайзера на выполнение этого гигантского плана, П. Гинденбург и Э. Людендорф должны были нанести удар через Прасныш на Нижний Нарев. Однако, настойчиво придерживаясь своей точки зрения, они не отказались от прежних намерений и начали одновременно готовить два удара: один, который был им приказан начальством, - через Нижний Нарев, и «собственного изготовления» - в направлении Ковно, Вильно.

Для реализации этого замысла было необходимо обеспечить вначале обладание районом между Ковно, Ригой, Двинском. Перегруппировав свои силы, фон Белов начинает в начале июля новое наступление - с целью окружения и уничтожения русских сил в этом районе. Началась Митаво-Шавельская операция. Пехота должна была стать осью в операции двухстороннего охвата. Сильная кавалерия на флангах должна была образовать заходящие группы и обеспечить полное окружение и уничтожение противника. Четыре кавдивизии на левом фланге двинулись вперед и начали обход.

Подвозимые русские резервы, вследствие глубокого продвижения немецкой кавалерии, вынуждены были заблаговременно выгружаться из вагонов - что приводило к необходимости совершать длинные марши.

17-го июля германский 5-й кавкорпус прервал под Янишками отход русских войск на Митаву. 19-го июля русские были почти полностью окружены, так как кавкорпус занял Розалин, находящийся в тылу русских. Но растянувшийся на 30 км корпус не смог противостоять усилиям русских войск, пробившихся на восток. Находившийся южнее 1-й кавкорпус в этом окружении участия не принял. Русские войска прорвались на восток, и немецкая операция на очередное окружение автоматически превратилась во фронтальное отталкивание противника.

Затем 1-й кавкорпус получил задачу прервать железнодорожное движение на линии Двинск - Вильно, а 5-й кавкорпус - разрушить железнодорожный путь на участке Двинск - Рига. Но, следствие сильного контрудара русских в направлении железной дороги Двинск - Шавли, в период 17 - 21 июля, оба немецких кавкорпуса не сумели своевременно выполнить поставленных задач. 5-й кавкорпус должен был 22-го июля повернуть на север - чтобы вместе с 8-й кавдивизией, прибывшей из Митавы, сдержать сильную русскую кавалерию, которая дошла до линии рек Свента - Неманек - Кекава.

Бои приняли позиционный характер, с переменным успехом продолжавшийся до конца июля. Русские войска отходили на всем фронте. По мере нарастания их отступления на север от Полесья, операционные пути, ведущие на Петроград и Москву, стали все более расходиться. Необходимость прикрытия столь важных маршрутов, расходящихся по двум направлениям, вызвала разделение существовавшего Северо-Западного фронта на Северный и Западный. В состав Северного фронта вошли 12-я и 5-я армии, в состав Западного фронта – 1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 10-я армии. Разграничительная линия между фронтами - Вилькомир, Свенцяны, Друя, Себеж.

Схема1.jpg

Основная задача Северного фронта заключалась в прикрытии операционного направления к Петрограду. В то же время задачей Западного фронта было прикрытие операционного пути, ведущего к Москве. Эти два расходящихся направления - одно на север, другое на восток - приводили к тому, что на стыке обоих фронтов по линии Вилькомир, Свенцяны образовался разрыв примерно в 50 км. Командующие фронтами, обеспокоенные за свои внешние фланги, начали стягивать в этот район сначала слабые, а затем все более и более сильные отряды кавалерии. Таким образом, к концу августа в районе к югу от линии Вилькомир, Свенцяны появился отряд генерала Тюлина, а к северу от той же линии на южном крыле Северного фронта появился отряд генерала Казнакова.

Желая достигнуть решающих успехов, П. Гинденбург приказал провести наступление на стыке фронтов в направлении Вильно, Молодечно - чтобы отрезать пути отхода русским войскам. Общий план сражения под Вильно соответствовал в своих основных чертах аналогичным планам Лодзинской битвы - т. е. был намечен двухсторонний охват противника; разница заключалась в том, что в сражении под Вильно участвовало структурно больше войск и на большем пространстве (то, что под Лодзью выполняли корпуса, здесь было приказано выполнять армиям).

На правом фланге германские 12 и 8-я армии должны были атаковать в общем направлении на Лиду (во время сражения под Лодзью это соответствовало наступлению 11-го корпуса на правом фланге, в направлении на Пабианице). На левом фланге главные силы германской 10-й армии имели задачу выполнить обход с севера, на север от реки Вилии (во время сражения под Лодзью это были части 20-го и 25-го корпусов, атакующие на Брезины). Точно так же, как во время сражения под Лодзью, кавкорпус Рихтгофена (6-я и 9-я кавалерийские дивизии) имел задачу удлинить заходящие окружающие фланги и отрезать дороги отхода из Лодзи, в Виленской операции 6-й кавкорпус Гарнье имел задачу удлинить заходящее крыло 10-й армии и из района к северу от Вилькомир через Уцяны, Свенцяны и достигнуть района Сморгонь, отрезав дороги отхода из Вильно на Ошмяны, прервав железнодорожное сообщение Вильно - Молодечно, Лида - Молодечно и Полоцк - Молодечно (исключить или затруднить отход войскам, находящимся в районе Вильно – Лида). Как в сражении под Лодзью 1-й резервный корпус своим наступлением на Лович прикрывал внешние заходящие фланги от контратаки русских, так и здесь Неманская армия своим наступлением на Двинск прикрывала заходящий на юг левый фланг 10-й армии. Сильная кавалерия Неманской армии, т. е. корпус фон Рихтгофена, имела задачу прикрывать прорыв, образующийся по мере продвижения левого фланга 10-й армии - чтобы избежать повторения неприятных «случайностей», как это было в бою под Стрыковым во время Лодзинского сражения. 5-й кавкорпус прикрывал левое крыло армии вдоль Двины. Таким образом, мы видим, что на 400-километровом пространстве вырисовывается план гигантского сражения, в котором кавалерия получила важную задачу - быть использованной массово, на основе ясного и логичного плана, с размахом, отвечающим особенностям этого рода войск.

75..jpg

Свенцянский прорыв - последняя маневренная операция на Русском фронте Первой мировой

Рано утром 27-го августа началось продвижение немцев. Слабая воздушная и кавалерийская разведка обеих русских армий (10-й, штаб в Вильно и 5-й, штаб в Двинске) не обнаружила значительных немецких сил на правом берегу р. Вилии, поэтому первоначальный успех удара был полный. В первый же день немецкая пехота преодолела линию фронта Андронишки, Ракшики. Корпус О. Гарнье в составе 1-й, 3-й, 4-й и 9-й кавдивизий наткнулся на русскую конницу. Конница Казнакова и Тюлина под напором превосходящих сил противника начала отход: Казнаков - на восток и Тюлин - на юго-восток (Подр. См. Евсеев Н. Свенцянский прорыв 1915 г. - М., 1936.). Сразу выявился существенный организационный недостаток – заключающийся в организации общего командования. Никто не только не руководил, но и не согласовывал действия двух отрядов. Этот факт в значительной мере облегчил немецкой кавалерии дальнейшие действия, которые начали развиваться с огромной быстротой.

1955.jpg

Униформы чинов германской конницы

В погоне за стратегической целью

27-го августа немецкая кавалерия заняла район в 15 км к западу от Уцяяны, и на следующий день вышла в район в 15 км восточнее Уцян.

29-го августа германская кавалерия занимает участок в 45 км от озера до Двинского шоссе в районе севернее Уцяны, прикрыв движение пехоты, обходившей Вильно с севера и одновременно угрожая тылам южного фланга русских войск, которые под угрозой этого обхода начали отступать на Двинск.

29-го августа вечером окружение Вильно определилось настолько глубоко, что корпус Гарнье был направлен на юго-восток - чтобы действовать на Молодечно, отрезая отход русской 10-й армии.

30-го августа немецкая кавалерия занимает район на север от Свенцян, соприкасаясь с отрядом Тюлина, который отходил в том же направлении - на юго-восток. Тюлина упрекали в том, что он не отступил вместе с Казнаковым на восток и еще лучше на северо-восток, чтобы, находясь в районе Свенцян, быть на внешнем фланге немецкой конницы и действиями на тылы и фланги немецкого кавкорпуса парализовать его движение. Его также упрекали в том, что он приклеился к флангу своей пехоты.

Разрешить проблему прикрытия фланга пехоты очень трудно - и в этом случае следовало бы пропустить противника между собой и собственной пехотой и наносить удары противнику с внешнего фланга, или лучше было бы остаться, как сделал Тюлин, на собственном пехотном фланге. Этот вопрос всегда стоял перед кавалеристами.

Отряд Тюлина не оказывал серьезного сопротивления, и немецкая кавалерия продвигалась в направлении на Молодечно. Конечной целью немецкой кавалерии было занятие района Вилейка, Молодечно, Сморгонь. Этот район играл решающую роль для двадцати русских дивизий, дерущихся под Вильно. Кроме того, этот район был очень выгоден в оборонительном отношении, так как позволял немецкой кавалерии, опираясь на Вилию и Березину, сопротивляться до тех пор, пока не подойдет своя пехота, которая должна была закрепить успех, достигнутый кавалерией.

31-го августа германский кавкорпус тремя дивизиями (1-я, 3-я и 4-я) взял направление на юго-восток от оз. Свирь и Нарочь, продвинулся на 15 км на юг от Свенцян и занял район Липтуны. 9-я кавалерийская дивизия обеспечивала связь с Неманской армией, продолжавшей развивать удар в направлении на Двинск. В ночь на 1-е сентября был выслан сильный разъезд в составе двух эскадронов с тремя тяжелыми пулеметами, с велосипедистами и с одним орудием для разрушения железной дороги Полоцк, Молодечно. 1-го сентября 3-я кавалерийская дивизия подошла на 15 км к Сморгони. В 60 км севернее, в районе Свенцяны, стояла 9-я кавалерийская дивизия, а в 90 км далее на север находилась кавалерия правого фланга Неманской армии.

Т. о., обходящая группа уже вдалась в глубокие тылы своего противника, создав большую угрозу тылам русской 10-й армии, дерущейся под Вильно. В 16 часов 15 мин. кавкорпус получил следующую радиограмму: «Неприятель в самом Вильно к северу и югу от города окружен. Захват дорог отхода между оз. Свирь и болотами Березины на юг от Вишнева является решающим. Уничтожение ж.д. Лида, Молодечно, Полоцк и Вильно, Молодечно чрезвычайно важно. Армия перегруппировывается к левому флангу. Левофланговая 2-я пехотная дивизия утром из Михалишки на Солы» (Певнев А. Конница в Свенцянском прорыве // Война и революция. - 1929. - Кн. 12. С. 80.). На этой стадии сражения Гинденбург находился в таком же положении, как и в сражении под Лодзью - повторились те же события. Правый фланг, встретившись с сильным сопротивлением, медленно продвигаясь вперед, не имел возможности овладеть г. Лида как когда-то 11-й корпус не мог овладеть Пабианицами. Центр уткнулся в район г. Лида, а левому заходящему крылу могло угрожать окружение. Гинденбург, не желая допустить отрыва окружающей группы и, соответственно, повторения Брезинского эпизода, задержал дальнейшее продвижение заходящей группы на восток, приказав осуществить поворот всех дивизий - для концентрического наступления на Вильно.

Схема2.jpg

2-го сентября, в то время как германская пехота выполняла новый приказ, кавалерия продолжала дальнейшее движение вглубь русского расположения. 1-я и 4-я кавалерийские дивизии прервали под Сморгонью железнодорожную связь между Вильно - Молодечно и, перейдя железную дорогу, заняли район к югу от Жупраны. 3-я кавалерийская дивизия заняла район Кривичи, прервав железнодорожную связь Полоцк - Молодечно. Взрыв железнодорожного моста между станциями Кривичи и Вилейка прервал перевозки от Лиды и Молодечно к Полоцку и Двинску транспортов русского 17-го корпуса, который оказался разделенным на части. Только по одному полку пехоты удалось прорваться к Полоцку и к Двинску. Восемь рот пехоты задержались на ст. Кривичи, затем отойдя на Борисов. Один батальон со ст. Вилейка пробился на ст. Ось. Один полк пехоты с четырьмя батареями собирался на ст. Молодечно. Остальные части были разбросаны по железной дороге Лида - Молодечно.

Не довольствуясь этим успехом, 3-я кавалерийская дивизия высылает разъезд для разрушения железной дороги Молодечно-Минск. Разъезд взрывает железнодорожное полотно в районе Смолевичи, но в течение нескольких дней, с большими затруднениями, пробивается в район Вилейки. Далее к северу находилась 9-я кавалерийская дивизия, которая вновь направилась на север - чтобы вместе с Баварской кавалерийской дивизией Неманской армии задержать русскую кавалерию, появившуюся западнее Видзы.

3-го сентября кавкорпус Гарнье перехватил дорогу отхода через Ошмяны: 1-я кавдивизия на участке Сола, Супраны; 4-я кавдивизия на участке Супраны, Бураны; 3-я кавдивизия заняла Вилейку и начала наступление на Молодечно, но, наткнувшись на сильное сопротивление русских, вынуждена была задержаться. 9-я кавдивизия, столкнувшись со значительными силами противника, снова передвинулась несколько на юг, выслав разъезды, прервавшие железную дорогу под Борисовым.

К полудню 3-го сентября Вильгельм II вместе с начальником Генштаба прибыли в Ставку командования германского Восточного фронта – к П. Гинденбургу и Э. Людендорфу в Ковно. Возникал вопрос, от правильного разрешения которого зависел дальнейший успех: выдержит ли немецкая кавалерия, находившаяся в районе Молодечно, натиск русских до момента подхода своей пехоты, или же меры противодействия русских, направленные к разгрому немецкой кавалерии, увенчаются успехом. Для последней, упорно державшейся в захваченном районе, наступили дни тяжелых боев, полные беспокойств и ожидания своей пехоты. Дальнейший обход русского правого фланга под Вильно с вполне выявленным выходом крупных кавалерийских масс на тылы русской армии (на линию Двинск, Молодечно, Полоцк) значительно снизил значение Виленского железнодорожного узла. Русские войска, сражавшиеся еще под Вильно, должны были отступать. Положение осложнялось и тем, что новой оперативной базе в Молодечно уже основательно угрожала немецкая кавалерия. В такой ситуации русское командование отдало приказ войскам Западного фронта отойти на линию Михалишки, Ошмяны, Барановичи, оз. Выгоновское - задерживая противника арьергардами на фронте Лида, Вилейки, Слоним. Главком Западного фронта уделял особое внимание уничтожению немецкой кавдивизии в районе Сморгонь, Молодечно, Вилейка.

4-го сентября, по мере отхода русской пехоты на восток, положение немецкой кавалерии на тылах русской армии становилось все более затруднительным - и под напором пехоты кавалерия Гарнье вынуждена была отойти за Вилейку. 3-я кавдивизия все же достигла Молодечно и открыла артиллерийский огонь по железнодорожному вокзалу. Но оказалась не в состоянии овладеть железнодорожными сооружениями, и была вынуждена задержаться в 3 км от станции, прикрывая с востока кавдивизии, дерущиеся под Сморгонью. Одновременно 9-я кавдивизия занимала район в 20 км на восток от Постав.

5-го сентября немецкие войска заняли Вильно, а кавкорпус, растянутый на фронте м. Жодзишки (р. Вилия) - Молодечно, изнемогал под ударами русской пехоты, старавшейся открыть путь отхода вдоль железнодорожного пути Молодечно - Полоцк. 9-я кавдивизия вышла в район Глубокое, а Баварская кавдивизия - в район Видзы.

Схема3.jpg

Даты - по-новому стилю.

6-го сентября, ожидая подхода пехоты, германская спешенная кавалерия держалась в предмостном укреплении под Сморгонью. На крайнем левом фланге 3-я кавдивизия была вынуждена отступить от Молодечно на 12 км к северу, заняв позицию за р. Вилия.

7-го сентября германская кавалерия продолжала обороняться, но была вынуждена отдать предмостные укрепления и отойти к северу, за Вилию, заняв позицию от Жодзижки до Вилейки (4-я и 1-я кавдивизии). В районе Вилейки мосты через реку охраняла 3-я кавдивизия. 9-я кавдивизия заняла район Долгинов, в то время как Баварская кавдивизия захватила Кривичи. Таким образом, на левом фланге собралась большая масса кавалерии (5 дивизий или около 30 полков), которая после прихода своей пехоты рассчитывала в ходе продолжения рейда выйти на глубокие тылы противника.

8-го сентября германские 12-я и 8-я армии достигли линии Новогрудок и продвинулись на 20 км восточнее Лиды. Пехота 10-й армии, в конце концов, догнала свою кавалерию, и 1-я, 3-я и 6-я кавдивизии были сменены и оттянуты в тыл.

Баварская и 9-я кавдивизии из района Кривичи - Долгинов выступили на юг - чтобы развить действия на фланги и тылы русской 2-й армии, которая была выдвинута северо-восточнее Минска и двигалась в направлении Молодечно - Сморгонь. Вместо того чтобы попасть на фланг этой армии, немецкая кавалерия обнаружила, что ввязывается во фронтальное столкновение.

9-го сентября началось контрнаступление русской 2-й армии севернее железной дороги Минск - Молодечно. Немцам с трудом удалось сдержать это наступление. Переходя от наступления к обороне на новой позиции за р. Вилия, германский кавкорпус удлинил свои позиции.

Наступление 2-й армии развивалось осторожно - несмотря на то, что Ставка требовала как можно более быстрого выхода на фронт Неслянышки-Кобыльники и энергичного выдвижения вперед правофлангового пехотного корпуса одновременно с ударом конницы, собранной за правым флангом армии в районе Илия, Помятичи, Козлы. Это были части кавкорпуса Орановского (8-я и 14-я кавдивизии), Сводного трехдивизионного конного корпуса Туманова. Интересно проследить, какие задачи получила эта кавалерия, приданная 2-й русской армии в период контрнаступления, от которого зависела судьба операции. Кавалерия получила от командующего 2-й армией следующую задачу: «Приданной армии кавалерии отбросить конницу противника на запад от линии Дрисвяты - Кобыльники, очистить от разъездов противника все пространство на юг и на восток от этой линии. Затем следует прикрыть железнодорожную линию Вилейка - Полоцк, установить связь с командованием армии и развить энергичные действия в тылах противника, наступая на фронт реки Вилия, для чего: 1) 1-й кав. корпус Орановского будет наступать на Крайск - Докшицы, Поставы; сводный кавкорпус ген. Туманова наступать на Кривичи, Кобыльники; 2) следующие полосы очистить от кавалерии противника: 1-й кав. корпус на восток и север от линии Сосенка, Волколаты, Подоляны; сводный кавкорпус - на запад и юг от вышеупомянутой линии; 3) по выполнении этих задач кавалерии выйти на фронт: 1-й кав. корпус - Поставы, Подоляны, сводный кавкорпус - Подоляны, озеро Нарочь, исключительно». Маневр должен был простираться на север к району Докщицы, откуда кавалерия должна была повернуть на запад до района Постав и только затем ударить всей силой на тылы противника.

10 – 11 сентября, выполняя директиву командующего русской 2-й армии, кавалерия направилась на фронт Поставы, оз. Нарочь, выйдя за переправой через р. Вилия в районе Сосенка, Пахоновичи, где ввязалась в бой с отрядами противника, и до 22 часов 11-го сентября не могла выйти на другой берег Вилии. На противоположном берегу реки немецкий кавкорпус растянул фронт на протяжении 40 км, достигая левым флангом района Мильча. Германские разъезды, высланные 9-го сентября для уничтожения связи между Минском и Смоленском, взорвали железнодорожный путь под г. Борисов.

Активным операциям австро-германцев на востоке приходил конец. Группа армий Макензена получила приказ организовать укрепленную позицию на линии Огинского канала. Группа армий Леопольда Баварского должна была окопаться на линии Телеханы, Жары, устье Березины, группе армий Гинденбурга следовало обеспечить фронт от Березины до побережья.

13-го сентября, вследствие все более вырисовывавшейся опасности окружения своего левого фланга вследствие угрозы, нависшей из района Полоцка в отношении войск, стоявших на рубеже реки Вилия, германское командование решило отступить левым флангом 10-й армии в район оз. Нарочь. Немцы, особенно на своем левом фланге, отступили быстро и в беспорядке, бросая обозы и снаряды. Германская кавалерия отступила на северо-запад, ведя бои с русской конницей. Последняя действовала не так активно, как предписывала Ставка, будучи прикована к флангу своей пехоты. Во фронтальном наступлении, неся потери, она не выказывала тенденции к широкому охватывающему маневру, который мог иметь решающее значение. В таких условиях германская кавалерия могла без труда ликвидировать прорыв - между правым флангом Неманской и левым флангом 10-й армий. На протяжении 80 км, между оз. Нарочь и Дрисвяты, расположились 1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 9-я кавалерийские дивизии - вместе с Баварской дивизией это 36 кавалерийских полков. На общем фоне пассивных действий русской кавалерии следует отметить смелый рейд Уссурийской конной бригады, которая, прорвавшись на запад от оз. Дрисвяты, достигла 13-го сентября почти района Дукшты и внесла сумятицу в немецких тылах. Но отряды германской кавалерии вытеснили ее обратно. Непрерывные бои окончились - и 6-го октября фронт застыл на линии окопов, растянувшихся от Двинска до Пинска.

1911.jpg

Чины германской армии

Заключение

С оперативной точки зрения Виленская операция служит классическим примером верного использования кавалерии - германским командованием. Фактически данные события являют собой кульминационный пункт в развитии немецкой военной доктрины о применении кавалерии. В этом можно видеть и первые проблески освобождения от пут позиционной войны, стратегию мобильных действий. Кавалерия перестала быть родом оружия, ведущего далекую разведку - использованная массированно, она стала решающим фактором общевойсковой операции. Если бы не одно но… А именно – своевременная поддержка другими родами войск.

И самое главное – при более точных расчетах параметров операции со стороны зарвавшегося командования германского Восточного фронта.

Оно удачно выбрало направление кавалерийского рейда (треугольник Молодечно, Вилейка, Сморгонь действительно имел огромное значение для тылов русской 10-й армии под Вильно; этот район располагал естественными оборонительными свойствами и, позволяя организовать сопротивление на флангах в болотистой долине Березины и Вилейки, обеспечивал обороноспособность кавалерии в течение длительного срока).

Оно удачно смассировало мобильные силы – фактически создав конную армию. Смелая мысль о выдвижении крупных кавалерийских соединений на 120-километровое расстояние по тылу неприятельской армии, попытка обеспечения взаимодействия мобильной группы с действием групп наступающей пехоты, наконец, ясно поставленная цель – принесли оперативный успех германской кавалерии, которая в течение двух недель сумела сражаться в глубоком тылу 10-й армии, держа ее командование в состоянии постоянной тревоги. В течение 14 дней русское командование было занято сосредоточением своих сил и усилий для ликвидации кавалерийского рейда.

Но успех так и остался оперативным, и в стратегический не перерос. Стратегический успех достался русскому командованию. И в этом – вина командования германского Восточного фронта, не сумевшего рассчитать параметры операции и обеспечить поддержку прорвавшейся конницы.

00103.jpg

00105.jpg

На картах из материалов германского Рейхсархива, посвященных Виленской операции, - даты по-новому стилю.

Изучая противодействие 8 русских кавдивизий, следует различать два периода. В течение первого периода русская конница прикрывала фланги своих армий, ведя сдерживающие действия. Эта временная оборона должна была обеспечить время для проведения неизбежной перегруппировки. Во второй период, когда перегруппировка русских войск была закончена и они перешли в контрнаступление, конница была сгруппирована на внешнем заходящем фланге, имея оперативные задачи. В течение первого периода русская конница не сумела выяснить группировки противника и определить направление его действий, хотя с помощью разведки боем установить это было возможно. Вместо того чтобы произвести смелый обход рвущегося противника и через Околово, Шклянцы, Докшицы выйти на глубокие тылы немцев, русская конница оставалась плотно прикованной к флангу собственной пехоты и даже была втянута во фронтальный бой с германской пехотой. Действуя таким образом, 1-й Конный корпус в течение 5 дней прошел 120 км, а Сводный конный корпус - 95 км. Вину за этот полууспех или неуспех нельзя взвалить на конницу, которой нельзя отказать ни в обученности, ни в смелости. Основные причины лежали в неумении распоряжаться кавалерийскими массами. Прежде всего бросается в глаза незнание кавалерийскими военачальниками намерений своего вышестоящего командования. Командиры кавалерийских корпусов не были ориентированы ни в основных параметрах маневра, ни в направлении главного удара и даже не знали точно, где будут действовать фланговые корпуса пехоты. Ничего нет удивительного, что в таких условиях, не зная общего положения, кавалерийские командиры не могли принимать смелых решений и не знали, как согласовать свои действия с действиями пехоты - поэтому и стремились не отрываться от нее.

Следует обратить внимание на большую разницу в задачах конницы - с одной стороны, брошенной в район Поставы, оз. Нарочь со смелой и решающей целью прорвать фронт противника и разгромить его тылы, и, с другой стороны, с пассивным заданием прикрыть линию железной дороги Вилейка, Полоцк и очистить район от противника. Конница, получая сразу несколько задач, распыляла свои силы и внимание. В задачах, поставленных командармом коннице, трудно отметить глубокое знание и понимание особенностей этого рода оружия. Отсюда вытекали и неумелое использование конницы и неумение поставить ей смелые и решительные задачи, организовать маневр в широком смысле этого слова. Ввязавшись в бои с пехотой, русская конница опоздала для преследования. В итоге момент, когда быстрое появление сильной русской конницы на непосредственных тылах отступающих немцев могло превратить относительно упорядоченный отход в катастрофу, - был упущен.

Русская конница, несмотря на значительную численность, не дала решающих успехов. Несмотря на прекрасное качество, она не смогла исправить ошибок, допущенных высшим командованием, не сумевшим надлежащим образом использовать мобильные силы. Основные причины этого следует искать в неумении управлять действиями стратегической конницы. А в основе этого - непонимание высшим общевойсковым командованием особенностей конницы, отсутствие оценки ее решающего морального и физического воздействия на тылы противника, отсутствие четких правил использования крупных кавалерийских масс – вот последствия отсутствия доктрины использования стратегической конницы, более чем существенно сказавшиеся на итогах важной операции.

Библиография

Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.

Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. - Пг., 1916;

Вильна-Молодечненская операция. Август-сентябрь 1915 г. Пг.: Биб-ка «Вечернего времени», 1916;

Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. Сост. А. Незнамов. - М., 1922;

Мозер О. фон. Краткий стратегический обзор мировой войны 1914 - 1918 годов. - М.: Высший военный редакционный совет, 1923;

Риттер Х. Критика мировой войны. - Пг.: Военное издательство Петроградского военного округа, 1923;

Данилов Ю. Н. Россия в мировой войне 1914 - 1915 гг. – Берлин: «Слово», 1924;

Певнев А. Конница в Свенцянском прорыве // Война и революция. - 1929. - Кн. 12;

Евсеев Н. Свенцянский прорыв 1915 г. - М., 1936;

Ковалев Е. Донские батареи в Свенцянском прорыве // «Военная быль. - 1961. - № 48, 49;

Керсновский А. А. История Русской Армии. Т. 3. - М.: «Голос», 1994.

Статьи из этой серии

Конница в Ровенском сражении 1915-го

Стабилизация. Конница в Свенцянском прорыве

Автор:

1359

Поделиться:

Вернуться назад