Конница в Восточной Пруссии, 1914-й. Пилькален и Каушен

Мобильные войска в бою

Конница в Восточной Пруссии, 1914-й. Пилькален и Каушен

24 октября 2020 г.

На границах Восточной Пруссии к началу Первой мировой войны были развернуты 8,5 кавалерийских дивизий русской армии. Прикрытие мобилизации, сосредоточения и развертывания армий возлагалось на эту стратегическую конницу - 1-ю, 2-ю, 3-ю, 4-ю, 6-ю и 15-ю кавалерийские, 1-ю и 2-ю гвардейские кавалерийские дивизии, 1-ю отдельную кавалерийскую бригаду.

Схема № 5.jpg

Развертывание русской конницы 1-й армии Северо-Западного фронта к началу кампании 1914 г.

Кавалерийские части, получив распоряжение о подготовке к мобилизации, а затем и приказ о мобилизации, одновременно с последним получили запрет переходить границу и предпринимать боевые действия.

Кавалерийские соединения прикрывали развертывание друг друга, а также 1-й и 2-й армий. Через двое суток после начала мобилизации, начальник 2-й кавалерийской дивизии Хан Нахичеванский получил распоряжение о временном назначении командующим конницей, сосредоточенной на ковенском направлении - в составе 1-й и 2-й гвардейских, 2-й и 3-й кавалерийских дивизий. Отряд имел строго пассивную задачу - прикрывать границу. Хан был временным начальником и должен был управлять четырьмя кавалерийскими дивизиями без штаба.

102..jpg

Командующий конной группой 1-й армии в августе 1914 г. генерал-лейтенант Хан Гусейн Нахичеванский

1-я отдельная кавбригада Н. А. Орановского осуществляла разведывательные действия (включая разведку боем), а также прикрывала правый фланг 1-й армии.

Oranovskii_NA.jpg

Начальник 1-й Отдельной кавалерийской бригады генерал-майор Н. А. Орановский

Проводит усиленную разведку и отряд Хана Нахичеванского.

В тактическом отношении действия, предпринимаемые конницей, носили нерешительный характер. Движение целого корпуса происходило во многом вслепую, и особых сведений о противнике собрано не было.

После сосредоточения гвардейской кавалерии Хан Нахичевавский разделил свой отряд на две группы: правую в составе гвардейских дивизий под командой начдива 2-й гвардейской генерал-лейтенанта Г. О. Рауха, и левую в составе 2-й и 3-й кавалерийских под командой начдива 3-й кавдивизии генерал-лейтенанта В. К. Бельгардта.

Г. О. Раух.jpg

Начальник 2-й гвардейской кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Г. О. Раух.

Разведывательные разъезды и эскадроны наталкивались на германскую завесу, и в полной мере преодолеть ее не смогли. Произошла серия встречных боев с переменным успехом.

В. К. Бельгардт.jpeg

Начальник 3-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени (посмертно) В. К. Бельгардт

Фактически деятельность крупной конной массы свелась к роли тактической пехотной разведки. Что касается данных о противнике, то Хан Нахичеванский располагал сведениями только о частях 1-й пехотной и 1-й кавалерийской дивизий немцев. Он не знал, как далеко на север и юг простирается фронт немцев и что делается западнее Сталлупенена, т. е. сосредоточиваются там какие-либо войска противника или нет.

Недовольный деятельностью своей конницы командарм-1 П. Г. К. Ренненкампф писал: «вверенная Вам конница больше увлекается боями на фронте, чем действиями на флангах и тылу противника, где ее настоящее место. При Вашей обстановке нет необходимости спешенной конницей упорно задерживать пехоту противника фронтальными боями. Если пехота противника продирается вперед, тем легче ее охватить, зайти в тыл». Командарм, с одной стороны, прав в том, что конный отряд тактически действовал неверно. Но командарм в значительной мере сам повинен в плохой работе своей конницы. Отряд Хана Нахичеванского был привязан задачей «прикрытия» к железнодорожной магистрали Ковно - Вержболово. Если бы командарм-1 выдвинул в район Волковишки, Кибарты не батальон 109-го пехотного полка, а одну пехотную дивизию, освободив конницу от задачи прикрытия, Хан Нахичеванский получил бы свободу маневра на внешнем фланге армий - и мог бы выйти к нижнему Неману и оттуда действовать на фланг и тыл 8-й германской армии. Более того, сам Хан Нахичеванский неоднократно обращался к своему командарму с просьбой о смене пехотой и предоставлении возможности покинуть Волковишки - Вержболово. Но П. Г. К. Ренненкампф не давал на это согласия. Командарм - генерал от кавалерии - не понимал несоответствия назначения кавалерии с задачами, какие он ставил ей.

П. Г. К Ренненкампф.jpg

Командующий 1-й армией Северо-Западного фронта генерал от кавалерии П. Г. К. Ренненкампф

С другой стороны, русская конница отразила действия противника, имевшие целью проведение стратегической разведки. Разведка немцев в направлении на Владиславов была успешно отражена частями 2-й гвардейской кавдивизии. Что же касается района Вержболово, то здесь со стороны русской кавалерии потребовались несколько большие усилия – но натиск германской пехоты на госп. дв. Бояры, Эйдкунен, Кибейки был отражен. За день боя было установлено, что перед фронтом 3-й кавдивизии действовал 1-й прусский гренадерский полк.

В итоге, наступательные действия германского отряда генерала Тротта дали немцам не более информации, чем аналогичные попытки Хана Нахичеванского - русским. Тротта обнаружил перед своим фронтом все те же части 109-го пехотного полка и 3-й кавдивизии (несмотря на подход еще ряда русских соединений).

В преддверии боя под Сталлупененом, 3 августа, отряд Хана Нахичеванского предпринимает марш-маневр на северном крыле армии - с целью разбить 1-ю германскую кавдивизию, находившуюся в районе Пилькален. Твердо следуя указаниям командарма, Хан выдвигает свою кавалерию от Владиславова на север - чтобы выиграть фланг у немцев. Но, двигаясь с излишней осторожностью и исключительной медлительностью, конный отряд только к вечеру выдвинулся к Шиленен, где и заночевал.

На утро 4-го августа, когда авангарды армейских корпусов вошли в соприкосновение с частями 1-го корпуса немцев, Хан Нахичеванский возобновил свой маневр. От Шиленен конный отряд двигается шагом тремя колоннами. Покрыв расстояние 8 - 10 км, русская конница встретила передовые части немцев - против которых развернулась вся гвардейская кавалерия. После длительной перестрелки Хан Нахичеванский принял решение бросить пять полков 2-й и 3-й кавдивизий для обхода Пилькален с запада и удара в тыл 1-й германской кавдивизии. Выполнение этого решения затянулось до вечера. Дивизии, закончив маневр, охватили Пилькален с запада и, атакуя его с востока, овладели городом, покинутым немцами, которые до подхода русской конницы ушли на Катенау и далее к южной опушке леса Цулькинер - за левый фланг 1-го армейского корпуса.

Оперативное взаимодействие конной массы с армейскими корпусами выразилось в том, что Хан Нахичеванский не знал, что делается в соседнем 20-м корпусе и на фронте армии, а штабы армии и корпуса не знали, где и что делает конный отряд.

Отбросив подразделения самокатчиков 1-й германской пехотной дивизии, к полудню 5-го августа кавалерия Хана Нахичеванского перешла в район Еленишкен, Кегстен, Драгупенен.

6-го августа состоялся бой у Каушена (о нем – ниже). Немцы стали отходить за р. Инстер и закрепляться на западном берегу.

В день Гумбинена (7-е августа) 1-я германская кавдивизия с 4-м ландверным полком двинулись на Кегстен, где немцы атаковали четыре спешенных эскадрона 1-й отдельной кавбригады. Эскадроны начали отход. Находившийся в 7 км от поля боя отряд Хана Нахичеванского слушал гул канонады, не приняв мер к содействию бригаде Орановского и 28-й пехотной дивизии.

Недовольный неудачными действиями своей кавалерии, командарм-1 в ночь на 8-е августа писал: 1) Генералу Орановскому: «Ознакомившись с Вашим донесением № 261, нахожу, что Ваше превосходительство не подготовлены к роли самостоятельного кавалерийского начальника, а потому на основании высочайше дарованных мне прав удаляю Вас от командования вверенной Вам бригадой»... 2) Генералу Хану Нахичеванскому через комбрига – 1-й отдельной кавалерийской: «Командующий армией приказал Вам ориентировать генерала Хана Нахичеванского и передать ему приказание немедленно двинуться на Сталлупенен и атаковать противника во фланг и тыл».

Схема № 6.jpg

Схема № 7.jpg

Схема № 8.jpg

Схема № 9.jpg

Конница 1-й армии в Восточно-Прусской операции. Даты – по-новому стилю.

Т. о., широкая стратегическая разведка, возложенная на кавалерию Северо-Западного фронта (и в частности 1-й армии) в этот период боевых действий не была выполнена - вследствие бездеятельности ряда военачальников русской конницы, не понимавших ни оперативных задач, ни стратегической цели действий конницы. Мы наблюдаем изолированные стычки с противником, без увязки своих действий с соседями и даже без увязки действий внутри своих соединений. Отсутствие полноценной разведки, связи и координации действий свидетельствует о бюрократическом управлении войсками.

Русское же общевойсковое командование, точно так же, как и французы, недоучитывало роль стратегических ударов конницы, сводя ее задачи к разведке и к службе завесы.

Первое серьезное столкновение конницы Северо-Западного фронта с противником, как мы отметили выше, состоялось при Каушене. В этом бою принимали участие лейб-гвардии Конный, Кавалергардский, Кирасирский Его Величества, Кирасирский Ее Величества полки, а также все полки 2-й гвардейской кавалерийской дивизии.

На конницу возлагалась задача прикрывать правый фланг армии, действовать мобильно и маневренно, в пехотный бой не ввязываться и использовать в основном артиллерийский огонь.

Эскадронам конного отряда Хана Нахичеванского, тем не менее, пришлось вступить в бой с ландверной пехотой 6-й и 2-й бригад, поддержанных артиллерией. Русской кавалерии пришлось спешиться – и она повела энергичное наступление. Лобовое наступление спешенной конницы развивалось сложно. Ее силы не превышали численности 4-х германских батальонов, в то время как противник у Каушена имел 6 батальонов, занимавших оборонительную позицию. Командир Конно-Гренадерского полка генерал-майор Д. А. Лопухин личным примером поднял боевой дух гвардейцев, увлекая вперед своих подчиненных.

Но участь боя решила конная атака 3-го эскадрона лейб-гвардии Конного полка под командованием ротмистра барона П. Н. Врангеля. Несмотря на сильный артиллерийско-стрелковый огонь противника и выбытие из строя офицеров, перелом в бою произвел ротмистр лейб-гвардии Конного полка барон П. Н. Врангель, в конном строю атаковавший германский артиллерийский взвод.

84..jpg

Эскадрон галопом атаковал стреляющие орудия и, кроме них, захватил 4 зарядных ящика. Ротмистр был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени за то, что: «…стремительно произвел конную атаку и, несмотря на значительные потери, захватил 2 орудия, причем последним выстрелом одного из орудий под ним была убита лошадь» (Летопись войны 1914 – 15 гг. № 32 оф. - С. 63.).

В каушенском бою потерпели поражение 4-й, 33-й и 41-й ландверные пехотные полки. Успех 6 августа стоил кавалерии 81 человека убитыми, 293 человек ранеными и 22 человек пропавшими без вести (См. Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии (август-сентябрь 1914 г.). - М.: Военная типография ГУРККА, 1926. С. 63.). Полки Кавалергардский и Лейб-гвардии Конный лишились более половины своих офицеров. Германская 2-я ландверная бригада потеряла 66 человек убитыми, 122 человек ранеными и 30 человек пленными (17 из них взяты кирасирами Его Величества. См. Гоштовт Г. Кирасиры Его Величества в Великую войну. Париж, 1938. С. 67.), а также 2 орудия и 4 зарядных ящика (См. : Керсновский А. А. Указ. соч. Т. 3. С. 339.). Причем, имеются в виду не раненые пленные, так как, по словам участника боев В. Рогвольда, на оставшемся за русскими поле боя было много раненых немцев, которых было не на чем везти (См.: Рогвольд В. Там же.).

Уникальная ситуация - в ознаменование подвига конногвардейцев оба захваченных ими под Каушеном германских 77-мм орудия были пожалованы полку в собственность.

В целом, для Восточно-Прусской операции следует отметить неудовлетворительные действия русской конницы (исключение составляла лишь 1-я кавалерийская дивизия В. И. Гурко), которая не смогла ни наладить преследование противника после ряда успешных боев, ни должное взаимодействие, ни осуществлять стратегическую разведку, не говоря уже об оперативных действиях. Ярко это проявилось и в сражении у Мазурских озер - при подавляющем превосходстве русской конницы.

Отличилась в Восточно-Прусской операции 1-я кавалерийская дивизия.

85..jpg

Начальник 1-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант В. И. Гурко (Ромейко-Гурко).

Фактически дивизия была включена в войсковую группу – ее начальнику генерал-лейтенанту В. И. Гурко в оперативном отношении подчинялась и 5-я стрелковая бригада. Дивизия активно действовала на левом фланге 1-й армии и мы подробно писали о ее действиях ранее (см. 1-я кавалерийская дивизия в Восточной Пруссии, лето-осень 1914 г. Часть 1. ; 1-я кавалерийская дивизия в Восточной Пруссии, лето-осень 1914 г. Часть 2.).

Схема № 11.jpg

Поиск 1-й кавалерийской у Маркграбова

Автор:

1260

Поделиться:

Вернуться назад