Британские мобильные силы в Амьенской операции, август 1918 г. Ч. 2. На оперативный простор

Мобильные войска в бою

Британские мобильные силы в Амьенской операции, август 1918 г. Ч. 2. На оперативный простор

24 февраля 2021 г.

2. пред.jpg

Ранее мы рассмотрели состояние британской конницы к 1918 году (Британские мобильные силы в Амьенской операции, август 1918 г. Ч. 1. Королевская конница к 4-му году мировой войны).

Собственно Амьенской операции мы посвятим одну из перспективных статей, а в этой сделаем упор на реконструкции действий мобильных сил – танков при поддержке конницы.

Оперативно-стратегическая обстановка в преддверии операции складывалась следующим образом.

В результате Большого наступления германцев, начавшегося 21 марта 1918 г. в направлении на Амьен и Мондидье, англичане оказались отброшены к Амьену.

24-го апреля немцы овладевают Виллер-Бретоне, которое после блестящей контратаки в тот же день было отбито, и фронт стабилизируется на линии: Альберт, Виллер-Бретоне, Мондидье.

Маршал Ф. Фош в директивах от 3-го апреля и 20-го мая остановился на идее наступательных действий – предполагая совместными усилиями англичан и французов освободить железную дорогу Париж - Амьен.

15..jpg

Ф. Фош

Выполняя установку командования объединенных сил Антанты, главнокомандующий Британскими Экспедиционными Силами во Франции фельдмаршал Д. Хейг распорядился подготовить эту операцию командующему британской 4-й армией генералу Г. Роулинсону – армия последнего должна была наступать во взаимодействии с французской 1-й армией.

16..jpg

Д. Хейг

24-го июля прошло совещание главнокомандующих союзными армиями, по итогам которого Ф. Фош сформулировал следующее указание (директива № 2395 от 25-го июля): «Пятое наступление немцев потерпело неудачу и перешло в поражение вследствие наступления 10-й и 11-й армий. Необходимо рядом последовательных атак с большой энергией развить этот успех и дальше в глубину».

17..jpg

Г. Роулинсон

Целью операции являлось: «Освободить железную дорогу, достигнув фронта: Марикур-на-Сомме - Арбоньер - Кэ-Ле-Кеснель - Хангестен-Сантерр и как можно быстрее выйти на линию Шолнес - Ройе, энергично отбрасывая противника в основном направлении на Гам, между тем как французы, атакуя Мондидье с одной и с другой стороны, будут продвигаться в направлении на Ройе».

Силы: британская 4-я армия, усиленная Канадским корпусом, Кавалерийским корпусом и Танковым корпусом, французская 1-я армия, усиленная 4 дивизиями и 2 батальонами легких танков. Франко-британское наступление готовилось в обстановке повышенной секретности.

Местность района наступления представляла собой равнину между p.p. Анкром и Авром. Равнина пересекалась широкой торфяной долиной р. Соммы (особо извилистой восточнее Амьена) и долиной р. Лис. Севернее Соммы местность была более трудной, изрезанной оврагами. К югу, между Соммой и Авром, равнины Сантерра, слегка волнистые и открытые, усеянные населенными пунктами, небольшими лесами и рощами, были пригодны для действий танков и конницы. Но южнее р. Лис представляла серьезное препятствие. За линиями немецких позиций находились внешние оборонительные линии Амьена, утраченные союзниками. Далее на восток, и, особенно, в районе Соммы, местность, опустошенная боями 1917 г., была изрыта - и малопригодна для действий конницы и танков.

Фронт перед войсками британской 4-й армии занимали 6 дивизий германской 2-й армии генерала кавалерии Г. фон дер Марвица. Английский Генштаб считал, что их могли усилить еще 8 дивизий, расположенных поблизости.

18..jpg

Г. фон дер Марвиц

Соседом слева 2-й армии являлась 18-я армия генерала пехоты О. фон Гутьера. Межармейский стык находился прямо перед фронтом французской 1-й армии. Большая часть германских дивизий была на позициях уже более месяца - они были основательно ослаблены недавними боями. В целом, на дух германской армии уже повлиял результат поражения 18-го июля.

19..jpg

О. фон Гутьер

В конце июля фронт британской 4-й армии проходил с севера - от Альберта - на юг - до Виллер-Бретоне. Севернее Альберта находилась британская 3-я, а южнее Виллер-Бретоне - французская 1-я армии.

В ночь на 1-е августа британская 4-я армия протянула свой фронт к югу и сменила части французской 1-й армии до дороги Амьен - Ройе. 4-я армия имела в боевой линии 3-й армейский и Австралийский корпуса.

20..jpg

В ночь перед наступлением Канадский корпус с соблюдением серьезных мер маскировки перешел на правый фланг Австралийского - он должен был действовать между австралийцами и французским 31-м армейским корпусом.

3-й корпус должен был атаковать 3 дивизиями (47-я дивизия - на севере от р. Анкр – находилась в обороне), а Австралийский и Канадский корпуса имели по 4 дивизии – т. о. всего британцы задействовали 11 ударных дивизий.

Их поддерживали 2 пехотные дивизии, Кавалерийский 3-дивизионный корпус, автопулеметный отряд и батальон канадских велосипедистов.

4-я армия располагала несколькими авиаэскадрильями, более чем 2000 орудий и около 400 танков.

Танки уже доказали свою силу в боях - в частности, под Камбре 20 ноября 1917 г., 4 июля 1918 г. во время германского наступления на Амьен и Мондидье и в бою у Гамель и, наконец, в контрнаступлении французов на Суассонский выступ 18 июля 1918 г.

На этот раз танки должны были действовать против слабых позиций, на оптимальной местности и максимальной группировкой (Г. Роулинсон сосредоточил самую большую массу танков, которая когда-либо была задействована в сражении Первой мировой войны). Танковый корпус насчитывал 12 батальонов, но 1 батальон оставался в резерве в Кавайоне. Г. Роулинсон располагал 11 батальонами - 9 батальонов по 36 тяжелых танков Мк V и 2 батальона по 48 средних танков «Уиппет» - всего 420 танков (в бою 8 августа приняли участие 415 машин). Если к этому прибавить резервные и вспомогательные машины, получалась сила в 580 танков.

Важным фактором успеха должна была стать внезапность.

Стратегическая внезапность была достигнута благодаря абсолютной тайне всех передвижений – осуществляемых ночью и в самый последний момент. Тактическая внезапность была достигнута благодаря внезапной атаке частей 3-го армейского корпуса, Кавалерийского корпуса и 11 танковых батальонов – на 20-километровом фронте и без артподготовки. Атака должна была начаться одновременно с постановкой подвижного огневого вала и контрбатарейным огнем.

31-го июля во Флихкуре, главной квартире 4-й армии, Г. Роулинсон отдал распоряжения своим комкорам. Лишь в этот день стало известно о наступлении. Приказ гласил: «а) 4-я армия атакует противника между Морланкуром и дорогой Амьен – Ройе... б) 3-й арм. корпус, Канадский корпус, Австралийский корпус и Кав. корпус будут проводить эту атаку. в) Танки распределяются следующим образом: 10-й батальон - 3-му корпусу, 5-я бригада - Австралийскому корпусу, 4-я бригада - Канадскому корпусу, 3-я бригада - Кав. корпусу, 9-й батальон - в арм. резерве… д) 1-я армия французов атакует во взаимодействии с 4-й армией на фронте между дорогой Амьен - Ройе и долиной р. Авр..».

2-го августа отдается приказ по коннице: «Кав. корпус выдвинется вперед до Лонгюо в следующем порядке: 1-я бригада 3-й кд; 1-я бригада 1-й кд; главные силы 3-й кд; главные силы 1-й кд; 2-я кд (резерв). 1-й и 3-й кд будут подчинены по батальону танков Уиппет. 3 кд располагается по указаниям командира Канадского корпуса».

4-го августа Г. Роулинсон встретился с командиром Кавкорпуса в Охи-ле-Щато и изложил план армейского командования кавалерийским комдивам и комбригам. Военная тайна была сохранена так качественно, что войска узнали о намерениях командования лишь за 36 часов до начала атаки.

В 10 часов 5-го августа, находясь в главной квартире 4-й армии, Д. Хейг отдал последние указания командующим армиями и командиру Кавалерийского корпуса. Фельдмаршал так определил задачу конницы: «Конница должна быть готова использовать каждый разрыв и идти, где только возможно, между Соммой и дорогой Ройе. Кавалерийские разъезды должны сопровождать продвижение пехоты, чтобы не упустить ни одного случая для продвижения вперед. Не следует устанавливать никаких пунктов для движения вперед, но конница должна быть готова развить любой успех на всем фронте атаки британской армии к югу от Соммы. Для перехвата железной дороги, для помехи действиям артиллерии и для задержки резервов должны высылаться разъезды и пулеметные отряды в направлении на восток и северо-восток. Резервы должны быть готовы продвигаться вперед и внимательно следить за ходом боя».

Кавкорпус под командованием генерал-лейтенанта Каванага состоял из 1-й, 2-й и 3-й кавдивизий. Каждая имела в своем составе 3 бригады (по три 3-эскадронных полка) с батареей 76-мм орудий (6 пушек), пулеметным эскадроном и взводом связи. 3-я бригада танков, приданная Кавкорпусу, состояла из 3-го и 6-го батальонов танков Уиппет. Каждый батальон имел 3 роты по 16 машин - всего 48 танков.

Конница получила приказ - после того как она, если позволит обстановка, обгонит пехоту и проникнет расположение противника, овладеть старыми оборонительными линиями и удерживать последние до подхода пехоты. Затем конница должна была выдвинуться в общем направлении от железной дороги Шолнес на Ройе - стремясь перерезать коммуникации противника и облегчить продвижение французов.

Для лучшей связи с пехотой 1-я кавбригада во время первой фазы операции переходила в подчинение командира Австралийского корпуса, а 3-я кавдивизия располагалась в соответствии с указаниям командира Канадского корпуса. Эти кавалерийские соединения должны были обогнать пехоту - как только последняя достигает второго объекта наступления. Затем они вновь возвращаются в подчинение комкора Кавалерийского.

Рота танков из 16 машин 6-го батальона была придана 1-й кавбригаде, а 3-й танковый батальон - 3-й кавдивизии.

В ночь на 7-е августа Кавкорпус был сосредоточен в долине Соммы - к северо-западу от Амьена. И поздним вечером 7-го августа он двинулся через Амьен - на плато к юго-востоку от Лонгюо. 1-я кавдивизия находилась к северу от Каши, 3-я – западнее, и 2-я - во втором эшелоне.

21.jpg

Вечером 7-го августа инженерный батальон американской армии и саперы Кавкорпуса, для того чтобы облегчить кавалерийские марши, проложили т. н. колонные пути - по которым конница могла двигаться, не занимая дороги, используемые другими родами войск. В районе к юго-востоку от Люнгюо к коннице были подброшены оба танковых батальона.

8-го августа в 4 часа 20 минут началось наступление. В назначенный час артиллерия открыла интенсивный огонь по всему фронту - громя батареи противника.

По всему фронту был установлен подвижной артиллерийский вал, и пехота, поддержанная массой танков в 415 машин, пошла в атаку. Британская авиация, уже несколько дней господствовавшая в районе Амьена, также развернула активные действия по корректированию огня артиллерии и по поддержке своей пехоты.

На севере, между р. Анкром и Соммой, 3-й армейский корпус наносил удар 2 дивизиями и батальоном танков. В центре, между Соммой и железной дорогой Амьен - Шолнес, Австралийский корпус бросил вперед свои 4 дивизии и 4 батальона танков. На юге Канадский корпус ввел в дело 4 дивизии и 4 батальона танков.

Успех был налицо - поддержка танков позволила уничтожать сопротивление многочисленных пулеметных гнезд германцев. Последние начали отходить по всему фронту.

Несмотря на туман, австралийцы и канадцы своими правофланговыми дивизиями уже к 6 часам 20 минутам достигли первых объектов атаки. Левофланговая (2-я) дивизия Канадского корпуса встретила серьезное сопротивление у Марселькав - которым овладела только в 7 часов.

В 8 часов 20 минут огневой вал вновь выносится вперед.

Настал момент ввести в прорыв конницу.

В 5 часов 30 минут 1-я кавдивизия (1-я, 2-я и 9-я кавбригады и 6-й танковый батальон) генерала Муллина находилась к югу от леса д'Аквеннь. Передовые части 1-й и 9-й кавбригад находились приблизительно в 1500 метрах северо-восточнее Каши - в хвосте пехоты.

3-я кавдивизия в составе Канадской кавбригады, 6-й и 7-й кавбригад и 3-го танкового батальона генерала Гармана подходила к западной окраине Каши.

2-я кавдивизия (3-я, 4-я, 5-я кавбригады) генерала Питмана оставалась в резерве - на перекрестке юго-восточнее Лонгюо.

22.jpg

События, участницей которых стала 1-я кавдивизия, развивались следующим образом.

1-я кавбригада (2-й гвардейский драгунский, 11-й гусарский, 5-й гвардейский драгунский полки и танковая рота из 16-ти Уиппетов) действовала между дорогой из Амьена на С.-Кантен и железной дорогой Амьен - Шолнес. Она двигалась за 5-й австралийской дивизией, находившейся вo втором эшелоне.

В 6 часов 20 минут 3-я и 2-я австралийские дивизии достигли первых объектов атаки, где и остановились. 4-я и 5-я австралийские дивизии в 8 часов 20 минут их обогнали - и двинулись для атаки вторых объектов.

5-я австралийская дивизия действовала при поддержке 1-й кавбригады и ее танков. 2-й гвардейский драгунский полк составлял передовой эшелон бригады. В 9 часов 5-я австралийская дивизия достигла второго объекта. Драгуны обогнали пехоту и двинулись на Байонвиллер и Арбоньер. Впереди основных сил 2-го гвардейского драгунского полка двигались разъезды.

О том, насколько большую жатву могла собрать конница, свидетельствуют успешные действия драгунских разъездов. Так, 1-й разъезд проходивший Байонвиллер и проследовавший на Фрамервилль, захватил и передал следовавшим за ним австралийским пехотинцам 75 пленных германцев.

В это время главные силы полка были остановлены пулеметным огнем немцев к западу от Байонвиллер и к югу от Арбоньера. 2-й эскадрон спешился и при поддержке танков и пехоты овладел Байонвиллером.

Арбоньер все еще держался. И тогда 3-й эскадрон 2-го гвардейского драгунского полка совместно со 2-м эскадроном атаковали селение с юга.

2 драгунских взвода атаковали германцев в конном строю.

23..jpg

Германские пехотинцы разбежались. В ходе конной атаки драгуны захватили 26 пленных и 2 пулемета – которые были присоединены к 30 пленным и 2 траншейным орудиям, захваченным ранее - в процессе продвижения.

Другой взвод, выдвинувшись к железнодорожному тоннелю южнее Арбоньера, также в конном строю опрокинул противника: 7 немцев было убито, захвачены 2 пленных, 1 станковый и 1 ручной пулеметы.

1-й взвод преследовал отходившего противника и взял еще несколько пленных. В это время прибыли 2 танка Уиппет. 1-й и 2-й эскадроны с танками двинулись к дороге Арбоньер - Розьер. Один танк по техническим причинам выбыл из строя, но второй активно участвовал в бою. Эскадронам пришлось драться под сильным огнем противника и понести серьезные потери, ведя ожесточенный бой у железной дороги.

Когда австралийцы, захватив в 9 часов 30 минут второй объект, около 10 часов атаковали Арбоньер, 3-й эскадрон 2-го гвардейского драгунского полка вместе с пулеметным отделением выдвинулся на галопе на правый фланг атакующих – а затем спешился и при поддержке 2 орудий открыл огонь по противнику. В то же время 11-й гусарский полк, усиленный эскадроном 5-го драгунского гвардейского полка и пулеметным отделением, атаковал Арбоньер с севера – и в 10 часов 15 минут последний пал.

Стремительно наступавший 5-й драгунский полк обходил Вовиллер с севера. Действуя в конном строю, полк захватил обоз, 600 пленных и артиллерийскую батарею.

Но возросшее огневое сопротивление противника не позволило продолжить дальнейшее движение - конные разъезды были остановлены огнем пулеметов. Уничтожить последние танки Уиппет не смогли.

К полудню 1-я кавбригада была двинута на помощь 9-й кавбригаде, которая действовала к югу от железной дороги и натолкнулась на серьезное сопротивление германцев между Кэ и Гюйланкуром.

Развивались события и на фронте 9-й и 2-й кавбригад - которые в сопровождении своих танков шли за канадской пехотой южнее железной дороги Амьен - Шолнес.

Перед Гюйланкуром пехота была вынуждена выдержать сильный бой. Кавалерия и танки помогли пехоте - и к 11 часам 15 минутам 9-я и 2-я кавбригады обогнали пехотинцев. Гюйланкур был взят в 12 часов 10 минут.

-_Страница_101.jpg

Кавалеристы 2-го гвардейского драгунского полка, 1918.

Взятие Гюйланкура и прибытие 1-й кавбригады позволили продвинуться 9-й кавбригаде - и захватить долину к югу от Арбоньера. 9-я кавбригада вышла к внешним оборонительным линиям Амьена.

2-я кавбригада получила приказ овладеть Кэ и оборонительными позициями у Амьена восточнее последнего. При помощи 2-й пехотной бригады канадцев задача была выполнена.

Разъезды от 9-й и 2-й кавбригад, установили, что Розьер-ан-Сантерр и Врели прочно заняты противником - продвинуться далее они не смогли.

3-я кавдивизия должна была двигаться позади 1-й канадской пехотной дивизии. Первая задача была достигнута к 6 часов 20 минут, а в 8 часов 20 минут пехота вновь пошла вперед. Кавалерийские разъезды разведали переправы через р. Лис. В 9 часов 20 минут бригада канадской конницы перешла р. Лис у Иньокура. 7-я и 6-я кавбригады следовали за ней. После Иньокура 3-я кавдивизия обогнала пехоту, а танки задержались на переправах.

Атаковав Кайо с юга и продвигаясь в направлении на Врели, 7-я кавбригада галопом ворвалась в лес к югу от Кайо и захватила 200 пленных. Затем новым скачком она овладела высотами у Кэ, где захватила еще 100 пленных, 5 пулеметов и 6 тяжелых орудий. В 13 часов 40 минут 7-я кавбригада заняла весь лес Кайо - выдвинув 1-й драгунский полк для занятия линии Врели – Варвиллер. Последний действовал при поддержке 17-го уланского полка и танков.

6-я кавбригада двигалась за 7-й. После того как она прошла лес к юго-востоку Кайо, двинулась к юго-востоку - в направлении Кеснель. Пулеметы германцев обеспечивали лес Бокур, и наступление проходило медленно. Правый фланг 6-й кавбригады продвигаться не мог, но левый фланг продвигался – взаимодействуя с 7-й кавбригадой. В 14 часов 45 минут 6-я кавбригада заняла внешнюю линию обороны Амьена.

Полк канадских драгун в сопровождении 8 танков успешно действовал у северо-западной опушки леса Бокур. 2 взвода полка Страткона достигли дороги Амьен – Ройе, продвигаясь до Фонуа-ан-Шоссе. Они захватили 125 пленных, но были остановлены с юго-западной опушки леса Бокур.

Главные силы канадской кавбригады пытались захватить дер. Бокур, но атака была остановлена огнем пулеметов.

К исходу 8-го августа фронт проходил по линии внешних оборонительных позиций Амьена. Конница и броневики сражались несколько восточнее этой линии. К югу от дороги из Амьена на Руа французская 1-я армия еще не достигла Ангеста – Варвиллера.

Всего за день английская армия захватила 13000 пленных и до 400 орудий. Конница проникла в глубину расположения противника на 35 км. День 8-го августа принес союзникам огромный успех - но последний все же не был достаточно быстро и глубоко развит.

Вечером 8-го августа Д. Хейг приказал 4-й армии продолжать преследование, и на следующий день выйти на линию Дернанкур, Брей (на Сомме), Шолне, Руа. На юге французская 1-я армия должна была левым флангом выйти на дорогу Руа, а английская конница подпирать правый фланг британской 4-й армии, облегчив и продвижение французов.

9-го августа по всему фронту 4-й и 1-й армий продолжались атаки - с участием артиллерии, танков и кавалерии.

На севере пехота 3-го армейского корпуса, сильно потрепанная предыдущими боями, была усилена прибывавшими американскими частями и захватила Шипильи, достигнув поставленных целей.

1-я кавдивизия действовала в центре фронта канадцев - встречая сильное сопротивление частей германской 109-й дивизии.

После полудня Мехарикур был взят комбинированной атакой - пехотных частей канадцев и конных частей 9-й кавбригады.

2-я кавдивизия двигалась впереди своей пехоты и заняла Фоли. Затем она была остановлена огнем пулеметов противника с западной опушки леса Бофор и смогла продвинуться дальше только после полудня - когда Бофор был занят 1-й пехотной дивизией канадцев. Обойдя Варвиллер и Врели и оставив пехоту атаковать эти селения, 2-я кавдивизия двинулась на Мехарикур - и к исходу дня достигла западной окраины Мокур.

Отдельный канадский автопулеметный отряд действовал на дороге Амьен – Руа - в непосредственной связи со 2-й кавдивизией и канадской 3-й пехотной дивизией.

В конце дня были захвачены Розьер-ен-Сантерр, Мехарикур, Вариллер, Бофор, Рувруа-ен-Сантерр, Фоли и Арвиллер. Фронт 4-й армии проходил, по линии Дернакур, Морланкур, Шипильи, западные окраины Пройар и Лион, Рувруа и Бушуар.

Правее канадцев 1-я армия достигла линии Пьерпонт, Арвиллер.

В ночь на 10-е августа 1-я и 2-я кавдивизии были сменены канадской пехотой и отведены в район Кайо.

В течение 9-го августа на всем фронте 4-й армии удалось продвинуться максимально (на южном фланге) почти на 9 км. 9-го августа совместные действия танков и конницы были слабее, чем ранее - танки все время отставали.

10-го августа 3-я дивизия канадцев в 4 часа 20 минут атаковала противника. 8-я бригада, поддержанная 4 танками, выдвинулась к Ле-Кеснель и захватила последний.

32-я дивизия, которая следовала за 3-й канадской, обогнала последнюю, но дошла лишь до западной окраины Варвиллера и Дамер. Правее 32-й дивизии канадская кавбригада при поддержке танков пыталась захватить высоты к северу от Руа.

В то же время 2 кавдивизии, находившиеся в резерве, получили приказ выдвинуться вперед. Одна бригада 2-й кавдивизии выдвинулась в направлении на Несль и попала на изрытое воронками и окопами поле старых боев 1917 г. - что крайне затруднило действия танков и конницы.

С наступлением ночи весь Кавкорпус был отведен назад. К вечеру 10-го августа фронт проходил по линии Дернакур, Буа-де-Тайль, западная окраина Этинем, Шильи, Варвиллер, Дамер.

11-го августа британская 4-я армия должна была продолжать атаковать противника с целью отбросить его к Сомме и захватить переправы на участке Брей и Оффуа. Французская 1-я армия должна была атаковать в направлении на Гам. Одна кавбригада придавалась Канадскому корпусу. А главные силы Кавкорпуса должны были содействовать канадцам.

2-я австралийская дивизия заняла Ренекур и дошла почти до Эрлевилля, а 1-я австралийская дивизия взяла Лион и лес Оже, встретив сильные контратаки противника. Атака канадцев не состоялась вследствие контратак противника, трудной местности, недостатка танков и слабой поддержки артиллерии. Немцы подбрасывают сильные резервы.

12-го августа Кавкорпус отводится в резерв - в долину рек Лис и Авр.

Немцы закрепились на старых позициях 1917 г.

Амьенская операция была успешна: за 5 дней были очищены от противника Амьен и железная дорога Париж - Амьен.

24..jpg

В английском секторе Западного фронта 13 британских пехотных дивизий, 1 полк американской 33-й пехотной дивизии, 3 английских кавдивизии и 4 сотни танков нанесли поражение 20-ти германским дивизиям. Последние потеряли 22000 человек пленными и свыше 400 орудий.

Де Ла Бушер считает, что в ходе этой операции остро выявилась важность вопросов о скорости танков, их качестве и ремонте. Он приводит также точку зрения британского военного историка, теоретика и практика танковой войны Д. Фуллера: «Главный урок этого сражения в том, что ни тяжелые, ни легкие танки не имели достаточной скорости для действий на поле боя... Если мы имели бы в Амьенском сражении машины со средней скоростью около 16 км в час и с радиусом действия не менее 150 км, то 8 августа мы могли бы не только захватить мосты на Сомме, между Перонном и Гамом, но даже... перерезать все немецкие тылы к югу от дороги Амьен – Руа - Нойен и нанести противнику такой удар, что война закончилась бы значительно раньше».

Амьенская операция стала предметом исследований многих военных писателей - в том числе Л. Эймансбергера (в труде «Танковая война»). Л. Эймансбергер считал, что английскому Кавкорпусу не удалось прорвать германский фронт - и задание, данное коннице - пробиться до железнодорожной линии Руа, Шолне осталось невыполненным. Мнение личного состава танковых батальонов было таково, что взаимодействия с кавалерией не было. При наступлении, когда танки должны были развернуться перед конницей, скорость машин оказалась недостаточной - и их перегнали эскадроны, шедшие галопом. Л. Эймансбергер приходит к выводу, что «конница и танки являются двумя родами войск, которые не дополняют друг друга; поэтому они не должны применяться вместе».

Л. Эймансбергер забывает, что задачей конницы был не прорыв фронта противника – а развитие достигнутого прорыва, причем во взаимодействии с танками. Но темпы продвижения пехоты были низкими (после того как союзники вышли к 3-му оборонительному рубежу германцев, дальнейшие попытки серьезного продвижения вглубь германской обороны были безуспешны), а на разницу скоростей танков и конницы, которые должны были взаимодействовать, мы указали выше. Вместе с тем, тот серьезный выигрыш пространства, которого удалось добиться в первые сутки операции – стал результатом самоотверженных действий мобильных войск: танков и конницы.

Конница была единственной мобильной силой, способной (особенно в условиях отсутствия моторизации пехоты) развить успех танков. Тактически британские кавалеристы действовали прекрасно – реализовав даже несколько эффективных конных атак. Но качество применения кавалерии со стороны высшего командования оставляло желать лучшего – оперативное использование конницы должным образом не состоялось. В этой связи был прав советский военный историк полковник А. Д. Борисов, отмечавший что «если бы союзники направили свежие пехотные части и кавалерию в направлении вдоль Римской дороги, они бы не встретили здесь почти никакого сопротивления и могли бы продвинуться далеко на восток. Только излишней методичностью наступления английских корпусов, граничившей с безинициативностью, можно объяснить то, что они не преследовали отходящего в панике противника. Если бы здесь было организовано преследование, если бы вдоль Римской дороги была брошена сильная конница, результаты были бы более плачевными для германцев». А когда у Бокура «Для развития успеха в образовавшийся прорыв направляется 3-я кавдивизия канадского кавалерийского корпуса. В районе Кэ они была задержана 2,5 ротами сапер, поддержанных одной уцелевшей легкой батареей. Разгромив этих сапер, конница, однако, дальше не преследовала, а остановилась, ожидая подхода своей пехоты. В районе же южнее и юго-западнее Кэ образовался большой прорыв, и конница могла бы энергичным наступлением развить успех в направлении вдоль государственного шоссе. Таким образом, и здесь конница не была использована в полной мере». И в итоге: «Со стороны союзников возможности конницы были в этой операции использованы недостаточно. Коннице ставится ограниченная задача: достичь рубежа, намеченного задачей дня, и удерживать его до подхода своей пехоты. Конница рассредоточена, распылена, действует дивизиями по отдельным направлениям. 2-я кавдивизия канадского корпуса вообще не приняла участия в сражении. Конница недостаточно взаимодействует с танками и авиацией. В результате несколько саперных рот противника задерживают целую кавдивизию и заставляют ее спешиться; редкая цепочка остатков разгромленных дивизий германцев сдерживает конницу союзников. Конница могла бы успешно развить преследование противника, если бы она была использована сосредоточенно и усилена танками, авиацией и пехотными частями, посаженными на автомашины. Выброска германцами своих резервов пачками, неорганизованно, давала полную возможность коннице совместно с авиацией разгромить их по частям и вырваться на маневренную свободу. Таким образом, преследования конницей в собственном смысле этого слова не было».

Тем не менее, именно в ходе Амьенской операции впервые в истории танковых войск было осуществлено нечто похожее на оперативный прорыв - оторвавшись от пехоты и сопровождаемые конницей, танки провели рейд по тылам германских войск. Была впервые предпринята попытка взаимодействия крупных масс конницы с новым и еще не освоенным оружием - большой массой танков – причем без предварительного обучения войск взаимодействию между собой, что не могло не отразиться и на характере действий английской конницы. А слаженность – ключ к успешному тактическому взаимодействию.

Признание противника – лучшее свидетельство. И при всех недочетах в использовании танков и конницы в Амьенской операции Э. Людендорф был вынужден признать: «В истории этой войны 8 августа является днем печали для германской армии. В этот день немцы потеряли инициативу и их моральные силы пошли на убыль вплоть до 11 ноября. Причиной этого явились, в значительной мере, танки и конница британской армии, которые глубоко проникли в расположение немцев и посеяли там такую панику, которая способствовала успеху британского наступления».

Статьи из этой серии

Британские мобильные силы в Амьенской операции, август 1918 г. Ч. 1. Королевская конница к 4-му году мировой войны

Автор:

955

Поделиться:

Вернуться назад