Ответный удар. Русские химические атаки в Первую мировую войну

Химический фронт Великой войны

Ответный удар. Русские химические атаки в Первую мировую войну

20 ноября 2023 г.

Ранее мы увидели, как германцы, используя техническую внезапность, нанесли химический удар на обоих главных фронтах Первой мировой войны. Некоторые из химатак на Русском фронте мы рассмотрели ранее (список статей на эту тему см. внизу статьи).

Ответ русской армии не заставил себя долго ждать - и мы рассмотрим некоторые из наиболее показательных химических атак императорской армии.

сх8.jpg

Русская газовая атака у Сморгони 24 августа 1916 г.

Все та же роковая Сморгонь, (11) 24 августа 1916 г.

Один из химических ударов русской армии состоялся все у той же Сморгони в августе 1916 года – противники обменивались ударами на участке фронта, благоприятном для применения отравляющих веществ. Фактически эта газобаллонная атака стала ответом на газовую атаку немцев в июле того же года.

Газовая атака была проведена в ночь на 24 августа 1916-го в районе Сморгони на фронте 2-й пехотной дивизии. Для атаки был выбран 2-километровый участок неприятельской позиции, простирающейся от реки Вилии у дер. Перевозы до дер. Боровой Мельницы. На этом участке фронта вражеские окопы имели конфигурацию почти прямого исходящего угла – его вершина находилась у высоты 72.9. Газовый удар был нанесен на фронте длиной 1300 шагов – расчет был таков, что эпицентр газовой волны должен оказаться на отметке 72.9, поразив наиболее сильно выступающую часть окопов противника. По флангам газовой волны были установлены дымовые завесы.

Объем сжиженного газа, применяемого в ходе этой атаки, был рассчитан на 40 минут газопуска – были использованы 500 больших и 1700 малых баллонов или 32,5 тонны сжиженного газа (около тонны в минуту на километр фронта атаки). Метеорологическая разведка местности на участке началась за месяц до атаки.

В конце июля началась подготовка инфраструктуры.

В первой линии окопов было оборудовано 129 ниш для размещения газовых баллонов. Для лучшего управления газопуском фронт атаки был разделен на 4 одинаковых участка. За второй линией были созданы 4 блиндажа (используемые как склады) для хранения газовых баллонов. От каждого из таких блиндажей-складов к передовой был проведен широкий ход сообщений. Организация и проведение газовой атаки - задача 5-й химической команды.

После окончания соответствующей подготовки, в ночи на 22 и на 23 августа происходило перемещение баллонов и специального имущества, необходимого для газопуска.

23-го августа метеорологический прогноз стал благоприятным – в полдень подул стабильный юго-восточный ветер, и 5-я химическая команда запросила у вышестоящего командования разрешение провести в ближайшую ночь газовую атаку. В 16 часов 45 минут необходимое разрешение штаба армии было получено, и 5-я химическая команда приступила к снаряжению газовых баллонов.

Метеорологические наблюдения на участке участились.

В период до 22 часов они проводились раз в час, с 22 часов – раз в полчаса, с 2 часов 30 минут 24-го августа – каждые 15 минут, а с 3 часов и 15 минут и во время газопуска контрольная станция осуществляла метеорологический мониторинг непрерывно. К 3 часам 30 минутам сила ветра составила 2 метра в секунду. Направление ветра было юго-восточным, ветер был ровным, облачность была 2-балльной, давление составляло 752 мм, а температура - 12 градусов.

В 22 часа 23-го августа началось перемещение газовых баллонов со складов в передовую линию – оно осуществлялась бойцами 5-й химической команды при помощи солдат 3-го батальона 5-го пехотного Калужского полка. В 2 часа 24-го августа переноска завершилась, совпав с окончательным разрешением начальника дивизии на проведение газопуска.

В 2 часа 50 минут 24 августа снялись секреты, а ведущие к ним ходы сообщения были заложены заранее заготовленными мешками с землей. В 3 часа 20 минут все надели противогазы и маски.

Газовая атака началась в 3 часа 30 минут – газопуск был проведен одновременно по всему фронту участка, на флангах которого зажгли шашки дымзавесы.

1.jpg

Дымовая завеса

Вырываясь под давлением из баллонов, газ вначале поднимался на 4-метровую высоту, а затем, постепенно оседая, двигался в сторону немецких позиций 2–3-метровой стеной. До начала атаки противник никак себя не проявлял.

В 3 часа 33 минуты (т. е. через 3 минуты после начала газовой атаки) в тылу атакованного боевого участка противника взвились в воздух 3 красные ракеты - они осветили газовую волну, уже накрывшую немецкие передовые окопы. Слева и справа от атакованного участка загорелись костры и был открыт редкий винтовочно-пулеметный огонь, который вскоре прекратился.

Через 7 – 8 минут после начала газопуска противник открыл мощнейший бомбометный, минометный и артиллерийский огонь. Русская артиллерия сразу же открыла энергичный ответный огонь - и между 3 часами 35 минутами и 4 часами 15 минутами все 8 вражеских батарей были подавлены. Причем некоторые германские батареи замолчали уже через 10 - 12 минут (самый большой временной промежуток для приведения к молчанию составил 25 минут) после ответного удара. Контрбатарейный огонь велся в основном химическими боеприпасами – и каждая из русских батарей выпустила за это время от 20 до 93 химических снарядов (борьба с германскими минометами и бомбометами началась лишь после окончания газопуска – но к 4 часам 30 минутам был подавлен и их огонь).

В 3 часа 42 минуты внезапным резким порывом восточного ветра газовую волну, которая уже левым флангом достигла реки Оксны, сдвинуло левее, и она, перейдя реку, залила германские окопы, находящиеся северо-западнее мест. Боровая Мельница. Германцы сразу же подняли на этом участке сильную тревогу – слышались звуки не только рожков, но и барабана. Загорелись и костры.

Этот же порыв ветра двинул газовую волну и вдоль русских окопов - на третьем участке накрыв часть из них. Соответственно, газопуск на этом участке был немедленно прекращен, и началась нейтрализация газа, попавшего в окопы. На трех остальных участках пуск продолжался - ветер вновь принял благоприятное юго-восточное направление.

Вскоре в окопы все того же «невезучего» третьего участка угодили две вражеские мины и осколки разорвавшегося вблизи снаряда - они разбили два блиндажа и одну нишу с газовыми баллонами. В результате, 3 баллона были уничтожены, а еще 3 - сильно повреждены. Яростно вырывавшийся из баллонов газ не успевал распыляться, обжигая находившихся у газовой батареи солдат. В окопе концентрация отравляющего вещества была так велика, что марлевые защитные маски сразу же высыхали, а в противогазах лопалась резина. Требовалось срочно нормализовать ситуацию в окопах третьего участка – и в 3 часа 46 минут газопуск был прекращен по всему фронту атаки, несмотря на благоприятные метеоусловия. Таким образом, газовая атака длилась лишь 15 минут.

Но она была достаточно эффективна.

Было выявлено, что весь намеченный для газовой атаки участок противника был поражен химическим ударом. Более того – были поражены окопы, находившиеся северо-западнее мест. Боровая Мельница, а в расположенной северо-западнее высоты 72.9 лощине, остатки русского газового облака визуально наблюдались до 6 часов утра. Всего было выпущено 65 больших и 977 малых баллонов - или до 13 тонн газа (до тонны в минуту на километр фронта атаки).

В 4 часа 20 минут началось перемещение баллонов на склады, и к 9 часам 50 минутам все имущество было убрано с передовой - без помех со стороны противника. Так как пространство между русскими и германскими окопами было заражено, на разведку были отправлены небольшие группы подготовленных и экипированных разведчиков – они были встречены редким винтовочным огнем на фронте газовой атаки и мощным пулеметным огнем, который велся с флангов атакованного участка. В германских окопах наблюдалась сумятица, слышались крики и стоны, немцы усиленно жгли солому.

Газовая атака была успешна.

Удалось добиться тактической внезапности - атака была абсолютно неожиданна для противника: лишь спустя 3 минуты после ее начала началось возгорание немецких костров, и то лишь напротив дымзавесы, а на фронте атаки костры загорелись еще позднее. Стоны и крики в немецких окопах, слабый винтовочный огонь по фронту газовой атаки, интенсивные работы по очистке окопов противника на следующий день после атаки, молчание германских батарей, получивших порцию химических снарядов, в течение почти 2-х суток (до вечера 25 августа) - все это иллюстрирует, что атака нанесла противнику тот урон, которого и следовало ждать от применения использованного объема газа.

Эта газовая атака продемонстрировала, насколько значимым делом является контрбатарейная химическая борьба – причем не только с вражеской артиллерией, но и с бомбометами и минометами противника. Качественная стрельба химическими боеприпасами серьезно облегчала процесс проведения газобаллонной атаки, приводя к быстрому успеху. Но ответный огонь противника мог серьезно помешать газовой атаке и вызвать потери атакующего от своих же отравляющих веществ – что и продемонстрировал случай на третьем участке 5-й химической команды.

2.jpg

Участок газовой атаки.

Атака 6-й химической команды. Ольсевичи, 12 (25) октября 1916 г.

5 августа 1916 года приказом штаба 2-й армии 6-я химическая команда была передана в распоряжение Гренадерского корпуса - для проведения газовой атаки на плацдарме у дер. Ольсевичи, находящейся северо-восточнее станции Барановичи.

Химическая разведка показала, что 3-километровый Ольсевичский плацдарм, проходивший южнее железнодорожной линии на Барановичи через дер. Ольсевичи, по рельефу местности - совершенно ровной и открытой, а также по степени оборудованности окопов являлся для газовой атаки оптимальным.

Получив "добро" штаба армии, 6-я химическая команда начала готовиться к атаке. Были исследованы изломы передовой линии окопов (это было важно для предотвращения перспективы затекания газа в собственные окопы), места для постройки блиндажей (применяемых для хранения газовых баллонов), для контрольной метеорологической и телефонной станций, хода сообщений (необходимые для безопасного подноса оборудования).

Фронт газовой атаки - почти 2 км, и еще на 1-клометровом фронте должна была проводиться демонстративная атака с использованием дымовых шашек белого дыма. Последнее должно было ввести в заблуждение вражескую артиллерию, заставив ее разбросать огонь по более длинному фронту, сократив риск повреждения газовых батарей.

Участок атаки был поделен на 4 равные части.

На каждый из «химических» участков приходилось 2 специально обозначенных хода сообщения - один предназначался для прохода подносчиков баллонов и снаряжения со складов на передовую, а второй - для отхода.

Ходы сообщений были перенумерованы, а на пути, где они пересекались щелями, были установлены дощечки с обозначением (стрелкой) маршрута на участок проведения атаки. Эта мера была очень целесообразной - она экономила время и упорядочивала передвижение.

На плацдарме для хранения газовых баллонов было создано 9 блиндажей-складов - общей вместимостью до 5 тыс. баллонов. Они находились на расстоянии 15 - 20 минут ходьбы от 1-й линии окопов – это позволяло быстро переносить баллоны и снаряжение, причем исключительно силами постоянного и обученного переменного состава 6-й химической команды.

Разведчик 1917-1371_Страница_07.jpg

Каждый инструктор и его помощник заранее знали – сколько и куда им нужно отнести газовых баллонов. И работа происходила без суеты и шума.

Перевозка газовых баллонов, оборудования к ним, гидропультов, составов, нейтрализующих газ, и дымовых шашек заняла 3 ночи - 6, 7 и 8 сентября. В первую ночь на 43 (при 2-х резервных) подводах было перевезено все снаряжение, состоявшее из коллекторов, свинцовых труб и резиновых рукавов, гидропультов и шашек. На вторую и третью ночи - баллоны (1200 50-килограммовых с содержанием жидкого хлора 30-31 кг, и 3000 30-килограммовых емкостью 13,5 кг). Распоряжением штаба дивизии для их перевозки к 17 часам был подан транспорт в 100 подвод. Загрузка баллонов проводилась с наступлением сумерек и после спуска вражеских аэростатов – ведь местность была в зоне артиллерийского обстрела противника. Отправка каждых 5 нагруженных подвод осуществлялась по определенному расписанию и под руководством инструктора 6-й химической команды. Каждый инструктор и гренадер знали свой «маневр» - и работы заканчивались быстро и бесшумно.

На передней линии, одновременно с сооружением блиндажей, были заготовлены и специальные ниши для укладки баллонов. Предназначенная для размещения 6 малых баллонов ниша выкапывалась в передней стенке окопа (на глубине 2 метров от поверхности земли) и обшивалась досками – это должно было предохранить баллоны от повреждения артиллерийским огнем.

Углубления создавались с таким расчетом, чтобы малые баллоны лежали в наклонном положении, вентилем вниз, а большие баллоны в аналогичных нишах стояли вертикально. Снаружи как малые, так и большие баллоны были прикрыты двумя рядами земляных мешков.

Всего было создано 700 ниш - по количеству газовых батарей.

6-я химическая команда провела по всему плацдарму и собственную телефонную сеть – длиной 18 км. У команды имелась телефонная связь со штабами дивизии и полка, с 4 химическими участками и с контрольной метеорологической станцией. Связь с химическими участками была двойной, а линии были проложены по ходам сообщений. На контрольную станцию, для надежности, были проложены три линии: две шестовых и одна по ходу сообщения. Так как телефонная сеть команды во время газовой атаки противника в ночь на 24-е сентября (о ней мы писали ранее) сильно пострадала от заградительного огня немцев, то на всех участках, начиная от контрольной станции, была проложена шестовая линия из 7-миллиметрового провода. Шестовая линия должна была включаться лишь на время русской газовой атаки и на случай выхода из строя из-за огня противника кабельных линий. Благодаря организации такой сети, телефонная связь в ходе атаки работала бесперебойно.

Для оказания раненым и отравленным военнослужащим медицинской помощи были организованы 3 перевязочных пункта - два на Ольсевичском плацдарме и один в ближнем тылу. Пункты были снабжены всем необходимым в достаточном количестве – медикаментами, перевязочным материалом, кислородом в подушках и баллонах, горячей водой для кофе и чая.

Помимо этого, на каждом из химических участков в первой линии окопов находился санитарный отряд, включавший в себя трех санитаров (один - постоянного и два - переменного состава команды) - они имели при себе сумки с медикаментами, противогазами и кислородными подушками.

Для реабилитации отравленных солдат был предназначен кофе с коньяком, крепкий горячий чай, раствор лимонно-кислого натра, нашатырно-анисовые и эфиро-валерьяновые капли, а также кислородные подушки.

Все бойцы, обслуживавшие газовые батареи, были снабжены противогазами Зелинского-Кумманта и марлевыми повязками № 4. Маски и противогазы были проверены, а затем под наблюдением офицеров бойцы не только были ознакомлены с их правильным применением и быстрым надеванием, но прошли многократные тренировки.

3.jpg

Проверка противогазов у пулеметной команды перед газовой атакой.

Невзирая на все принятые меры предосторожности, работать во время продолжительной газовой атаки, при неизбежном скоплении в окопах ядовитых газов, становилось настолько тяжело, что многим нижним чинам, особенно со слабыми легкими, приходилось срывать с себя маски и противогазы, не дожидаясь окончания газовой атаки – со всеми вытекающими последствиями.

Метеорологические наблюдения, проводившиеся на контрольной станции, которая находилась на 2,5-километровом расстоянии от первой линии окопов, начали проводиться еще 9 сентября. Наблюдения за силой и направлением ветра осуществлялись ежечасно, а за иными метеорологическими элементами - в 7, 13 и 21 час. Начиная же с 17 сентября информация о ветре, его силе и направлении отправлялась в дивизию 4 раза в сутки.

Помимо наблюдений, проводившихся на контрольной станции, осуществлялись метеорологические наблюдения и на первой линии. Было создано 4 передовых наблюдательных пункта - по пункту на каждый участок. Личный состав такого пункта состоял из 2-х наблюдателей и связиста (передавал по телефону данные наблюдений на контрольную станцию). На каждом пункте имелись часы, сверенные с часами контрольной станции, секундомер, анемометр Фусса, вымпел, компас и переносный флюгер.

Наиболее благоприятным направлением для газопуска на данном участке фронта было северо-восточное. Оно имело повышенную ценность, т. к. основной напор газовой волны должен был прийтись на сильно укрепленную противником высоту 92.8. Она находилась напротив центра участка химической атаки, и на ней были сосредоточены наиболее крупные силы немцев. Восточное направление ветра хотя и было допустимым, но в этом случае часть газовых батарей второго химического участка бездействовала – из опасения задеть часть русских позиций. Первая линия вражеских окопов находилась от участка газопуска на расстоянии 800 шагов, а на флангах - до 1100 шагов.

Но вплоть до 11 октября упорно и настойчиво дули западные ветры. Лишь в ночь на 9 октября появились признаки восточного ветра - но в 22 часа ветер превратился в северный, что исключало возможность атаки.

11-го октября к 14 часам ветер стал принимать северо-восточное направление, погода была пасмурная, ожидались осадки. Но так как падение давления прекратилось, присутствовал лишь мелкий туман, который почти исчез к вечеру. В 15 часов 30 минут начальник штаба 2-й гренадерской дивизии был проинформирован о благоприятном направлении ветра. Команда получила приказ о готовности к газопуску к 19 часам.

С 18 часов 20 минут метеоинформация стала поступать с участков на контрольную станцию каждые 20 минут - и немедленно по прямому проводу химической команды сведения передавались в дивизию. Расхождений информации, поступавшей с участков, с показаниями флюгера контрольной метеостанции не наблюдалось. В 21 час ветер принял восточное - северо-восточное направление и продержался до 24 часов, изменившись после часа ночи на восточное - юго-восточное.

Период между 21 и 24 часами 11-го октября и был использован для атаки.

сх13.jpg

С наступлением сумерек 6-я химическая команда выдвинулась на передовую. Нужный ветер был устойчивым, но слабым (до 2 метров в секунду). Ветер стлался по земле, не формируя вихрей и восходящих потоков, и должен был медленно и ровно отнести всю газовую волну на высоту 92.8.

Гренадеры были отведены назад - чтобы не мешать работе бойцов-химиков (на передовой остались пулеметчики и стрелки-наблюдатели).

Ровно в 22 часа 40 минут начался газопуск с нечетных батарей.

Густое газовое облако, с силой вырываясь из батарей и поднимаясь на высоту до полуметра, затем постепенно оседало и медленно, но неотвратимо, сплошной стеной ползло к противнику, периодически рассекаемое огнем русских пулеметов. Этот огонь велся не случайно – солдаты противника, спасаясь от газовой волны, не могли выпрыгивать на бруствер или иную возвышенность – пулеметным огнем они загонялись в свои отравленные окопы и ходы сообщения.

Как только газовая волна дошла до 1-й линии окопов противника, немцы подняли сильную тревогу – послышался шум, звуки рожков и металлические удары. В окопах загорелись костры – довольно редкие и слабые. Горели они недолго.

Через 7 - 8 минут германцы открыли по русским окопам мощный винтовочно-пулеметный огонь, который через несколько минут стал ослабевать и затем вовсе прекратился. Открытый немцами через 40 минут артиллерийский огонь был слаб и также быстро прекратился.

Вслед за газобаллонной атакой русская артиллерия нанесла по противнику удар химическими снарядами – артиллерийский огонь был настолько мощным и интенсивным, что через полчаса превратился в ураганный.

Через двадцать минут четные газовые батареи (большие баллоны) выпустили вторую газовую волну – эта атака продолжалась 35 - 40 минут.

И, наконец, после 24 часов, из незадействованных ранее батарей (во время первого и второго газопусков они дали утечку и были выставлены на бруствер) была выпущена третья волна.

Расширявшееся по пути движения газовое облако, под влиянием ветра склоняясь к востоку, захватывало все новые участки позиций противника. Почти идеально ровная открытая местность, благоприятные метеорологические условия и значительное количество выпущенного газа (640 кг сжиженного газа в минуту на километр) привели к серьезному проникновению газовых волн в тыл противника - на 10 - 12 км. Отравляющее действие хлора сказывалось на 8 - 9-километровом расстоянии.

К 1 часу 15 минутам передовые окопы были деактивированы - очищены от скопившегося в них газа, и начальник боевого участка получил сообщение, что гренадеры вновь могут их занять.

Выдвинутые вперед разведчики-гренадеры и резчики колючей проволоки настойчиво продвигались к вражеским заграждениям. Атмосфера была отравлена химическим ядом. Сопротивляться было некому – и уничтожение немецких проволочных заграждений проходило успешно. Работа шла до рассвета, но прорвать все ряды проволочных заграждений все же не удалось. Разведчики насчитали свыше 20 (!) рядов густо сплетенной колючей проволоки.

Заметив с рассветом работающих у проволоки гренадер, немцы открыли по ним сильный винтовочно-пулеметный огонь - преимущественно с флангов. Отход разведчиков и резчиков был совершен под прикрытием мощного огня русской артиллерии.

Результат этой газовой атаки был значительным.

Ценой относительно незначительных потерь был парализован крупный боевой участок противника, а располагавшиеся на нем войска понесли крупные потери – артиллерийские наблюдатели сообщали штабу дивизии, что в течение целого дня (!) 12-го октября по дороге от Дубово к Барановичам и обратно шли санитарные транспорты немцев, эвакуировавшие погибших и отравленных солдат и офицеров.

Но, говоря об относительно незначительных потерях, следует помнить, что они пришлись на специалистов своего дела – бойцов 6-й химической команды (от последствий газовой атаки умер один и было отравлено и эвакуировано в тыл 20 бойцов постоянного и 48 бойцов переменного состава команды, получивших раздражение слизистых оболочек легких и бронхов различной степени тяжести), 3,5 часа работавших в клубах ядовитых газов - для сбережения пота и крови своей пехоты.

4.jpg

Одна из химических команд русской Действующей армии. На данном фото - подготовка первого русского газопуска 1-й химической командой на участке 38-й пехотной дивизии под Икскюлем в марте 1916 г.

Подводя итог газобаллонным атакам противников на Русском фронте Первой мировой войны, отметим следующее.

В 1916 г. газобаллонный способ химического нападения применялся очень активно – особенно германцами. Но серьезных целей (вследствие утраты технической неожиданности), например возможности достигнуть оперативного прорыва, достигнуть не удалось. Появление защитных средств и укрепление газовой дисциплины заставили рассматривать газобаллонную атаку в этот период лишь как средство истощения противника и нанесения ему потерь - зачастую без присутствия не только оперативной, но и тактической целеустремленности.

13 января 1917 г., в ходе германского контрнаступления во время Митавской операции, русскими была проведена газобаллонная атака у р. Аа - на дороге Рига - Митава. В 7 часов, несмотря на холод и вьюгу, были выпущены одно за другим два газовых облака при одновременном артиллерийском огне фосгеновыми снарядами (до 2000 единиц). Химическая атака сопровождалась поисками разведчиков, закончившимися неудачно.

После утраты технической внезапности, атаки пехоты вслед за газовыми облаками не имели успеха. Если атакующая пехота приходила слишком рано, то она попадала в собственное газовое облако или же под огонь неприятельской артиллерии (до которой облако еще не успевало дойти). Поэтому облако расширяли путем выпуска неядовитых дымовых облаков - симулируя газовые облака. Тогда противник был вынужден распределять свой оборонительный огонь на большее протяжение фронта и, следовательно, расходовать большее количество боеприпасов, а пехоту можно было двигать в атаку, укрывая ее позади или внутри дымового облака. Эти дымовые облака прикрывали и фланги пехоты от фланкирующего огня неприятельской артиллерии. Но атаке вслед за облаком газа мешал не только артиллерийский, но и пехотный огонь противника. У обороняющегося всегда оставались в строю хоть и отравленные, но мужественные люди, которые могли отразить атаку пулеметным огнем. Кроме того, при современных противогазах и хорошей химической дисциплине, газобаллонное нападение в конце концов совсем перестало причинять противнику потери. Таким образом, атака, следующая за газобаллонным пуском, уже не давала выигрыша значительного пространства. Поэтому стали применять газопуски исключительно с целью причинения противнику беспокойства и нанесения ему потерь, не сопровождая их пехотной атакой.

Удачным было применение смеси хлора и хлорпикрина – эта смесь, вследствие меньшей летучести допускала более длительное отравление местности, чем смесь хлора с фосгеном, и потому могла быть введена в действие лишь после того, как отказались от пехотных атак. Смесь причиняла противнику ощутимые потери.

С апреля 1915 г. по сентябрь 1917 г. немцы произвели на различных фронтах около 50 газобаллонных атак. Необходимый для этого объем отравляющих веществ – 300000 (осень 1917 г.) – 500000 (осень 1916 г.) килограмм в месяц.

Статьи из этой серии

Битва среди яда. Ч. 1. Газовый удар в Первую мировую

Германские газобаллонные атаки на Русском фронте Великой войны. Ч. 1. Первый химический натиск тевтонов: сражение у Воли Шидловской 18 мая 1915 г.

Германские газобаллонные атаки на Русском фронте Великой войны. Ч. 3. Крево - Сморгонь, июнь - июль 1916 г.

Германские газобаллонные атаки на Русском фронте Великой войны. Ч. 4. Нарочь, Икскюльский плацдарм, Крошин и Адаховщина, Барановичи - осень 1916 г.

Химическая артстрельба

Битва среди яда. Ч. 2. Под градом химснарядов

Автор:

1198

Поделиться:

Вернуться назад