О тыловой армии: военные округа России в 1917 г.

1917

О тыловой армии: военные округа России в 1917 г.

8 июля 2024 г.

Мы ранее увидели русскую Действующую армию в 1917 г. (см. Действующая армия России в 1917 г. Ч. 1. На пике организации и технического оснащения ; Действующая армия России в 1917 г. Ч. 2. Последний вклад). Теперь посмотрим - что же было в тылу Действующей армии в бурном 1917-м, какие процессы происходили в военных округах бывшей империи?

00007.jpg

Военные округа России в 1917 г. – территориальные общевойсковые объединения частей, соединений, учебных заведений и различных военных учреждений разных родов войск Российской империи, Российской республики (де факто с 3 марта, официально - с 1 сентября), Российской Советской республики (с 25 октября). Военный округ возглавлял командующий войсками округа, подчиняющийся военному министру (в отличие от Действующей армии, подчиняющейся Штабу Верховного Главнокомандующего).

Военный округ создается на определенной части территории государства, на которой командование округа выполняет военно-административные функции. Деление территории России на военные округа обеспечило успешное осуществление мероприятий, связанных с подготовкой государства к обороне. Проведение военных мероприятий в округе командующий войсками военного округа осуществляет при помощи штаба округа и окружных управлений. В штаб военного округа входили следующие окружные управления (отделы): артиллерийское, квартирного довольствия, интендантское, военно-санитарное, военно-ветеринарное, инспектора инженерных частей.

Военные округа появились в России период военных реформ императора Александра II. В соответствии с документом «Главные основания предполагаемого устройства военного управления по округам» предполагалось: уничтожить деление в мирное время на армии и корпуса, высшей тактической единицей считать дивизию; разделить территорию всего государства на несколько военных округов; во главе округа поставить начальника, на которого возложить надзор за действующими войсками и командование местными войсками, а также поручить ему заведование всеми местными военными учреждениями.

В 1862 г. появились Киевский, Виленский, Варшавский, Одесский, в 1864 г. - Петербургский, Московский, Финляндский, Рижский, Харьковский и Казанский военные округа. В дальнейшем были образованы: Кавказский, Туркестанский, Оренбургский, Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский военные округа.

Управление_генерал-квартирмейстера_штаба_Московского_военного_округа,_декабрь_1906..jpg

Управление генерал-квартирмейстера штаба Московского военного округа, декабрь 1906 г.

К 1914 г. существовало 12 военных округов: Варшавский, Виленский, Иркутский, Кавказский, Казанский, Киевский, Московский, Одесский, Омский, Приамурский, Петербургский, Туркестанский военные округа. Эквивалентной им по статусу была Область Войска Донского. После начала Первой мировой войны два приграничных военных округа (Варшавский и Виленский) были упразднены, послужив основой для формирующихся фронтовых объединений, но появились 2 новых военных округа – Двинский и Минский.

Запасные части и дружины государственного ополчения – ядро войск военных округов. Например, в Омском округе было сосредоточено три запасных бригады, в Иркутском - две. Так, управление 3-й Сибирской стрелковой запасной бригады находилось в Омске. Ему подчинялись 19-й, 20-й, 27-й, 28-й, 29-й, 36-й и 37-й сибирские стрелковые запасные полки. Управление 4-й Сибирской стрелковой запасной бригады располагалось в Новониколаевске, и ему подчинялись 17-й, 21-й, 22-й, 23-й сибирские стрелковые запасные полки, расквартированные в Новониколаевском гарнизоне, а также 33-й (Петропавловский гарнизон), 34-й (Курганский гарнизон), 35-й (Тюменский гарнизон) сибирские стрелковые запасные полки. Управление 5-и Сибирской стрелковой запасной бригады находилось в Томске, и под его командованием были 18-й, 25-й, 32-й, 38-й, 39-й сибирские стрелковые запасные полки (расквартированные в Томском гарнизоне) и 24-й сибирский стрелковый запасной полк (Барнаульский и Семипалатинский гарнизоны - один батальон 24-го сибирского стрелкового запасного полка находился в Семипалатинске). Управление 2-й Сибирской стрелковой запасной бригады Иркутского военного округа находилось в Иркутске. Ему подчинялись 9-й, 10-й, 11-й, 12-й сибирские стрелковые запасные полки Иркутского гарнизона, 16-й и 29-й сибирские стрелковые запасные полки – Канского гарнизона. Управление 6-й Сибирской стрелковой запасной бригады располагалось в Красноярске, а в состав бригады входили 14-й, 15-й и 30-й сибирские стрелковые запасные полки Красноярского и 13-й и 31-й сибирские стрелковые запасные полки Ачинского гарнизонов.

Дружины государственного ополчения также имели особые управления в округах. В Омском военном округе существовало управление 5-го корпуса государственного ополчения (в Омске) и два управления дивизий – 52-й (в Новониколаевске) и 53-й (в Омске), а в Иркутском округе управления двух бригад – 45-й (в Иркутске) и 113-й (в Чите) и 12 пеших дружин государственного ополчения. В Приамурском военном округе находилось управление 8-го корпуса государственного ополчения.

Общественно-политические процессы, затронувшие в 1917 г. Действующую армию, в еще большей степени коснулись военных округов, в которых было сосредоточено значительное количество войск, запасных частей и военных учреждений.

1917-й г. ознаменовался сменой командующих военными округами и втягиванием войск в борьбу за власть в стране. «Демократизация» в военных округах приобрела наиболее характерные черты.

Сразу же после прихода к власти Временного правительства были смещены с занимаемых должностей все командующие войсками военных округов: Минского (барон Е. А. Рауш фон Траубенберг), Двинского (генерал от инфантерии Д. М. Зуев), Киевского (генерал от инфантерии Н. А. Ходорович), Одесского (генерал от инфантерии М. И. Эбелов), Петроградского (генерал-лейтенант С. С. Хабалов), Московского (генерал от инфантерии И. И. Морозовский), Казанского (генерал от инфантерии А. Г. Сандецкий), Кавказского (генерал-лейтенант С. В. Вольский), Омского (генерал от кавалерии Н. А. Сухомлинов), Туркестанского (генерал от инфантерии А. Н. Куропаткин), Иркутского (генерал от инфантерии Я. Ф. Шкинский), Приамурского (генерал от артиллерии А. Н. Нищенков).

Чаще всего командующие отрешались от должности по решению местных комитетов и советов – «в порядке революционной самодеятельности». Эти же органы и организации делали запрос в центр о присылке нового командующего. Иногда бывшие командующие округами подвергались аресту.

1..jpg

Петроградский гарнизон в действии – арест генералов в февральские дни 1917 г. Картина И. А. Владимирова. История Гражданской войны в СССР. Т. 1. – М., 1935.

Зачастую новые командующие военными округами были случайными людьми, избранными на местах. В дальнейшем Временное правительство старалось ставить на должности командующих политически благонадежных и близких ему по духу лиц – так, командующим Киевским военным округом стал эсер подполковник К. М. Обручев, Петроградским военным округом – выдвиженец Временного комитета Государственной Думы генерал-лейтенант Л. Г. Корнилов и т. д.

Смена власти в округах происходила в разное время – и если старый командующий включался в бурные политические процессы, он мог оставаться у власти достаточно долго – как, например, командующий войсками Киевского военного округа генерал от инфантерии Н. А. Ходорович, который 22-го марта распорядился передать контроль над всем имевшемся в войсках округа оружием депутатам гарнизона г. Киев.

Но, как правило, за 1917-й г. в большинстве военных округов сменилось по несколько командующих.

Так, в Туркестанском военном округе сменилось 4 командующих: генерал от инфантерии А. Н. Куропаткин (отрешен 28. 02. 1917 г., формально на должности до 05. 07 1917 г.), полковник Л. Н. Черкес (фактически руководил округом в марте 1917 г.), генерал-лейтенант А. И. Кияшко (апрель - сентябрь 1917 г.), В. И. Наливкин (председатель Туркестанского комитета Временного правительства по управлению Туркестанским краем, а во время сентябрьского кризиса власти в Ташкенте объявил себя командующим войсками округа), П. А. Коровиченко (25 сентября – 2 ноября 1917 г. совмещал должности Генерального комиссара Временного правительства по управлению Туркестанским краем и командующего войсками Туркестанского военного округа).

Одесский военный округ сменил 3 командующих: генерал от инфантерии М. И. Эбелов (по 09. 08. 1917 г.), генерал-лейтенант Н. А. Маркс (сентябрь – ноябрь 1917 г.), генерал-майор Г. И. Елчанинов (ноябрь 1917 – апрель 1918 г.).

Омский военный округ в течение календарного года четырежды менял командующих, пройдя путь от генерала от кавалерии Н. А. Сухомлинова до прапорщика П. Н. Половникова и штабс-капитана А. И. Телицына.

И можно продолжать.

В целом, фигура командующего войсками военного округа в 1917 г. была номинальной, в значительной степени зависящей от колебаний революционной стихии. Единой политики в военных округах также не было – ее вектор колебался от попыток взять революционное движение под свой контроль до желания жить в прежней системе вертикальной военно-бюрократической иерархии. А. И. Верховский, получивший должность командующего войсками Московского военного округа, позднее вспоминал: «… Внешне штаб был в порядке, но по сути бюрократический дух пронизывал его насквозь, как и все учреждения царской России. Генерал Окуньков, симпатичный старик с большой седой бородой, живой и ласковый, своими приятными манерами и готовностью выполнять приказы общественных организаций заслужил доверие…».

«Передовым» революционным военным округом был Петроградский военный округ. Приказ № 1 Петроградского совета, положивший начало демократизации армии, создавался прежде всего для нужд этого округа – и уже потом для остальных округов и войск Действующей армии. Последствия этого приказа – беззакония, дезертирство, митинговщина – захлестнули и военные округа. Митинг стал самой популярной формой самодеятельности солдатских масс – отнимая огромную часть сил и времени как солдат, так и пытающегося к ним апеллировать командного состава. Увлечение последнего демократическими формами общения с солдатами (на митингах, беседах, уговоры нижних чинов) – только усиливало развал и хаос.

2..jpg

Апрельские дни в Петрограде – демонстрация частей Петроградского гарнизона. Там же.

А. И. Верховский так охарактеризовал свое участие на одном из митингов, посвященному проблеме переброске маршевых пополнений в Действующую армию из состава войск Московского военного округа:

«— Ну как? — начал я. — Плохо дело вышло!.. — и замолчал. Наступила тишина. Сила была на стороне командования округом, и все ждали суровой расправы.

Но не в этом было дело. Я хотел привлечь этих людей на свою сторону.

— Вот в вашей среде я вижу старых друзей, с которыми вместе мы отстаивали нашу родную землю от германцев. Помните, товарищи, бои в Августовском лесу, бои в Карпатах?.. Что же, мы зря тогда проливали кровь?.. — И снова минута молчания, дававшая возможность подумать.

Раздалось несколько возгласов:

— Помним, конечно...

— Ранен был там...

— Георгия имею за Карпаты...

Протягивалась какая-то связь между командующим и усмиренными «бунтовщиками». Становились возможными человеческие отношения.

— И что же теперь? Вы знаете, что случилось в Галиции. Немцы не только не протянули нам руку для того, чтобы заключить мир, но атаковали и разбили нас. А мы не посылаем укомплектований! Мы развращаем когда-то славные полки.

— Неправда, — закричали с нескольких сторон. — 1-я стрелковая дивизия в июньском наступлении показала себя хорошо.

Это было верно. Стрелки 1-й дивизии оказались на высоте.

— Это верно! — согласился я. — А в соседней, 47-й дивизии, в атаку пошли только офицеры, а солдаты остались в окопах и перестреляли их в спину. Это как, хорошо?

Тут уже значительная масса откликнулась на мои слова.

— Позор!.. Позор!.. — раздались крики.

— А ведь нам ничего не остается, как драться. Ведь не с социалистами Германии нам придется иметь дело — Либкнехт сидит в тюрьме, — а с Вильгельмом и его генералами. Этого вы хотите?

Крики негодования неслись уже со всех сторон. Тогда я решил, что можно перейти и к событиям в Нижнем.

— Ну, а вы тоже хороши. Смотрите, что наделали! Вы ведь знаете решение съезда Советов защищаться от немцев.

— Знаем...

— Нет, не знаем, — неслось вразнобой.

— Нам надо поддержать товарищей на фронте, пока не удастся заключить мир, а вы отказались послать роты на фронт.

— Да что же!.. Не мы это... Посмотрите, кого посылают на фронт, — и ко мне протиснулось несколько человек. У одного рука не разгибалась от пулевого ранения, второй был на костылях, у третьего от контузии непрерывно дергалась голова. — Вот кого посылают на фронт, а тут буржуазия откупилась от военной службы и жиры себе нагоняет...

Толпа вспыхнула горячим негодованием».

Учитывая постоянно меняющееся настроение масс, попытка влиять на нравственную ситуацию личного состава была обречена на провал. Дисциплинарных механизмов воздействия почти не было.

6..jpg

Слушают оратора. Великая война в образах и картинах. - М., 1917.

Хозяевами такой ситуации стали солдатско-офицерские войсковые комитеты, теперь осуществлявшие и кадровую политику в военных округах. Так, например, в Казанском военном округе к середине марта из 14-ти командиров запасных бригад были отстранены от должности 8 (в т. ч. 1 человек убит), смещены 23 командира полка (также 1 убит) и т. д.

Рапорт командира 208-го пехотного запасного полка военному министру содержал следующие строки: «… на созванном полковым комитетом митинге по поводу телеграммы командующего войсками Московского военного округа … о разрешении отпусков до 10 июля … некоторыми ораторами был поднят вопрос о том, имел ли право временно командующий полком полковник Афанасьев ехать в штаб Московского военного округа для личных переговоров с командующим войсками, не поставив в известность об этом солдат. Собрание решило, что полковник Афанасьев это делать не имел права, и поэтому было постановлено арестовать его на 10 суток строгим арестом с содержанием на гарнизонной гауптвахте». А 20 октября «…в Боровичах полковой совет 174-го полка постановил арестовать полкового командира Буланова за распоряжение отправить винтовки и патроны по железной дороге без ведома полкового комитета. Буланов был приведен к тюрьме … но когда члены полкового комитета вели переговоры с начальником тюрьмы о принятии Буланова, подошедшими солдатами он был сбит в реку и застрелен».

00031.jpg

В марте-апреле в большинстве военных округов появились представительные органы делегатов от солдатских комитетов и советов (в Казанском военном округе – Военно-окружной комитет, в Двинском военном округе – Окружная военная комиссия и т. д.). Эти органы присвоили себе высшие контрольные функции над деятельностью воинских начальников. Более того, зачастую распоряжения командующего округом объявлялись обязательными только в том случае, если они совпадали с волей комитета.

Брали на себя комитеты и военно-полицейские функции (что было особенно актуально в ситуации, когда прежняя правоохранительная система была сломана).

В военно-окружных комитетах достаточно долго были сильны позиции эсеров и меньшевиков, стоявших на позициях «революционного оборончества» и склонных к сотрудничеству военными властями.

Комитеты воинских частей военных округов первоначально также были под влиянием правых социалистов, но впоследствии, особенно после июльских событий, сильно полевели. Основная же масса тыловых солдат смутно представляла себе новую систему государственного устройства, воспринимая свободу как полный произвол. Как вспоминал современник, солдатская масса подчинялась «… и то неохотно, только приказам своих комитетов, но как только они хоть немного вызывали их недовольство, приступали к их переизбранию». Часты были случаи эксцессов, погромов и грабежей со стороны уставших от безделья, и, зачастую, пьяных солдатских толп.

00018.jpg

Документы следующим образом рисуют ситуацию в Казанском военном округе летом 1917 г.: «Положение угрожающее, в гарнизоне брожение, призывают к эксцессам, борьба против имущего населения и сторонников войны, решительно отказываются выступать полками…»; «…уездный начальник милиции, арестованный по требованию возбужденной против него толпы и доставленный в местный запасной полк, был там убит солдатами, также сильно избит дежурный офицер, пытавшийся удержать солдат…»; «…Казанский совет солдатских депутатов постановил произвести обыски продуктов у жителей города и самочинно приступил к этим обыскам…».

Показательна и следующая картина: «В г. Остроге, где расположено управление 33-й запасной бригады и 266-й запасной полк, 27 сентября … начался сильный погром, сопровождавшийся пожаром … Сильная опасность угрожала винному складу, в котором было 7000 ведер … Около тысячи солдат с награбленным имуществом рассеялись по окрестностям…».

А 2-го октября «в Кутаиси вспыхнул солдатский погром… Грабят магазины, стрельба в городе беспорядочная и интенсивная, есть раненые и убитые…».

Тенденция была такова, что разложение тыловых частей шло быстрее, чем фронтовых. Так, прибывшие 4-го мая в Петроград на совещание с членами Временного правительства и Петроградского совета Верховный главнокомандующий русской Действующей армией М. В. Алексеев с генералами В. М. Драгомировым, В. И. Гурко и А. А. Брусиловым, были «неприятно удивлены состоянием Петроградского гарнизона уже на вокзале, где солдаты почетного караула, невзирая на команду «Смирно», продолжали стоять вольно и высовывались, чтобы на нас смотреть, на приветствие Алексеева отвечали вяло и с усмешкой, которая оставалась на их лицах до конца церемонии; наконец, пропущенные церемониальным маршем, они прошли небрежно, как бы из снисхождения к Верховному главнокомандующему».

Командный состав, деморализованный и бесправный, выпустил ситуацию из-под контроля. Например, в Московском военном округе начальники запасных бригад «самоустранились от своих обязанностей, отправляя стереотипные донесения «В гарнизоне спокойно. Занятия продолжаются».

Хрень.jpg

5-го апреля, Временное правительство санкционировало отпуск из запасных частей внутренних округов на сельскохозяйственные работы в родные края солдат старше 40 лет, а 10-го апреля было принято решение о демобилизации солдат, достигших 43-летнего возраста. Данные меры правительства были восприняты солдатской массой как начало демобилизации.

В итоге, солдаты не возвращались с сельхозработ, самовольно оставляли свои части – причем больше всего разложились запасные части и тыловые гарнизоны. Отправка запасных полков на фронт усилила разложение и фронтовых войск. Так, если к 1 июня 1917 г. войска внутренних военных округов насчитывали 1,8 млн., то 1 сентября 1917 г. – менее 1,1 млн. человек.

После июльского кризиса вновь на короткое время появились элементы дисциплинированности – сыграло свою роль объявление в частях о введении военно-революционных судов и смертной казни на фронте. Но крах корниловского выступления вновь повернул ситуацию вспять – и с августа наблюдается большевизация комитетов.

Петроградский военный округ оказался в самом эпицентре бурной внутриполитической ситуации России. К 1 февраля 1917 г. численность его войск достигала 640 тыс. человек (половина находилась в городе). Сосредоточение в столице империи огромного количества запасных частей, плохо контролируемых и подвергаемых усиленной пропаганде, позволило ее гарнизону сыграть исключительную роль в революционных событиях 1917 г.

Кренский.jpg

Причем являющийся тыловой базой Северного фронта Петроградский военный округ был выведен из состава фронта - тыловые учреждения, расположенные в пределах Петроградского военного округа, остались в подчинении фронта, но он лишился обширной промышленной базы Петрограда, нарушилось его взаимодействие с тылом.

Дееспособность командующего войсками округа предопределила исход февральской борьбы в столице. Незадолго до своего отречения император утвердил в должности командующего генерал-лейтенанта Л. Г. Корнилова.

Двоевластие в лице командования округом и Петроградского совета красной нитью прошло через его историю в 1917 г. Так, во время апрельского кризиса Л. Г. Корнилов был готов ввести в Петроград для разгона демонстрации несколько верных правительству частей, но Петроградский совет его остановил, установив, что прерогатива распоряжаться войсками гарнизона принадлежит только ему.

3..jpg

Командующий войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенант П. А. Половцов в июльские дни 1917 г. История Гражданской войны в СССР. Т. 1. – М., 1935.

Структура штаба округа была изменена – как и в мирное время, она стала в себя включать управление генерал - квартирмейстера и управление дежурного генерала. Усилилось контрразведывательное отделение.

Петроградский военный округ весной 1917 г. лишился Лифляндской и Псковской губерний, нескольких уездов Эстляндской, Новгородской и даже Петроградской губерний.

Когда в преддверии Летнего наступления Юго-Западного фронта в Действующую армию было решено отправить значительную часть Петроградского гарнизона - отправка происходила с большими проволочками, и обсуждением на митингах. Многие части долго отказывались грузиться в вагоны.

Прибытие таких «подкреплений» только усиливало брожение в фронтовых частях.

4..jpg

Отправка маршевых рот на фронт. Там же.

В ходе июльских событий на улицаx столицы возникла стихийная антивоенная демонстрация. Толпа рабочих и солдат собралась у Таврического дворца, требуя удалить из Петросовета депутатов, поддерживавших правительство. Растерянные министры перебрались в здание штаба округа, вокруг которого была организована охрана силами казачьих частей, юнкеров, дружины Георгиевского союза. Начавшиеся после разгона демонстрации аресты большевистских лидеров, решивших возглавить протестное движение, санкционированные командующим округом генерал-лейтенантом П. А. Половцовым на основании данных контрразведки округа, были прекращены по распоряжению Временного правительства, а арестованные вскоре оказались на свободе. В очередной раз было разгромлено командование округом – командующий, начальник штаба, генерал-квартирмейстер и начальник контрразведки потеряли свои должности.

Ключевое значение принадлежало Петроградскому военному округу в ходе августовских событий 1917 г. - 24 августа Временное правительство утвердило предложение Верховного Главнокомандующего Л. Г. Корнилова об образовании Отдельной Петроградской армии во главе с генерал-лейтенантом А. М. Крымовым. В то же время Петроград стал базой формируемой по призыву Петроградского совета Красной гвардии.

5..jpg

Командующий Петроградским военным округом Л. Г. Корнилов принимает парад. Петроград. Весна 1917 г.

16-го сентября округ был вновь подчинен начальнику снабжений Северного фронта. И в сентябре - октябре большевики лидировали в солдатских организациях округа, сыграв ключевую роль в октябрьских событиях.

Осенью 1917 г., после провала Летнего наступления Юго-Западного фронта в Галиции и Северного фронта под Ригой, в состав Киевского военного округа были переданы Курская и Харьковская губернии из состава Московского военного округа, а управление Двинского военного округа после оставления русскими войсками Риги было эвакуировано и временно находилось в Витебске, а затем - в Смоленске, сталкиваясь с учреждениями Московского военного округа.

Осенью 1917 г. положение в других военных округах также быстро осложнялось. Вторую по значимости роль после Петроградского военного округа в осенних революционных событиях сыграли войска Московского военного округа. Численность только московского гарнизона составляла 120 тыс. человек. После июльских событий в Петрограде положение в Московском округе осложнилось. Командование решило отправить на фронт наиболее революционно настроенные части - 25 запасных полков (затем это число увеличилось до 36 полков) и 143 маршевые роты общей численностью до 130 тыс. человек. Однако сопротивление солдат было настолько сильным, что из Москвы удалось отправить лишь восемь эшелонов.

А. И. Верховский позднее вспоминал: «Керенский быстро вошел и энергично пожал мне руку.

— Ну, как себя чувствует новый командующий Московским округом? — спросил он.

Я не сразу понял, о ком идет речь.

— Разве вы не знаете о своем новом назначении? Совет министров вчера утвердил вас в этой должности. Принимайтесь за дело!

— Какие вы мне даете директивы? — спросил я. .....

Но Керенский не мог дать четких и конкретных указаний.

— Создайте настоящие запасные части, которые не разбегались бы по дороге на фронт…».

После ликвидации корниловского выступления началось катастрофическое падение авторитета меньшевиков и эсеров среди солдат и большевизация Советов и солдатских организаций.

В Казанском военном округе насчитывалось 98 гарнизонов, в которых размешались 588 воинских частей и учреждений, числилось 17 тыс. офицеров и 772 тыс. нижних чинов, в Одесском военном округе, ставшем после образования Румынского фронта прифронтовым тыловым районом, насчитывалось свыше 200 воинских частей и учреждений, размешались десятки многочисленных гарнизонов (численность гарнизона Екатеринослава достигала 60 тыс. человек, Кишинева - 50 тыс., Одессы - 100 тыс. человек), в Киевском военном округе наиболее крупные гарнизоны стояли в Киеве (около 80 тыс. человек), Харькове (около 50 тыс. человек).

Количество размещенных в Иркутске и окрестностях солдат колебалось от 35 до 50 тыс. человек. В Иркутске размещались четыре сибирских стрелковых запасных полка (в среднем на один полк приходилось до 10 тыс. человек), отдельные роты, иркутский казачий дивизион (336 человек), сибирский запасной артиллерийский дивизион, военное училище, три школы прапорщиков, местная, конвойная и автомобильная команды и др. части и учреждения. В запасных частях Иркутского военного округа на 8-е марта 1917 г. числилось около 79 тыс. человек.

В запасных полках Омского военного округа на 8 марта 1917 г. числилось 191 тыс. человек – на территории округа было расквартировано, кроме запасных частей, 27 пеших дружин государственного ополчения.

Скопление разложившихся и распропагандированных вооруженных масс послужило отличной питательной средой для революционной ситуации, сложившейся осенью 1917 г. Октябрьские события в округах пошли по-разному: они зависели от соотношения сил большевиков и других партий, региональных интересов и центробежных устремлений, размеров и настроев гарнизонов и др. факторов.

Москва стала одним из немногих центров России, где возглавляемому большевиками восстанию было оказано серьезное сопротивление. При этом раскол между командным составом и солдатскими массами привел к тому, что солдаты с одной стороны, и офицеры и юнкера с другой - столкнулись в вооруженной борьбе. В период 25 октября – 3 ноября с переменным успехом продолжалась борьба между этими силами.

6..jpg

Солдаты московского гарнизона в февральские дни 1917 г. Великая война в образах и картинах. - М., 1917.

Аналогичными по ожесточению были и декабрьские бои 21 – 30 декабря за власть в Иркутском военном округе, где важным фактором борьбы за власть являлось казачество. По количеству жертв бои в Иркутске стоят на втором месте в России после аналогичных событий в Москве - на 30 декабря 1917 г. число убитых солдат и красногвардейцев «за утверждение Советской власти» - 229, юнкеров и офицеров – 52, казаков - 6, ранено - около 300 человек. В эти данные не вошли убитые и раненые жители Иркутска.

На национальных окраинах значительное влияние местных элит наложило серьезный отпечаток на процесс противоборства. Так, в управлении Одесского военного округа преобладали сторонники Центральной Рады, а наличие в Одессе пяти юнкерских училищ и тыловых органов и учреждений Румынского фронта привело к высокой концентрации в городе юнкеров и офицеров – в итоге советская власть в городе была установлена лишь 17 января 1918 г. В январе 1918 года штаб Одесского военного округа был преобразован в штаб Румынского фронта и Одесской области.

Демобилизация старой армии и строительство новой привели к реорганизации и сворачиванию старой военно-окружной системы. Тем более что сам ход событий диктовал это. Так, начальники гарнизонов Минского военного округа в январе 1918 г. сообщали об общей атмосфере апатии и безразличия, охвативших личный состав воинских частей округа. Части и подразделения катастрофически таяли. Например, в трех запасных полках Брянского гарнизона к середине января 1918 г. оставалось по 200 - 400 солдат, а в четвертом - только офицеры, поскольку все солдаты разошлись по домам. Штабам приходилось нанимать гражданский персонал для обслуживания нужд гарнизонов. Но, с другой стороны, отношения между офицерами и солдатами улучшились – вследствие введения выборности командного состава и сокращения количества солдат. Политическое равнодушие, беспокойство военнослужащих только о своей судьбе привели и к снижению активности комитетов, начавших заниматься преимущественно хозяйственными делами.

Многие военно-окружные управления старой армии еще существовали, когда стала формироваться военно-окружная структура РККА. Приказом Высшего военного совета республики от 31-го марта 1918 г. предписывалось расформировать управления Петроградского, Московского, Казанского, Двинского, Минского военных округов, использовав их имущество для создания новых организационных структур. Но процесс затянулся до лета.

Так, в соответствии с декретом Совета Народных Комиссаров от 4-го мая 1918 года, территория бывшего Казанского военного округа была разделена между двумя вновь созданными военными округами: Приволжским и Уральским с центрами соответственно в Самаре и Екатеринбурге. И когда летом 1918 г. на территории Казанского округа формировались Приволжский и Уральский военные округа РККА, вспыхнула Гражданская война, затормозившая этот процесс.

В других случаях наблюдалась прямая преемственность военно-окружных систем. Так, декретом Совета Народных Комиссаров от 4 мая 1918 г. Омский военный округ был преобразован в Западно-Сибирский.

На судьбу некоторых военных округов повлияла военная или внешнеполитическая ситуация. Так, Киевский военный округ подлежал упразднению, так как находился на территории, которую большевистское правительство по Брест – Литовскому мирному договору от 3-го марта 1918 года уступило Германии.

История военных округов в 1917-м протекала в обстановке разложения войсковых частей и радикализации солдатских масс. Командование округами не смогло овладеть ситуацией, оставаясь зрителем происходящего, и по мере нарастания кризиса все больше утрачивало административную и военную власть. Воинские части и учреждения стали объектом ожесточенной борьбы между политическими партиями и между командованием и комитетами разного уровня.

7..jpg

Войска на пути к Таврическому дворцу.

8..jpg

Солдатская манифестация.

Ключевую роль окружные управления и войска сыграли в политических центрах страны – в Москве и Петрограде, в то время как остальным еще предстояло внести свою лепту в разгорающейся Гражданской войне.

Источники

Положение о полевом управлении войсками в военное время. - СПб.: Военная типография Императрицы Екатерины Великой, 1914; Разложение армии в 1917 году. Центрархив. 1917 г. в документах и материалах. – М., 1925; Верховский А. И. Россия на Голгофе (из походного дневника 1914 - 1918 г.). - Пг., 1918; Бонч-Бруевич М. Д. Вся власть Советам. - М.: Воениздат, 1957. Верховский А. И. На трудном перевале. - М.: Воениздат, 1959; Брусилов А. А. Мои воспоминания. - М.: Воениздат, 1983.

Литература

Эйдеман Р., Меликов В. Армия в 1917 г. – М., 1927; История Гражданской войны в СССР / под ред. М. Горького и др.. Т. 1. - М.: ОГИЗ, 1935; Одесский Краснознаменный. – Кишинев, 1985; Иконникова Т. Я. Дальневосточный тыл России в годы Первой мировой войны. – Хабаровск, 1999; Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. - Москва, 2005; Историческая энциклопедия Сибири. – Новосибирск, 2009; Безугольный А. Ю., Ковалевский Н. Ф., Ковалев В. Е. История военно-окружной системы в России в 1862 – 1918 гг. – М., 2012.

Автор:

452

Поделиться:

Вернуться назад