Гвардия на Стоходе. Ч. 1. В преддверии "Ковельской мясорубки"

1916

Гвардия на Стоходе. Ч. 1. В преддверии "Ковельской мясорубки"

29 мая 2024 г.

Сто лет назад сформировалась устойчивая легенда о «Гибели Гвардии», «Бойне на Стоходе» и т. п. - трагических событиях, происходивших в июле 1916-го. Попробуем беспристрастно и на основе широкого круга источников проследить – что же произошло в ходе Ковельского сражения, одного из этапов Наступления Юго-Западного фронта 1916 года?

Стоход.jpg

Стоход. Худ. П. В. Рыженко

Вначале посмотрим на историографию вопроса.

Так, важное значение имеют обзорные работы относительно хода боевых действий на Русском фронте Первой мировой войны – и среди них особое значение принадлежит Стратегическому очерку и иным аналогичным изданиям (Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 5. Период с октября 1915 по сентябрь 1916 г. Позиционная война и прорыв австрийцев Юго-Западным фронтом / сост. В. Н. Клембовский. М., 1920.; Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 6. Период от прорыва Юго-Западного фронта в мае 1916 г. до конца года / сост. А. М. Зайончковский. М.: Высший военный редакционный совет, 1923.; Зайончковский А. М. Мировая война. Общий стратегический очерк. М.: Воениздат, 1924. – 466 с.) - в которых дается общая оперативно-стратегическая панорама соответствующих событий, на основе широкого круга источников характеризуются кампании и входящие в них боевые операции.

Первостепенное значение, традиционно, имеет источниковая база: как документальные (Письмо генерал-адьютанта генерала от кавалерии Безобразова Государю Императору // Военная Быль – 1964 - № 66 - С. 43-45.; РГВИА. Ф. 2589. Оп. 1. Д. 741.; РГВИА. Ф. 2152. Оп.1. Д. 61.), так и мемуарные источники (Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л.: Государственное издательство, 1925.; Геруа Б. В. К Стоходскому бою 15 июля 1916 года // Военно-исторический вестник. – 1960 - № 16. С. 6 – 14.; Гоштовт Г. Кирасиры Его Величества в Великую войну, 1916 – 1917 гг. Т.2. Париж, 1944.; Торнау С. А. С родным полком (1914 – 1917). Берлин, 1923.; Кап. Андреев. Воспоминание о 15 июле // Финляндец. - 1934. - № 19. - С. 34-36.; Ушаков В. Бой 15-го июля 1916 года у дер. Немер // Финляндец. - 1934. - № 20. - С. 10 – 20.; Будберг Н. На Стоходе. Из боевой жизни лейб-гвардии 1 Стрелкового Его Величества полка // Военная Быль. – 1961. - № 47. - С. 1 - 4.; Адамович Б. Трыстень 15 – 28 июля 1916 г. Париж, 1935.; Ротмистр Оношкович-Яцына. Стоход. К 50-летию славного кровопролитного боя Гвардии 15-го июля 1916 года // Военная Быль. - 1967. - № 83. – С. 41-43.; Фомин Б. За Стоходом // Военно-исторический вестник – 1961. - № 17 – С. 28 – 32.; Каменский В. А. Бой 12-й роты лейб-гвардии Егерского полка под дер. Кухары // Военная Быль. - 1963. - № 62. - С. 14 - 15.; Голубев М. Бои на Ковельском направлении в 1916 году. Лейб-гвардии Измайловский полк // Военно-исторический вестник – 1962. - № 19 – С. 21 – 22.; Демьяненко Я. Река Стоход и Рудка – Червищенский плацдарм // Военная Быль. – 1966 - № 80 – С. 26 - 29.; Геруа Б. В. Воспоминания о моей жизни. Т. II. Париж: Военно-историческое издание «Танаис», 1970.). Среди документов особое внимание привлекает Отчет командарма В. М. Безобразова: он информативен, отдает должное причинно-следственным связям, информирует о потерях и трофеях. Работали мы и с Журналом военных действий лейб-гвардии 3-го стрелкового Его Величества полка в период 15 – 19 июля 1916 г. и другими документами.

Безобразов1.jpg

Важны документальные материалы противника (Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd. IV. Wien, 1933.; Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd. V. Wien, 1934.). Среди мемуаров значимы воспоминания бывшего генерал-квартирмейстера германского Восточного фронта М. Гофмана, генерал-квартирмейстера Войск Гвардии Б. Геруа, офицеров - преображенца С. Торнау и кексгольмца Б. Адамовича.

Особое место занимают полковые памятки и истории частей и соединений русской армии – участниц операции (прежде всего Гвардии) (Лейб-гвардии Егерский полк. Краткая справка. Издательство «Часовой», б.г.; Андоленко С. Лейб-гвардии Преображенский полк в Великую войну. Б.г., б.м.; Боевая летопись лейб-гвардии 3-го Стрелкового Его Величества полка 19 июля 1914 г. – 2 марта 1917 г. Б.м., б.г.; Кремнев Н. Семидесятилетие лейб-гвардии Московского полка // Военно-исторический вестник – 1961. - № 17. - С. 15 - 17.).

Исключительно интересна дискуссия, развернувшаяся по поводу оперативно-тактических причин неудачи Ковельской операции – она состоялась между непосредственными участниками событий и позволяет ответить на многие вопросы (Клембовский В. Тактические примеры из войны 1914 – 1917 гг // Военное дело. – 1918. - № 27. – Стб. 20-21.; Осипов К. Гвардия на Стоходе 15 – 19 июля 1916 г. (справка к «Тактическим примерам» В. Клембовского) // Военное дело. – 1919. - № 4. - Стб. 189 – 192.; Клембовский В. По поводу заметки «Гвардия на Стоходе 15 – 19 июля 1916 г.» // Военное дело – 1919 - № 9-10 – Стб. 407 – 408.; Осипов К. Еще о «Гвардии на Стоходе» // Военное дело. – 1919 – № 15-16 – Стб. 566-567.).

Указанные источники, а также литература, в том числе современная (Винокуров В.И. Битва на реке Стоход, унёсшая в лету русскую гвардию. Дипломатическая служба. 2017. № 1. С. 51—62; Цыганенко Г.Ю. Военные планы Российской империи в 1916 году и их итоги. Сборник статей XXIV Международной научно-практической конференции. Пенза, 2022. С. 72—74; Никифоров А.Л. 1916 г. в судьбе русской Императорской Гвардии. XX юбилейные Царскосельские чтения. Материалы международной научной конференции. ЛГУ им. А.С. Пушкина. С-Пб, 2016. С. 69—76; он же. Первая мировая война в судьбе русской Императорской Гвардии. Материалы международной научной конференции. ФГБОУ ВПО «Государственная полярная академия». С-Пб, 2014. С. 269—274 и др.), позволят нам воссоздать действия русской Гвардии в ходе битвы на Стоходе, а также проследить причины ее не столь высокой результативности.

22..jpg

Знаменщик лейб-гвардии Финляндского полка. Горохов Ж. Русская Императорская Гвардия. М., 2002.

Новый этап Наступления Юго-Западного фронта

Итак, Наступление Юго-Западного фронта 1916 г., начавшееся 22-го мая, являлось крупным оперативно-стратегическим успехом русской армии и сопровождалось взятием сотен тысяч пленных, масштабных трофеев и захватом значительной территории. Оно оттянуло много австро-германских дивизий - значительно облегчив положение союзников на верденском фронте, в преддверии Соммы и в Италии.

Наступление прошло в ряд этапов.

Третий этап Наступления начался с директивы Ставки от 26 июня, изменившей задачи фронтов (Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 6. Период от прорыва Юго-Западного фронта в мае 1916 г. до конца года / сост. А. М. Зайончковский. М.: Высший военный редакционный совет, 1923. С. 46.): нанесение главного удара теперь стало задачей Юго-Западного фронта (который ранее должен был осуществлять лишь «вспомогательные» действия по отношению к Западному фронту – но стал главным «именинником» всей кампании). В качестве перспективного направления было указано Ковельское (Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 5. Период с октября 1915 по сентябрь 1916 г. Позиционная война и прорыв австрийцев Юго-Западным фронтом / сост. В. Н. Клембовский. М., 1920. С. 69.).

Но обстановка сложилась таким образом, что переправиться через Стоход на плечах противника не удалось – и было решено вести систематическую атаку, надлежаще подготовленную и согласованную между армиями – участницами операции.

В распоряжение главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерала от кавалерии А. А. Брусилова передавался стратегический резерв: 4-й Сибирский армейский корпус и Гвардейский отряд (был подчинен телеграммой Начальника Штаба Ставки от 2-го июля (Там же. С. 76.) - 2 гвардейских и гвардейский кавалерийский корпуса), а с Северного фронта - 3-й армейский корпус. А. А. Брусилову было рекомендовано из Гвардии и армейских корпусов (по своему усмотрению) сформировать новую армию. И А. А. Брусилов выдвигает группу генерала В. М. Безобразова (ядро будущей Особой армии) между 3-й и 8-й армиями. В состав новой армии (армии Безобразова) вошли Гвардия, 1-й и 30-й армейские и 5-й Конный корпуса.

Брусилов.jpg

Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал-адъютант А. А. Брусилов с сыном и офицерами штаба фронта.

В период перегруппировки измотанные армии Юго-Западного фронта приостановили движение - преодолеть столь трудную водную преграду, какой являлась река Стоход (имевшая, к тому же, несколько глубоких рукавов и болотистые берега - низины), как мы отметили выше, с ходу не удалось, но и контрнаступление противника (причем значительно усилившегося) было успешно русскими войсками отбито.

Несмотря на успехи на других участках, ситуация на Ковельском направлении складывалась для русских неудачно, хотя генерал-квартирмейстер германского Восточного фронта М. Гофман отметил, что на некоторых участках положение было угрожающим (Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л.: Государственное издательство, 1925. С. 118.).

17..jpg

I этап Ковельской операции, 15 – 19 июля 1916 г.

Нас интересует период 15 - 27 июля, когда состоялись основные события так называемой «Ковельской бойни» - в 2 этапа: 1) 15 – 19 июля и 2) 25 – 27 июля - соответственно, первое и второе наступления группы Безобразова.

Безобразов2.jpg

Итак, командующий Войсками Гвардии генерал-адъютант В. М. Безобразов и его начальник штаба генерал-майор граф Н. Н. Игнатьев телеграммой Начальника Штаба Ставки № 3544 получают директиву об образовании новой армии в составе Юго-Западного фронта. Новоиспеченный командарм спешно выезжает в г. Бердичев – и 4-го июля встречается с командующим фронтом генералом от кавалерии А. А. Брусиловым. Новое оперативное объединение получило задачу овладеть Ковелем, нанеся удар с юга. В предстоящей операции должны участвовать и соседние армии. Генерал-квартирмейстер Войск Гвардии генерал-майор Б. В. Геруа вспоминал: «После Луцкого прорыва летом 1916 г. было решено развивать его на Ковель. Так как свежих войск для этого на месте не было, к Луцку к 1-му июля был переброшен по железной дороге с Северного фронта вновь образованный из 1-го и 2-го Гвардейских корпусов отдельный отряд, получивший название - Войск Гвардии. Войска эти в то время составляли стратегический резерв и не входили в состав ни одной из армий. Было решено подчинить командовавшему Войсками Гвардии генерал-адъютанту Безобразову часть войск, находившихся под Луцком и создать маленькую армию, сохранив общее название Войск Гвардии и дав их начальнику соответствующие права. Обстоятельство это важно отметить в памяти, т. к. в дальнейшем, на практике, как увидим, генерал-адъютант Безобразов оказался лишенным самого важного права - принять свой собственный план в пределах поставленной ему общей задачи… Тотчас по прибытии первых эшелонов гвардии, ген.-ад. Безобразов с его оперативным штабом (граф Игнатьев и я) был вызван ген.-ад. Брусиловым в штаб Юго-Западного фронта (Бердичев). Здесь эти лица были ознакомлены с обстановкой впереди Луцка, а затем генерал Духонин (генерал-квартирмейстер штаба фронта), в присутствии Брусилова и Сухомлина (его начальника штаба), перед висевшей на стене большой оперативной картой, изложил план атаки в направлении на Ковель. План этот сводился к удару левым флангом через Стоходские болота и леса, причем указывалось, что гвардия должна немедленно сменить уставшие части корпуса генерала Стельницкого (39-й корпус), нацеленные в данном направлении; самая атака должна быть произведена в самом ближайшем времени - на все подготовительные действия давалось не больше недели.

Инструкция была преподана в форме императива. Слабые попытки остановиться на невыгодах плана удара по труднопроходимой местности, успеха не имели. Дисциплинированный «по-гвардейски» генерал-адъютант Безобразов, в конце концов, сказал «слушаю». Лично ему оставалось решить только распределение войск. Остальное ему было, в сущности, приказано.

Поэтому, возникшее после боя своего рода «судбище» в поисках «стрелочника» в неудаче прорыва было совершенно непонятно. Ставка валила на фронт, а фронт свалил вину на Безобразова и его штаб. Как выяснилось потом, указанный выше трудный для исполнения план не был делом творчества Юго-Западного фронта, а, в свою очередь, был продиктован Брусилову из Ставки. Это не помешало настоящему автору - генерал-адъютанту Алексееву - затеять расследование о причинах слабых достижений, замолчав свое авторство» (Геруа Б. В. К Стоходскому бою 15 июля 1916 года // Военно-исторический вестник. – 1960 - № 16. - С. 7.).

Алексеев.jpg

В. М. Безобразов вспоминал, что 4-го июля лично от А. А. Брусилова получил распоряжение сменить Гвардией 39-й армейский корпус – участок находился на правом берегу р. Стоход (от дер. Богушевка до дер. Кияж) (Письмо генерал-адьютанта генерала от кавалерии Безобразова Государю Императору // Военная Быль – 1964 - № 66 - С. 43.). Перед Гвардией располагался отлично укрепленный и обширный плацдарм - из-за открытой болотистой местности с очень трудными подступами.

Позиции проходили по рубежу кол. Переходы – дер. Райместо – Ясеневка – Трыстень – Владимировка – Апполония – Щурин - Руда – ур. Жуки. Стоход находился: на правом фланге Гвардии в 2, а на левом фланге - в 12 километрах.

На совещании в штабе фронта командующий новой армией был ознакомлен с планом действий, составленным на основе результатов разведывательной деятельности 2 офицеров Генерального штаба, доставившими и доклад командира 39-го корпуса (Стратегический очерк. Ч. 5. С. 76.; Гоштовт Г. Кирасиры Его Величества в Великую войну, 1916 – 1917 гг. Т.2. Париж, 1944. С. 33.), который оказал большое влияниe на последующие события. Из последнего вытекало, что наступление в кратчайшем направлении на Ковель (по сторонам луцкого шоссе) из-за стоходских болот вести не следует. Болота «засасывают» человека; доступ к дер. Свидники ограничен (возможен лишь на фронте 10 рот), деревня простреливается с 3 сторон; оборонительная позиция противника на этом участке включала 2 линии окопов (2-я линия - с 8 рядами кольев проволочного заграждения). Но форсирование реки признавалось возможным на 2 участках - восточнее Вульки Порской или в направлении на Витонеж.

Проведя личную рекогносцировку, В. М. Безобразов 6-го июля телеграфировал А. А. Брусилову - что выбирает для нанесения главного удара витонежское направление. Начало наступления предполагалось 10-го июля.

Безобразов3.jpg

Б. В. Геруа отмечал, что «Два обстоятельства сразу же стали на пути к исполнению плана: наступившая отвратительная дождливая погода, исключавшая артиллерийское наблюдение и полное отсутствие (почти полное!) воздушной разведки. Сведения о противнике были устарелыми. Вся обстановка не менее туманна, чем наступившие дни. Не без труда Безобразову удалось добиться разрешения отложить атаку, чтобы предварительно разобраться и дать войскам как следует осмотреться на своих участках. Толкая Безобразова на немедленную атаку, старшие штабы упустили из виду природу современного прорыва, а именно - что, если прорыв остановлен, а свежих частей под рукой не оказалось, то надо все начинать, как бы сначала. Лезть очертя голову, напролом, как это возможно при преследовании, значит, в современных условиях огня и окопов, расшибиться самому» (Геруа Б. В. Указ. Соч. С. 7.).

Телеграмма штаба фронта от 6-го июля № 2281 в адрес командующих армиями устанавливала следующие задачи: 3-я армия (с включением в состав 3-го армейского, 1-го Туркестанского армейского корпусов и 4-й Финляндской стрелковой дивизии) атакует Ковель с востока и севера, овладев переправами через Стоход; Войска Гвардии, с включением в ее состав 1-го, 30-го армейских и 5-го Конных корпусов, атакуют Ковель с юга; 8-я армия (с включением 8-го корпуса) должна овладеть Владимир-Волынским.

Но Гвардия фактически могла развернуться лишь к 13 - 14 июля, и командующий фронтом телеграммой № 2355 отложил наступление на 15-е.

В. М. Безобразов писал, что вставшие на позицию войска лишь 10-го начали получать разведданные от своей разведки - как пехотной, так и артиллерийской. Проливные дожди, увеличив труднодоступность болот, ухудшили обстановку. Приняв эти обстоятельства во внимание, а также учтя неполное сосредоточение артиллерии и боеприпасов, атака по его просьбе была отложена командованием фронта до 15-го июля. В. М. Безобразов воспользовался отсрочкой, чтобы, испросив новую разграничительную линию с 8-й армией, расширить фронт ударной группы 1-го и 2-го Гвардейских корпусов: добавление лишних 4 километров на фронте атаки оправдало себя 15-го июля, т. к. именно с этого участка (более доступного) удалось развить натиск, заставить противника уйти за Стоход (Письмо генерал-адьютанта генерала от кавалерии Безобразова. С. 44.).

16..jpg

Б. В. Геруа писал: «Имея в своем распоряжении лишь одну часть плана атаки - распределение войск - Безобразов не мог сделать слишком крупной ошибки. Кулак был, конечно, собран на левом фланге. Правому же (1-й армейский корпус), стоявшему на сухом северном участке, давались наступательные задачи, но - по слабости сил - они не могли получить решительного значения. Таким образом, для удара была нацелена вся гвардия (2 корпуса). Оба корпуса поставлены рядом и каждый эшелонирован в глубину. Сравнительно со стоявшим раньше на этом участке корпусом Стельницкого, это был кулак. Но для сколько-нибудь существенного прорыва сил все же было недостаточно. Никакой замены прорвавших войск, в случае удачи, с тыла быть не могло: штаб фронта не думал о резервах на этом направлении, считая силы гвардии (моральные и материальные) совершенно достаточными. Однако, и ген.-ад. Безобразов допустил частную ошибку в распределении войск на ударном участке, ослабив его - кажется - на два батальона, каковые (от л.-гв. Семеновского полка) были посажены в абсолютно пассивные окопы в центре на линии реки Стохода. Представление о том, что туда можно было посадить спешенную кавалерию, которой в условиях данной местности (лес и болота) у нас было более чем достаточно, не имели успеха. Безобразов, сам кавалерист, находился еще под сильным влиянием брошюрки об ударном употреблении конницы... В результате, вся кавалерия была сосредоточена за левым флангом в надежде, что враг побежит, а конница бросится его гнать, рубить и забирать его обозы. Но... “забыли про овраги”, т. е. - в данном случае - про леса и болотистые теснины. Тут и одного кавалерийского полка было бы за глаза довольно. Нельзя отказать ген.-ад. Безобразову в той внимательности, с которой он вслушивался в делаемые ему оперативные доклады и в разумной уступчивости. Но в этом пункте он был тверд, и слышать не хотел о “пехотном” употреблении конницы» (Геруа Б. В. Указ. Соч. С. 7 – 8.).

Состояние гвардейских частей было прекрасным: отдых в течение нескольких месяцев, прибытие закаленных в боях и выздоровевших после ранений старых солдат принесли свои плоды. Молодые солдаты были прекрасно обучены и дисциплинированы.

5.jpg

Группа нижних чинов лейб-гвардии Измайловского полка. Клочков Д. Гвардейская пехота. Нижние чины. М., 2011.

В ночь на 12-е июля Гвардия и приданные ей армейские корпуса заняли боевые участки: 30-й армейский корпус (80-я и 71-я пехотные дивизии) - Подрыже - Яновка; 1-й армейский корпус (22-я и 24-я пеxотные дивизии) - до колонии Марьяновка; 1-й Гвардейский корпус (1-я и 2-я гвардейские пеxотные дивизии) - до Доросино; 2-й Гвардейский корпус (гвардейская Стрелковая и 3-я гвардейская пехотная дивизии) - до д. Курган. Линия фронта южнее Марьяновки отступала от Стохода и шла вдоль почти непроходимой долины ручья, представляя собой трясину. Гвардейская конница (запаздывала) сосредотачивалась в ближайшем тылу гвардейской пехоты. 5-й Конный корпус (11-я кавалерийская и Оренбургская казачья дивизии) находился в paйoне, прилегающем к мест. Рожище.

Когда В. М. Безобразов перегруппировал вверенные войска, ему было поставлено на вид, что 2-й Гвардейский корпус, ранее стоявший эшелонированным в глубину на узком фронте, с сильной ударной группой, - растянулся в нитку.

24..jpg

Схема Ковельской операции, 1916 г. Демьяненко Я. Река Стоход и Рудка-Червищенский плацдарм // Военная Быль - 1966 - № 80.

Усиление и перегруппировка русских на ковельском направлении были замечены командованием австро-германцев, превратившим и так прекрасно оборудованные позиции в настоящие укрепления: подтянуты свежие войска, увеличено (и значительно) количество тяжелых батарей, а в paйoне Ковеля сосредоточена (причем в небывалом до сих пор количестве) австро-германская авиация.

Войска противника на фронте Гвардии включали как германские (в частности, 10-й армейский корпус, 107-я, 121-я пехотные дивизии), так и австрийские (например, 2-й армейский корпус) соединения и части и распределялись следующим образом: 2-й армейский корпус (австро-венгерский, в составе 4-й и 41-й пехотных дивизий) – занимал оборону до Яновки; 107-я пехотная дивизия (германская, в составе 52-го, 232-го резервных и 46-го пеxотных полков) - до Мал. Порска; пеxотная дивизия Руше (германская, в составе 39-го ландверного, 419-го и 432-го пехотных полков; ежедневно дивизия усиливалась - в основном батальонами ландштурма; в итоге состав соединения дошел до 20 батальонов) - до Нового Моссора; «раздутый» ударный 10-й армейский корпус (германский; в составе австрийской 29-й пехотной дивизии (австрийская 57-я пехотная бригада из 74-го и 93-го пехотных полков - до Ясеневки; германская 37-я пехотная бригада из австрийского 92-го, германских 74-го и 78-го пехотных полков - юго-восточнее Щурина), германской 19-й пехотной дивизии (австрийская 58-я пехотная бригада из германского отряда Вестермана и австрийского 94-го пехотного полка - до д. Трыстень; германский 91-й пехотный полк до д. Студыне), германской 20-й пехотной дивизии (противник 39-го корпуса 8-й армии), германской 121-й пехотной дивизии (из 7-го и 56-го резервных и 60-го пехотного полков, в резерве у Осьмиховичи). 74-й пехотный полк и батальон 78-го пеxотного полка находились также в резерве.

Русской пехоте предстояло прорвать фронт, овладев переправами на Стоходе, а вводимой в прорыв коннице предстояло совершить рейд в обход Ковеля.

летопись118.jpg

Летопись войны № 118.

Продолжение следует

Автор:

950

Поделиться:

Вернуться назад