Заднестровская битва 1915 г. - триумф русской императорской конницы

1915

Заднестровская битва 1915 г. - триумф русской императорской конницы

20 мая 2021 г.

Операции на Днестровском фронте традиционно были успешны для русского оружия. Так, в ходе Первой Хотинской операции 17 – 22 марта 1915 г. в первый же день у д. д. Рухотин-Поляны-Шиловцы-Малинцы были разгромлены 42-я гонведная пехотная дивизия и гусарская бригада противника, потерявшие пленными 33 офицеров и 2,1 тыс. нижних чинов. 10-я кавалерийская и 1-я Донская казачья дивизии разбили обходящую левый фланг Юго-Западного фронта неприятельскую группировку.

18-го марта 12-я кавалерийская дивизия атаковала у дер. Залещики части австрийской 7-й армии, парируя обход левого фланга русской 9-й армии. В плен были захвачены 21 офицер и 1 тыс. нижних чинов.

Особо отличилась русская конница в ходе Заднестровской операции. Она не относится к числу широко известных, т. к. состоялась на периферии района основных событий весенней кампании 1915 г. на Русском фронте Первой мировой войны. Но, по своему ходу и результативности, это весьма поучительное событие, близкое к эталонному относительно применения мобильных сил – конницы, сыгравшей ключевую роль и решившей судьбу общевойсковой операции.

Карта № 1.jpg

Днестровский фронт к началу мая 1915 г. (стиль, в отличие от статьи, новый) Эпизод германской карты. Позиции соединений 7-й австро-венгерской армии и ее противника – 9-й русской армии. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932.

Заднестровское сражение – это наступательная операция русской 9-й армии Юго-Западного фронта против войск австро-венгерской 7-й армии 26. 04. – 02. 05. 1915 г.

Войска 9-й армии действовали на буковинском фронте – в районе р. Днестр. В состав армии (командующий – генерал от инфантерии П. А. Лечицкий) к концу апреля 1915 г. входили: 11-й (11-я, 32-я, 74-я пехотные дивизии), 30-й (71-я и 80-я пехотные дивизии, 2-я стрелковая бригада), 32-й (78-я пехотная, 1-я и 2-я ополченские дивизии), 33-й (82-я пехотная, 1-я и 2-я Заамурские пограничные пехотные дивизии, Крымский конный полк) армейские, 2-й (12-я кавалерийская и Кавказская туземная конная дивизии) и 3-й (10-я кавалерийская, 1-я Донская казачья, 1-я Терская казачья дивизии, Отдельная гвардейская кавалерийская бригада) Конные корпуса. В период операции в структуре армии происходили изменения – так, 1-я Заамурская конная бригада и Отдельная гвардейская кавалерийская бригада образовали Сводную кавалерийскую дивизию, а 9-я кавалерийская дивизия усилила 2-й Конный корпус.

1..jpg

Командующий русской 9-й армией Юго-Западного фронта генерал от инфантерии П. А. Лечицкий. Нива 1914. № 42.

Корпуса располагались (с севера на юг): 11-й (на Днестре), 30-й (у г. Бучач), 33-й (на Днестре) армейские, 2-й (у мест. Залещики), 3-й (у г. Хотин) Конные, 32-й армейский (у мест. Топороуц).

Окопы.jpg

летопись93 (1).jpg

Летопись войны 1914 - 15 - 16 гг. № 93.

11-й армейский корпус – ветеран Галицийской битвы, Карпатского сражения и боев в Буковине. В предыдущих боевых операциях - это главная ударная сила 9-й армии.

30-й, 32-й и 33-й армейские корпуса в основном были сформированы из второочередных частей и по составу были достаточно неоднородны. Так, заамурские пограничные пехотные полки (прибывшие незадолго перед сражением) по своему составу, без преувеличения, являлись элитными, чего не скажешь об ополченских дивизиях.

Как вспоминал начальник 1-й ополченской (впоследствии 101-й пехотной) дивизии генерал-майор К. Л. Гильчевский, он был назначен начальником этой дивизии, формировавшейся из 29-й и 36-й ополченских бригад (12 дружин) в Одессе. Справиться с ополчением – было важным экзаменом для генерала. Бригады находились уже на ТВД, в районе м. Новоселицы в Буковине. Из 1-й и 2-й ополченских дивизий затем сформировали 32-й корпус, вошедший в 9-ю армию. В каждой бригаде - по 6 отдельных дружин (батальонов), по 1 ополченской конной сотне, по 6-орудийной батарее и по 1 саперной полуроте. Дивизия имела одну пулеметную команду при 8 пулеметах с прекрасным кадровым личным составом. Дружины были вооружены старыми винтовками системы Бердана. Патроны к берданкам - с дымным порохом, уже немолодые и отсыревшие. В результате, при выстреле некоторые из пуль падали от стрелков в нескольких шагах, а цепь во время боя окутывалась густым дымом. Боевая подготовка дружин была очень слабой (Гильчевский К. Л. Боевые действия второочередных частей в мировую войну. М., 1928. С. 7.).

Гильчевский.jpg

Но перед операцией дружины перевооружили новыми винтовками – японскими и австрийскими.

Конные корпуса являлись элитными формированиями с богатым боевым опытом.

10-я кавалерийская дивизия прославилась в боях у Ярославице, Перемышлян и Равы Русской, 1-я Донская казачья – у Дуба, Недзелиски и Дзвоновиц, 1-я Терская казачья - в Карпатах.

12-я кавалерийская дивизия отличилась в Галицийской битве – особенно в боях у Демни и Руды в 1914 г., у Залещиков в марте 1915 г. 12-я кавалерийская дивизия неизменно выполняла поставленные задачи, действуя в конном и пешем строях. В боях на Гнилой Липе, когда 7-й армейский корпус форсировал реку и возник разрыв между ним и 12-м армейским корпусом, 12-я кавдивизия А. М. Каледина спасла положение: в критический момент, без приказа свыше, комдив по своей инициативе спешно выдвинул дивизию на направление прорыва. Отличилась дивизия в Городокском, Хыровском сражениях, во многих других боях. Общеизвестен приказ командующего 8-й армией генерала от кавалерии А. А. Брусилова в Городокском сражении: «12-й дивизии умереть, но умирать не сразу, а до вечера». Выполняя задачу сдержать австрийцев, невзирая на огонь пулеметов и артиллерии, частями дивизии была осуществлена атака в конном строю. Это и спасло положение. Поэтому, когда генерал-майору К. Г. Маннергейму предложили принять командование над 12-й кавалерийской дивизией (А. М. Каледин выбыл из строя по ранению), он попросил у А. А. Брусилова совета: ведь 12-я кавалерийская была ему не знакома, и он ждал другого назначения. На что командующий ему ответил: 12-я кавдивизия - это такое соединение, от которого не отказываются (Маннергейм К. Г. Мемуары. М., 2000. С. 53.).

10.jpg

11.jpg

Русские казаки на страницах Нивы, 1914 – 1916.

Совершенно уникальным соединением в составе 9-й армии являлась Кавказская туземная конная дивизия. Участник боев на Днестре генерал-майор П. Н. Краснов отмечал, что в дивизии, которой командовал генерал-лейтенант Великий Князь Михаил Александрович Романов, было 6 четырехсотенных полков: 2-й Дагестанский, Татарский, Кабардинский, Чеченский, Ингушский и Черкесский. Офицеры – лишь частично туземцы, в большинстве - русские. Дивизия была невоспитанна и плохо обучена, но воспитание и муштру заменяли обаяние имени Великого Князя и прирожденная дисциплинированность горцев.

2..jpg

Великий Князь Михаил Александрович, начальник Кавказской туземной конной дивизии. Великая война в образах и картинах. Вып. 8. М., 1915.

Один из офицеров дивизии, передавая свое впечатление от личного состава дивизии, вспоминал, что каждый всадник был одет в бешмет и черкеску понравившегося цвета и сидел на коне какой угодно масти. Общими были лишь огромные лохматые рыжие папахи. Соединение отличалось высоким боевым духом. Один из офицеров охарактеризовал ее как одну из самых надежных частей и гордость русской армии. А документ отметил, что кавказские горцы наводят на венгров страх. Они отказываются уступать кому-либо первенство под огнем (Дикая дивизия. Сборник материалов. М., 2006. С. 63.).

После мартовских боев войска 9-й армии занимали растянутый 250-километровый фронт. Это обстоятельство, а также наличие укрепленных позиций австро-германских войск – усложнили активные действия армии.

В состав австро-венгерской 7-й армии (командующий – генерал кавалерии К. фон Пфланцер-Балтин) входили: 3-й, 11-й, 13-й армейские корпуса, армейская группа В. Р.-Ф. Маршаля, корпус К. Ксцибулки (австро-венгерские 5-я, 6-я, 15-я, 28-я, 30-я, 36-я пехотные, 22-я ландверная пехотная, 42-я гонведная пехотная дивизии, 2 бригады Польского легиона и несколько отдельных бригад; германская 5-я, австро-венгерские 6-я, 8-я, 10-я кавалерийские и 5-я гонведная кавалерийская дивизии). Войска австро-венгерской 7-й армии были усилены германскими частями и подразделениями – особенно много их было сосредоточено в группе Маршаля.

Pflanzerbaltin.jpg

К. фон Пфланцер-Балтин

Соотношение сил выглядело следующим образом: 9 пехотных и 6 кавалерийских дивизий, а также 5 ополченских бригад русской 9-й армии противостояли 8 пехотным и 5 кавалерийских дивизиям противника. Т. о., значительного превосходства в силах, необходимого для наступательной операции с решительными целями, у русских не было. К началу этого сражения 9-я армия под командованием генерала от инфантерии П. А. Лечицкого имела в своем составе значительное количество кавалерийских соединений - почти половина армии состояла из мобильных, в большинстве отборных, войск - что сыграло более чем существенную роль в развернувшихся событиях.

19 апреля 1915 г. австро-германские войска под общим командованием генерала А. фон Макензена прорвали оборону русской 3-й армии на участке Горлице – Тарнов, и за неделю глубоко вклинились в оборону Юго-Западного фронта. Перед соседними армиями фронта Ставка поставила задачу – активными действиями облегчить положение 3-й армии.

Стратегическая задача, которая стояла перед 9-й армией в Заднестровском сражении - отвлечь на себя стратегические резервы командования противника. Азы стратегии предписывают наносить удар на направлении, являющемся для противника неожиданным. Именно такие действия могут нарушить стратегическое равновесие на театре военных действий. Учитывая затруднительность непосредственной переброски войск других русских армий (в данном случае 9-й) на угрожаемое (горлицкое) направление вследствие трудностей коммуникационного характера, такое использование ресурсов было совершенно оправдано. Мы видим инициативность командования 9-й армии - оно в порядке частной инициативы подготовило план перехода войск армии в наступление, а штаб фронта, использовав данное обстоятельство, решил ударом 9-й армии парировать удар А. Макензена. Русское командование рассчитывало, что для обороны Буковины противник начнет перебрасывать значительные силы на юг, и удар на фронте 3-й армии будет ослаблен. Кроме того, успех русского наступления вблизи румыно-австрийской границы мог повлиять на вступление в войну Румынии.

Оперативная задача, стоявшая перед 9-й армией – разгром австро-венгерской 7-й армии.

Командующий 9-й армией П. А. Лечицкий решил осуществить оперативный маневр, а именно - перебросить 33-й армейский корпус в район г. Бучач и нанести этим соединением удар в направлении на мест. Городенка, чтобы выйти во фланг и в тыл главным позициям противника. Одновременно силами конницы наносился и второй удар: 3-му Конному корпусу предстояло прорвать фронт противника южнее р. Днестр, в Буковине - у деревень Баламутовка – Ржавенцы - Громешти. Т. о., основная роль отводилась 2 корпусным ударным группам, но и на остальных боевых участках соединениям армии предстояло действовать активно.

Группировка 9-й армии была адаптирована применительно к оперативному замыслу П. А. Лечицкого. Всегда оперативно-тактически очень грамотно действовавший командарм разделил фронт армии на 6 боевых участков.

3..jpg

Казаки на Днестре. Washburn S. The Russian campaign. April to august 1915. London, 1915.

1-й боевой участок. На нем должна была оперировать первая ударная группа.

После прибытия из Заамурского округа пограничной стражи кадровых 1-й и 2-й Заамурских пограничных пехотных дивизий П. А. Лечицкий получил возможность сформировать сильную ударную группировку. Дивизии начали прибывать в начале апреля, сосредотачиваясь у г. Каменец-Подольска. Они были включены в состав 33-го армейского корпуса, который стал флагманом 9-й армии в развернувшемся сражении. Подготовка корпуса к наступлению осуществлялась в строжайшей тайне, подтягиваться к линии фронта части стали лишь непосредственно перед ударом. Корпус должен был действовать от г. Бучач (севернее впадения в р. Днестр р. Стрыпа) - через Днестр в районе д.д. Хмелев-Ржепице, развивая удар в направлении на мест. Городенка. В случае успеха ударная группировка 9-й армии выходила в тыл позициям противника к югу от г. Станиславов.

33-й армейский корпус (без 82-й пехотной дивизии) для развития успеха был усилен вновь сформированным Сводным конным корпусом под командованием начальника 12-й кавалерийской дивизии К. Г. Маннергейма. В состав корпуса вошли: 12-я кавалерийская дивизия (временно изъята из состава 2-го Конного корпуса), Отдельная гвардейская кавалерийская бригада (временно изъята из состава 3-го Конного корпуса), 1-й и 2-й Заамурские пограничные конные полки (переброшены с Дальнего Востока). Заамурские пограничные конные полки (1-я Заамурская конная бригада) вместе с Отдельной гвардейской кавалерийской бригадой составили Сводную кавалерийскую дивизию. Ударная группа была усилена 3-мя понтонными батальонами, тяжелым артиллерийским дивизионом и бригадой 82-й пехотной дивизии.

На направлении удара 33-го армейского корпуса от Бучач на Коломыя проходит кратчайшее операционное направление. Коммуникационный узел г. Коломыи – важнейший объект действий 9-й армии. Участок фронта от Незвиска до района Залещики (до 30-ти км шириной) занимала 5-я германская кавалерийская дивизия, поддерживаемая 2 - 3 батальонами австрийского ландвера.

2-й боевой участок. На нем действовала вторая ударная группа – 3-й Конный корпус (без Отдельной гвардейской кавбригады). Корпус должен был нанести удар по укрепленным позициям противника у д.д. Баламутовка, Ржавенцы, Громешти.

3-й боевой участок. Это позиции 2-го Конного корпуса. Корпус находился на левом берегу р. Днестр, между участками ударных группировок – 33-го армейского и 3-го Конного корпусов. В состав 2-го Конного корпуса для придания ему боевой устойчивости была включена бригада 82-й пехотной дивизии - она занимала позиции на плацдарме на правом берегу Днестра у мест. Залещики. Помимо Кавказской туземной конной дивизии в состав корпуса входила только что подошедшая 9-я кавалерийская дивизия. Задачей корпуса было: перейдя через Днестр в районе Усечко, действовать по тылам противника, противостоящего русским войскам в районах нанесения главных ударов 9-й армии.

4-6-й боевые участки – фронт 32-го (находился южнее 3-го Конного корпуса – левый фланг 9-й армии), 30-го и 11-го (правый фланг 9-й армии) армейских корпусов. Эти участки были относительно пассивными. 11-й армейский корпус своей правофланговой дивизией должен был взаимодействовать с левым флангом русской 11-й армии, а двумя другими дивизиями осуществлять локальные наступления с целью сковать противника, находящегося перед фронтом корпуса, и не позволить ему перебрасывать войска на другие участки фронта. 30-й армейский корпус наиболее сильную группировку своих войск сосредоточил на левом фланге - он также должен был проявлять локальную активность. 32-й армейский корпус под прикрытием 3-го Конного переформировывал 1-ю и 2-ю ополченские дивизии в 101-ю и 105-ю пехотные дивизии.

Необходимо отметить, что оперативная плотность русских войск в Заднестровской операции (причем на участке ударного 33-го армейского корпуса) крайне невысока – 2 батальона и 6 орудий на 1 км фронта. Корпуса 9-й армии занимали слишком широкие участки и были не в состоянии выделить надежных резервов. В то же время австрийцы могли, путем концентрации резервов, создать сильную войсковую группу для парирования русского наступления. Активность 9-й армии на всех боевых участках должна была привести к рассредоточению внимания противника.

4..jpg

Кавказские казаки в перерыве между боями. Днестр, 1915. Washburn S. The Russian campaign. April to august 1915. London, 1915.

26-го апреля мощной артиллерийской подготовкой ознаменовалось начало одной из самых блестящих операций русской армии в Первую мировую войну.

На рассвете 27-го апреля наступление 9-й армии началось одновременными действиями ее ударных групп.

33-й армейский корпус форсировал р. Днестр у Хмелев и Ржепице. Тактическая внезапность сыграла важнейшую роль - благодаря скрытности сосредоточения соединения противник оказался захвачен врасплох. Операция проводилась в сложной обстановке форсирования крупной водной преграды. Разбитые на десантные эшелоны части заамурцев, быстро форсировав Днестр, вступили в бой с противником. По наведенному понтонному мосту в наступление пошли главные силы корпуса.

Полки 1-й Заамурской пограничной пехотной дивизии начали наступление после 11 часов. Перебежки бойцов происходили под шрапнельным огнем артиллерии противника. Русская артиллерия решала 2 задачи: а) вела контрбатарейную борьбу и б) расстреливала пехоту противника в окопах. Позицию занимали германские подразделения. Ближайший резерв австрийцев находился в мест. Городенка. Один батальон австрийской бригады был немедленно посажен на автомобили и переброшен в Чернелице. Батальон, высадившись в Чернелице, скрытно прошел к позиции спешенных германских кавалеристов. Остальные батальоны бригады в целях ускорения движения были направлены на фронт Кунисовце - Чернелице - Дембки. Все они сильно запаздывали, что явилось последствием тактической внезапности, достигнутой пограничниками.

4-й пограничный пехотный Заамурский полк решил обойти позицию противника, направив 2 роты по речному откосу - в обход. Около полудня наступающие подошли на 200 - 250 шагов к вражеской позиции, огонь батарей противника заметно ослабел. 3-й и 4-й пограничные пехотные Заамурские полки приготовились атаковать, но противник, не приняв удара, начал отход. Подразделения неприятеля останавливались, сдерживали огнем русских, а затем отходили дальше.

Подразделения 3-го пограничного пехотного Заамурского полка добились тактического окружения части вражеских подразделений, пленив 5 офицеров и 298 нижних чинов (2 из них оказались немцами, а остальные, преимущественно бойцы 28-го ландверного пехотного полка, в основном хорватами).

1-я Заамурская пограничная пехотная дивизия развивает наступление на Чернелице. Неприятель перебрасывает сюда резервы – 88-ю ландверную пехотную бригаду и 8-ю кавалерийскую дивизию, но последние опаздывали на сутки. Чернелице, после серьезного боя, также оказалось в русских руках. Неблагоприятным обстоятельством стало то, что артиллерия отстала - и 60% потерь 1-й Заамурской дивизии пришлось на бой за данный населенный пункт. Были захвачены в плен еще 3 офицера и 233 нижних чина противника (Корольков Г. К. Форсирование реки пехотной дивизией (опыт форсирования реки 1-й Заамурской пехотной дивизией 9 мая 1915 г.). М., 1935. С. 44.).

Появление свежих русских частей было австрийцами расценено как намерение отрезать их от мест. Городенка. И противник начал отходить через Дембки на Далешова.

2-я Заамурская пограничная пехотная дивизия овладела мест. Кунисовице.

В ходе первого дня боев 33-й армейский корпус понес следующие потери: во 2-й Заамурской пограничной пехотной дивизии (временно носила наименование Сводной) - 6 офицеров (1 убит, 5 ранено) и 348 солдат (34 убиты, 260 ранены, 54 пропали без вести), в бригаде 82-й пехотной дивизии - 2 офицеров (1 убит, 1 ранен) и 90 солдат (14 убиты и 76 ранены), в 1-й Заамурской пограничной пехотной дивизии - 18 офицеров (3 убиты и 15 ранены) и 1151 солдат (210 убиты, 802 ранены и 139 пропали без вести) - итого 26 офицеров и 1589 солдат (Там же. С. 47 – 48.).

Трофеи корпуса – 2 пулемета и 753 пленных (в т. ч. 5 офицеров). По свидетельству очевидцев, масса трупов лежала в окрестностях, много было и захоронений вражеских солдат и офицеров.

27-го апреля вступила в бой корпусная конница 33-го корпуса – Крымский конный полк. 5-й и 6-й эскадроны последнего под командованием ротмистра Бако (находились при 2-й Заамурской дивизии) атаковали в конном строю австрийский пехотный батальон, находившийся в окопах у дер. Корниюв. Овладев окопами, крымцы пленили 7 офицеров и 465 нижних чинов. Атака значительно облегчила наступление на Коломыю частей 2-й Заамурской дивизии.

На следующий день, 28-го апреля, был введен в прорыв Сводный конный корпус – и соединению удалось уже во второй половине дня прорваться на 5 верст вглубь вражеских позиций. Отдельная гвардейская кавбригада и 1-й и 2-й Заамурские пограничные конные полки атаковали врага севернее Городенки (западнее шоссе Домбки - Городенка), действуя и в конном, и в пешем строях.

8..jpg

1-й конный Заамурский полк. Фото 1913 г. Военная быль № 126. 1974 .

Кроме Заамурских конных полков, в атаке участвовали (в конном строю) два эскадрона лейб-гвардии Гродненского гусарского полка (еще три эскадрона гродненцев в пешем строю атаковали окопы противника, а 6-й эскадрон прикрывал 3-ю батарею лейб-гвардии Конной Артиллерии).

Противником русских кавалеристов на данном участке стали отборные части 7-й армии – полки 5-й германской кавалерийской дивизии. Неприятель занимал 2 ряда окопов с многорядными проволочными заграждениями. Всего же в общей сложности русским кавалеристам противостояли: 2 австрийских пехотных батальона, 2 германские пехотные роты и подразделения германской 5-й кавалерийской дивизии (1-го кирасирского Великого Курфюрста, гусарских 4-го фон Шилла и 6-го графа Гетцена, уланских 4-го фон Шмидта и 10-го Принца Августа Вюртембергского полков).

Участвовавшие в этой атаке части понесли тяжелые потери.

Так, после этого боя пятисотенные 1-й и 2-й Заамурские пограничные конные полки были переформированы в трехсотенные. Потери были следующими: 1-й полк потерял 5 офицеров (1 погиб и 4 ранены – в т. ч. командир полка полковник П. Н. Колзаков) и 184 нижних чина; 2-й полк потерял 9 офицеров (2 погибли и 7 ранены, в т. ч. командир полка полковник А. С. Карницкий) и 235 нижних чинов. 4 офицера посмертно (полковники Колзаков и Карницкий, ротмистры Б.-Э.Л. Мосницкий, А. А. Пьянковский) – были представлены к орденам Святого Георгия 4-й степени, 12 офицеров стали кавалерами Георгиевского Оружия - подполковник К. Н. Стоянов и ротмистр Л. И. Линицкий (посмертно), ротмистры В. А. Васильев, К. К. Ягеллович, А. А. Левишновский, Н. А. Люман, П. Г. Полторацкий, М. П. Хабаров, штабс-ротмистры Н. А. Базоркин и П. С. Корчинский, поручики В. В. Враштиль и Езерский.

П. Н. Колзаков.jpg

П. Н. Колзаков

Трофеи 1-го полка - 8 офицеров, 196 нижних чинов и 3 пулемета, трофеи 2-го полка - 5 офицеров, врач, 330 нижних чинов и 5 пулеметов противника.

А. С. Карницкий.jpg

А. С. Карницкий

Гродненские гусары потеряли 2 офицеров и 39 гусар убитыми, 2 офицеров и 55 гусар ранеными.

Отличились и части 12-й кавалерийской дивизии Сводного конного корпуса. Документ свидетельствует о боевых делах 2-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона: «28 апреля - бой у Городенка, батарея содействовала атаке Городенки, причем вслед за отступавшим противником переменила три позиции» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 48. Ч. 1.).

На фронте 3-го Конного корпуса прорыв вражеского фронта также увенчался полным успехом. Полки графа Ф. А. Келлера, прорвав укрепленные позиции, выбили противника из деревень на правом берегу р. Днестр. Русская конница, прорвавшись в австрийский тыл, овладела высотами на правом берегу ручья Онут (см. Легендарные Баламутовка-Ржавенцы - подвиг 3-го Конного корпуса).

С 28-го апреля части корпуса преследовали противника, отходящего с арьергардными боями.

9-й Донской казачий генерал-фельдмаршала графа Орлова-Денисова полк 28 - 29 апреля, как отмечает документ, отбил ряд ожесточенных контратак противника. Последние провели прибывшие к неприятелю свежие подкрепления (2-й Тирольский Стрелковый полк с артиллерией) – как ночью, так и днем. Казаки удержали занятую позицию. После полудня 29-го апреля 9-й Донской полк у дер. Черный Поток вновь атаковал противника, сбил последнего и преследовал до вечера 30-го апреля - в направлении на дер. Окна, Юрко и г.г. Когман и Снятин. В ходе короткой, но ожесточенной рукопашной схватки противник был выбит из сильно укрепленной и усиленной проволочными заграждениями позиции на северо-восточной окраине г. Снятин. Сильно ослабленным спешенным сотням пришлось сражаться более чем с батальоном врага. Сбив последнего, полк вошел в город, и также захватил мост через р. Прут. Трофеями части за 3 дня стали пулемет, 4 зарядных ящика, прожекторная станция, 300 пленных и много лошадей. Уничтожено более 200 солдат и офицеров противника. 2-го мая полк оказался в дер. Валява.

10-й Донской казачий генерала Луковкина полк 28-го апреля оборонял захваченную накануне мебельную фабрику, а 29-го перешел в наступление, выбив врага с двух линий обороны, и 30-го пришел к г. Снятин. Со 2-го мая полк - также в д. Валява.

13-й Донской казачий генерал-фельдмаршала Кутузова-Смоленского полк 28-го апреля отразил ночное наступление врага из дер. Онут, 29-го, действуя в конном и пешем строях, штурмом взял укрепленную дер. Онут, захватив 4 офицеров, врача, более 200 нижних чинов и действующий пулемет противника. Еще один пулемет был сброшен вражескими солдатами с обрыва в р. Днестр. Потери: 5 офицеров и 70 казаков. С 1-го мая - караульная служба на линии р. Прут.

9.jpg

«В атаку». Великая война в образах и картинах. Вып. 7. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1915.

29-го апреля заслужил награду один из вахмистров полка: последнему было приказано выбить противника из дер. Онут, но 3 пулемета не давали высунуть головы из окопов. Когда 2-я сотня, маневрируя лавой, отвлекала внимание врага от р. Днестра, вахмистр Емельян Егоров с 9 казаками по берегу Днестра, поднявшись чуть ли не по отвесной круче, пробрался во фланг противника и забросал вражеские окопы ручными гранатами. Враг бросился из окопов назад, а полк, воспользовавшись этим, ринулся вперед и овладел позицией. Совершил в тот же день подвиг есаул Г. А. Ситников, ставший кавалером Георгиевского оружия за то, что, временно командуя 13-м Донским казачьим полком в бою 29. 04. 1915 г. у д.д. Онут, Баламутовка, Ржавенцы и Громешти, под артиллерийско-винтовочным огнем лично вел своих казаков в атаку, и под его умелым руководством полк захватил пулемет, 6 офицеров и 250 нижних чинов, в то время как остальные, оборонявшие атакованный полком участок, были уничтожены (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 42. Ч. 1.).

15-й Донской казачий генерала Краснова 1-го полк 28-го апреля отбивал многократные контратаки противника с большими потерями для врага, и - «29 апреля противник окончательно был сбит со второй, не менее чем первой, укрепленной позиции, и в течении 29 - 30 апреля преследуемый дивизией в конном строю, был оттеснен за реку Прут, где и засел на заранее подготовленную сильную укрепленную позицию» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 42. Ч. 2.). С 3-го мая полк нес сторожевую службу на р. Прут.

Батареи 1-го Донского казачьего артиллерийского дивизиона, проложив огнем своим частям путь к Баламутовке и Ржавенцам, - «По взятии окопов, … карьером вынеслись на открытую позицию и огнем преследовали противника, обращая его в паническое бегство. В остальные дни этих боев дивизион, совместно с полками дивизии, продолжал преследовать отступающего противника вплоть до р. Прута».

Как писал командир 6-й Донской казачьей батареи полковник А. И. Поляков: «После прорыва позиций 6-я Донская батарея была двинута вперед для преследования противника, но за д. Баламутовка напоролась на батальон австрийцев, т. е. на их пулеметный и ружейный огонь, и с правого фланга орудийный. Несмотря на приказание сняться с позиции, батарея стояла до вечера, потерявши одного раненого. Сняться с позиции было невозможно …Дальше, на следующий день, преследование противника до Прута, бой у д. Коуман. На Пруте выставлено сторожевое охранение, а наш дивизион расположился в д. Валява, выделяя взвод по очереди в помощь сторожевому охранению» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 48. Ч. 1.).

Как и 1-я Донская казачья, 10-я кавалерийская дивизия с боями преследовала неприятеля, отходящего к Пруту. 29-го апреля 10-й гусарский Ингерманландский полк, идя в авангарде дивизии, вел ночной бой у д. Кучермик, а 30-го апреля 2-й и 6-й эскадроны полка атаковали в конном строю австрийскую кавалерию, быстро отступившую за Прут. Командир полка В. В. Чеславский так пишет об арьергардных боях: «Мы пробовали обгонять колонны противника, идущие по шоссе, дорогой или прямо полем, но за темнотой ночи невозможно было быстро двигаться и пришлось ограничиться преследованием по шоссе в тыл отступающей колонне. У дер. Куперник мы были встречены пулеметным и ружейным огнем арьергарда противника. Завязался ночной бой и мы …. к полуночи выбили его и заняли эту деревню…Гусарскому полку было приказано идти между нашей и Донской дивизией через дер. Баргомешти и подойти к Снятину с запада» (Чеславский В. В. 67 боев 10-го гусарского Ингерманландского полка в мировую войну 1914 – 1917 гг. Чикаго, 1937. С. 233.).

3-й Донской казачий артиллерийский дивизион 10-й кавалерийской дивизии 28 - 30 апреля также осуществлял преследование разбитого противника до р. Прут. Причем: «Неоднократно батареи дивизиона выносились на близкие дистанции, в упор расстреливая противника и обращая его в паническое бегство, давая тем возможность нашей кавалерии в конном строю врезываться в толпу бегущего неприятеля, не неся самим чувствительных потерь» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 48. Ч. 1.).

Отличились и казаки 1-й Терской казачьей дивизии. Так, 30-го апреля 2 сотни 2-го Горско-Моздокского полка, возглавляемые сотником К. С. Молодченко и подъесаулом Г. Ф. Кадигробом, в ходе лихой конной атаки овладели мест. Жукоцин, захватив 3 пулемета и 300 пленных. А подъесаул А. П. Попов с полусотней 2-го Кизляро-Гребенского полка, атаковав австрийскую роту, изрубил 28 человек и пленил 51 вражеского солдата, освободив 42 русских пленных.

6.jpg

В атаку! Великая война в образах и картинах. Вып. 9. М., 1916.

3-й Конный корпус с боем занял г. Снятин и, обеспечивая левый фланг армии, нес сторожевую и разведывательную службу.

С 29-го апреля на фронте 2-го Конного корпуса Кавказская туземная конная дивизия начала форсировать Днестр. Ряд всадников заслужил в этих делах боевые отличия. Шохай Баттаев, Али-Султан Шакмаев и Хаджимуса Саттаев заслужили Георгиевские кресты за то, что в разъезде у дер. Городнице атаковали 7 германских кавалеристов и освободили из плена 2 гродненских гусар. А всадник Кабардинского полка Ж. Шуков получил медаль «За храбрость» за то, что при форсировании Днестра он и пятеро однополчан «при явной угрозе жизни» выполняли боевую задачу.

Дивизия двигалась в направлении на Веренчаку – и 30-го апреля в ходе боя со спешенной конницей неприятеля были захвачены 31 пленный, бомбомет и 120 гранат. 1-го мая дивизия в районе г. Снятин вышла к р. Прут, заняв д.д. Непоколокуту, Белелуя и Устье-над-Прутом.

5..jpg

Нива. 1914. № 48.

2-го мая 2-й Конный корпус атаковал позиции врага на правом берегу Прут, овладев д. д. Видиново и Карлов (в бою с всадниками Туземной дивизии был пленен будущий президент Югославии И. Броз Тито).

9-я кавалерийская дивизия 2-го Конного с 28-го апреля обороняла позицию у мест. Залещики на Днестре. 30-го апреля - бой по овладению г. Снятин и единственной (находившейся у данного города) стратегической переправой через р. Прут. Действия дивизии были столь стремительны, что уничтожить мост австрийцы не успели. И части 9-й кавалерийской вслед за отступающим противником сразу перешли реку. Сводка Ставки так сообщала об этом успехе: «…наши войска с боя взяли Надворную. Снятин был захвачен … нашей конницей, перебравшейся с налета сквозь укрепления предмостной позиции» (Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915. С. 353.).

9-й гусарский Киевский генерал-фельдмаршала князя Репнина полк захватил более 250 пленных. Потери полка 30-го апреля - 11 убитых и 29 раненых. В этот день особенно отличились штабс-ротмистр Бредихин и поручики Иванов и Еремеев, ставшие кавалерами Георгиевского оружия. Штабс-ротмистр С. Л. Бредихин действуя во главе разъезда, заметил у дер. Малатинец разъезд противника, отслеживающий движение полков дивизии. Русский разъезд силой в 10 коней стремительно атаковал и взял в плен вражеский разъезд силой в 12 коней. Поручик А. А. Еремеев отличился тем, что, во-первых, во главе трех спешенных взводов провел удачную разведку, во-вторых, атаковал высоту 303 и, в-третьих, скрытно подошел к переправе и после короткого боя овладел последней, удержав ее после двукратной контратаки противника. Дело у стратегической переправы не позволило гарнизону г. Снятин уйти, и он в полном составе (2000 человек) попал в плен, тогда как 9-я кавдивизия переправилась через данный мост и заняла железную дорогу. Поручик Е. В. Иванов во главе охотников полка и дивизии провел рекогносцировку укрепленной позиции противника у выс. 303 и 281, а затем проник в тыл позиции противника, определил точное распределение войск, расположение окопов и заграждений, взяв трех пленных и, прорвавшись обратно, своевременно доложил добытые сведения - что открыло дорогу для движения дивизии к г. Снятину. А затем, продолжая разведку с 8 гусарами, Иванов заметил противника в тылу подразделения, прикрывающего (под командованием поручика Еремеева) ранее захваченный мост, и послал донесение об опасной ситуации - прося подкрепления. Последнее не подходило, и Иванов с оставшимися в его распоряжении 6-ю гусарами бросился в атаку на ближайшую к мосту полуроту противника, переколол и изрубил часть подразделения противника, рассеяв остальных, и захватил в плен 1 офицера и 20 нижних чинов.

1-го мая киевские гусары участвовали в бою у железнодорожной станции Снятин. Особо отличился корнет В. Г. Ощевский-Круглик, ставший кавалером Георгиевского оружия за то, что, находясь в разъезде с 4 гусарами и желая выяснить силы противника в районе дер. Сороченка, переправился через Прут и продолжил разведку, пока не был замечен германским караулом. Корнет атаковал караул и целиком захватил его в плен, получив важные сведения о силах противника в районе г. Снятина.

С 1-го мая части 9-й кавалерийской входили в состав Снятинского отряда, принимая участие в обороне позиции к югу от города. Обороняя позицию спешенными подразделениями, эскадроны производили разведку расположения противника, постоянно участвуя в стычках и захватывая пленных.

1-й Уральский казачий полк 9-й кавдивизии участвовал в атаке Снятина с северо-востока. 4-я и 6-я сотни во главе с есаулом В. С. Толстухиным в конном строю атаковали противника. Последний побежал - и большей частью был изрублен, тогда как около 100 человек пленены. К 17-ти часам г. Снятин был взят, причем уральцы во взаимодействии с киевскими гусарами захватили мост через р. Прут, не дав его уничтожить. С 30-го апреля полк занимал оборону у железнодорожных станций Снятин-Зулуче-Черновцы, а впоследствии нес сторожевую службу на р. Прут.

Под воздействием неудач на фронте Хмелев-Ржепице-Городенка и Баламутовка-Ржавенцы, противник начал отступление и с позиций на фронте 32-го армейского корпуса.

На фронте ополченских дивизий, по свидетельству К. Л. Гильчевского, у австрийцев наблюдалась сплошная полоса заграждений из 4-х рядов высоких кольев. Причем позиция занимала командующее положение. Противодействовал русским ополченцам ландштурм (также ополчение) и 2 польских легиона. Частями противника командовал очень энергичный и толковый военачальник полковник Паппа. 27-го апреля ополченцы атаковали в направлении на Топороуц. Генерал, воспроизводя события атаки на фронте своей дивизии, отмечал, что ножницы и гранаты отсутствовали, и даже шрапнели артбатареи расходовали только после особого разрешения (снарядный голод), тогда как австрийцы из орудий обстреливали даже единичных людей. Дружины, ночью войдя в лес, залегли, и утром на их фланге появились австрийские разведчики при ручном пулемете. Огонь из последнего навел на дружинников панику, и они побежали – но были остановлены и приведены в порядок. Этот комичный эпизод завершил первые активные действия ополченцев. И хорошо, отмечал Гильчевский, что дружины не вышли из леса – при попытке штурма окопов они нарвались бы на 2 полосы заграждений, и понесли огромные и ненужные потери.

Успех на фронте соседних корпусов решил дело – противник начал отход.

И на этом боевом участке также своевременно для преследования отходящего противника была брошена корпусная конница 32-го армейского корпуса - 7-й Донской казачий и Текинский конный полки.

Русские преследовали противника, а австро-германцы старались закрепляться на промежуточных рубежах, переходя в контратаки. Сводка Ставки от 30-го апреля сообщала о наступлении в заднестровском районе протяжением свыше 60 верст - русские войска с большим успехом продвигаются, нанося противнику крупные потери и отражая его многочисленные контратаки. Захвачено много пленных (за 27-е апреля зарегистрировано более 5 тыс. человек, а также 6 орудий и 8 пулеметов; 28-го апреля взято еще несколько тысяч пленных и орудия). Противник очистил левобережье Днестра и был выброшен из г. Залещики.

Правый фланг вражеского фронта безостановочно отступал за р. Прут. Прорыв фронта противника левым флангом 9-й армии, а также стремительное продвижение введенной в прорыв конницы уже через 2 - 3 дня сказались и на центральном боевом участке фронта армии: неприятель начал спешно оставлять сильно укрепленные позиции против участков русских 11-го и 30-го армейских корпусов и отступать.

Ко 2-му мая вся австро-венгерская 7-я армия оказалась отброшена за Прут.

Крымский конный полк завершил Заднестровское сражение - эскадрон Ее Величества и 3-й эскадрон атаковали пехоту врага у г. Чернелица, захватив много пленных. Как свидетельствуют материалы австрийского Кригсархива, русские превратили Чернелицы в оборонительный узел у стратегически важного объекта.

Заднестровское сражение подошло к концу. План наступательной операции, разработанный штабом 9-й армии, осуществлен был блестяще.

Как отметил генерал-квартирмейстер 9-й армии Н. Н. Головин, в первый же день 3 кавкорпуса получили свободу действий - и на широком фронте волна 160 русских эскадронов покатилась от Днестра до Прута, захлестывая с флангов и тыла войска противника, пытавшиеся задерживаться на укрепленных позициях.

7..jpg

Группа казаков. Великая война в образах и картинах. Вып. 9. М., 1916.

В течение нескольких дней от противника было освобождено междуречье между р.р. Прут и Днестр, занята значительная часть южной Галиции и Буковины (с городами Надворная, Коломыя, Снятин, Черновицы). 9-я армия заняла исходные рубежи для реализации следующей операции – Прутской.

Трофеи победоносной 9-й армии - 25000 пленных и 20 орудий.

Особый интерес представляют оперативно-тактические итоги операции. Главный тактический успех принесли действия 3-го Конного и 33-го армейского корпусов.

Мобильные войска 9-й армии – конница и пограничники – сыграли ключевую роль в сражении. В операции присутствует комбинированное использование конницы – у Баламутовки-Ржавенцев части 3-го Конного корпуса самостоятельно осуществили прорыв укрепленных позиций, а у Городенки войска Сводного конного корпуса развили прорыв пехоты. В последнем случае конница была введена в т. н. «чистый прорыв» - и наиболее эффективно смогла реализовать свою мобильность. В обоих случаях кавалерийские и казачьи части и соединения в зависимости от обстановки действовали как в конном, так и в пешем строю. Русская императорская конница представляла собой универсальный мобильный род войск. Представляется совершенно справедливым воспроизвести следующее высказывание П. Н. Краснова, посвященное русской коннице: «Мне говорили немцы: «Во время великой войны мы выше всего ставили Императорскую Русскую армию, потом французскую, потом английскую и ни во что считали итальянцев и американцев. Но выше, чем была русская кавалерия и даже равной ей, мы не имеем и у себя»» (Краснов П. Н. Воспоминания о русской императорской армии. М., 2006. С. 473.).

Оперативная схема Заднестровского сражения особенно интересна – 2 ударных группы (фактически «2 рога») 9-й армии оперировали автономно. Но действия этих групп были объединены единым замыслом командующего. В то же время операция 2-го Конного корпуса должна была развиваться в интересах обеих ударных групп – а войска корпуса двигались в 2-х эксцентрических направлениях, содействуя флангам 33-го армейского и 3-го Конного корпусов. Этот маневр очень напоминает действия 5-й армии в Галицийской битве, но в несколько меньшем масштабе. Т. к. не атакованные участки фронта противника находились между атакованными, то, под воздействием успехов ударных групп, он был их вынужден оставлять – без особых усилий русских войск, занимавших позиции на пассивных участках.

Обращает на себя внимание детальная подготовка армейского командования к операции и тщательно выверенная эффективность перегруппировок. Были приняты повышенные меры секретности, ежедневно осуществлялась воздушная и инженерная разведка.

Но стратегическое положение Юго-Западного фронта в результате Заднестровской операции не улучшилось – сказалась удаленность ТВД от важнейших операционных направлений. Интерес представляет следующее обстоятельство - противники на Русском фронте весной 1915 г. попытались ударами конных масс на крайних флангах стратегического построения решить важнейшие стратегические задачи – отвлечь внимание и оттянуть стратегические резервы от главных театров военных действий (германцы – в Прибалтике, а русские – в Буковине). Но оперативная скорость продвижения наступающих австро-германских войск в Галиции и Польше не позволила тактическому и оперативному успеху русской 9-й армии перерасти в успех стратегический. Противник выиграл темп, и победоносная 9-я армия была вынуждена отступать вслед за соседями (другими армиями Юго-Западного фронта).

Общее поражение в центре Юго-Западного фронта вынудило генерала П. А. Лечицкого свернуть удачное наступление и отходить на исходные рубежи. Реальный стратегический результат рассмотренной операции заключался в том, что оказались надежно обеспечены коммуникации русской 8-й армии - что в условиях складывающейся в Галиции обстановки было более чем своевременно. Отбросив австро-венгерскую 7-ю армию далеко к югу, за р. Прут, русская 9-я армия надежно обеспечила пути отхода соседних армий, находящихся севернее – что и показало развитие событий в ближайшие недели.

Удачно действовала конница на Днестровском ТВД и позднее.

Так, 26-го мая Текинский конный полк в районе Черновицы атаковал австрийскую пехоту, взяв в плен 822 человека. Когда 27-го мая противник сильно нажимал на части 1-й Заамурской дивизии, дивизион крымцев (эскадроны Ее Величества и 3-й) под командованием ротмистра Алтунжи атаковал неприятельскую пехоту у м. Чернелица - было взято 240 пленных.

29-го мая 3-й и 4-й Заамурские конные полки под огнем 6-орудийной батареи противника, которая вела стрельбу из-за Днестра, атаковали австрийскую пехоту. Под огнем пулеметов 350 заамурцев атаковали 800 австрийцев. Потеряв убитыми и ранеными 127 человек, заамурцы полночтью уничтожили противника.

В тот же день дивизион 3-го Заамурского конного полка и дивизион 4-го Заамурского конного полка в районе Залещики атаковали прорвавшиеся части противника, опрокинув их в Днестр и взяв 100 пленных.

Но победоносная 9-я армия помимо своей воли была вовлечена в общий отход войск Юго-Западного фронта.

Карта № 2.jpg

Действия Южной германской и 7-й австро-венгерской армий в период 12 мая – 4 июля (стиль, в отличие от статьи, новый). Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932.

Но и отступая, она нанесла ряд тяжелых ударов пытавшемуся преследовать ее противнику, и за время отхода взяла пленных и трофеев значительно больше, чем отдала. По своему командному составу и оперативным достижениям 9-я армия – одна из лучших русских армий Великой войны, что и показали события в Буковине.

Источники

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 38. Ч. 5; Д. 42. Ч. 1; Д. 42. Ч. 2; Д. 48. Ч. 1;

Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915;

Летопись войны. 1915. № 38;

Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Bd. II. Wien, 1931;

Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931;

Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 8. Berlin, 1932;

Маннергейм К. Г. Мемуары. М., 2000;

Дикая дивизия. Сборник материалов. М., 2006;

Краснов П. Н. Воспоминания о русской императорской армии. М., 2006.

Литература

Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916;

Брешко-Брешковский Н. Н. Дикая дивизия. Рига, 1920.;

Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. М., 1922;

Гильчевский К. Л. Боевые действия второочередных частей в мировую войну. М., 1928;

Валь Э. Г. фон. Конные обходы генерала Каледина. Таллин, 1933;

Корольков Г. К. Форсирование реки пехотной дивизией (опыт форсирования реки 1-й Заамурской пехотной дивизией 9 мая 1915 г. М., 1935;

Рубец И. Ф. Конные атаки Российской Императорской Кавалерии в Первую мировую войну – 1915 год // Военная быль. 1965. № 76;

Крымский конный Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк 1784-1922. Вайленд, 1978;

Керсновский А. А. История Русской Армии. Тт. 3-4. М., 1994;

Опрывшко О. Л. Кавказская конная дивизия 1914-1917. Нальчик, 1999;

Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. М., 2012.

Автор:

1975

Поделиться:

Вернуться назад