Сморгонские блины

1915

Сморгонские блины

10 февраля 2023 г.

В ходе Виленской стратегической операции 28 августа 1915 года германская 10-я армия прорвала русский фронт у Новосвенцян – и появился разрыв в 50 км между русскими 5-й и 10-й армиями. Германская 10-я армия начала наступление на Вильно – Сморгонь, в то время как конная группа О. фон Гарнье вышла в тыл русской 10-й армии - она осуществила Свенцянский прорыв. Активными действиями русского командования (осуществившего, в свою очередь, контрманевр маневренной группой) этот прорыв был ликвидирован. И бои за Сморгонь, о которых ниже пойдет речь, имели важнейшее значение в деле перелома хода операции в пользу русского оружия.

В этих боях отличился 269-й пехотный Новоржевский полк второочередной 68-й пехотной дивизии. Роты этого полка уже при формировании комплектовались по «земляческому» принципу - жителями одних волостей, сел и деревень. Командир полка охотно шел землякам навстречу и, по мере возможности, удовлетворял их просьбы служить в одном подразделении. В итоге, подразделения полка уже изначально отличались сплоченностью и спайкой. Полк имел и прекрасный офицерский кадр, являясь отличной боевой частью - что доказал в течение всех 3,5 лет войны, когда постоянно был стержнем своей дивизии и ни разу не был выведен из боя для «приведения в порядок».

Филимонов_Борис_Петрович.jpg

Командир полка полковник Б. П. Филимонов

На Сморгонь.

В ночь на 7 сентября 1915 г. 1-й батальон новоржевцев получил от командующего полком полковника К. А. Сакена приказ атаковать на рассвете и захватить город Сморгонь.

«Она будет взята» - заявил командующий батальоном подпоручик Н. Первышин (его воспоминания - главный источник данной статьи).

Вызвав командиров рот и фельдфебелей, комбат ознакомил их с обстановкой, поставив боевую задачу.

На рассвете батальон двинулся к Сморгони.

К 7 часам утра с линии железной дороги Сморгонь-Вилейка должно было начаться наступление. Батальону для огневой поддержки был придал пулеметный взвод из состава пулеметной команды полка.

Под прикрытием утреннего тумана, роты батальона залегли у железнодорожного полотна.

Затем батальон начал наступать на шоссе.

В этот момент открыла огонь германская артиллерия, но вражеская шрапнель рвалась слишком высоко. Когда роты подбегали к канаве, находящейся у шоссе, на правом фланге батальона завязалась перестрелка. Стрелковая цепь германцев выскочила из этой канавы и бросилась к находившейся в 2 км от шоссе дер. Клидзиниента. Заняв канаву, роты новоржевцев открыли огонь по германцам.

Деревня позволяла германцам поражать своим огнем правый фланг батальона. 3-я рота под командованием прапорщика Савицкого получила приказ выбить немцев из деревни. Противник встретил атаку пулеметным огнем, и 3-я рота залегла. Комбат по полевому телефону пытался вызвать артиллерию, но у телефонистов оказалось недостаточно провода, чтобы дотянуть линию полевого телефона до канавы. В итоге телефонная трубка осталась лежать в поле - шагах в 100 от шоссе. Батальонный адьютант под огнем пробрался к трубке и попросил полковника Сакена об артиллерийской поддержке. В это время тяжелая батарея уже вставала на позицию, готовясь открыть огонь по деревне.

Но первая серия тяжелых снарядов разорвалась позади канавы, забросав новоржевцев землей и камнями. Опасаясь, что второй залп попадет по своим, комбат бросился к телефону, так и лежавшему посреди поля.

Схватив трубку, он закричал, что орудия ведут огонь по своим, услышав в ответ просьбу корректировать огонь. Следующая серия снарядов разорвалась в деревне – и немцы поспешили из нее выскочить.

Батальон начал решительное наступление на Сморгонь.

До города теперь оставалось не более двух километров. Две роты развернулись на Сморгонь, а 3-я рота была в батальонном резерве.

Благодаря яркому солнцу русская пехота являлась прекрасной мишенью, и наступление проходило под сильным огнем противника. Наступал батальон в полный рост, на ходу подравниваясь и стреляя навскидку. Офицеры двигались впереди цепей.

Германская тяжелая артиллерия открыла по батальону огонь - но снаряды взрывались позади цепей, как бы подгоняя их к Сморгони. Не повезло лишь 4-й роте - она, выйдя на шоссе, попала под накрытие. Тяжелый снаряд угодил в середину строя - командир роты был тяжело ранен, погибли 12 солдат.

Германские егеря, сидящие в окопах на окраине города, усилили огонь. С криком «ура» русская пехота несется вперед, ротные командиры с обнаженными шашками во главе своих подразделений возглавляют атаку на окопы противника. Завязался штыковой бой. Немецкие солдаты начинают поднимать руки. Но пленные мало интересуют новоржевцев, стремящихся скорее попасть в город. Некоторые из сдавшихся, увидев, что русские ушли вперед, вновь взялись за оружие - стреляя им в спины. Но двигавшаяся во втором эшелоне 3-я рота штыками их приканчивает.

Н. Первышин.jpg

Н. Первышин

Во взятом городе.

1-й батальон ворвался в город.

Комбат с группой солдат вышел на Большую улицу, и первое что сразу же бросилось им в глаза - масса немецких велосипедов, прислоненных к стенам городских домов. Владельцы «транспортных средств» сражались на южной окраине Сморгони, откуда слышался гул боя: это наступали другие полки 68-й дивизии, преодолевая сопротивление противника.

На улице не было ни души. И вдруг через открытую дверь одного из домов, Н. Первышин заметил несколько немецких солдат, чистящих картошку. Дополнял почти мирную картину толстый повар, стоявший у плиты. Хоть он и был в военной форме, но на голове возвышался большой поварской колпак. Немец усердно пек блины.

И тут, увидев русских, он оторопел, выронив суповую ложку с опарой – и она упала прямо на голову другого немца, который сидел у котла. Последний бросился на повара с кулаками, приняв происшествие за глупую шутку товарища - но, взглянув на окаменелую от испуга физиономию повара, обернулся – и при виде русского офицера сразу же вытянулся по стойке смирно. Примеру обожженного солдата последовали и остальные германцы. Подпоручик, который не мог удержаться от смеха, махнул немцам рукой и пошел дальше.

Новоржевцы углублялись в город.

Вдруг из дома выбежал немец и, очутившись на улице, стал целиться в комбата из карабина. Русские солдаты крикнули «ура» - с перепугу выстрелив в воздух, немец бросил карабин и бросился наутек. За ним побежал новоржевец - солдат огромного роста с роскошной черной бородой. Ударом ноги выбив калитку, он вслед за немцем ворвался во двор одного из домов. Во дворе бородач наткнулся на молодую еврейку-красавицу, которая с умоляющим видом протянула бойцу каравай белого хлеба. Солдат, смущенно взяв хлеб, вернулся на улицу, забыв про немца.

Левее главной улицы стояла группа германских офицеров.

Они упорно смотрели под ноги, как будто в ожидании смертного приговора. Старший в чине, увидев русского комбата, стоявшего с рукой под козырек, вытянулся, и также отдал ему честь. Примеру командира последовали и другие германские офицеры. Подпоручик снял перчатку и за руку поздоровался с каждым из них, а затем, представив им своего адъютанта, вынул портсигар, угостив пленников руссскими папиросами. Двое из пленных сдали свои браунинги и цейсовские бинокли.

Германские солдаты начали строиться позади своих командиров. Старший из немецких офицеров обратился к Н. Первышину со следующей просьбой: среди солдат имелся фендрик, недавно ставший лейтенантом, но форму надеть еще не успевший - не разрешат ли новоиспеченному лейтенанту присоединиться к офицерской группе? Поздравив молодого человека с производством в офицеры, подпоручик разрешил.

Ил.jpg

Пленные германцы.

7-го сентября к полудню Сморгонь оказалась полностью в руках русских. Трофеи 1-го батальона 269-го пехотного Новоржевского полка - 7 офицеров, 147 солдат, пулемет, несколько зарядных ящиков, повозки и значительное количество велосипедов противника.

270-й пехотный Гатчинский полк чуть позже новоржевцев прорвался в город с юга.

В городе было значительное число раненых - русских и немцев. Всем раненым делали перевязки русские и немецкие фельдшера и врачи – прямо на улице.

За бой 7-го сентября подпоручик Н. Первышин получил орден Святого Георгия 4-й степени и телефонограммой – поздравления: от Императора, командующих фронтом и армией, корпусного и дивизионного командиров. А еще офицер на всю жизнь запомнил случай в германской столовой и «сморгонские блины».

Река у Сморгони.jpg

двинск.jpg

Автор:

1130

Поделиться:

Вернуться назад