Таранный лобовой удар германцев. Кровавая битва у Воли Шидловской, январь 1915 г.

1915

Таранный лобовой удар германцев. Кровавая битва у Воли Шидловской, январь 1915 г.

11 августа 2023 г.

Как мы ранее отметили, характеризуя ТВД (Кампания 1915 года), главные события кампании 1915 г. были нацелены на овладение противником «польским балконом» с перспективой уничтожения находящихся в нем русских армий.

Со 2-й половины декабря 1914 г. после ожесточенных атак германцев, стремившихся прорвать фронт русской армии на позициях вдоль р. Бзуры, на Восточно-Европейском театре военных действий установилась позиционная война со всеми ее особенностями – перестрелками, поисками и огневыми налетами.

00001.jpg

Первоначально действия германских войск имели форму лобового удара: январь начался с кровавых позиционных боев у Боржимова, Болимова и фольварка (усадьбы) Воля Шидловская.

На Бзуре.jpg

С середины января 1915 г. германцы стали проявлять повышенную активность, атакуя русские позиции и подвергаясь ответным контратакам. Развернулась операция у Воли Шидловской.

Оперативный замысел противника был расценен командованием 2-й русской армии и Северо-Западного фронта как очередная попытка прорыва к Варшаве. Соответственно, было сделано все, чтобы не допустить этого – создана мощная группировка корпусов 2-й армии во главе с энергичным генералом В. И. Гурко, подтянуты резервы фронта. Стержнем русской обороны у Воли Шидловской стал 6-й армейский корпус (усиленный в период операции целым рядом других соединений). С германской стороны в боях участвовали войска 1-го, 25-го резервных и 17-го армейского корпусов.

1..jpg

Генерал-лейтенант В. И. Гурко, командир 6-го армейского корпуса. Возглавил группу корпусов 2-й армии Северо-Западного фронта в операции у Воли Шидловской 18 – 24 января 1915 г. Фото из мемуаров В. И. Гурко, вышедших за рубежом: Gourko B. War and Revolution in Russia 1914-1917. New-York, 1919.

Натиск противника усиливался. Так, сводка русской Ставки от 17-го января фиксировала: «В районе Боржимова немцы вновь вели повторные атаки, но были отбиты с большими для них потерями. Наша контратака в этом районе была успешна: мы штыками выбили неприятеля из части его окопов и захватили несколько пулеметов» (Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915. С. 217.).

Особое тактическое значение имел район Воли Шидловской, овладеть которой германцы пытались с 18-го января. Фольварк был ключом позиции, а также серьезным укрепленным пунктом. Настойчивые, сопровождаемые большими потерями атаки противника продолжились. Передовые окопы переходили из рук в руки, но ситуация осложнилась, когда 19-го января противник захватил Волю Шидловскую.

008.jpg

Битва за винокуренный завод

С этого момента за данный опорный пункт развернулись ожесточенные бои с применением тяжелой артиллерии: «На передовой линии неприятеля вошли в бой свыше 14-ти полков. Многочисленная артиллерия, включающая и тяжелые калибры, не прекращает огня ни днем, ни ночью…. (Там же. С. 227.) сражение у Боржимова и Воля-Шидловская продолжалось с чрезвычайным упорством и при необычайной густоте построения нашего противника. С целью прорыва нашего фронта неприятель ввел в бой на участке около 10-ти верст семь дивизий, поддержанных 100 батареями. Некоторые дивизии развертывались на фронте всего около версты» (Там же. С. 228.). Немецкие источники также подтверждают наличие мощного огневого кулака – 100 батарей, поддерживающих действия германских войск (Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931. S. 166.).

Развернулось сражение у Воли Шидловской – оборонительно-наступательная операция 2-й армии русского Северо-Западного фронта против 9-й армии германского Восточного фронта 18 - 24 января 1915 г.

2..jpg

Позиции 9-й германской армии в операции у Воли Шидловской (с германской карты). Отмечен фронт ее оппонента – 2-й русской армии. Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. - Berlin, 1931.

В. И. Гурко так оценивал обстановку на участке своего корпуса: «После продолжительного артиллерийского обстрела и ценой неоднократных атак на позиции двух моих дивизий на фронте протяженностью около шести километров германцам удалось всего лишь захватить усадебный дом и винокурню, вынудив наши части отступить не далее чем на тысячу шагов, образовав в линии обороны только неглубокий уступ. Должен еще отметить, что мы поставили себя в крайне невыгодное положение, упорствуя при защите каменного винокуренного завода, капитальных амбаров и тому подобных строений, принадлежавших местному пану. Дело в том, что при этом наши солдаты получали многочисленные ранения не только от осколков снарядов, выпущенных из германских тяжелых орудий, но также и от многочисленных обломков камней и кирпича, вырываемых взрывами из стен. Напротив, положение германцев, занявших наши прежние позиции, было совершенно иным, поскольку в то время во всем моем корпусе не имелось ни единого тяжелого орудия, а легкая полевая артиллерия была слишком слаба для разрушения каменных зданий» (Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. - М., 2007. С. 119.).

4..jpg

Взрыв тяжелого снаряда вблизи русского окопа у Воли Шидловской. Февраль 1915. Летопись войны 1915.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский, должным образом не оценив обстановки, убедил себя в том, что атаки у Воли Шидловской - начало нового большого германского наступления на Варшаву. И войска В. И. Гурко получили задачу вернуть фольварк и восстановить прежние позиции.

Так как 3-дивизионный корпус был недостаточно силен для выполнения поставленной задачи, в подчинение комкору-6 постепенно были переданы еще несколько дивизий.

Состав 6-го армейского корпуса в период 20 - 24 января 1915 г. (дивизия/состав/начальник или командующий) был следующим:

4-я пехотная/13-й, 14-й, 15-й, 16-й пехотные полки; 4-я артиллерийская бригада/ генерал-лейтенант Милеант Г. Г.;

7.jpg

Милеант (Мелиант) Г. Г., генерал-лейтенант, начальник 4-й пехотной дивизии 6-го армейского корпуса.

16-я пехотная/61-й, 62-й, 63-й, 64-й пехотные полки; 16-я артиллерийская бригада/ генерал-майор Баудер В. Ф.;

8.jpg

Баудер В. Ф., генерал-майор, командующий 16-й пехотной дивизией 6-го армейского корпуса.

55-я пехотная/217-й, 218-й, 219-й, 220-й пехотные полки; 55-я артиллерийская бригада/ генерал-майор Захаров П. М.;

3..jpg

Захаров П. М., генерал-майор, командующий 55-й пехотной дивизией в операции у Воли Шидловской 18 - 24 января 1915 г. Scotland Liddell R. Of the Russian front. London, 1916.

14-я Сибирская стрелковая/53-й, 54-й, 55-й, 56-й сибирские стрелковые полки; 14-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада/ генерал-лейтенант Довбор-Мусницкий К. Р.;

9.jpg

Довбор-Мусницкий К. Р., генерал-лейтенант, в период операции у Воли Шидловской начальник 14-й сибирской стрелковой дивизии.

5-я Сибирская стрелковая/17-й, 18-й, 19-й, 20-й сибирские стрелковые полки; 5-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада/ генерал-лейтенант Лилиенталь Г. Г.;

3-я Сибирская стрелковая/9-й, 10-й, 11-й, 12-й сибирские стрелковые полки; 3-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада/ генерал-лейтенант Фольбаум М. А.;

14.jpg

Фольбаум М. А., генерал-лейтенант, начальник 3-й сибирской стрелковой дивизии в операции у Воли Шидловской.

13-я Сибирская стрелковая/49-й, 50-й, 51-й, 52-й сибирские стрелковые полки; 13-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада/ генерал-лейтенант Андреев П. А.;

10.jpg

Андреев П. А., генерал-лейтенант, в период операции у Воли Шидловской начальник 13-й сибирской стрелковой дивизии.

25-я пехотная/97-й, 98-й, 99-й, 100-й пехотные полки; 25-я артиллерийская бригада/ генерал-майор Соковнин М. А.;

59-я пехотная/233-й, 234-й, 235-й, 236-й пехотные полки; 59-я артиллерийская бригада/ генерал-майор Оглоблев А. С.;

11.jpg

Оглоблев А. С., генерал-майор, в период операции у Воли Шидловской командующий 59-й пехотной дивизей.

Сводная/ костяк – части 30-й пехотной дивизии/ генерал-майор Карепов Н. Н.

25.jpg

Карепов Н. Н., генерал-майор, командующий 30-й пехотной дивизией.

Итого – 10 дивизий, и это не считая бригад и более мелких частей – например, бригады 67-й пехотной дивизии, бригады 17-й пехотной дивизии и т. д. Соответственно, это давало В. И. Гурко полное право писать: «В общей сложности теперь у меня имелось одиннадцать дивизий» (Там же. С. 120.). Правда они подчинялись ему постепенно и не все вводились в бой. Так, в ведомости потерь 6-го армейского корпуса с 18 по 23 января поименованы 8 дивизий (3-я, 13-я и 14-я сибирские стрелковые, 4-я, 16-я, 25-я, 55-я и 59-я пехотные).

Возглавив мощную группировку (фактически армейскую группу) В. И. Гурко так характеризовал первое усиление своих войск: «германцы, желавшие развить наметившийся успех в направлении Варшавы, продолжали напирать. Их действия вынудили меня контратаковать силами прибывших ко мне свежих частей. Мне пришлось бросить в бой сразу три дивизии - две Сибирские стрелковые и одну пехотную. Силами этих войск опасность германского прорыва была ликвидирована. После этого я получил дополнительно две новые дивизии и обещание прислать еще столько же … Одновременно мы получили два отправленных в мое распоряжение 6-дюймовых крепостных орудия, а позднее были присланы еще два, чтобы с их помощью я мог бы разметать каменные строения завода и усадьбы. Однако эти четыре орудия смогли нанести противнику только сравнительно небольшой урон» (Там же. С. 119.).

6.jpg

Пржилуцкий В. Е., генерал-лейтенант, начальник 67-й пехотной дивизии, подчиненной В. И. Гурко в операции у Воли Шидловской.

Комкор следующим образом отзывался о тяжести этих боев: «…германцам удалось скрытно установить на территории усадьбы большое количество новых пулеметов. Поместье, благодаря окружавшим его канавам, и без того напоминало естественный форт. Свои пулеметы они сконцентрировали в одном пункте. Должен добавить, что запас артиллерийских боеприпасов был у меня так скуден, что на позиции имело смысл выводить только малую часть прибывавшей с новыми дивизиями артиллерии. При этом снаряды остальных батарей передавались орудиям, уже находящимся на линии огня. Ввиду такого положения батареи, стрелявшие по врагу, были вынуждены строжайше экономить боеприпасы.

Две наши контратаки успеха не принесли. При этом в некоторых местах пехотным цепям, использовавшим для прикрытия придорожные канавы, удалось приблизиться к ключевой в тактическом отношении позиции Воли Шидловской на расстояние до ста шагов, но захватить ее они так и не сумели. На скованной морозом земле было почти невозможно хоть как-то укрыться от огня германских пулеметов. Несмотря на это, вышестоящее начальство не желало отказаться от идеи захвата наших старых позиций» (Там же. С. 120.).

5..jpg

Русский окоп в Польше. Зима 1915. Великая борьба народов. М., 1915.

Журнал военных действий (РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л.Л. 18 об. – 28. - здесь и далее при рассмотрении операции у Воли Шидловской) 6-го армейского корпуса фиксировал применительно к бою 20-го января: «… К 5 час. дня немцы вновь возобновили наступление на правый фланг и центр генерала Милианта. Положение на этому участке левого фланга генерала Нечволодова (Нечволодов А. Д. – генерал-майор, в рассматриваемый период командир 2-й бригады 4-й пехотной дивизии - А.О.) очень тяжелое, окопы совершенно срыты тяжелыми снарядами. Сильнейший артиллерийский огонь идет и по тылам, и все время со стороны немцев идет сильнейший пулеметный огонь. Генерал Милиант продвинул вперед два батальона 233-го полка.

12.jpg

Нечволодов А. Д., генерал-майор, командир 2-й бригады 4-й пехотной дивизии.

На фронте генерала Соковнина к 1 часу ночи наши наступающие части заняли положение, близкое к штыковому удару. К 5 часам дня немцы, перешедшие в атаку, залегли шагах в 700, но после перехода в наступление Остроленского полка немцы отошли в свои окопы.

На фронте 16-й дивизии идет редкая ружейная стрельба. Наша артиллерия этого участка содействует атаке на господский двор Воля Шидловская».

21-го января «Бригада 5-й Сибирской стрелковой дивизии, переданная в распоряжение командира 6-го армейского корпуса, передается в распоряжение генерала Милианта, 1 час 20 мин. ночи….. на фронте генерала Милианта господский двор Воля Шидловская занят частями 233-го и 100-го полков к 10 час. утра, эти части продвигаются далее к винокуренному заводу. В центре расположения генерала Милианта ведут наступление 17-й и 18-й Сибирские стрелковые полки…

В 12 час. 15 мин. дня 5 рот 11-го Сибирского стрелкового полка, часть 12-го Сибирского стрелкового полка и 1,5 роты Ивангородского полка заняли господский двор Воля Шидловская, причем эти роты находятся от винокуренного завода в 100 шагах.

00002.jpg

В час и в два часа дня наблюдатели обнаружили движение колонн противника … с артиллерией, от Болимова к Неборову, а немного позднее такой же колонны от Неборова к Болимову … В центре после упорных столкновений части, поддержанные 54-м Сибирским стрелковым полком, держатся на второй линии окопов …На фронте генерала Милианта на участке генерала Нечволодова с наступлением темноты и по се время противник произвел три атаки, отбитые ружейным и пулеметным огнем. К нему на поддержку был направлен 1 батальон 51-го Сибирского полка… В 9 час. 30 мин. вечера генерал Гурко в целях объединения действий по овладению и восстановлению утраченного частями 6-го армейского корпуса 18 января первоначального положения приказал: генералу Захарову с частями 55-й дивизии (без 27-го полка), 21-м Сибирским и 236-м полками прочно удерживать свое расположение, выполняя левым флангом своего участка задачу по восстановлению позиции 97-го и 98-го полков. Генералу Довбор-Мусницкому с частями 14-й Сибирской дивизии, 51-м Сибирским, 235-м, 234-м, батальонами 217-го и 9-го Сибирского полков наступать и овладеть бывшими позициями 98-го и 14-го полков к югу от участка генерала Захарова до винокуренного завода, что западнее господского двора Воля Шидловская».

Соответственно, 21-го января части В. И. Гурко ворвались в фольварк, но овладеть превращенным в крепость винокуренным заводом не смогли.

Сводка от 21-го января констатировала: «После особенно упорных рукопашных схваток наши войска ворвались в усадьбу Воля-Шидловская, которую неприятель удерживал в течение двух дней, и овладели ею. Однако, расположенный поблизости винокуренный завод остался 21-го января еще в руках неприятеля. Сражение продолжается с тем же ожесточением» (Год войны. С. 228.).

18.jpg

Командующий германской 9-й армией генерал-полковник А. фон Макензен.

Ниже - корпусные командиры германской 9-й армии - противники группы В. И. Гурко в битве у Воли Шидловской

15.jpg

Командир 25-го резервного корпуса генерал пехоты Р. Шеффер Боядель.

16.jpg

Командир 17-го армейского корпуса генерал-лейтенант Г. фон Паннвитц.

17.jpg

Командир 1-го резервного корпуса генерал-лейтенант К. фон Морген.

В. И. Гурко, отдав приказ «немедленно продвинуться вперед», для обеспечения большей эффективности действий 14-й Сибирской стрелковой дивизии, временно подчинил ее начальнику генерал-лейтенанту К. Р. Довбор-Мусницкому бригаду 59-й пехотной дивизии (РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л. 20.).

Телеграммой начальника штаба 2-й армии № 10387 (Там же. Л. 20 об.) в распоряжение командира 6-го армейского корпуса были переданы 2 горных орудия для непосредственного сопровождения пехоты. Командир корпуса решил передать эти орудия в распоряжение генерала Г. Г. Милеанта – начальнику наиболее ответственного боевого участка.

В вечернем приказе генерал В. И. Гурко, помимо постановки боевых задач своим войскам (важнейшей из них являлось овладение винокуренным заводом и бывшими позициями 98-го и 14-го пехотных полков), особое внимание уделял: а) объединению действий соединений своей группировки («Атаку … произвести одновременно и совместными силами»), б) разграничению полос наступления, в) обеспечению тесной и бесперебойной связи между начальниками соседних участков, причем не только установлением телефонных линий, но и путем физического взаимодействия (действовать «плечом к плечу, не допуская самых ничтожных прорывов»). Кроме того, было приказано, чтобы в течение ночи всем частям, не участвующим в атаке, окопаться как в боевой линии, так и в резервах; атаку произвести одновременно и совместными силами. Особое внимание генерал уделял тому обстоятельству, чтобы люди были накормлены, а также решены иные организационные вопросы.

В телеграмме № 333 генерал В. И. Гурко сообщал командующему 2-й армией, что с подошедшими дивизиями не прибыло ни одной саперной роты и нет инструмента, кроме носимого на себе бойцами.

009.jpg

Измотанные противники

На следующий день бой возобновился.

22-го января «на фронте генерала Довбор-Мусницкого идет наступление вместе с частями генерала Соковнина в направлении на винокуренный завод. На фронте 4-й дивизии редкая ружейная стрельба, неприятельская артиллерия обстреливает тылы. На фронте 16-й дивизии редкая ружейная перестрелка.

К 8 часам утра на фронте генерала Захарова противник обстреливал ночью окопы артиллерийским огнем. По обе стороны дер. Гумин 53-й и 54-й полки, продвинувшись немного вперед, не могли захватить окопы противника из-за сильного артиллерийского огня и окопались на высоте 55-й дивизии. 55-й полк, продвинувшись до высоты отряда генерала Соковнина, окопался. Отряд генерала Гунцадзе (Гунцадзе (Гунсадзе) Д. К. – генерал-майор, командир бригады 67-й пехотной дивизии - А.О.), понесший вчера большие потери, также продвинуться не мог.

13.jpg

Гунцадзе (Гунсадзе) Д. К., генерал-майор, командир бригады 67-й пехотной дивизии.

На фронте генерала Милианта противник вел артиллерийский огонь, как по окопам, так и по резервам. По всему фронту шла ружейная перестрелка. … С нашей стороны переходят в наступление части 16-го, 17-го и 18-го Сибирских стрелковых полков в промежуток между дер. Воля Шидловская и домом лесника, но встреченные сильным огнем противника, продвинуться не могли. Прибывшие горные орудия направлены в дер. Воля Шидловская. На участке 16-й дивизии велась лишь ружейная перестрелка. На участке 64-го полка обнаружена минная галерея противника, которую предположено взорвать.

К 11 час. 40 мин. утра на фронте генерала Довбор-Мусницкого войска медленно продвигаются вперед, своим левым флангом входя в связь с участком генерала Соковнина. …

В 12 час. 25 мин. генерал Гурко приказал начальнику 14-й Сибирской стрелковой дивизии перевести полк из Червонной Нивы в Гузов. К 1 часу дня на фронте генерала Довбор-Мусницкого немцы повели наступление на 53-й Сибирский стрелковый полк. На фронте генерала Милианта тыл усиленно обстреливался тяжелой артиллерией. .... К 11 час. вечера по всему фронту редкая ружейная и артиллерийская стрельба. Тыл … обстреливается тяжелой артиллерией. Пехота противника после двух отбитых слабых атак на северную опушку леса, что южнее фольварка Воля Шидловская, активных действий не предпринимает. Захваченный при отбитии атаки пленный оказался унтер-офицером 21-го егерского батальона 49-й резервной дивизии 25-го резервного корпуса».

00013.jpg

Могущественный артиллерийский огонь – непрерывный спутник германских атак и контратак в этих боях. «Немцы обстреливают как окопы, так и тылы» - гласят строки документа.

23-го января «В 1 час ночи командир корпуса отдал следующий приказ 4-й, 16-й, 25-й, 3-й Сибирской, 13-й Сибирской, 14-й Сибирской и 59-й дивизиям. Дивизионные обозы приказываю расположить восточнее линии Блоне, Вулька Гродиска. Обозы 2-го разряда в тех полках, в коих наличный состав меньше штатного, присоединить к дивизионным, оставив, если нужно, только строго необходимое число повозок для обслуживания войск. Из числа обозов 1-го разряда оставить только такие, число повозок и кухонь которых нужно для обслуживания наличного числа людей. Все излишние повозки присоединить к дивизионным обозам. … Батареи – все или часть, по усмотрению начальников дивизий, и которые не будут признаны нужными, установить на позициях, отправить в тыл на один переход. На каждый дивизион, стоящий на позиции, оставить по 1,5 парка и ружейные взводы, а остальные отправить в район Прушков, Регулы Малы. Мортирные и тяжелые парки оставить на местах. К исполнению приступить немедленно и об исполнении донести».

00003.jpg

В приказе на 23-е января В. И. Гурко пристальное внимание уделил разведке, снабжению боеприпасами и снабжению войск. Генерал приказал дивизиям доносить за полчаса каждого нечетного часа о положении дел на фронте. В 2 часа 30 минут ночи В. И. Гурко приказал войскам произвести самую тщательную разведку подступов к неприятельским позициям с целью выяснения наиболее удобных направлений для предстоящей атаки.

Готовясь к наступлению, он особое значение придавал резервам: «В 12 час. 35 мин. командир корпуса приказал начальникам штабов дивизий к 11 час. утра представить в штаб корпуса схему в масштабе 1 верста в дюйме с указанием границ участков и положения дивизионных и корпусных резервов» (РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л. 24 об.).

День прошел в огневом бою (русская артиллерия в основном вела огонь по винокуренному заводу, а германская – по русским тылам и артиллерии): «Господский двор Воля Шидловская совершенно разрушен нашими снарядами, а в винокуренном заводе снесен 3-й этаж трубы; ураганного огня не производилось за малым количеством снарядов…».

00026.jpg

На 24-я января намечалась решительная атака германских позиций. Готовясь к решающему штурму, В. И. Гурко создал огневой кулак (из имеющейся тяжелой и крепостной артиллерии) и резерв (из частей 4-й, 16-й пехотных и Сводной дивизий - сосредоточен в д. Камионка). В. И. Гурко, готовя финальную атаку, отдал начальникам боевых участков приказ: «…с утра вести энергичный артиллерийский огонь, дабы до основания разрушить винокуренный завод, равно разрушить окопы немцев, утраченные нами 18 января, и выкурить их оттуда» (Там же. Л. 26.).

24-го января вновь шел лишь огневой бой, а «решительная атака» вначале была перенесена в ночь на 26 января 1915 г., а затем и вовсе отменена (Там же. Л. 27.).

Учитывая возможность германских атак, В. И. Гурко отдал подчиненным генералам соответствующие распоряжения (Там же. Л. 27 об.). Кроме того, он приказывал «со всей энергией воспользоваться ночным временем», чтобы восстановить нарушенную в ходе боев организацию частей, подтянуть резервы, закончить восстановление позиций, и – что особенно важно – организовать вторую линию обороны. Устойчивость германских войск в обороне была вызвана прежде всего тем, что немцы глубоко эшелонировали свои войска - первая линия траншей принимала на себя самую мощную атаку наступающего неприятеля, а основная сила обороны основывалась на позициях второй линии. В. И. Гурко также придерживался данной оборонительной концепции. Обращал внимание генерал и на обеспечение флангового огня по наступающему противнику.

00018.jpg

Сражение завершилось.

Начальник Полевого Генерального штаба германской армии генерал пехоты Э. Фалькенгайн охарактеризовал германские январские операции 1915 г. в Польше как «попытку, не имевшую достойных упоминания результатов». Речь идет об оперативных результатах, но стратегический результат присутствовал. Операция в январе 1915 г. у Воли Шидловской стала классическим примером сражения – отвлекающего маневра, сражения на изматывание сил противника. С одной стороны, германское командование провело демонстративное наступление, спровоцировав командование Северо-Западного фронта на реализацию операции для восстановления утерянных позиций. С другой стороны – германцами отвлекалось внимание командования Северо-Западного фронта от крупной наступательной операции, готовящейся в Восточной Пруссии. Таким образом, немцы не только отвлекли внимание от перспективного удара в Восточной Пруссии, но и в преддверии последнего измотали резервы Северо-Западного фронта.

24.jpg

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта генерал от инфантерии Н. В. Рузский.

Операция, состоявшая из перемежающихся контратак противников, привела к тому, что группа Гурко в период 18 - 23 января потеряла до 40 тыс. человек (РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. Л. 25 об.). Не менее крупные потери понес и противник (Великая война / под ред. Ф. К. Иванова. Ч. 2. С. 110.). Соответственно, немцы измотали и свои войска также. Германцы оценивают свои потери в 40 тыс. человек в 8 дивизиях, причем лишь за 3 дня боев (Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931. S. 167. Особенно пострадали 1-я, 49-я резервные, 4-я, 36-я пехотные дивизии). То есть, считая боевой состав германской пехотной дивизии равным в среднем 10-ти тыс. человек – потери составили 50% группировки!

Ниже - германские дивизионные командиры - участники операции у Воли Шидловской

21.jpg

Начальник 36-й пехотной дивизии генерал-лейтенант К. Хейнекиус.

22.jpg

Начальник 49-й резервной дивизии генерал-лейтенант В. Хандорф.

Соответственно, были сопоставимы и введенные сторонами в бой силы (по 7 - 8 дивизий в первой линии) и понесенные потери. Причем соотношение потерь русских и немцев – хороший ответ тем, кто говорит о систематически наносимых германцами более тяжелых потерь русским войскам, сравнительно с уроном собственных вооруженных сил.

Характеризуя урон сторон и учитывая кратковременность сражения, можно признать битву у Воли Шидловской в качестве одной из самых кровавых операций Первой мировой войны. Фактически потери противников (если учесть, что 23-го и 24-го января шла в основном перестрелка) достигали цифры 10 тыс. человек в день, но без осмысленного оперативного результата.

20.jpg

Вручение наград в германской армии.

Обращает внимание огромная плотность боевых порядков германских войск. Полоса наступления – 1,5 км на пехотную дивизию, т. е. дивизия фактически занимала батальонный боевой участок. Значителен и огневой кулак немцев – 100 батарей, из них 40 тяжелых (т. е. примерно 600 орудий) на 10 км фронта – плотность 60 орудий на 1 км!

19.jpg

Германские артиллеристы.

Русская армия такой роскоши позволить себе не могла. Более того, учитывая тот факт, что уже начинались перебои с боеприпасами и материальной частью, следует отметить, что в этом контексте сражение у Воли Шидловской смотрится совсем уж неприлично. Тягостное впечатление производят передаваемые войскам Гурко буквально поштучно орудия усиления.

Знаменательно, что В. И. Гурко был против контрнаступления. Он доказывал, что оно приведет лишь к напрасной трате людских и материальных ресурсов, но вынужден был подчиниться.

И его протесты привели к ускоренному сворачиванию операции и прекращению бессмысленной бойни. Генерал писал об отмене финальной «решительной атаки»: «можно было предвидеть, что единственным результатом нового нашего наступления станет только дезорганизация прибывших последними свежих дивизий. Мы уступали неприятелю в артиллерии и количестве пулеметов, и я, оценив все существующие обстоятельства, доложил командующему 2-й армии генералу Смирнову, что, по моему глубокому убеждению, дальнейшие бесплодные атаки не имеют смысла. Если тем не менее вышестоящее командование настаивает на продолжении попыток захвата наших прежних позиций, то оно должно прислать для выполнения этой задачи нового начальника; командование может, если угодно, считать меня неспособным организовать необходимую для этого контратаку» (Гурко В. И. Указ. соч. С. 121.).

23.jpg

Командующий 2-й армией Северо-Западного фронта генерал от инфантерии В. В. Смирнов.

Сворачивание операции произошло вовремя: «Не прошло и двух дней, как дивизии, которые я отказался бросить в бой, были в большой спешке отправлены в Восточную Пруссию, где наши ослабленные и утомленные войска оказались не в состоянии сдержать неожиданное наступление свежих германских корпусов и, вновь начав отступление, даже пересекли в обратном направлении нашу границу. Как видно, упорные германские атаки на войска моего корпуса в районе Воли Шидловской имели двоякую цель - во-первых, в случае успеха наступления, захват Варшавы, а во-вторых, при любом развитии событий - отвлечение к атакуемому пункту всех наших свободных резервов» (Там же.).

Заслуживает внимания и тот факт, что и германское корпусное командование было против углубления операции (Reichsarchiv. Der Weltkrieg. Вd 7. S. 166-167.).

00043.jpg

Операция показывает В. И. Гурко как хорошего тактика, заботливого начальника и не боящегося ответственности подчиненного. На фоне таких факторов как недостаточность огневой поддержки и постепенный подход подкреплений, войска 6-го армейского корпуса проявили себя с самой лучшей стороны. Особо следует отметить, что в отдельные периоды операции в распоряжении В. И. Гурко находилась фактически целая армия. Более того, кроме управления 6-го армейского корпуса, в его распоряжении оказалось и управление 6-го Сибирского армейского корпуса.

Подводя итог, стоит отметить, что, хотя добиться оперативного успеха в операции у Воли Шидловской русским не удалось, но стабильность на польском ТВД Русского фронта была сохранена на ближайшие полгода. Германцы, поняв бесперспективность прорыва устоявшейся позиционной обороны русских войск, перенесли оперативную активность на другие ТВД Русского фронта. Сражение у Воли Шидловской, наряду с другими операциями на Русском фронте, ярко высветило тот факт, что в условиях позиционной войны для прорыва обороны такого противника как русская императорская армия даже значительное превосходство в артиллерии и других технических средствах усиления не является решающим фактором.

00024.jpg

В то же время, если осенью-зимой 1914 г. Польша - центральный ТВД Русского фронта как по решительности и масштабности операций, так и по количеству задействованных войск противников, то в 1915 г. стабилизация этого фронта и истощение войск противников привели к поискам новых оперативных решений со стороны командования Германского блока. Русское командование не увидело, что Польша превращается во второстепенный ТВД, и январские операции 1915 г. у Воли Шидловской и Болимова – это всего лишь грандиозные демонстрации с целью отвлечения сил и внимания русских от фланговых ТВД, где противник замыслил широкомасштабные решительные операции в рамках «Зимних стратегических Канн».

Источники

РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 53. ЛЛ. 18 об. – 27; Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915; Летопись войны. 1915. № 28 оф.; № 28; № 29; Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd. 7. Berlin, 1931; Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. - М.: Высший военный редакционный совет, 1923; Гурко В. И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914 – 1917. М., 2007.

Литература

Великая война / под ред. Ф. К. Иванова. Ч. 2. - М., 1915; Состав германской армии по сведениям к 1 мая 1915 г. Сост. Генерального Штаба капитан Б. А. Дуров. Варшава, 1915; Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916; Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 3. Период с 12 (25) ноября 1914 г. по 15 (28) марта 1915 г. / сост. А. Незнамов. - М., 1922; Олейников А. В. Энергия и воля. В. И. Ромейко-Гурко – один из лучших генералов России Первой мировой войны на Русском фронте 1914–1917 гг. // Русская линия. 2013. 24 мая. http://rusk.ru/st.php?idar=61124; Олейников А. В. Гурко Василий Иосифович // 100 великих полководцев. 2013. http://100.histrf.ru/commanders/gurko-romeyko-gurko-vasiliy-iosifovich-/; Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). – Washington, 1920.

Статьи из этой серии

Кампания 1915 года

Автор:

1424

Поделиться:

Вернуться назад