Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 3. Двойные клещи

1915

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 3. Двойные клещи

5 июня 2021 г.

Мы рассмотрели первую стадию сражения (Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 2. Разорванный фронт), переходим к его апогею и завершающему этапу.

1 (1).jpg

Недооценив противника, О. фон Белов в течение 6-ти дней не смог продвинуться к Митаве, при том что такое продвижение под угрозой флангового охвата заставило бы отойти и шавельскую группировку русских. В противоположность О. фон Белову П. А. Плеве не хотел выпускать из своих рук нити тактического управления и ограничивал оперативную свободу командиров корпусов в течение всей операции – и сражение показало его умение руководить боем, высветив не только его качества как тактика, но и проиллюстрировав боевую интуицию генерала.

Он производил перегруппировки в связи с изменением обстановки, и перемещаемые им части своевременно располагались на пути наступления противника и тормозили его. Широкий фронт армии, не отвечающий ее силам, не позволял П. А. Плеве ограничиваться только такими перемещениями, ему пришлось ввести в бой обе сибирские дивизии, хотя они и не были готовы для боевых действий. Форсированная переброска дивизий окончательно их подорвала - к неоконченному обучению и плохой подготовке присоединилась физическая усталость. Именно это и привело к преждевременному оставлению ими окопов, до атаки противника. Слабость сформированного на поле сражения 7-го Сибирского армейского корпуса не позволила командующему армией задержать германцев на своем правом фланге, и он принял смелое решение - допустить разрыв фронта армии, но спасти 7-й Сибирский армейский корпус от окончательного разложения.

Отсутствие общего резерва и русские и немцы компенсировали перебросками войск с не атакованных участков фронта.

Потери русских войск на этом этапе операции в целом были не высоки. Но потери 4-й кавалерийской дивизии в бою у Георгиенгофа достигли 800 человек, т. - е. почти 25% состава, что объясняется обилием пленных (вследствие обхода дивизии). Части 7-го Сибирского армейского корпуса 4-го июля потеряли до 50% состава, но это были самовольно ушедшие с поля сражения и потом вернувшиеся в строй - потери от огня противника были весьма не велики. Сообщение германской Главной квартиры от 4-го июля фиксировало, что частями Неманской армии были пленены 11 офицеров (в т. ч. командир 18-го стрелкового полка), 2450 нижних чинов, захвачены 3 орудия и 5 пулеметов. По тем же сведениям 5-го июля захвачены 3620 пленных, 6 орудий и 3 пулемета.

Шавли.jpg

Борьба с окружением и контрманевр П. А. Плеве

На втором этапе сражения германцы планировали окружить центральные дивизии русских движением северной и южной «клешней» боевого построения Неманской армии – О. фон Белов задумал очередные «Канны». Особое место отводилось разрыву между русскими войсковыми группами - вторжение в него окончательно разрезало русскую армию, и южную группу 5-й армии отбрасывало на Ковно, предоставляя возможность для продолжения операции в направлении на Двинск или Вильно.

Но П. А. Плеве был далек от того, чтобы подчиниться воле противника, он стремился не только противодействовать противнику, но и сломить волю О. фон Белова. Помешать маневру немцев можно было ударом со стороны Митавы (но 7-й Сибирский корпус только что потерпел поражение) или ударом со стороны Ковно (части гарнизона крепости уже были втянуты в бой на левом берегу Немана). Ситуацию усугубляло уже упомянутое отсутствие резерва в руках командующего 5-й армией. П. А. Плеве принимает решение переехать со штабом армии в Поневеж - ближе к фронту.

7-го июля германцы занимали исходное положение для своего маневра. В этот день бой развернулся на линии Узинген - Гемауертгоф - Клейн Беркен в полосе левого берега р. Швед. Русская конница проявила упорство и к вечеру отошла на 5 - 8 км к р. Платон на участок Грос Платон - Клейн Бланкенфельд, продолжая прикрывать шоссе Митава-Янишки. Наступлению германской пехоты (78-й и 6-й резервных дивизий) ударной группы оказывала содействие 1-я резервная дивизия. Угроза тылу заставила части 19-го армейского корпуса медленно отходить.

7-го июля южная группа германцев, действуя в стык между 5-й и 10-й русскими армиями, форсировала р. Дубиссу – 36-я резервная дивизия оттеснила русскую 5-ю кавалерийскую дивизию, сильный удар был направлен на войска 37-го армейского корпуса. Маневр двойного охвата начал осуществляться. Материалы Ставки сообщали, что: «В шавельском районе противник группируется на путях к западу от шоссе Митава – Шавли».

В ночь на 8-е июля П. А. Плеве выехал в Поневеж, где изучал донесения о германском наступлении. Оценив создавшуюся обстановку, он принял решение о немедленном отходе всей южной группы 5-й армии.

Приказ предписывал:

1) 19-му армейскому корпусу продолжать отход к линии Гайлянишки - Гакины, оставив арьергарды на линии Линково - Покрое – Каменка; 2) 3-му армейскому корпусу очистить Шавли и отойти на линию Гакины - Покальнишки, оставив арьергарды на линии Каменка – Вайдзюляны; 3) 37-му армейскому корпусу отходить через Бейсагола и оставить арьергарды на линии Вайдзюляны – Войлайне; 4) Отряду Казнакову прикрывать левый фланг армии; 5) Отход закончить к утру 9-го июля для занятия «более выгодного исходного положения».

2..jpg

Генерал от инфантерии В. Н. Горбатовский, командир 19-го армейского корпуса 5-й русской армии. Летопись войны № 12, 1914.

Контрманевр своей главной задачей имел стремление оторваться от противника, вывести войска из-под ударов и закрепиться на более коротком фронте. Аналогичное решение, приведшее впоследствии к оперативному успеху, было принято П. А. Плеве в период Галицийской битвы 1914 г.

Прикрываясь конницей, русские корпуса с боем отходили.

На центральном участке 1-й резервный корпус при содействии Баварской кавалерийской дивизии атаковал 3-й армейский корпус, который успешно выдерживал натиск германцев. Но, выполняя приказ, он отошел, и 8-го июля Неманская армия овладела Шавлями.

На южном участке под натиском 36-й резервной дивизии 5-я кавалерийская дивизия отошла за р. Шушва к линии Войлайне - Мильвиды. Части 37-го армейского корпуса были атакованы 80-й резервной дивизией с фронта с обходом левого фланга, а части 36-й резервной дивизии вышли ему в тыл. С большими потерями корпус отошел на линию Пожабрже – Олекнайцы.

О. фон Белов начинает форсировать операцию на окружение – решив замкнуть кольцо восточнее Шадова.

9-го июля русские арьергарды сдерживали наседавшего противника. На центральном участке 1-я резервная дивизия успела захватить до 3 тыс. пленных из состава 3-го армейского корпуса. К вечеру части корпуса остановились на линии Дулькишки – Веришки. 1-я резервная дивизия находилась в районе Каменка, а бригада Гомейера - в районе Радзивилишки.

На южном участке 25-я кавалерийская бригада 3-й германской кавалерийской дивизии и 80-я резервная дивизия продолжали преследование 37-го армейского корпуса (остановился на линии Вайдзюляны - Волотканцы). 36-я резервная дивизия стремилась обойти левый фланг корпуса, но была у Михельмонд задержана 5-й русской кавалерийской дивизией, усиленной полком 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии.

Борьба развернулась за обладание г. Поневежем – щитом на пути к Вильно и Двинску.

10-го июля с целью воспрепятствовать наступлению противника на Поневеж, командующий 5-й армией бросил кавалерийские части в обход фланга 41-й германской пехотной дивизии. Русские части вели бои, призванные задержать продвижение противника (особенно отличилась Уссурийская конная бригада). 1-я резервная дивизия противника успешно атаковала Шадов, части 37-го русского армейского корпуса на линии Роканы - Мозги вели упорный бой с частями 80-й и 36-й резервных дивизий. Баварская кавалерийская дивизия попыталась захватить Кракинов, но была отбита 5-й русской кавалерийской дивизией.

На втором этапе сражения, разгадав замысел двойного охвата со стороны врага, П. А. Плеве вовремя вывел войска из намечавшегося котла – соответствующий приказ был им отдан 8-го июля. Интуиция и чуткость к изменению обстановки вновь не подвели генерала – решение было принято вовремя.

За три дня боя Неманская германская армия захватила 15 орудий, 8 пулеметов, 44 зарядных ящика и свыше 7 тыс. пленных – но достигнутый тактический успех не привел к желаемому оперативному результату. Тем не менее, мощь 5-й армии была существенно подорвана - за второй период сражения она потеряла не менее 25-ти тыс. человек (свыше 30% состава).

6..jpg

Полуразрушенный г. Шавли. Летопись войны. 1915. № 5

Участь сражения

На третьем этапе сражения германцы решили обойти левый фланг русской армии через Кракинов. Для реализации этого маневра противник направил 12 батальонов, 24 эскадрона, 94 орудия (противодействовавший отряд Казнакова насчитывал 30 эскадронов при 18 орудиях). П. А. Плеве решил контратаковать, но боеспособность войск была подорвана длительным боем и постоянным отходом.

11-го июля 80-я резервная дивизия сбила русский арьергард и переправилась через р. Невяжу, 36-я резервная дивизия при содействии Баварской кавалерийской дивизии сбила отряд Казнакова, заставив его отойти к р. Упита на участок Папишки – Ремигола, 78-я резервная дивизия овладела мест. Пушолаты, также сбив русский арьергард.

П. А. Плеве для противодействия противнику решил применить новую тактику - оставлять на позиции минимум войск, а главные силы располагать в резерве, для нанесения контрударов.

Но преодолеть энерцию отступления даже такой активный военачальник не смог.

12-го июля 36-я резервная дивизия сбила с позиций 5-ю русскую кавалерийскую дивизию, перешла р. Упита и, оставив против нее заслон, двинулась в полосе левого берега Иода на Поневеж. 36-я и 80-я резервные дивизии с фронта и тыла нанесли удары 37-му армейскому корпусу – последний начал незапланированный отход. Части корпуса смогли остановиться только на линии Максвинтышки - Бурбекле, пройдя более 45 км, что подтверждает его поражение.

Овладев 12-го июля Поневежем, Неманская армия обошла левое крыло 5-й армии – 80-я резервная дивизия захватила мост через Невяжу, т.-е. стала угрожать коммуникациям 3-го армейского корпуса, левый фланг которого стал подвергаться артиллерийскому огню с тыла. Части корпуса начали отход, отбивая натиск преследовавшей их 1-й резервной дивизии и 25-й кавалерийской бригады. К вечеру, пройдя более 30 км, бригада 73-й дивизии собралась и районе Огинцы - Поморнаки, а 5-я стрелковая бригада с полком 79-й дивизии - в районе Гудголи - станция Субоч. Германские 1-я и 80-я резервные дивизии остановились на линии Корсакишки - Даинишки, а 36-я резервная дивизия достигла Субоч.

Обход левого фланга русских решил участь всего сражения.

37-й армейский корпус потерпел поражение, но удалось предотвратить катастрофу 3-го армейского корпуса. Германцы не смогли использовать свой успех - на следующий день П. А. Плеве отвел армию на полтора перехода, чтобы спокойно привести в порядок пострадавшие части. Одержанная противником с такими усилиями оперативная победа осталась неиспользованной, а через неделю южная группа 5-й русской армии сама перешла в наступление (сражение у Купишки).

5-я армия отступала к Западной Двине на Ригу, Якобштадт и Двинск, прикрываясь конницей. Участник боев ротмистр лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка Г. А. Гоштовт записал: «штаб 5-й армии приказал конному корпусу генерала Казнакова прикрыть с юго-востока отход пехоты».

На третьем этапе операции германцы пытались осуществить комбинированный удар – фронтальное наступление с обходом левого русского фланга. Обход оказался успешным - левофланговый русский корпус был приведен в полное расстройство, центр русского построения также отходит, и лишь правый фланг какое-то время держался. Тесня противника на фронте у Поневежа, 18-го июля русские войска захватили 500 пленных и 6 пулеметов. Всего же в Шавельской битве с апреля по июль 1915 г. трофеями русских войск стали не менее чем 31 орудие и свыше 30 пулеметов.

7-го августа немцы заняли Митаву, оккупировав, таким образом, почти всю Курляндию.

4..jpg

Русская пулеметная точка в полусожженой деревне, 1915. Нива 1915. № 25

Итоги операции

Излишняя инициатива германских генералов привела к тому, что беспорядочностью своих атак они ввели русское командование в заблуждение. В то же время противник не смог осуществить эксплуатацию успеха. Достигнутая победа дала немцам только выигрыш пространства и занятие важного стратегического пункта, но отсутствие преследования значительно понизило достигнутый успех. Во многом опять-таки сказалось отсутствие сильного резерва.

Русское командование также из-за отсутствия резерва не смогло парировать обходной маневр противника. Вместе с тем решение П. А. Плеве отойти назад на 1,5 - 2 перехода, оставив на месте всю конницу как завесу, было совершенно правильным - только вывод из-под ударов противника позволяет восстановить порядок и боеспособность в потерпевших неудачу частях.

Сражение показательно очередной попыткой германцев обойти своего противника и окружить центральные дивизии русской 5-й армии, замкнув кольцо восточнее г. Шадова. В ходе операции русское командование боролось упорно, маневрировало силами и средствами, наносило контрудары (г. Митава, например, не раз переходил из рук в руки, бои за него шли 10 дней), однако перевес противника решил дело в пользу немцев. 5-я армия отступила к Западной Двине - на Ригу, Якобштадт и Двинск.

В результате Шавельского сражения, отличавшегося борьбой на широком фронте (армия - 250 км, корпус - 50 км, дивизия - от 20 до 25 км), немцам удалось захватить обширную территорию и оттеснить русскую 5-ю армию к Западной Двине. Германцы приобрели в Прибалтике район для развертывания (в перспективе) операций стратегического масштаба.

Но, несмотря на превосходство во всех отношениях, противник не смог достигнуть своей основной цели — разгрома и уничтожения 5-й русской армии. П. А. Плеве сделал все возможное при сложившейся оперативной обстановке и наличных силах и средствах. Он предпочел сохранить войска, а не территорию (напрашивается аналогия с действиями командования 3-й армии, да и всего Юго-Западного фронта во время Горлицкого прорыва, когда, вместо своевременного отхода русские войска цеплялись за территорию и несли большие потери под таранными ударами войск А. Макензена).

Так, военный историк Г. К. Корольков справедливо отмечал: «в этом решении Плеве идет против требований Ставки ― удерживать каждый аршин земли до последней крайности (это привело ко многим излишним потерям без всякой пользы для дела) и этим показывает правильное понимание маневра. Для него разрыв фронта менее страшен, чем напрасная потеря живой силы, он видел, что всякий разрыв может быть исправлен соответствующим маневром». И: «Недостаток сил и средств не позволял Плеве принять наступательный план и вырвать из рук противника инициативу, ему приходилось ограничиваться обороной. Однако, он не мог отказаться от активности и решил на удар противника отвечать ударом. Такой контр-маневр является не только противодействием воле противника, но выражает стремление оказать на нее давление и заставить его отказаться от удара».

Ограниченность сил и средств, не позволившая П. А. Плеве осуществлять наступательные действия, тем не менее, не помешала ему вести активную оборону. И. И. Ростунов также отметил крах очередных, на этот раз прибалтийских, «Канн» германцев: «Имелось в виду сомкнуть кольцо окружения восточнее Шадова, применив излюбленный прием шлиффеновской доктрины. С утра 8 июля немцы начали маневр двойного охвата. Плеве, весьма здраво оценив обстановку, разгадал этот замысел. Он отдал приказ о немедленном отходе, чтобы вывести войска из-под ударов врага».

Если с 1 по 11 июля, по германским данным, общие потери немцев в Митаво-Шавельской операции достигли 5 тыс. человек, то к 7 августа только пленными – 6 тыс. бойцов (Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 8. S. 471.). По объективным данным, вся операция обошлась им примерно в 10 тыс. человек.

Войска 5-й армии потеряли до 50 тыс. человек, причем немцы (материалы Рейхсархива) заявили о захваченных 27 тыс. пленных, 40 пулеметах и 25 орудиях русских (по данным М. Позека - 23 орудия, 40 пулеметов, 75 зарядных ящиков и до 24-х тыс. пленных). Основные потери были понесены русскими войсками при отходе – как и предусмотрено законами военного искусства.

беженцы.jpg

Для германского командования Шавельская операция свелась к фронтальному вытеснению русских войск, также как и на юго-западном направлении не удалось осуществить оперативные охваты и обходы в стиле «Канн». Э. Фалькенгайн писал в этой связи: «Русские, как и нужно было ожидать, вырвались из клещей и добились фронтального отхода в желательном для них направлении. Они могут при помощи своих хороших путей сообщения группироваться теперь, где им заблагорассудится, и направить значительные силы против моего левого крыла, угрожающего их сообщениям».

Г. К. Корольков отмечал: «Служебные трения между Фалькенгайном и Гинденбургом привели к тому, что германцы одновременно вели против русских два главных удара. Один удар на Шавельском направлении… встретил активное сопротивление, и сражение продолжалось 12 дней. Другой удар на Праснышском направлении был встречен пассивным сопротивлением, и сражение продолжалось 5 дней. В обоих случаях состояние и материальное снабжение русских войск было одинаково, но при активном сопротивлении русская армия боролась двенадцать дней и пострадала меньше, чем при пассивном сопротивлении, продолжавшемся 5 дней». «Плеве вел сражение под Шавлями, он имел те же материальные недостатки, но действовал активно. На каждый маневр германского командования Плеве отвечал соответствующим контрманевром и сам старался давить на волю противника. Литвинов (командующий 12-й русской армией в Третьем Праснышском сражении – А.О.) воле противника оказывал лишь пассивное сопротивление и склонялся к подчинению ей».

Оценивая оперативно-тактическую деятельность русского и германского командований, следует отметить, что, с одной стороны, не было налажено взаимодействие между северным и южным флангами германского стратегического построения. Германские операции осуществлялись во многом разрозненно, русское же командование научилось парировать соответствующие действия противника. О. фон Белова подвела излишняя инициатива подчиненных и собственная осторожность. В руках же П. А. Плеве оказался не совсем доброкачественный инструментарий для реализации его оперативных замыслов – ополченческие части и сибирские (уже и не сибирские по составу) дивизии были далеки от совершенства, не хватало оружия и боеприпасов.

Германский генералитет действия русского командования оценивал как «искусные» и «активные». Так, Э. фон Людендорф в самом начале операции отмечал русский удар на Окмяны, вынудивший отступить 6-ю резервную дивизию. М. Гофман также отмечал «энергичную оборону» русских. Э. фон Фалькенгайн констатировал, что «после достигнутого в начале июня успеха у Россиен на реке Дубиссе… рассчитывали на большее».

Отечественные военные историки также отдали должное действиям командования 5-й армии. И. И. Ростунов отмечал, что русское командование, «находясь в невыгодных условиях, сумело противопоставить врагу способ борьбы, приведший к срыву его намерений. Только генерал Плеве, которого Ставка считала одним из лучших командующих армиями, в Риго-Шавельской операции проявил удивительную настойчивость и требовательность». Г. К. Корольков, говоря об отходе 5-й армии в июле-августе 1915 г., подчеркивает: это «показывает гражданское мужество Плеве, так как мало было генералов, способных принять решение, идущее вразрез с требованиями Ставки «ни шагу назад»».

Обращает на себя внимание быстрота, с которой П. А. Плеве оценивал обстановку и принимал решения, что особенно важно при парировании ударов противника. Так, чтобы проанализировать донесения подчиненных, прийти к верному заключению о главном ударе немцев в первый день Шавельского сражения (1-е июля) и принять адекватные меры, генералу понадобилось всего три часа. Г. К. Корольков замечает: это «вполне выявляет его умение руководить боем… такая быстрая ориентировка в изменениях обстановки могла быть достигнута только при хорошо поставленной службе донесений и связи. В этом отношении Плеве проявлял удивительную настойчивость и требовательность».

Маневр, бесперебойная связь, эффективные перегруппировки войск в связи с изменением обстановки – вот узловые элементы полководческого искусства русского генерала П. А. Плеве. Он стремился результативно использовать конницу - в Шавельской операции организовал набег в тыл германского заслона перед Митавой, причем 1-й кавалерийской дивизии придал полк пехоты в целях достижения ее устойчивости. Особую роль в его расчетах играла Уссурийская конная бригада. М. Позек, бывший начальник штаба 1-го кавалерийского корпуса немцев во время боев в Прибалтике, в то время полковник, отмечает, что «Рейд Уссурийской бригады генерала Крымова в глубокий тыл германского расположения удался. Телефонная сеть немцев была разрушена на большом протяжении по фронту и в глубину, а подвоз продовольствия к 2 и 6 кавалерийским дивизиям прерван на 24 часа». Причем П. А. Плеве, считая Уссурийскую конную бригаду особенно устойчивой частью, использовал ее и как мобильный резерв (ездящую пехоту).

Даже отступая, войска 5-й армии, отходя с рубежа на рубеж, на отдельных участках осуществляли короткие, но энергичные контратаки. Контратака – также излюбленный боевой прием П. А. Плеве. Грамотный анализ обстановки, спокойствие и рассудительность, своевременная распорядительность – именно эти качества командующего 5-й русской армией позволили ему противодействовать сильному противнику, попытаться сломить его волю, а в итоге сохранить главные силы армии и вывести их из-под фланговых ударов превосходящих сил врага.

3..jpg

Вручение боевых наград на позиции

Шавельская операции способствовала срыву стратегического планирования германского командования в рамках кампании 1915 г., а значит и тому, что замысел противника на вывод России из войны не удался, и она осталась в одном строю со своими союзниками.

Источники

РГВИА. Ф. 2122. Оп. 1. Д. 14 – 22; Ф. 2216. Оп. 1. Д. 36; Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. - Воззвания Верховного Главнокомандующего. – Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915; Летопись войны. 1915. № 48, № 52 оф; Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 8. Sommer und Herbst 1915. - Berlin, 1932; Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. - М., 1923; Гофман М. Война упущенных возможностей. - М. - Л., 1925; Гоштовт Г. А. Кирасиры Его Величества в Великую войну 1915 г. Париж, 1942; Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг. - М. – Мн., 2005.

Литература

Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916; Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 4. Сост. А. Незнамов. М., 1922; Корольков Г. К. Сражение под Шавли. М.-Л., 1926; Корольков Г. К. Несбывшиеся Канны. - М., 1926; Корольков Г. К. Праснышское сражение. Июль 1915 г. - М.-Л., 1928; Позек М. Германская конница в Литве и в Курляндии в 1915 г. М. - Л., 1930; Звегинцов В. Н. Кавалергарды в Великую и Гражданскую войну 1914 – 1920 г. Париж, 1938; Федуленко В. Наступление германцев на Литву и Курляндию в апреле 1915 г. // Военная быль. - 1957. - № 23; Ростунов И. И. Русский фронт Первой мировой войны. М, 1976; Керсновский А. А. История Русской Армии. ТТ. 3-4. - М., 1994; Зайончковский А. М. Первая мировая война. С-Пб, 2002. Олейников А. В. Мастер кризисных ситуаций. О полководце Первой мировой войны генерале П. А. Плеве // История. Научно-методическая газета для учителей истории и обществоведения. - 2008. - № 17 (857) 1-15 сентября; Олейников А. В. Генерал П. А. Плеве и бои в Прибалтике весной - осенью 1915 г. // Военно-исторический журнал. - 2009. - № 4; Олейников А. В. Забытый полководец забытой войны (генерал от кавалерии П. А. Плеве в Первой мировой войне) // Труды Института российской истории РАН. Вып. 9. М., 2010; Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. - М., 2012; Олейников А. В. Плеве Павел Адамович // 100 великих полководцев. 2013. http://100.histrf.ru/commanders/pleve-pavel-adamovich/; Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). – Washington, 1920.

Статьи из этой серии

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 2. Разорванный фронт

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 1. В преддверии поединка двух армий

Автор:

636

Поделиться:

Вернуться назад