Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 2. Разорванный фронт

1915

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 2. Разорванный фронт

26 мая 2021 г.

Ранее мы отметили специфику обстановки, складывающейся к началу операции (Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 1. В преддверии поединка двух армий).

Шавли в 1915 г..jpg

Шавли в 1915 г. Нива.

Но спецификой было и то, что руководство и Неманской и 5-й армий было представлено высококлассными военными специалистами, что придает Шавельскому сражению повышенный интерес.

Планирование противников

Оперативный план О. фон Белова предполагал: 1) отказ от прорыва центра русской армии; 2) применение флангового маневра; 3) наступление должно было проводиться на широком фронте и представлять собой маневренные действия самостоятельных ударных групп и 4) задачи исполнителям были поставлены кратко и ясно, не стесняя их инициативы, причем указание задач не вскрывало сущности задуманного маневра (удар против Шавельской группы), чтобы заставить противника думать - главный удар направлен на Митаву.

Контуры германского плана – главный удар мощным левым флангом, вспомогательный – правым флангом, и заслон в центре. На левом фланге была образована сильная ударная группа. Учитывая, что части 5-й армии на этом участке были значительно слабее, противник создал здесь превосходство над противостоящими русскими силами - двукратное в пехоте и еще большее в артиллерии. Этот «боевой кулак» должен был, пройдя Митаву, с севера окружить русские войска на шавельском направлении.

Недостаток сил и средств не позволял русскому оппоненту О. фон Белова - П. А. Плеве - принять наступательный план действий и вырвать инициативу из рук противника – ему пришлось ограничиться обороной. Но генерал не мог отказаться от присущей ему активности. Будучи сторонником оперативного контрманевра, П. А. Плеве видел в нем не только меру противодействия воле врага, но и инструмент давления на него с целью заставить отказаться от удара в выгодном направлении. Такой план требовал сильного общего резерва в районе восточнее Шавли, а его не было. Район Шавли являлся центральным опорным пунктом русской позиции, прикрывающим все операционные направления - его удержание имело первостепенное значение.

П. А. Плеве стремился держать в своих руках все нити тактического управления войсками. Для него было присуще ограничивать оперативную свободу подчиненных командиров, самому вникать во все вопросы тактического руководства. С одной стороны, это происходило от недоверия к некоторым начальникам (заметим – зачастую весьма обоснованного), с другой стороны – от желания ни на секунду не выпускать нити управления и контроля из своих рук. Ставка Верховного главнокомандующего считала его одним из лучших командующих армиями.

Спецификой проведения операции было отсутствие общего резерва у обоих противников – они стремились компенсировать этот недостаток повышенным маневрированием. Но для обороняющегося наличие резерва было еще более необходимым фактором, так как его отсутствие лишает возможности отразить удар противника.

5..jpg

Русская пехота на марше к передовой. Великая война в образах и картинах. Вып. 10. Изд. Маковского Д. Я. - М., 1917.

Начало битвы

1-го июля в 8 часов противник атаковал Шавли (центр боевого порядка 5-й армии) 1-м резервным корпусом. Сводка Ставки Верховного главнокомандующего фиксировала: «Неприятель, усилив свои войска в северной части риго-шавельского района, 1-го июля перешел в наступление от Газенпота в направлении к Гольдингену, а также на участке от Шрундена до Попелян. Наша конница и передовые части задерживают неприятеля на переправах через Виндаву и Венту и на других удобных позициях». Центральные корпуса 5-й армии стойко оборонялись, под Шавли шли упорные бои.

093.jpg

Через три часа после начала германского наступления П. А. Плеве разгадал главный замысел противника – что германцы стремятся овладеть именно Митавой, а в центре наносится отвлекающий удар.

Один из принципов русского командарма - на удар отвечать ударом. Действуя согласно своей концепции активной обороны, П. А. Плеве решил нанести неприятелю фланговый удар со стороны Шавли силами 19-го армейского корпуса с приданными ему частями - в полосе правого берега р. Виндавы. Несомненно, что сильный удар в этом направлении не только мог остановить наступление германцев, но заставил бы их отойти назад - на левый берег реки. Но отсутствие в районе Шавли армейского резерва оказалось пагубным для этого грамотного шага русского командующего.

За время подготовки к этому маневру обстановка настолько изменилась, что полководец, почти никогда не отменявший свои решения, на этот раз поступил по-другому. Путем перегруппировки частей он создал две сильных группы (на правом фланге армии и в центре). Стремясь исправить главный недостаток развертывания армии - отсутствие резерва – П. А. Плеве приступил к сосредоточению 13-й сибирской стрелковой и 2-й кавалерийской дивизий за правым флангом 5-й армии.

Чаепитие.jpg

В это время ударный левый фланг Неманской армии, преодолев сопротивление русских ополченцев и конников (4-я Донская казачья дивизия при содействии 18-го стрелкового полка за день отбила три атаки противника), форсировал Виндаву.

Германские 8-я кавалерийская дивизия с 18-й кавалерийской бригадой, кавалерийский корпус Шметтова и 41-я пехотная дивизия к вечеру захватили участок правого берега, а 78-я резервная дивизия заняла линию Пурпле - Сунтеклы. Но южнее Уссурийская конная бригада, при поддержке 17-й пехотной дивизии, удержала свои позиции.

В результате 1-го дня сражения левый фланг Неманской армии продвинулся на 5 - 30 км на фронте до 80 км.

Правильно оценив обстановку, командующий 5-й армией сосредоточивает на самое опасное направление (20-километровый район от Даменек до р. Водокста) достаточные для противодействия противнику силы. Мероприятия П. А. Плеве замедлили продвижение обходящего крыла немцев и усилили русские войска на опасном направлении. В частности, на угрожаемый участок перебрасывалась Уссурийская конная бригада (боевые качества и бригады, и ее командира генерал-майора А. М. Крымова П. А. Плеве очень высоко ценил), форсировалась переброска 13-й сибирской стрелковой дивизии.

2-го июля германцы заняли Венен и Кабилен, продвинувшись более чем на 35 км. Отсутствие позиционного фронта и прибалтийские пространства давали себя знать. Кавалерийский корпус Шметтова встретил сопротивление русской 4-й кавалерийской дивизии в районе Фрауенбурга, но благодаря превосходству сил оттеснил ее в район Декшен-Каулицен, достигнув линии Кумберн - восточный берег озера Цецерн – район Альт Жварден. Действия германской конницы изобиловали огрехами и тактическими промахами. Так, 8-я кавалерийская дивизия, не имея перед собой противника, не оказала содействия корпусу Шметтова, а русская 4-я кавалерийская дивизия (оказавшись зажатой между превосходящими конными массами противника) благополучно ускользнула.

41-я пехотная дивизия, ведя упорный бой с Уссурийской конной бригадой, за день продвинулась лишь на 10 - 12 км, достигнув линии Декшенек-Поднек. И это при значительном превосходстве пехоты над конными частями! А. М. Крымов свою задачу выполнил - темп движения германцев был замедлен, и авангард 13-й сибирской стрелковой дивизии мог беспрепятственно подойти к мест. Ней Ауц.

В результате первоначальную атаку немцев на Митаву удалось отразить.

Выздоравливающие.jpg

78-я резервная дивизия, преодолев сопротивление 4-й Донской казачьей дивизии, овладела районом Лайжево; 6-я резервная дивизия форсировала р. Венту и овладела районом Ошмяны (Окмяны), выходя во фланг русской 38-й пехотной дивизии. Последнее обстоятельство представляло наибольшую опасность, даже при том, что 1-я резервная дивизия, наступая через р. Рингова, была отбита русской 38-й дивизией. Сводка Ставки отмечала, что: «неприятель 2-го июля занял правый берег Виндавы и Венты и на некоторых участках продолжал движение на восток».

П. А. Плеве не только увидел наступление на Митаву конницы и пехоты противника, но и то, что немцы стали обходить фланг 19-го армейского корпуса. Он решает две важнейших задачи: 1) прочно прикрыть Митаву (усиливая митавское направление 13-й сибирской стрелковой дивизией и 15-й кавалерийской дивизией) и 2) обеспечить удержание за собой г. Шавли (усилив 19-й армейский корпус 4-й Донской казачьей дивизией, 1-й кавказской стрелковой бригадой и частями 73-й и 79-й пехотных дивизий).

За первые два дня сражения германцам удалось продвинуться (на отдельных участках весьма ощутимо - от 8 до 65 км), но русские не только не были разбиты, но на митавском направлении значительно усилились.

прожектор.jpg

Две бреши

3-го июля германская 8-я кавалерийская дивизия с 18-й кавалерийской бригадой около 15 часов вступили в бой с русской 4-й кавалерийской дивизией. Пользуясь превосходством сил, германцы заставили русских отходить с потерей последними 2 орудий и 600 пленных, но преследования организовать не сумели. Германская 41-я пехотная дивизия 3-го июля преодолевала сопротивление авангарда 13-й сибирской стрелковой дивизии и 15-й кавалерийской дивизии. Последние медленно отходили, удерживая каждый рубеж, и германцы только к вечеру, пройдя около 10 км, подошли к позициям 7-го Сибирского армейского корпуса.

4-я Донская казачья дивизия при поддержке 1-й кавказской стрелковой бригады остановила 78-ю резервную дивизию.

4-го июля особенно активно действовал левый фланг Неманской армии. Германцы вели наступление в направлении на Туккум и Альт-Аутц. Германская 8-я кавалерийская дивизия с 18-й кавалерийской бригадой вели бой с частями русской 15-й кавалерийской дивизии, а кавалерийский корпус Шметтова – с русской 4-й кавалерийской дивизией.

Решающий удар германской конницы оказался невыполненным. Она имела все возможности достигнуть успеха, но выгодные для нее тактические обстоятельства (превосходство в силах, перевес в артиллерии, высокая квалификация командного состава) не оправдали себя.

054.jpg

Гораздо более тяжелым для русских было положение на фронте 7-го Сибирского армейского корпуса. Когда началась артиллерийская подготовка немцев, стрелки (многие из них только что встали в строй, части не были сколочены) не выдержали ураганного огня, начав покидать окопы - в строю осталось не более 50% личного состава. Для того, чтобы упорядочить отход корпуса и привести его в организованный вид необходимо было начать немедленное отступление, не дожидаясь германской атаки. Командование корпуса так и поступило, тем самым вынудив начать отход и соседей - Уссурийскую бригаду и 15-ю кавалерийскую дивизию. Вновь сказалось отсутствие общего резерва.

В этой ситуации П. А. Плеве приказал 19-му армейскому корпусу с приданными частями немедленно перейти в наступление с целью отвлечь на себя часть сил противника, атакующих 7-й Сибирский корпус. Главный удар – на Окмяны - выполняла 1-я кавказская стрелковая бригада, и ее натиск вначале был успешен (она захватила 7 пулеметов и 500 пленных с 9-ю офицерами), но дальнейшие успехи были остановлены сильным огнем и прибытием германских резервов. Под Окмянами 6-я резервная дивизия немцев была отброшена. Э. Людендорф следующим образом прокомментировал это обстоятельство «В направлении на Окмяны русские нанесли удар наступавшей в центре 6-й резервной дивизии и принудили ее отойти назад. Но мы настолько угрожали правому флангу русских, что они не смогли использовать одержанный ими успех … пехотные дивизии левого крыла уже нанесли удар русским у Ауца, но ввиду событий в 6-й резервной дивизии дали себя отвлечь на юг. Вследствие этого действенность охвата значительно уменьшилась».

Но нажим с юга вынудил русских прекратить атаки и начать отход.

Погорельцы.jpg

Обозначился обход русских корпусов и северной группой противника. Группа разделилась на две части - против Митавы был оставлен заслон в составе Либавского отряда и 41-й пехотной дивизии, а для наступления в тыл шавельской группы двигались кавалерийский корпус Шметтова, 78-я и 6-я резервные дивизии.

К этому времени русский фронт был разорван в двух местах - между Туккумом и Доблен (шириной до 40 км) и между 7-м Сибирским и 19-м армейским корпусами (шириной до 20 км).

Командующий 5-й армией обратился к руководству фронта с просьбой о подкреплении – но в это время армии Северо-западного фронта вели тяжелые бои на р. Нареве и в районе Люблина, где были сосредоточены все резервы фронта. Ставка нашла возможным перебросить на усиление армии 1-ю кавалерийскую и 104-ю пехотную дивизии. Т. е. конницу и дивизию из ополченцев (силой в 12 батальонов) и без артиллерии. Впрочем, и это усиление осталось на бумаге.

После отступления немцев.jpg

5-го июля П. А. Плеве решил отвести части 7-го Сибирского армейского корпуса на Митавскую укрепленную позицию. В этот день 3-я кавалерийская бригада противника овладела г. Туккумом, 8-я кавалерийская дивизия и 18-я кавалерийская бригада овладели Доблен, но далее продвинуться не смогли вследствие сопротивления русской 15-й кавалерийской дивизии. Кавалерийский корпус Шметтова вел упорный бой с русской 4-й кавалерийской дивизией и Уссурийской конной бригадой в районе Ауцгоф. Таким образом, русская конница надежно прикрыла отход сибирских дивизий. Сводка Ставки гласила: «В риго-шавельском районе неприятельские колонны достигли фронта Туккум-Доблен и наступали 5-го июля в южном направлении на Хофцумберге и Бенен».

Под напором превосходящих сил врага правофланговые соединения 5-й армии отходили в восточном направлении. К концу дня армия оказалась разделенной на две боевые группы: северную и южную, между которыми был разрыв фронта шириной до 50 км.

Посредством мероприятий русского командования (формирование отряда в составе 2-й и 4-й кавалерийских дивизий, а также Уссурийской конной бригады) разрыв был уменьшен до 30 – 35 км, но и он представлял серьезную опасность для русской армии.

Пленные.jpg

6-го июля отряд, оборонявший стык, завязал бои с противником. Превосходство сил германцев заставило П. А. Плеве направить на поддержку отряда 15-ю кавалерийскую дивизию – причем она была нацелена для флангового удара. Но противник, вовремя обнаружив опасность, вынудил ее принять бой в районе Грюнгоф. На всем фронте бой велся в пешем строю - русские продержались до вечера, после чего отошли на 7 - 8 км к р. Швед. Германцы переправились через р. Тервет и остановились.

6-я резервная дивизия начала обходить правый фланг 19-го армейского корпуса – его пришлось отвести на линию Крупи - Кушлейки - верховье р. Рингова.

В первые 6 дней операции, придавая большое значение району Шавли, русские в нем оказывали наибольшее сопротивление, германцы же наибольшие усилия приложили в наступление на Митаву – своим ударным левым флангом. Сражение представляло из себя бои войсковых групп в своих зонах ответственности. Недоформированность и слабые морально-боевые качества «сырых» дивизий 7-го Сибирского армейского корпуса значительно облегчили противнику действия на митавском направлении. Русская конница, дивизии 19-го корпуса и кавказские стрелки показали себя отлично, противостоя превосходящему в силах неприятелю.

-_Страница_228.jpg

Окончание следует

Статьи из этой серии

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 1. В преддверии поединка двух армий

Автор:

1015

Поделиться:

Вернуться назад