Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 1. В преддверии поединка двух армий

1915

Митаво-Шавельская операция 1915 г. Ч. 1. В преддверии поединка двух армий

16 мая 2021 г.

К весне 1915 г. обстановка на северном фланге Русского фронта серьезно изменилась.

Мемель.jpg

В преддверии Шавельского сражения

К апрелю 1915 г. на нем начали действовать мобильные группировки противников.

085.jpg

Немецкие самокатчики

086.jpg

Немецкие гусары в захваченных окопах

Риго-Шавельский район, через который был возможен обход русских войск с севера, приобретал особое оперативно-стратегическое значение и огромную значимость для всего Северо-Западного фронта.

Вначале слабые русские части отходили под напором превосходящих сил противника. Русский фронтовик так рассказывал об «Анабасисе» отходящей русской пехоты: «….колонна полковника Филимонова в составе обоих наших полков (269-й и 270-й пехотные полки 68-й пехотной дивизии – А.О.), вела бой у города Шавли. К этому времени немцы уже … перерезали железнодорожную линию, идущую на восток к Вильно. Их передовые части стремились скорее достичь шоссе Шавли-Митава, чтобы преградить путь возможного нашего отступления. Штаб нашей дивизии и обозы все же успели утром проскочить к Митаве, мы же, к середине дня, оказались окруженными……. Главная наша колонна, отбившись от насевшего со всех сторон противника, пробилась на шоссе и двинулась к Митаве. Счастье нашего 4-го батальона оказалось в том, что окружила нас только кавалерия, и мы, быстро это учтя, двинулись поротно на север, надеясь догнать полк. Несколько раз немцы пытались атаковать нас в конном строю, но стоило нам только остановиться и скомандовать «по кавалерии», как баварская конница поворачивала спину. Только в одном месте мы наткнулись на спешенную кавалерийскую часть с пулеметами, но стремительная атака одной из наших рот обратила в бегство немцев, и путь был очищен. … Часам к 8-9 вечера, немецкая кавалерия отстала и мы, выйдя на шоссе, стали приближаться к местечку Янишки. Впереди мы слышали отдаленный гул ружейной и артиллерийской стрельбы. Это наши главные силы, руководимые полковником Филимоновым, расчищали себе путь через длинное местечко Янишки. …Наше отступление длилось четверо суток (18-21 апреля), от усталости и голода люди падали и засыпали, как мертвые. Поэтому были образованы группы сильных, на обязанности которых лежало поднимать и вести слабых. Bсe время нас преследовала, догнавшая немецкая кавалерия, заезжавшая вперед и делавшая засады. Однажды мы были даже обстреляны малокалиберной артиллерией. У нас почти уже не было патронов, и мы все меньше и меньше вели ответную стрельбу, но видимо, страх перед пехотой удерживал немцев от решительной схватки, а физически мы были почти сломлены, так как за трое суток смогли достать только по несколько картошек и ничтожное количество хлеба на человека……. три наших батальона и три Гатчинского полка, и две легких батареи, отбросив с трудом наседавших немцев, двинулись по шоссе Шавли - Митава и, подойдя вечером к местечку Янишки, были обстреляны артиллерией противника, зашедшего в наш глубокий тыл от станции Муравьево, находящейся между Шавлями и Либавой. Все наши шесть батальонов, под общим командованием нашего командира полка полковника Филимонова, при поддержке нашей артиллерии перешли в самое решительное наступление и, сбив передовые части, ворвались в местечко, но дальше идти не могли, т. к. почти из каждого дома палили из пулеметов и винтовок. Тогда наши артиллеристы, с помощью пехоты, на руках подкатывали орудия и разбивали эти дома своим огнем, а пехота штыками доканчивала остальное. Ожесточение было ужасное с обеих сторон.

Как потом выяснилось - немцам было приказано пленить, так долго досаждавший им, Новоржевский полк. Но вместо этого наш полк блестяще прорвался и взял в плен не только солдат, офицеров, орудия, пулеметы, но и штаб этого смешанного немецкого отряда, хотя командир отряда успел застрелиться».

Немцы 24-го апреля взяли г. Либаву, что нанесло тяжелый удар по русской морской дислокации на Балтике. Помимо частей сухопутных войск флотские подразделения также приняли участие в обороне своей базы – в боях под Либавой участвовал отдельный батальон 1-го Балтийского флотского экипажа. Батальон выходил в составе разведгруппы к передовым позициям немцев, участвовал в ставших едва ли не ежедневными схватках с вражескими пикетами. Но в итоге понес серьезные потери и оставил город. Э. Людендорф так прокомментировал взятие Либавы: «подполковник Гофман (генерал-квартирмейстер германского Восточного фронта – А.О.) предложил произвести неожиданное нападение. Я согласился. …. 3-я кавалерийская дивизия …, два-три батальона и несколько батарей из состава уже находившихся там резервных дивизий должны были с востока подойти к городу, один ландштурменный батальон тем временем надвигался с юга вдоль берега, а миноносцы атаковали с моря». Трофеями германцев стали 1,5 тыс. пленных и 12 орудий.

Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта генерал от инфантерии М. В. Алексеев писал:

Алексеев перед Шавлями.jpg

Германская группировка приблизилась к г. Митава - под угрозой оказалось рижское направление. В этой обстановке особое значение имели успешные действия русской конницы. Как писал военный корреспондент: «Помню, в конце апреля я приехал в Шавли. На рассвете в этот день верстах в восьми - десяти от города разыгрался бой, чрезвычайно удачный для нас. Мы разбили два батальона германцев и забрали у них пушки, пулеметы. А пленных много? - спросил я офицера, который рассказал мне об этом. - Да, не мало! Пожалуй, до двух тысяч. Сейчас их будут подсчитывать. Хотите, пойдем, посмотрим? С удовольствием! – ответил я».

27 апреля 78-я резервная дивизия корпуса Моргена должна удерживать Шавли, 6-я резервная дивизия должна была быть подведена от Шавлянты, а 6-я кавалерийская дивизия – удержаться на р. Виндава, Баварская кавалерийская дивизия прикрывала район Теруле.

Русская Ставка Верховного главнокомандующего и штаб Северо-Западного фронта совершенно справедливо придавали особое значение Риго-Шавельскому району. Район прикрывал крайний правый фланг Русского фронта - обеспечивал фланг и тыл 10-й армии, перекрывал направление на Вильно, Ригу, Двинск и далее на Петроград, гарантировал Ковенскую крепость от обхода с севера.

С 3 по 13 мая противники вели тяжелые бои у Россиены и Шавли – причем опасность русского прорыва у Россиены вынудила немцев нанести контрудар. Сводка Ставки отмечала: «Контратака германцев к юго-востоку от Россиен отражена нами с большими потерями для неприятеля». 8-го мая русским частям удалось переправиться через р. Дубиссу (конница продвинулась севернее Россиены) и 9-го захватить мест. Куршаны, пленив несколько сотен германцев. 10-го мая, как свидетельствует немецкий источник: «в воскресенье (в день Троицы) противник атаковал с раннего утра после сильной артиллерийской подготовки части 36 резервной дивизии и отряда Езебека на фронте Мисюны-Жемигола … Местами он проник в наши окопы, но был отброшен к 8 час. 30 мин. утра при содействии частей 78-й резервной дивизии, потеряв при этом свыше 1000 пленных. Здесь точно так же, как и севернее Россиены, противник непрерывно усиливался».

13-го мая русские овладели укрепленной позицией у Бубье, захватив свыше 1 тыс. пленных.

Русское командование, перебросив на шавельское направление 19-й армейский корпус генерала от инфантерии В. Н. Горбатовского и 1-й Конный корпус генерала от кавалерии В. А. Орановского, стабилизировало фронт.

Обе стороны постепенно наполняли район все новыми войсками – германцы после переброски 3-х пехотных дивизий структурировали их в форме Неманской армии (штаб в г. Тильзит), русские образовали здесь новую армию, которая была названа 5-й, а во главе ее поставлено управление 12-й армии под руководством П. А. Плеве. Управление 5-й армии прибыло в Митаву 24-го мая. В начале мая армия включала в свой состав: 19-й армейский корпус (сосредоточен в районе Митавы; три пехотные дивизии), 6 кавалерийских дивизий и 2 кавалерийские бригады.

087.jpg

13-го мая штаб Неманской армии во главе с О. фон Беловым прибыл в г. Тильзит. Костяк армии – 1-й резервный корпус, 7 кавалерийских дивизий и кавалерийская бригада.

Наступление 5-й армии заставило германцев отойти в район р.р. Виндава и Дубисса, где завязались упорные бои. Северная Прибалтика (от Немана до Балтийского побережья) стала зоной ответственности 5-й русской армии Северо-Западного фронта с опорой на г.г. Рига и Двинск.

1 (4).jpg

Схватки с переменным успехом шли у Шавли всю 2-ю половину мая – начало июня 1915 г. Бои 27-го мая против группы О. Лауенштейна были успешны для русского оружия. Германский источник свидетельствует: «все 3 колонны, натолкнулись на сильное сопротивление противника. Атаки дивизии Бекмана на фронт Дыцкаймы - Ильгиже и севернее успеха не имели. Противник заметно усилился, особенно тяжелой артиллерией. 3-я кавалерийская дивизия была атакована с востока. Генерал Бекман вынужден был, ввиду сильного флангового удара противника, отвести в 11 час. свой левый фланг на Егилайцы. 3-й кавалерийской дивизии также пришлось отойти на линию Тавтуши-Папушине, во избежание риска быть обойденной противником. Тем не менее, командование армией приказало в полдень продолжать наступление. Дивизия Бекмана в 14 час. донесла, что это невозможно, ввиду собственных тяжелых потерь и вследствие непрерывного усиления противника».

Противники наращивали группировки, готовясь к грядущим сражениям.

Кавалерийский рейд армейской группы О. фон Лауенштейна оказался неудачным – расположив войска уступом за угрожаемым флангом, русские остановили продвижение противника. Насытив регион войсками, противники перешли к широкомасштабным боевым действиям – ТВД оттянул значительное количество как русских, так и германских войск – прежде всего мобильных. Вместе с тем, противник приобрел плацдарм для развития перспективных боевых операций.

Обстановка и расстановка сил противников

Митаво-Шавельская операция 1 июля – 7 августа 1915 г. (Шавельское сражение в ее структуре продолжалось с 1 по 25 июля) - оборонительная операция 5-й армии русского Северо-Западного фронта против Неманской армии германского Восточного фронта. Основные бои развернулись в районе г. Шавли (ныне Шауляй), северная Литва.

Неудачное развитие событий на Юго-Западном фронте (Горлицкий прорыв) наложило отпечаток на Северо-Западный театр военных действий. В рамках летних стратегических «Канн» (очередная попытка окружить русские армии в Польше) противником осуществлялись удары - на севере (Третья Праснышская операция) и юге (июньское наступление армейской группы А. фон Макензена) под основание польского выступа. Это - основной план летней кампании противника, план германского Верховного командования. В той или иной степени он был сорван боевой работой русских войск в летнем Праснышском, Томашевском и Красникском сражениях.

Но параллельно с реализацией общего плана командование германского Восточного фронта (П. Гинденбург и Э. Людендорф) проводило в жизнь собственный замысел – наступление в обход Ковно на Вильно и Минск. Командующий Восточным фронтом генерал-фельдмаршал П. Гинденбург и его начальник штаба генерал-лейтенант Э. Людендорф планировали нанести главный удар в Прибалтике - севернее крепости Ковно - т. е. обойти правый фланг Северо-Западного фронта и отрезать пути отхода его армий от р. Висла на восток.

В результате выработанного германским командованием компромиссного решения, противник одновременно наносил два главных удара – один севернее Ковно, а другой – на праснышском направлении (см. Третья Праснышская операция. Ч. 1. Под ударом беспрецедентного огневого тарана ; Третья Праснышская операция. Ч. 2. Стойкость стрелков и подвиг русской конницы ; Третья Праснышская операция. Ч. 3. На пути Летних Стратегических Канн). Соответственно, Шавельское сражение – первый этап реализации замыла командования германского Восточного фронта, в то время как удар на Прасныш был навязан ему Верховным командованием. Ревность и конкуренция между Э. Фалькенгайном и П. Гинденбургом сказались на глубине проводимых операций, направлениях главного удара, перебросках войск: «Гинденбург и Людендорф не считали наступление в Галиции решающим для разгрома русских. Они все время стремились овладеть Польшей, но все их усилия для достижения этой цели ударами в районе левого берега Вислы не давали нужного результата. Наступление в Галиции оттянуло туда значительные русские силы и обстановка, сложившаяся на Восточно-прусском фронте, позволила им выработать план наступления Неманской армии на Вильно … с дальнейшим наступлением на Минск…. Этот план Гинденбурга совершенно не отвечал замыслу Фалькенгайна - срезать русскую выпуклость и устроить «Канны» … Оба направления этих двух наступлений … при развитии операции могут быть доведены до встречи в районе Брест-Литовска или восточнее».

Раздвоенность стратегической мысли противника не шла на пользу его оперативному планированию.

В сложившейся к лету 1915 г. ситуации русское Верховное командование могло противопоставить этим замыслам: а) своевременный и организованный отход из Польши, б) достойную оборону оснований польского выступа; в) прочную оборону с элементами активности в Прибалтике. Реализации последней задачи способствовали действия 5-й армии Северо-Западного фронта на Митаво - Шавельском направлении.

1 (3).jpg

Командующий германской Неманской армией О. фон Белов видел задачу своих войск в овладении районом Поневеж - Шавли с последующим захватом г. Митава и продвижением до линии Ковно-Двинск.

Задача русской 5-й армии заключалась в прикрытии путей на Митаву и Двинск, обеспечении крепости Ковно с севера. Причем район Шавли являлся центральным опорным пунктом, прикрывающим эти направления.

Группировка сил противников в операции

Германцы

Неманская армия – командующий генерал пехоты О. фон Белов - 1-й, 39-й резервные, 1-й кавалерийский корпуса, кавалерийский корпус Шметтова, несколько групп (7,5 пехотных и 5,5 кавалерийских дивизий) – около 120 тыс. бойцов при 600 орудиях.

098.jpg

Генерал пехоты О. фон Белов, командующий 8-й германской, а с мая 1915 года – Неманской армией. Противник П. А. Плеве в летних боях 1915 года. The Kaisers Warlords. 2003.

Русские

5-я армия Северо-Западного фронта – командующий генерал от кавалерии П. А. Плеве - 7-й Сибирский армейский, 19-й, 3-й и 37-й армейские корпуса, конные соединения и части (7,5 пехотных и 7,5 кавалерийских дивизий) – 128,5 тыс. человек (из них 20,9 тыс., т. е. до 20%, невооруженных) при 365 орудиях.

1..jpg

Генерал от кавалерии П. А. Плеве, командующий 5-й русской армией в Шавельском сражении 1915 г. Летопись войны № 6, 1914.

Неманская армия делилась на две больших группы: северная - Лауенштейна и южная - Рихтгофена. В состав северной группы входили: 41-я пехотная дивизия, 1-я, 6-я, 78-я резервные дивизии, отдельная ландверная бригада Гомейера, сводная ландштурменная бригада, 2-я, 6-я и 8-я кавалерийские дивизии, лейб-гусарская бригада, 18-я кавалерийская бригада (из состава 4-й кавалерийской дивизии), отряд Либавского гарнизона при 418-ти орудиях. Состав южной группы: 36-я и 80-я резервные дивизии, 3-я и Баварская кавалерийские дивизии, ландштурменный отряд при 182 орудиях.

5-я армия: 17-я, 38-я, 73-я, 79-я пехотные дивизии, 12-я и 13-я сибирские стрелковые дивизии, 1-я Гвардейская, 2-я, 4-я, 5-я и 15-я кавалерийские дивизии, 4-я Донская казачья дивизия, 5-я стрелковая, 1-я кавказская стрелковая и отдельная пехотная бригады, Уссурийская конная бригада, 4-я отдельная кавалерийская бригада, ополченческие части.

Правый фланг русского построения составляли 4-я Донская казачья дивизия, 4-я и 15-я кавалерийские дивизии, 4-я отдельная кавалерийская и Уссурийская конная бригады, 18-й стрелковый полк 5-й стрелковой бригады, ополченческие части; центр – 19-й армейский корпус, 73-я пехотная дивизия, 5-я стрелковая и 1-я кавказская стрелковая бригады; левый фланг – отдельная пехотная бригада, 79-я пехотная дивизия, 1-я Гвардейская, 2-я и 5-я кавалерийские дивизии (отряд Казнакова). Впоследствии правый фланг был усилен сибирскими стрелковыми дивизиями.

7..jpg

Развертывание русских и германских войск перед началом Шавельского сражения. Корольков Г. К. Сражение под Шавли. М.-Л.:, 1926.

Германцы обладали общим превосходством в силах и подавляющим – в артиллерии. Большой отпечаток накладывало то обстоятельство, что многие русские части были недовооружены. Например, сибирские дивизии, прибыв в крайне потрепанном виде из Галиции, получили пополнения и еще не закончили обучение. Четвертые батальоны в каждом полку не имели винтовок – 10,7 тыс. человек из их состава были не вооружены. В 19-м армейском корпусе также числилось 8,7 тыс. безоружных бойцов. Т. о. номинальное численное превосходство русских войск в пехоте превратилось в фактическое превосходство германцев.

Русское превосходство в коннице оказалось не столь значительным - и, соответственно, малосущественным. К тому же в составе группировки не было ни одного штаба конного корпуса, и в тех случаях, когда кавалерийские соединения действовали вместе, приходилось прибегать к импровизации. Назрели проблемы с оснащением войск боеприпасами: указания главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта генерала от инфантерии М. В. Алексеева даже предписывали соответствующие тактические приемы. Соответственно, на стороне германцев было не только почти двойное превосходство в числе орудий, но и отсутствие затруднений в снабжении боеприпасами, что должно было иметь решающее значение, так как русские войска при меньшем числе орудий были к тому же ограничены в расходовании боеприпасов.

Ко всему вышесказанному добавилась значительная протяженность фронта – до 250-ти км.

Продолжение следует

Автор:

1067

Поделиться:

Вернуться назад