"Как не надо наступать". 9-я армия в операции на Стрыпе

1915

"Как не надо наступать". 9-я армия в операции на Стрыпе

13 июля 2022 г.

Операция на Стрыпе 14. 12. 1915 – 06. 01. 1916 гг. - кровавый урок позиционной войны. Ч. 3. 9-я армия наступает у Раранчи

Ранее рассмотрев действия 7-й армии («Кровавый снег 1915 года». 7-я армия в операции на Стрыпе ; Идеальная ночная атака у Бобулинце. Подвиг и трагедия 3-й Туркестанской стрелковой бригады), переходим к операции второй главной участницы операции на Стрыпе - 9-й армии.

Наступление 9-й армии русского Юго-Западного фронта в ходе операции на Стрыпе 14 декабря 1915 - 6 января 1916 гг. состоялось 14 - 19 декабря 1915 г. - у Раранчи.

Как мы отметили ранее, к ноябрю 1915 г. на Русском фронте Первой мировой войны наступила позиционная война, и армии противников заняли укрепленные позиции от берегов Рижского залива до Румынской границы.

1..jpg

Русские позиции на Стрыпе. Великая борьба народов. Вып. 6. М., 1917.

Южные армии Юго-Западного фронта (7-я и 9-я) прежде всего с целью оказать помощь гибнущей под ударами австро-германо-болгарских войск сербской армии провели наступательную операцию на р. Стрыпа. На 7-ю армию возлагалась ударная задача в период декабрьского наступления Юго-Западного фронта - она должна была прорвать фронт противника на р. Стрыпа. 9-я армия получила вспомогательную задачу - «отвлекать активными предприятиями силы противника от направления главного нашего удара», наносимого 7-й армией.

9-я армия, передав 7-й часть своих позиций на левом берегу р. Днестр, заняла более узкий участок фронта по правому берегу Днестра - от района южнее впадения в Днестр р. Стрыпа (с севера на юг - через Онут - Ржавенцы - Топороуц - до румынской границы, восточнее г. Черновицы).

В завязавшемся сражении на Стрыпе 9-й армии ставилась следующая задача: «Разбить войска генерала Пфланцера, расположенные между Днестром и Прутом, стремясь отбросить противника на юг в горы, содействовать наступлению 7-й армии».

9-й армии Юго-Западного фронта (11-й, 12-й, 33-й, 41-й армейские, 3-й Конный корпуса, 82-я пехотная и 2-я стрелковая, Кавказская туземная конная дивизии, 2-я пластунская бригада) противостояла группировка 7-й австро-венгерской армии (15-я пехотная дивизия и части 36-й пехотной дивизии 13-го армейского корпуса, 5-я пехотная дивизия и 202-я гонведная пехотная бригада группы Бенигни (группа недавно была переброшена с Итальянского фронта), 30-я пехотная дивизия группы Хадфи, 42-я гонведная пехотная дивизия 11-го армейского корпуса, бригада Паппа, 3-я и 8-я кавалерийские дивизии).

Наступление началось на 2 дня раньше главного удара, который наносили войска 7-й армии Юго-Западного фронта, с целью отвлечь внимание противника.

14-го декабря в 7 часов 11-й, 12-й и 41-й армейские корпуса начали наступление на позиции противника. Главный удар наносился войсками 11-го (11-я и 32-я пехотные дивизии) и 12-го (12-я и 19-я пехотные дивизии) армейских корпусов севернее г. Черновицы. Главным противником русских дивизий стали 201-я (51-я гонведная пехотная дивизия) и 202-я гонведные пехотные бригады (позиции Махала – Раранча и Топороуц), 16-й пехотный полк 36-й пехотной дивизии (Чернавка), 3 венгерских ландштурменных батальона, 42-я гонведная пехотная дивизия (севернее леса у р. Днестр).

-_Страница_08.jpg

Бойцы 39-го пехотного полка австро-венгерской армии, 1916 г. Здесь и ниже - Lucas J. S. Austro-Hungarian infantry 1914 - 1918.

В первый день наступления части 9-й армии прорвались к неприятельским проволочным заграждениям. Сильный огонь австрийской артиллерии парализовал продвижение русской пехоты – ей пришлось зарываться в мерзлую землю на простреливаемых позициях у оборонительной полосы противника. Заградительный огонь русской артиллерии по недостаточно разведанным целям был неэффективен, тем более что в полдень австрийская артиллерия переключила на нее свое внимание, начав контрбатарейную борьбу. Тем не менее, противник был вынужден ввести в бой резерв - 200-ю гонведную пехотную бригаду 51-й гонведной пехотной дивизии.

-_Страница_22.jpg

Рядовой гонведного пехотного полка в полевой форме.

15-го декабря состоялась вторая атака позиций австрийцев – в ходе этого боя особенно отличились войска 11-го (32-я пехотная дивизия) и 12-го (19-я пехотная дивизия) армейских корпусов. Несмотря на героизм и самопожертвование русских частей, атака закончилась неудачей. Артиллерия противника у Раранчи (36 легких и 11 тяжелых батарей) была размещена таким образом, что прорывающиеся через оборонительные позиции русские войска попадали под перекрестный фланговый огонь – именно это стало главным фактором, сорвавшим русское наступление. Атаки 103-й и 74-й пехотных дивизий также закончились безрезультатно.

16 – 18 декабря продолжались бои на подступах к позициям противника – в донесениях частей указывалось, что войска «режут проволоку».

К вечеру 16-го декабря, за 3 дня боя, потери убитыми и ранеными составили: в 12-й пехотной дивизии 2781 нижних чинов, в 19-й пехотной дивизии - 53 офицера и 4787 нижних чинов.

Записка по поводу выполнения операций на Юго-Западном фронте в декабре 1915 г. и Северном и Западном в марте 1916 г. так прокомментировала первый этап боев у Раранчи, выделив и некоторые причины тактических неудач русских войск: «Первый день атаки 14 декабря показал крайнюю трудность преодоления многочисленных проволочных заграждений неприятеля, подтверждающуюся и последующими днями; … в течение целых трех суток заграждения не были уничтожены. Таким образом, обстановка уже 14 декабря требовала поставить атакующие войска в условия, дающие им возможность не только закрепить за собою занятое пространство, но, прикрывшись окопами, уменьшить потери и дать возможность отдыха людям. Однако из донесения (командира корпуса) видно, что в течение трех суток многие части ограничились устройством окопов лишь с колена или в виде одиночных выемок и без ходов сообщения в тыл. В атаке 14 декабря приняли участие до 16 батальонов разных дивизий и разных полков, что привело к перемешиванию частей и невозможности правильного управления; все эти перемешанные части подчинены были командиру бригады, не имевшему по своей должности бригадного командира всех средств управления и связи; атакующие части были эшелонированы в 2 и даже 3 линии, потому не могли…принять участия ни в атаке, ни при отражении контратаки австрийцев».

18-го декабря наступление частей 12-го армейского корпуса имело тактический успех, но купленный дорогой ценой.

В то время, когда ударная группа 9-й армии атаковала противника у Раранчи, части 1-й Заамурской пограничной пехотной дивизии 33-го армейского корпуса в районе Черногрод-Лысая гора продвинулись к левому берегу р. Днестр.

19-го декабря русские дивизии на фронте Махала-Раранча-Топороуц продолжили наступление. Австрийский источник сообщал: «Между 9 и 11 часами была произведена неудачная атака русской 11-й пехотной дивизии от Калиниковского плато до топороуцкого леса». 42-я гонведная пехотная дивизия и 202-я гонведная пехотная бригада противника не выдержали натиска и подались назад – русская артиллерия смогла пробить бреши в проволочных заграждениях и вела интенсивный заградительный огонь. Но после 15-ти часов, подтянув резервы (2 батальона 51-й гонведной пехотной дивизии), австрийцы контратакой восстановили положение, вернув утраченные передовые позиции. Критическое положение сложилось для противника и на фронте 16-го пехотного полка и 51-й гонведной пехотной дивизии – враг был вынужден перебросить к угрожаемому участку подразделения 50-го пехотного полка и 11-й кавалерийской дивизии.

-_Страница_39.jpg

Пулеметный расчет австро-венгерской армии на позиции.

С 20-го декабря наступление прекратилось и постепенно переросло в огневой бой.

28-го декабря на фронте 41-го армейского корпуса было зафиксировано применение австрийскими войсками разрывных пуль. В этот день 11-я пехотная дивизия начала наступление на северную часть высоты 298.

12-й армейский корпус вел огневой бой – противник обстреливал тяжелой артиллерией д. Ракитна. За сутки был убит и ранен 51 нижний чин.

30-го декабря артиллерия 11-го армейского корпуса готовила атаку высоты 298 (южнее Топороуц). В ходе боев войска 11-й пехотной дивизии дошли до окопов противника, а правофланговые части 19-й пехотной дивизии 12-го армейского корпуса заняли ближайшую линию австрийских окопов.

2..jpg

Герои войны – В. К. Воскресенский, поручик 5-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии. Лазарев С. А. Герои Великой войны. Спб., 2007.

Стороны предпринимали атаки до первых чисел января 1916 г. включительно – инерция затухающего сражения продолжала наносить новые потери. Так, 6-го января у Раранчи и Топороуца вели наступление части 2-й стрелковой дивизии. Вновь сквозь разбитые проволочные заграждения русские бойцы ворвались на позиции противника, и контратаками 40-й гонведной пехотной дивизии и 202-й гонведной пехотной бригады были отброшены. Австрийцы заявили о 500-х захваченных пленных.

3..jpg

Герои войны – Ф. Я. Павловский, подпрапорщик 7-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии. Лазарев С. А. Герои Великой войны. Спб., 2007.

Как и операция 7-й армии, наступление 9-й армии у Раранчи имело лишь локальный тактический успех, который не был преобразован в успех оперативный. В ходе этой операции было захвачено около 2-х тыс. пленных и 3 пулемета противника. Отсутствие трофейных орудий – показатель того, что полоса тактической обороны австро-венгерских войск преодолена не была.

Войска 9-й армии потеряли 184 офицера и 21781 нижнего чина. По австрийским данным, лишь 11-й австро-венгерский армейский корпус на 6 января 1916 г. потерял 1,5 тыс. человек.

Артиллерия 9-й армии не смогла проложить своим войскам дорогу к победе – в частности, пробить необходимое количество проходов в проволочных заграждениях противника. Главная причина неудачи операции – это то, что русская «артиллерия, кроме своей малочисленности, страдала еще от крайней бедности в боевых припасах». Слабость русской артиллерии, не имевшей возможности подавить неприятельскую, приводила каждый раз к тому, что пехота 9-й армии, заняв первые линии неприятельских окопов, выбивалась из них огнем мощной артиллерии противника и, понеся большие потери, отходила в исходное положение. Огневая мощь австрийцев между Раранчей и Топороуцем – 17 тыс. винтовок (еще 15 тыс. в резерве) и 180 орудий оказалась достаточной, чтобы парализовать усилия корпусов 9-й армии.

Важнейшая ошибка русского командования заключалась в очень слабой разведке оборонительных рубежей противника. В частности, неприятным сюрпризом для дивизий 9-й армии явилась сама структура позиций (расположение оборонительных полос, наличие системы перекрестного стрелково-артиллерийского огня), а также боевая мощь (наличие трех рядов проволочных заграждений - причем некоторые полосы были окрашены в черный цвет в целях маскировки, а другие наэлектризованы; обилие пулеметных точек и мощных убежищ для пехоты) обороны австрийцев.

00043.jpg

Бои у Раранчи изобиловали тактическими просчетами русского командования всех уровней. Записка по поводу выполнения операций отмечала: «командир 11-го корпуса, убедившись … что атака позиции противника … потребует больших потерь и может окончиться неудачей - не принимает, тотчас же действительных мер к тщательной подготовке дальнейших атак и только спустя 2 недели объявляет в приказе: …требую обратить самое серьезное внимание на артиллерийскую подготовку и без надлежащего расстрела окопов противника атаки не производить. В других корпусах обнаруживается ничем не объяснимая торопливость: хотя и сознается, что проходы (в проволочных заграждениях) узки, тем не менее при штурме не отдается приказания расширить проходы, а лишь настаивается на безостановочном движении, так как штурм не будет отложен ни в каком случае. Все горячатся - начальник дивизии и командир корпуса - и пехота должна тысячами жизней и быстротою своих ног восполнять недостаток подготовки. Одним словом, все сводилось к торопливому выполнению дела в противоположность тому, что именно требуется сущностью такой задачи, как атака укрепленной позиции противника, где все основано на рассчете, осмотре, изучении, … подготовки».

00008.jpg

Вместе с тем атаки дивизий 9-й армии сковали значительные силы противника, помешав перебросить резервы к направлению главного удара, осуществляемого 7-й армией Юго-Западного фронта. Но, т. к. наносившая главный удар 7-я армия также успеха не имела, - фактически жертвы боев у Раранчи оказались напрасными. Положительным результатом операции было то обстоятельство, что опыт декабрьского наступления показал штабу Юго-Западного фронта, что без снабжения легкой артиллерии достаточным количеством боеприпасов, без усиления армии тяжелой артиллерией, без надлежащей воздушной и инженерной разведки неприятельских укрепленных позиций, попытка прорыва в условиях позиционной войны обречена на неудачу.

Вместе с тем операция на Стрыпе знаменательна тем, что проиллюстрировала попытку единственного из союзников по Антанте помочь в боевом отношении сербской армии. Кроме того, не без давления союзников, Юго-Западный фронт был признан второстепенным (что сказалось в будущем во время Брусиловского наступления 1916 г.). В этой операции выдвинулся известнейший артиллерийский авторитет русской армии – подполковник В. Кирей («русский Брухмюллер»), разработавший новую артиллерийскую тактику русской армии, тщательно проанализировавший теорию и практику применения артиллерии (что также сказалось во время Брусиловского наступления).

В операции со стороны австро-венгров отлично себя зарекомендовали элитные фронтовые части и соединения – венгерские гонведные бригады и дивизии.

-_Страница_35.jpg

Операция у Раранчи оказала большое влияние на войсковую тактику осуществления борьбы в период позиционного противостояния на Русском фронте Великой войны. Недостаточно продуманная (прежде всего в тактическом отношении – узкий фронт атаки, бессистемность действий, отсутствие внезапности) и подготовленная (в плане артиллерийского обеспечения) операция не привела к прорыву глубокоэшелонированных позиций противника. Бои у Раранчи продемонстрировали губительную мощь флангового и заградительного огня со стороны обороняющегося, значение резерва, высветили специфику траншейного боя. Сосредоточение обороняющимся войск в ближнем тылу не только сокращало потери от артиллерийского огня противника, но и позволяло наносить эффективные контрудары по прорвавшимся частям врага.

Австрийцы, основываясь на опыте этих боев, также сделали важные тактические выводы. Как свидетельствуют материалы Кригсархива, бои у Раранчи продемонстрировали особую роль артиллерии в позиционной войне. Шквальный артиллерийский огонь, даже с учетом погрешностей в управлении огнем (вследствие сильного огня противника артиллерийские наблюдатели зачастую не могли находиться в передней линии, а телефонные коммуникации были разрушены) способен парализовать порыв даже самой лучшей пехоты. Главная масса полевой артиллерии должна размещаться вблизи передовой – это повышало ее эффективность при нарушении системы управления огнем. Причем, как отмечалось в источнике, тактические рекомендации, выстраданные у Раранчи, в самое ближайшее время должны были быть применены на всем протяжении Восточного фронта.

Начальник Полевого Генерального штаба германской армии генерал пехоты Э. Фалькенгайн так оценивал операцию на Стрыпе: «Русские … атаковали южную армию генерала графа ф. Ботмера и 7-ю австро-венгерскую армию, которой командовал генерал ф.- Пфланцер-Балтин, на всем фронте от Бурканова на Стрыпе до румынской границы восточнее Черновиц и упорно продолжали свои усилия до середины января 1916 г. И в то время, как они на фронте Южной армии не достигли ни малейших успехов и потому скоро измотались, положение дел на фронте 7-й австро-венгерской армии, против которой русские направили главный удар, долго колебалось в ту и другую сторону. Хотя противник не располагал существенным превосходством сил, армии лишь с трудом удалось удержаться. Ее резервы оказались недостаточными».

107-я германская пехотная дивизия была переброшена из Сербии на Русский фронт – в этом факте наиболее ярко воплотилась помощь русских союзникам посредством своей неудачной активности.

Источники

РГВИА. Ф. 2129. Оп. 1. Д. 31; Летопись войны. - 1915. - № 71, 72; Записка по поводу выполнения операций на Юго-Западном фронте в декабре 1915 г. и Северном и Западном в марте 1916 г. Секретно. - Типография Штаба Верховного главнокомандующего, 1916; Österreich-Ungarns Letzter Krieg 1914 -1918. Band. II. - Wien, 1931; Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вand 8. Sommer und Herbst 1915. - Berlin, 1932; Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. - М.: Высший военный редакционный совет, 1923; Гофман М. Война упущенных возможностей. - М. - Л.: Государственное издательство, 1925.

Литература

Боевое расписание частей австро-германской армии, действующих на фронте армии (составлено по сведениям к 1-му января 1916 года). Издание разведывательного отделения Штаба Армии. Б. г., б. м.; Боевое расписание Австро-венгерской армии. Составили поручик Школенко, коллежский секретарь Будилович. Изд. 3, сост. по данным Разведывательного отделения Штаба Юго-Западного фронта к 15 февраля 1916 года. Б. г., б. м.; Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. - Пг.: Биб-ка «Вечернего времени», 1916; Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 5. Период с октября 1915 по сентябрь 1916 г. Позиционная война и прорыв австрийцев Юго-Западным фронтом / сост. В. Н. Клембовский. - М., 1920; Макшеев Ф. А. К вопросу о значении артиллерии в современной войне // Военное обозрение. - 1921. - № 1; Ростунов И. И. Русский фронт Первой мировой войны. - М.: Наука, 1976; Керсновский А. А. История Русской Армии. Тт. 3-4. - М.: Голос, 1994.

Статьи из этой серии

«Кровавый снег 1915 года». 7-я армия в операции на Стрыпе

Идеальная ночная атака у Бобулинце. Подвиг и трагедия 3-й Туркестанской стрелковой бригады

Автор:

1567

Поделиться:

Вернуться назад