4-я армия в Варшавско-Ивангородской операции. Ч. 2. «Именинница» стратегической победы

1914

4-я армия в Варшавско-Ивангородской операции. Ч. 2. «Именинница» стратегической победы

11 июля 2020 г.

Операция вступала в кульминационную фазу (4-я армия в Варшавско-Ивангородской операции. Ч. 1. Битва за плацдарм).

Первоначально А. Е. Эверт хотел подтянуть Гренадерский корпус к Ивангороду – используя его для расширения плацдарма севернее Ивангорода. Но директивы главнокомандующего несколько связали свободу его решений.

Ведь готовилось наступление сразу двух фронтов.

Первоначально, после отвода армии на правый берег Вислы, главком приказал А. Е. Эверту: «обеспечивая участок Вислы от устья р. Вильги до устья р. Илжанка, действовать активно, дабы удержать находящиеся перед ним силы и не дать им возможности усиливать северную группу войск».

30 сентября Н. И. Иванов просил А. Е. Эверта продолжать расширять плацдарм на левом берегу. В тот же день директивой № 2118 на 4-ю армию возлагалось «занятие р. Вислы между Вильгой и Вепржем и нанесение удара противнику, действующему в районе Ивангород, Козенице, развивая ныне же настойчиво действия по расширению плацдарма на левом берегу впереди Ивангорода, Козенице для развертывания всех сил армии и нанесения удара». Давались указания о мерах обеспечения скрытности намеченной перегруппировки. Последняя сводилась к сдвигу 4-й и 9-й армий к северу - для более сосредоточенного нанесения удара германцам с фронта устья р. Пилица - Ивангород в юго-западном и почти в южном направлении.

5 октября, в связи с переходом в наступление 2-й и 5-й армий, 4-й армии было приказано «на всем фронте, особенно в районе Козенице - Ивангород, усиленно привлечь на себя внимание демонстративными действиями, не прибегая однако к частным рискованным атакам до сбора необходимых сил и до получения общей директивы армиям фронта».

Было установлено, что 9-я армия может сменить 16-й корпус к 4 октября. 16-й корпус мог прибыть в назначенный ему район у Житина к 7 октября. Гренадерский корпус был направлен в район Ласкаржев, Мацеевице, куда мог прибыть 3-го октября.

3-го октября А. Е. Эверт, возвращаясь к своему плану ввода новых сил для расширения Козеницкого плацдарма, запрашивал главкома: нет ли препятствий к продвижению на север 16-го корпуса и к вводу гренадер в Ивангород. При этом высказывалось веское соображение - надо спешить с развертыванием армии на левом берегу.

Но в это время у Н. И. Иванова созрел новый план организации форсирования Вислы - группой корпусов 4-й армии между устьями р.р. Пилица и Радомка. Ввод еще одного корпуса через Ивангород в сражение, развившееся на левом берегу под Козенице, не состоялся.

Положение 17-го и 3-го Кавказского корпусов, вследствие этого, затруднилось, и 5-го октября А. Е. Эверт счел нужным подвести к Ивангороду бригаду 47-й пехотной дивизии 16-го корпуса (в резерв).

Такие решения вызвали следующую резолюцию главкома на донесении А. Е. Эверта: «начинается растрепывание и XVI корпуса по бригадам. К настоящему началу операции перехода в наступление всей 4-й армии, пожалуй, останутся свежими лишь три бригады. Это пессимистично, но к сожалению верно. Иванов».

6 октября у А. Е. Эверта возникла интересная, но противоположная предыдущей идея о выводе с левого берега одного из двух сражающихся там корпусов - для использования на свободном фланге. Эта мысль не встретила возражений у главнокомандующего (он взращивал ее и во фронтовом масштабе). Но осуществить это было не так легко: оба корпуса находились в тесном соприкосновении с противником, и вывести их из боя было затруднительно.

Как только было принято решение о переброске корпусов 4-й армии к северу, началась рекогносцировка переправ. С 3 октября на командира Гренадерского корпуса было возложено руководство постройкой четырех мостов на Висле. Условие - не привлекать внимания противника.

В результате разведки участок Сверже-Гурне - Остров был признан негодным, так как представлял открытый плацдарм, левый берег командовал над правым и был занят противником, а течение очень быстрое. А. Е. Эверт телеграфировал комкору, что не навязывает ему Рычивола.

5-го октября штаб армии дал указание штабу Гренадерского корпуса организовать переправу одновременно в нескольких пунктах (для обеспечения успеха форсирования) - в районе Тарнова и Кобыльница. Для облегчения переправы гренадер, на 81-ю и 75-ю пехотные дивизии было возложено производство ложных переправ (демонстраций).

16..jpg

Форсирование реки. Великая война в образах и картинах. Вып. 3.

Предложено было активно использовать на переправах прожектора - для демонстрации и ослепления противника.

Мост было решено строить севернее Пржевоз. Заготовки у Тарнова велись под наблюдением начальника 81-й пехотной дивизии, державшей оборону по Висле.

Канаты и якоря еще ехали из Бреста, в то время как доски, гвозди, железо, веревки, проволоку и пр. материал нашли в Соболеве.

4 октября А. Е. Эверт сообщал вышестоящему командованию, что вода поднялась, течение очень быстрое и двух понтонных батальонов мало. Бревна для плотов были заготовлены в расчете на один мост, пока не хватало якорей и канатов. Все же командарм высказывался, вопреки заключению рекогносцировки штаба Гренадерского корпуса, что наиболее удобное место для переправы - против Рычивола. А 6 октября он уточнял место переправы - в том же районе у Антонювка.

6 октября штаб армии направил в помощь строителям переправ 6 взводов сапер 16-го корпуса и 5 транспортов. В район Гарволина были направлены 3-й саперный батальон и прожектора 3-го Кавказского и 16-го армейских корпусов.

Работы у Подленж и у Кобылыница велись под артиллерийским огнем противника – и были прекращены. Было решено построить 6 малых и большой мосты на плотах. Еще 5 октября А. Е. Эверт сообщал в штаб фронта, что строительство переправы на плотах требует большого количества времени (6 - 7 дней). От Рычивола, как наиболее удобного района для переправы, командарм отказывался и склонялся в сторону Тарнова.

1 октября германская пехота занимала устье р. Пилицы, Воля Гробовска и Дзецинов, район Рычивола, Вильчковице и Михаловка, а 2 октября продвинулась к северу от Рычивол.

По германским источникам, в дни сражения под Ивангородом, когда группа М. Гальвица двинулась на север, Гвардейский резервный корпус с приданной австро-венгерской 3-й кавалерийской дивизией и бригадой 20-го армейского корпуса оставался между Пилицей и Радомкой, встретив удар русской 4-й армии. Корпус Р. Войрша сражался западнее 20-го армейского корпуса; 11-й армейский корпус перебрасывался за левый фланг германской 9-й армии; а против Ивангорода и южнее вступила в бой австрийская 1-я армия.

6 октября главком передал командармам свое предварительное распоряжение, намечавшее новый план действий: ввиду затруднений на уже испытанных направлениях, организовать переправу или у Тарнова либо устья р. Пилицы или (при медленном развитии наступления 5-й армии) у Гура Кальвария - для этого направить в район Гарволина три корпуса: Гренадерский, 16-й и Гвардейский с понтонными средствами 4-й армии, усилив их понтонными батальонами 9-й армии. Перечисленные войска - подчинить А. Е. Эверту. Высказывалось пожелание, чтобы головные корпуса начали переправу в ночь на 10 октября. Остальные войска и крепость Ивангород должны были перейти в подчинение командующему 9-й армией генералу от инфантерии П. А. Лечицкому. Так как принятие этого плана было сопряжено с временным занятием района Северо-Западного фронта, эти соображения были представлены Верховному главнокомандующему.

Последний в основном одобрил план, за исключением направления к северу Гвардейского корпуса (он был оставлен в составе 9-й армии под Ивангородом).

Окончательная директива по армиям Юго-Западного фронта от 6 октября № 2299 устанавливала, что правофланговым армиям (4-й и 9-й) следовало наступать на фронт Высмержице, Радом, Сенно, Завихост, сообразуя движение с армиями Северо-Западного фронта. Т. о., 4-я армия не была свободна в своем маневрировании. Главком требовал от 4-й армии «особенно энергично развивать удар своим правым флангом». Указывалось, что ко времени утверждения левого фланга соседней справа 5-й армии у Варка (на р. Пилица), 4-я армия должна выйти на фронт Грабов, Гловачев, Зволень. В соответствии с этим 4-й армии приказывалось: утром 7 октября направить в район Гарволина Гренадерский и 16-й корпуса с понтонными средствами армии. После переправы эти соединения должны были нанести удар во фланг и тыл частям противника, ведущим бой в районе Козенице. 9-я армия нацеливалась левее 4-й - на фронт Радом - Зволень.

7 октября командарм-5 П. А. Плеве, озабоченный судьбой своего бывшего подчиненного 17-го корпуса, сражавшегося под Козенице, подает А. Е. Эверту мысль о переправе 16-го корпуса у Павловице. Это помогало выиграть время. То же самое вытекало и из разговора А Е. Эверта с командованием крепости Ивангород, обеспокоенного длительным пребыванием опасного врага под крепостью.

Сх.2.jpg

Схема 2. Бой у Козенице 29 сентября – 6 октября. Корольков Г. К. Указ. соч.

8 октября командарм-4 приказал 17-му и 3-му Кавказскому корпусам перейти в решительное наступление в районе Козенице, Гренадерскому корпусу готовиться к переправе через Вислу и навести понтонный мост в ночь на 10 октября, а переправу у Тарнова начать 9 октября.

16-й корпус должен был начать переправу у Павловице. Забайкальской казачьей бригаде было приказано переправляться у Тарнова на поплавках.

Комендант Ивангородской крепости также выделил для наступления сильный отряд (сводную дивизию).

9 октября началось наступление. На 10 октября командарм отдал приказ 16-му корпусу выйти правее (севернее) 17-го (последний нацеливался на Радом), 3-й Кавказский корпус должен был выйти в район п. Скарышев - на Радомское шоссе, Гренадерский корпус - наступать уступом за 16-м корпусом в полосе между р. Пилицей и линией Нова Воля - Ксаверов.

Основные силы 16-го и 17-го армейских корпусов, Уральская казачья дивизия и тяжелая артиллерия переправились у Павловице. Одновременно на пароходах переправились 10 батальонов 41-й пехотной дивизии, а на пароме - 2-я отдельная телеграфная рота 17-го корпуса, полковые кухни и Оренбургский казачий полк.

17..jpg

Понтонный мост через Вислу. Нива. 1914. № 50.

В ночь на 10 октября, наведя мост у Скурче (севернее Тарнова), должен был начать переправу Гренадерский корпус. Три понтонных батальона (7-й, 8-й и 9-й) должны были вначале переправить авангард, после чего навести мост. Подготовка была тщательной. Так, в корпусном приказе расписывалась вместительность понтонов (по 30 человек на каждый), содержались указания о соблюдении тишины, запрещалась стрельба с понтонов.

Авангард переправился на понтонах, а навести мост долго не удавалось. Для того чтобы уложиться в указанные сроки, трех неполных понтонных батальонов (у которых к тому же была неоднородная материальная часть) было недостаточно. Мост навели под утро 10 октября.

Т. к. Забайкальская казачья бригада не сумела переправиться на поплавках Полянского у Тарнова, ее пришлось пропустить через мост первой. За ней перешли реку два оренбургских казачьих полка.

Переправа совершалась без выстрела и была закончена к утру 11 октября.

Забайкальская казачья бригада за Грабовым встретила упорное сопротивление австро-венгерской конницы при поддержке артиллерии. Сопротивление было сломлено.

16-й корпус, достигнув Козенице, вступил в бой с противником – и вовремя, т. к. 17-й корпус вражеской контратакой был вытеснен из Козеницких лесов. Под вечер 10 октября на правый фланг 41-й пехотной дивизии наступало более полка пехоты противника при поддержке артиллерии. Дивизия была атакована германцами в центре и превосходящими силами австрийцев на левом фланге – и отошла на линию Нов. и Стар. Хинов (6 км от реки).

Введение 16-го корпуса для поддержки 17-го, откатившегося к Козенице, было своевременным решением командарма.

В свою очередь Гренадерскому корпусу 11 октября было приказано свернуть южнее - на Гловачев. К ночи на 11 октября гренадеры заняли лишь небольшой плацдарм в 5 - 6 км от реки. Только авангард (7-й гренадерский полк) и конница выдвинулись до соприкосновения с противником.

Командующий армией выразил справедливое недовольство недостаточной энергией продвижения корпуса от реки 10 – 11 октября.

К 12 октября после упорного боя гренадеры продвинулись километров на 15, но контратакой противника были отброшены на 10 километров. В 14 часов 35 минут комкор приказал отходить.

Эта ситуация привела к просьбе А. Е. Эверта командарму правофланговой 5-й армии (теперь Северо-Западного фронта) П. А. Плеве о направлении в район южнее р. Пилицы (для содействия Гренадерскому корпусу) не менее дивизии.

Помощь гренадерам была оказана частями 5-го армейского корпуса. Четыре дня продолжались упорные тяжелые бои в лесной полосе левобережья Вислы.

14 октября командующий 4-й армией издал директиву № 2547: «геройскими усилиями 4-й и 9-й армий упорное сопротивление противника западнее Козенице, Ивангорода и Ново-Александрии сломлено. Противник отступает на линию Едлинск, Радом, Илжа, Островец. Целью ближайших действий 4-й и 9-й армий главнокомандующим ставится овладение Радомом и очищение от неприятеля Радомского района при ближайшем содействии 5-й армии Северо-Западного фронта...».

На 15 октября предписывалось продолжать преследование противника и, настойчиво тесня его авангардами, главными силами достигнуть: Гренадерскому корпусу линии Карлубек Старый, Едлинск, а остальными корпусами - речки Пацынка.

13 октября П. Гинденбург отдал приказ об отходе германской 9-й армии в Силезию. В ночь на 14 октября П. Гинденбург и командарм австрийской 1-й армии В. Данкль начали отступление.

Германские источники признают, что толчок к отходу был дан прорывом германо-австрийского центра на фронте Грабов - Гловачев 12 - 14 октября корпусами 4-й армии А. Е. Эверта. Не стоит забывать и об усилиях «гирьки», перевесившей весы боевого равновесия - 7-й пехотной дивизии 5-го армейского корпуса 5-й армии, энергично вступившей в бой у Грабова.

Какие можно сделать выводы по итогам действий 4-й армии на Висле в ходе Варшавско-Ивангородской операции?

Успех форсирования водной преграды обычно зиждется либо на тактической внезапности или на огневой мощи со стороны переправляющегося. Технически форсирование реки требовало больших подготовительных инженерных работ.

Штаб армии должен был принять ряд мер по подготовке подобной операции. Среди них: всестороннее изучение реки и прилегающего района; сосредоточивание и распределение необходимых для форсирования технических сил и средств; выработка плана операции с соответствующими мерами ее обеспечения; соответствующая перегруппировка войск с принятием мер скрытности осуществления смен и передвижений.

Германская и французская боевая практика указывала на то, что переправа целой армии через большую речную преграду не должна организовываться на слишком узком фронте - для того, чтобы ее можно было одновременно совершать большими силами, вместе с тем отвлекая внимание противника. При переправе одновременно в нескольких пунктах присутствовала и большая вероятность успеха – по крайней мере в каком-либо из них. Но у растягивания армейского фронта при совершении операции форсирования также есть свой предел – он лежит в плоскости возможностей взаимодействия соседних оперативных групп и в нормах развертывания войсковых соединений при организации прорыва. Французы определяли на армию в подобных случаях норму около 20 км; а германцы в 1918 г. на Марне показали пример 18-километрового фронта.

Что же касается глубины оперативного маневра, связанного с овладением противоположным берегом преодолеваемой водной преграды, то в 1914 - 1916 гг. на этот счет существовали такие взгляды. Первый рубеж намечался в 3-4 км от реки (лишение противника возможности вести артиллерийское наблюдение и пулеметный огонь, сохранение возможности обеспечения флангов переправившихся артиллерийским огнем со своего берега и возможность наведения мостов). Продвижение на следующий рубеж зависело от быстроты наведения мостов для переправы следующих эшелонов - по глубине это 10 - 30 км от реки (именно на 30-километровом расстоянии от форсированной Вислы и стали закрепляться соединения 4-й армии). Главное - обеспечить мосты от артиллерийского обстрела.

Форсирование Вислы 4-й армией в 1914 г. происходило в достаточно благоприятных условиях: противник не занимал всего противоположного берега (за исключением некоторых участков), в руках русских находились предмостные укрепления крепости Ивангород (до операции) и неглубокий плацдарм на левом берегу у Козенице, удерживаемый частями 17-го и 3-го Кавказского корпусов (в процессе операции). Вместе с тем, противник, имевший примерно равные силы, находился вблизи реки или на ее левом берегу - и мог в любую минуту помешать переправам.

Форсирование р. Вислы 4-й армией происходило: в первый раз на 60-километровом фронте в четырех пунктах (Козенице, Ивангород, Ново-Александрия и Казимерж), второй раз на 35-километровом фронте в двух районах - Тарновском и Павловицком. Не случайно, что в первом случае разрозненные действия корпусов 4-й армии терпят неудачу, а во втором - хоть операция развивается и не без трудностей, но, в конечном счете, успешно.

Операция 4-й армии включала в себя следующие этапы:

1) развертывание на своем берегу реки;

2) первый переход через реку навстречу приближающемуся противнику, разрозненное и неудачное встречное столкновение разбросанных на широком фронте корпусов с возвращением большинства из них в исходное положение;

3) борьба за Козеницкий плацдарм на левом берегу и перегруппировка на правом берегу Вислы;

4) второй переход через реку и бои на левом берегу вплоть до отхода противника.

На 1-м этапе операции крепость Ивангород в качестве базы для предстоящего развертывания в должной мере использована не была. Что держаться на левом берегу можно – доказано 12-дневными (27 сентября – 9 октября) боевыми действиями частей 3-го Кавказского и 17-го корпусов у Козенице.

У армии было достаточно времени для укрепления ее авангардов на левом берегу Вислы. Достаточно противоречивые указания по этому поводу исходили от командования фронтом, а командарм являлся лишь исполнителем. Штаб 3-го Кавказского армейского корпуса в своих докладах доказывал необходимость развертывания 4-й армии на левом, а не на правом берегу Вислы. Доклад о значении занятия гренадерами линии Богушевка, Хеленов заканчивался следующим образом: «только при таком условии переход в наступление 4-й армии будет обеспечен».

2-й этап - первый переход в наступление был произведен вовремя, но войска 4-й армии не были должным образом расставлены. Очень значимым обстоятельством было закрепление на левом берегу авангарда 3-го Кавказского корпуса, поддержанного авангардом 17-го корпуса (хоть в этот момент – и из другой армии). Так был выбран и закреплен один из районов предстоящей переправы 4-й армии через Вислу. Предстояло выбрать еще район переправы для ударной группы армии, т. к. район Павловице, Козенице, и переправившиеся здесь войска оказались скованны противником. Армейское командование сделало грамотный выбор - на крайнем правом (северном) фланге оперативного объединения.

Предстояло организовать переправу и провести всю необходимую подготовку.

Успех форсирования лучше всего обеспечивается созданием плацдарма на берегу противника. Такой плацдарм имелся - крепость Ивангород, но использован он был недостаточно - лишь в одну сторону (к северу).

Другое условие успеха переправы - ее техническая обеспеченность и подготовленность. В этом отношении русские вооруженные силы в 1914 г. располагали понтонными батальонами из расчета один мост на армию. В остальном почти все зависело от энергичного содействия 4-й армии коменданта Ивангородской крепости. Накладывали существенный отпечаток местные ресурсы и возможности. В каждом выбранном для переправы пункте были собраны различные средства, в целом оказавшиеся достаточными, но неоднократно переправа и снабжение левобережных войск висели на волоске.

На 3-м этапе другой плацдарм был создан у Козенице-Ивангорода - вначале по инициативе командования 3-го Кавказского корпуса, а затем настоянием армейского и фронтового командований. Общий недостаток огневых средств заставил насытить левобережный плацдарм излишним количеством живой силы (два корпуса и часть Ивангородского гарнизона). Вследствие этого была ослаблена ударная группа.

Правильно задуманная А. Е. Эвертом перегруппировка в сторону правого фланга после ряда колебаний была изменена не в лучшую сторону – что довело ударную группу с 50% до 25% сил армии. Это, в свою очередь, привело к затяжным и тяжелым боям на левом берегу.

В данных условиях возникал вопрос - что было бы правильнее: всю 4-ю армию развернуть на плацдарме Козенице - Ивангород или оставить в нем один корпус, а тремя остальными ударить между устьями р.р. Пилица и Радомка.

Плацдарм Козенице - Ивангород достигал по фронту более 20 км. Этого было достаточно для развертывания 4-корпусной армии. К тому же два корпуса уже находились на левом берегу, и вопрос стоял о переброске лишь двух остальных. Павловицкой переправы и трех ивангородских мостов для этого хватало. Но решающим фактором было время. Раз так сложилось, что корпуса 4-й армии занимали в исходном положении втрое более широкий фронт, следовало учесть время, необходимое на перегруппировку (т. е. на смену и передвижение) в сторону удачной переправы. Ближайший (Гренадерский) корпус мог сосредоточиться под Ивангородом только к 2 октября, а 16-й корпус - лишь к 6 октября. Само собой разумеется - не следовало вводить их в дело по частям. А за эти 10 дней немцы успели создать такое сопротивление на левом берегу, что удар на этом фронте уже не был целесообразным. Предпочтительным был фланговый удар – а для того, чтобы сделать его достаточно сильным, требовалось если не три, то два корпуса сосредоточить к северу.

18..jpg

На Висле. Отражение ночной атаки германской пехоты. Летопись войны 1914 – 15 гг. № 22.

4-й этап – повторный переход через Вислу Гренадерского и 16-го корпусов характеризовался лишь техническими трудностями. Противник в этот период отошел от самого берега реки и своим огнем не препятствовал переправе (как ранее).

Верные идеи командарма А. Е. Эверта не всегда настойчиво проводились в жизнь, в том числе и под влиянием фронтового командования. Хватало и собственных ошибок – так, во время первой переправы командарм непосредственно ей не руководил, а при неудаче Гренадерского корпуса выход им был найден лишь в маневре отхода за реку. Вместе с тем, как мы отмечали выше, А. Е. Эвертом был принят ряд грамотных решений, способствовавших успеху операции. На ее специфику наложили отпечаток и особые условия – такие как обширные лесные пространства на левом берегу и коммуникации (хрупкие сами по себе), находящиеся под воздействием противника.

За оперативные и тактические просчеты войска расплачиваются излишними потерями. Общие потери 4-й армии составили около 500 офицеров и до 50000 солдат (Гренадерский корпус - 104 офицера и 13412 солдат, 16-й корпус - 65 офицеров и 7079 солдат, 17-й корпус - 197 офицеров и 16202 солдата, 3-й Кавказский корпус - около 100 офицеров и 12000 солдат, гарнизон Ивангородской крепости - 19 офицеров и 1193 солдата) – или до трети боевого состава оперативного объединения.

19..jpg

Братская могила в Козеницком лесу. Панихида по героям, павшим 1 – 2 октября 1914 г. Летопись войны 1914 года. № 13.

Наступательная операция русской 4-й армии на средней Висле в ходе Варшавско-Ивангородской операции 1914 г. закончилась успехом и преследованием отходящего противника. Армия стала главной «именинницей» этой важнейшей стратегической победы русского оружия – что признает и противник.

Статьи из этой серии

4-я армия в Варшавско-Ивангородской операции. Ч. 1. Битва за плацдарм

Автор:

1919

Поделиться:

Вернуться назад