Об операциях Кавказской армии в 1914 - 1916. Ч. 2. Провал турецкого «блицкрига» и Сарыкамышская победа

Кавказский фронт

Об операциях Кавказской армии в 1914 - 1916. Ч. 2. Провал турецкого «блицкрига» и Сарыкамышская победа

26 января 2022 г.

Вступление Турции в Первую мировую войну привело к образованию еще одного театра военных действий - Кавказского.

1..jpg

Бой под Кепри-Кеем (Азиатская Турция). Рис. проф. Н. Самокиша

Центральной операцией на данном театре военных действий в кампании 1914 г. является Сарыкамышское сражение 9 декабря 1914 г. – 4 января 1915 г. (между Кавказской армией (формально командующий – генерал от кавалерии граф И. И. Воронцов-Дашков; 120 тыс. человек, 304 орудия) и турецкой 3-й армией (формально командующий – генерал-лейтенант Гассан-Иззет паша; 150 тыс. человек, 300 орудий). См.: Масловский Е. В. Мировая война на Кавказском фронте 1914—1917 г.г. Стратегический очерк. Париж, 1933; Сарыкамышская операция 12 - 24 декабря 1914 г. (некоторые документы) / под ред. А. Андреева. Париж, 1934; Корсун Н. Г. Сарыкамышская операция. М., 1937; он же. Первая мировая война на Кавказском фронте. Оперативно-стратегический очерк. М., 1946.).

ofoto91.jpg

К началу Сарыкамышской операции у русских вместе с прибывшим на усиление Кавказской армии 2-м Туркестанским армейским корпусом и новыми формированиями имелось 153 батальона (дружин ополчения), 175 сотен и 350 орудий. Из них в составе действующей армии находилось 114 батальонов и дружин, 127 сотен и 304 орудия.

Силы Кавказской армии (костяк – части 1-го Кавказского армейского и 2-го Туркестанского армейского корпусов) были сведены в 3 отряда, но армия была ослаблена отправкой на Западный (австро-германский) фронт 2-го и 3-го Кавказских армейских корпусов (до 2/3 сил оперативного объединения).

Противостоявшая русским турецкая 3-я армия, усиленная прибывшим из Анатолии 10-м армейским корпусом, насчитывала до 160 батальонов, около 128 эскадронов, поддержанных курдскими сотнями (до 8-10 тысяч человек). Всего - до 190 тыс. человек (непосредственно в операции участвовало 150 тыс. бойцов), до 300 орудий.

Стратегическая цель турецких войск в данной операции – уничтожить русскую Кавказскую армию - должна была решаться путем операции на окружение. Операцию в стиле «Канн» одобрило германское командование, во главе штаба турецкой 3-й армии стоял германский офицер, руководство ею осуществлял Энвер-паша (военный министр Турции, заместитель главнокомандующего Оттоманской армии (главнокомандующим числился султан) – фактически руководитель вооруженных сил империи.) лично, командиры корпусов - воспитанники германской школы - курировались немецкими инструкторами.

Но Сарыкамыш оказался «могилой» полководческого искусства Энвера-паши - его талантливый оперативный план потерпел крах.

Выждав, когда главные силы Кавказской армии сосредоточились у Гасан-Кала, в двух переходах от Эрзерума, Энвер-паша, оставив заслон на Деве-Бойнской позиции, бросает свои главные силы по кратчайшему направлению на главную базу Кавказской армии – Сарыкамыш.

Карта.jpg

Русские в это время не ожидали наступления турок, считая, что тропа через сел. Верхний Сарыкамыш в декабре непроходима.

Но уже через несколько дней после начала турецкого наступления, корпус, наступавший фронтально, и корпус, обходивший слева у Сарыкамыша, были остановлены русскими войсками. Лишь 9-й корпус, выполнявший наиболее глубокий обходной маневр, занял Ардаган, стремясь выйти на тылы Кавказской армии.

Это положение трех турецких корпусов, носившее, на первый взгляд, угрожающий характер, и послужило причиной разгрома 3-й армии. Во-первых, действия в горах, особенно в столь дикой местности, какой была приграничная территория Кавказа, требовали особенной стойкости и выносливости войск. Во-вторых, наложила отпечаток специфика горной войны: в горах, как правило, имелись лишь дороги, ведущие в определенном направлении (в данном случае, от Эрзерума на территорию Кавказа), но поперечные дороги (рокады, связывающие эти продольные пути) в горах встречались редко. В итоге, вместо согласования действий по фронту, турки получили 3 изолированные операции своих корпусов, втянувшихся каждый на свой маршрут по трем параллельным дорогам, при отсутствии какой-либо связи между ними. Каждая колонна оказалась предоставлена самой себе и не могла рассчитывать на поддержку соседей. Выход из данной ситуации тактика видела в системе тщательной организации связи, синхронизации действий колонн и максимально полной организации последних (в состав должны входить и пехота, и артиллерия, и конница, и саперы, достаточное количество обозов, санитарные повозки, достаточное количество продовольствия, и максимальное количество боеприпасов – чтобы придать колонне максимальную автономность и боеспособность). Пренебрегая существенными постулатами военного искусства, армия противника обрекла себя на разгром по частям.

В результате, необыкновенные по силе морозы и вьюга, а также стойкость русских войск останавливают турецкую армию, уже достигшую высот Сарыкамыша, - и два лучших турецких корпуса стали добычей горсти русских войск, а сам «турецкий Наполеон» еле спасается от плена.

Сарыкамышская операция доказала, что в горах нет непроходимых мест, а лучшим средством борьбы с тактическим окружением в условиях горного театра военных действий является стойкая оборона ключевой позиции.

Уникальность этой операции в том, что исходя из соотношения сил (около 120 тыс. русских против 150 тыс. турок при равенстве в артиллерии) операция носила для русских оборонительный характер, но вылилась в большую стратегическую, оперативную и тактическую победу.

ввок5.jpg

Как отмечал исследователь операции и участник войны Н. Г. Корсун: «Сарыкамышская операция представляет пример довольно редкого образца борьбы против окружения - борьбы, которая началась в обстановке обороны русских и закончилась в условиях встречного столкновения, с разжатием кольца окружения изнутри и преследованием остатков обходного крыла турок» (Корсун Н. Г. Сарыкамышская операция. М., 1937. С. 147.).

Под руководством блестящего полководца генерал-лейтенанта Н. Н. Юденича русским войскам удалось не только избежать оперативного окружения, но и разгромить турецкую 3-ю армию (9-й (17-я, 28-я и 29-я пехотные дивизии, 9-я кавалерийская бригада), 10-й (30-я, 31-я и 32-я пехотные дивизии, 10-я кавалерийская бригада) и 11-й (33-я, 34-я, 18-я пехотные дивизии, 11-я кавалерийская бригада) корпуса), стремившуюся к окружению главных сил русской Кавказской армии, сосредоточенных у Сарыкамыша, переломив казавшуюся вначале безнадежной ситуацию.

120.jpg

Генерал-лейтенант (с 24.01.1915 г. - генерал от инфантерии) Н.Н. Юденич

Проводимая в исключительно сложных условиях, операция привела к тяжелому поражению турецкой армии, 10-й и 9-й корпуса противника были почти уничтожены, и турки в общей сложности потеряли до 90 тыс. человек, в т. ч. до 12-ти тыс. пленными.

Так, 14-го декабря в верхнем Сарыкамыше были пленены 20 офицеров и 1,5 тыс. нижних чинов. 19-го декабря попал в плен 50-й пехотный полк во главе с командиром и 15-ю офицерами. Всего в этот день войсками Кавказской армии были пленены 40 офицеров и 5 тыс. нижних чинов. 20-го декабря – пленено 700 человек, чуть позже еще свыше 300 человек.

Сарыкамыш.jpg

Турецкие пленные в Сарыкамыше

28-го декабря были пленены 2 турецкие роты, на следующий день захвачен 92-й пехотный полк в составе 11 офицеров и 1,5 тыс. нижних чинов, а также уничтожены батальон 52-го пехотного полка (взяты в плен 1 офицер и 250 нижних чинов) и батальон 53-го пехотного полка.

А 2-го января под Караурганом был окончательно разгромлен турецкий 11-й армейский корпус и захвачено более 1 тыс. пленных (52-й и 54-й пехотные полки, остатки 98-го и 99-го пехотных полков). 4-го января, в последний день операции, у Еникея была разгромлена 32-я пехотная дивизия и вновь взято много пленных (только от конной атаки казаков-сибиряков - 300 человек).

Наиболее тяжело пострадал 9-й армейский корпус, потерявший только пленными: командира Исхан-пашу, всех начальников дивизий, более 300 офицеров и свыше 7000 нижних чинов.

Трофеи Сарыкамыша1.jpg

Трофеи Сарыкамыша2.jpg

Только в окрестностях собственно Сарыкамыша весной 1915 г. было похоронено 28 тыс. турок и 13 тыс. животных.

Характеризуя потери противника в этой операции, газета «Отклики Кавказа» писала: ««При взятии в плен под Сарыкамышем командира 9-го корпуса Исхан Паши при нем была найдена ведомость с перечислением полков и батальонов, уцелевших из состава 5 корпусов к концу Сарыкамышских боев и с указанием численного их состава. Эта ведомость устанавливает, что к концу Сарыкамышской операции 9-й корпус фактически перестал существовать, т. к. во всех трех дивизиях осталось 900 боеспособных нижних чинов» (Отклики Кавказа. - 24 января 1915.).

13.jpg

14.jpg

Командный состав турок, плененный под Сарыкамышем.

В плен были захвачены: командир корпуса генерал-майор Исхан-паша, начальник 17-й пехотной дивизии генерального штаба полковник Тахир-бей, начальник 28-й пехотной дивизии генерального штаба полковник Эдхем-бей (принявший командование дивизией у раненого полковника Амираза-бея), начальник 29-й пехотной дивизии генерального штаба полковник Ариф-бей. Попали в плен также начальники штабов трех дивизий и начальники штабов двух корпусов – 9-го (генерального штаба подполковник Сеид-бей Гусейн-паша) и 10-го (генерального штаба майор Люфти-бей). Были пленены и офицеры штаба 3-й армии майоры Нусух-бей, Измаил Хаки-бей, капитаны Ахмет-Хильми ефенди, Юссуис-бей.

12.jpg

Один из сарыкамышских пленников – герой Балканских войн Шукри-паша.

Исхан-паша характеризовался в русской прессе следующим образом: «Пленный турецкий генерал производит впечатление прежде всего высоко интеллигентного человека. … генерал прекрасно владеет французским языком. Носит генеральскую тужурку, сверх которого одета простая походная шинель, не имеющей на себе никаких признаков, отличительных генерала от любого солдата» (Листок войны. - 24 января 1915.). Также «Исхан Паша, на вид весьма скромный старик, все время находится в кругу своих ближайших соратников, подполковника Шериф бея и капитанов Мемет бея и Зыя бея. Пленники, видимо, чувствуют себя довольно спокойно, и вступают в разговор, выражая свое сожаление, что не могут свободно объясняться по-русски. Сам Исхан Паша совершенно не владеет русским языком. Шериф бей, беседуя с публикой, рассказал о своем пленении. Все им передаваемое сходится с сообщенным в агентских телеграммах» (Исхан-паша в Екатеринбурге // Город Казань. - 23 января 1915.).

Летом 1915 г., находясь в Чите, генерал бежал из плена, но на действительную военную службу вернуться ему не удалось.

летопись20,15.jpg

Окрестности Сарыкамыша. Молоканская деревня

В ходе Сарыкамышской операции турки потеряли еще одного генерала - 19-го декабря у селения Верхний Сарыкамыш. Селение упорно оборонялось турками три дня, а затем после артподготовки было взято штыковой атакой.

Е. В. Масловский так характеризовал потери турок в Сарыкамышской операции: «9-й турецкий корпус перестал существовать; также надо было целиком вновь формировать 30-ю дивизию 10-го корпуса и 34-ю дивизию 11-го корпуса. 3-я турецкая армия в этой операции потеряла 90 тысяч человек, свыше 60 орудий. В рядах армии к 10-му января 1915 г. состояло лишь 12400 человек. Это из 150 тысяч, начавших операцию. Фактически, 3-я турецкая армия была уничтожена» (Масловский Е. В. Указ. соч. С. 133.).

Таким образом, общие потери турок составили 60% от группировки (из них более 13% пленными).

Погибла одна из трех турецких армий в составе Действующей армии Оттоманской империи к началу войны – т. е. была выведена из строя треть ее вооруженных сил.

Преследование противника и бои в январе-феврале 1915 г. значительно увеличили численность турецких военнослужащих, находящихся в русском плену. Так, к 18 февраля 1915 г. было эвакуировано во внутренние губернии России свыше 18 тыс. турецких пленных, в т. ч. 4 паши, 337 офицеров, 17765 аскеров, гамидие и четников (Неприятельские потери на нашем южном и юго-западном фронтах // Нива. – 1915. - № 10. – С. 4.).

летопись35.jpg

Говоря о захваченной у противника артиллерии, необходимо отметить, что 19-го декабря были захвачены 6 горных орудий и 14 пулеметных вьюков, а 20-го декабря – 4 пулемета и 4 горных орудия.

21-го декабря 1-й Уманский полк Кубанского казачьего войска под дер. Караурган, атакуя в глубоком снегу, взял 8 орудий. Сибирская казачья бригада, проведя знаменитую атаку под г. Ардаганом, захватила 2 орудия.

28-го декабря под Караурганом были захвачены 2, а на следующий день – «много» орудий. 2-го января русские части обнаружили части от орудий, разобранных турками, а 4-го января – 2 пулемета на вьюках.

В период Сарыкамышской операции было захвачено и первое турецкое знамя – знамя 8-го пехотного полка турецкой армии. Речь идет о знаменитой конной атаке 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка под Ардаганом 21 декабря 1914 г.

В сумерках 21-го декабря на марше у города Ардаган под Сарыкамышем 8-й пехотный полк 3-й пехотной дивизии 1-го Константинопольского корпуса был атакован 1-м Сибирским казачьим полком Сибирской казачьей бригады. Не успевшие развернуться в каре для отражения конной атаки турецкие роты были смяты лавой сибирцев. В ходе ожесточенной ночной рубки и преследования полк противника был уничтожен. В плен попали 6 офицеров, врач и до 200 аскеров, на следующий день на месте боя русская пехота похоронила свыше 500 турецких трупов. Особенно жестокий бой был вокруг турецкого полкового знамени. Груды трупов на следующий день свидетельствовали, что турки дрались здесь геройски и почти все были уничтожены. Потери ермаковцев – 16 человек убитыми и 36 ранеными (Шулдяков В. Дело под Ардаганом // Военная быль. - 1995. - № 7 (136). - С. 17.).

По воспоминанию очевидца, с захваченным знаменем противника произошел интересный эпизод: «Когда турецкое знамя перешло в руки казаков, они стали кричать: «Знамя! Знамя!». Услышал эти крики и командир полка. У него перехватило дух: неужто потеряно полковое знамя?! Э. А. Раддац (командир 1-го Сибирского казачьего полка – А. О.) обратился к командиру 3-й сотни, при которой оно находилось, есаулу Г. Н. Путинцеву с вопросом: «Где знамя?» Но Путинцев на время потерял управление своей сотней и не смог сразу дать ответа. Тревога усилилась. Но вот прискакал адъютант и доложил, что знамя на месте. А затем казаки доставили и трофейное, с большим полумесяцем и вышитыми письменами... Такие секунды не забываются. Недавний испуг Раддаца сменился восторгом. Это захваченное турецкое знамя стало началом его блестящей карьеры в годы Первой мировой войны» (Там же.).

Имеется следующее описание этого знамени: «Малиновое, шитое золотом… С него имелась фотография…» (Война и наши трофеи: Выставка, устроенная с Высочайшего соизволения Императорским обществом ревнителей истории / Текст М. К. Соколовского и И. Н. Божерянова. Рисунки академика Л. Е. Дмитриева-Кавказского, портреты в красках академика М. В. Руднальцева. Пг.: Унион, [1915]. [2],73 с.: илл., 8 л.илл.; 37,5 x 28,5 см. С. 10.).

Илл. 1..jpg

Илл. 2..jpg

Фактически казаки разгромили гвардейскую часть – ранее 8-й полк входил в состав константинопольского гарнизона. Захватил знамя (по воспоминанию участника боя) казак 3-й сотни Семен Колков, уроженец Атаманской станицы Омского уезда (но в официальном документе значится Артемий Савельев - РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 388. Л. 10.). Проявивший инициативу командир 4-й сотни (сотни, бывшей на острие атаки) 1-го Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка Вячеслав Иванович Волков был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

О фактическом уничтожении 3-й армии в Сарыкамышской операции свидетельствовал и германский генерал кавалерии, маршал Турции, германский уполномоченный при турецком Верховном командовании (одновременно командующий турецкой 1-й армией) О. Лиман фон Сандерс: «… операция … закончилась уничтожением этой армии, которая из турецких оперативных coединений первой вступила в мировую войну» (Цит. по: Арутюнян А. О. Кавказский фронт 1914 - 1917. Ереван, 1971. С. 148.).

Русские потери в операции – более 20 тыс. убитых, раненых, больных и свыше 6 тыс. обмороженных; особенно пострадал командный состав, в основном убитыми.

Болховитинов.jpg

Генерал-квартирмейстер штаба Кавказской армии (с 31. 01. 1915 г. - и. д. начальника Штаба Кавказской армии) генерал-майор Л. М. Болховитинов

Победа вызвала резонанс среди первых лиц союзного командования Антанты.

Главнокомандующий французской армией Ж. Жоффр в телеграмме на имя русского главкома великого князя Николая Николаевича писал: «Прошу Ваше императорское высочество принять горячие поздравления по случаю крупных побед, одержанных Кавказской армией. Неизменным и непрерывным усилием на всех театрах военных действий союзные армии подготавливают решительные победы будущего» (Там же. С. 153.).

Главнокомандующий английской армией во Франции фельдмаршал Д. Френч также писал: «Счастлив получением радостного известия, которое Ваше императорское высочество изволили сообщить мне по телеграфу, - о двух блестящих победах 21 и 22 декабря, одержанных русской армией над превосходными силами турок. Прошу Вас принять мои искренние поздравления и передать oт имени всей британской армии Вашим победоносным войскам наше восхищение и полную уверенность в окончательном успехе наших армий» (Там же.).

Король Бельгии Альберт также отметил русскую победу: «С великой радостью узнал об успехе Вашей доблестной кавказской армии. Благоволите передать ей от имени моего и моей армии горячие поздравления с блестящей и решительной победой» (Там же. С. 154.).

лет131.jpg

Один из героев операции - комбриг генерал-майор (с 13.01.1915 г. - генерал-лейтенант) М. А. Пржевальский

Результатами сарыкамышской победы стали упрочение положения России на ТВД, приобретение русскими войсками чувства превосходства над турецкой армией, их выход на позиции для дальнейшего наступления.

Русский Кавказский фронт приковал к себе 11 турецких пехотных дивизий (еще 5 в это время находились на других фронтах) – т. е. 69% активных пехотных дивизий действующей армии Оттоманской империи.

Причем Кавказская армия при минимуме первоочередных войск (4 дивизии) оттянула на себя 11 кадровых турецких дивизий и сильно их обескровила, чем была оказана неоценимая помощь союзникам – прежде всего англичанам. Благодаря сарыкамышской победе произошло усиление турецких войск, действующих против Кавказской армии, что облегчило действия англичан в Месопотамии и в районе Суэцкого канала.

Для русских войск в Европе Кавказский фронт был «донором», выделяя новые формирования для борьбы с немцами и австрийцами. Так, 2 корпуса, которые были направлены на австро-германский фронт в начале войны, были дополнены еще 1,5 корпусами – обстановка позволяла это сделать.

Используя результат сарыкамышской победы, в марте-апреле 1915 г. по распоряжению Ставки осуществлялось сосредоточение сил и средств, необходимых для проведения планирующейся десантной операции в Проливах: 5-го Кавказского (сформированного из частей Кавказской армии, высвободившихся после Сарыкамышской операции) и 2-го армейских корпусов, начавших сосредоточение в черноморских портах. Общее руководство операцией возлагалось на командующего 7-й армией генерала от артиллерии В. Н. Никитина. Но неблагоприятная для русских войск оперативно-стратегическая обстановка весной - летом 1915 года предопределила использование этих войск для других целей.

Крах турецкого «блицкрига» привел к перелому и захвату стратегической инициативы на Кавказском ТВД русской армией уже с начала 1915 г. И эту инициативу Россия удерживала в течение всей войны. Турецкие войска на Кавказском ТВД на полгода потеряли способность к активным действиям.

Статьи из этой серии

Об операциях Кавказской армии в 1914 – 1916 гг. Ч. 1. Русско-турецкие отношения к началу XX века

Автор:

1007

Поделиться:

Вернуться назад