Кадр "Новой" армии. Кратко об Алексеевской организации

Гражданская война

Кадр "Новой" армии. Кратко об Алексеевской организации

1 сентября 2021 г.

Алексеевская организация – военное добровольческое формирование, созданное в качестве кадра новой армии (в обстановке финальной стадии разложения старой Русской армии) бывшим Главнокомандующим русской армией генералом от инфантерии М. В. Алексеевым и его соратниками 02. 11. 1917 г. в г. Новочеркасск. Послужила основой для формирования Добровольческой армии. Цель – воспрепятствование развалу страны, противодействие большевизму и восстановление восточного антигерманского фронта.

Создатель организации М. В. Алексеев.jpg

Создатель организации М. В. Алексеев

В дни Февральского переворота 1917 г. начальник Штаба Ставки М. В. Алексеев был одним из военачальников, «убедивших» своего Государя и Главкома Николая II отречься от престола.

В период своего Главнокомандования (11. 03. – 22. 05. 1917 г.) он крайне отрицательно относился к участию армии в политической жизни. Вначале надеялся, что Временное правительство сможет укрепить дисциплину в армии и восстановить порядок в стране, но уже 11-го марта в телеграмме главкомам фронтов указал, что оно не имеет реальной силы, и «рассчитывать на помощь правительства в борьбе с пропагандой невозможно». И предложил главкомам встать «на путь компромиссов», в частности, «если где-либо сформировались солдатские комитеты, помимо воли начальства, нужно ввести в их состав офицеров... дабы взять ход событий в свои руки, руководить ими, а не сталкиваться бесконечно с явлениями, получившими жизнь явочным порядком». В результате - на фронте появилась широкая сеть солдатско-офицерских организаций, созданных, чтобы осуществить «усиление боевой мощи армии и флота, дабы довести войну до победного конца и тем способствовать укреплению народившейся свободы».

Стал генерал и одним из инициаторов создания «Союза офицеров армии и флота», сыгравшего определяющую роль в подготовке корниловского выступления.

21-го мая в телеграмме военному министру А. Ф. Керенскому он потребовал восстановить деятельность военных судов в войсках, безусловно приводить их приговоры в исполнение, а также расформировывать полки, которые отказываются выполнять боевые распоряжения командиров.

Утратив высокую должность и зафиксировав, что точка невозврата русской армией летом 1917 г. пройдена и последнюю ожидает окончательное разложение и гибель, М. В. Алексеев решается на сформирование «новой» армии, основанной на добровольческом принципе.

Прибыв в Петроград 07. 10. 1917 г., он начал собирать контрреволюционно настроенных офицеров, объединяя их в группы. Генерал стал готовить создание организации, в которой были бы объединены офицеры, служившие в запасных частях, военных училищах и просто оказавшиеся в Петрограде - чтобы в нужный момент организовать из них боевые отряды. На случай победы большевиков существовала договоренность с Донским атаманом A. M. Калединым - о перебазировании на Дон.

30-го октября, в обстановке победы Большевистского переворота, М. В. Алексеев отдал приказ о переброске своих людей на Дон, и обратился с воззванием ко всем офицерам и юнкерам - начать борьбу с захватчиками власти. С адъютантом ротмистром Шапроном дю Ларрэ генерал отбыл в Новочеркасск, и прибыл туда 02. 11. 1917 г. - приступив к созданию Алексеевской организации. Последняя формировалась из офицеров (как из состава петроградских групп, так и новых добровольцев), юнкеров, студентов, кадетов, гимназистов старших классов, контрреволюционно настроенных унтер-офицеров и солдат и др.

Дон и Кубань, по мысли организатора, должны были стать центрами возобновления войны с Германией и собирания русских земель.

А. И. Деникин вспоминал: «В сопровождении своего адъютанта ротмистра Шапрона он 2 ноября прибыл в Новочеркасск и в тот же день приступил к организации вооруженной силы, которой суждено было играть столь значительную роль в истории русской смуты. Алексеев предполагал воспользоваться юго-восточным районом, в частности Доном, как богатой и обеспеченной собственными вооруженными силами базой, для того чтобы собрать там оставшиеся стойкими элементы - офицеров, юнкеров, ударников, быть может старых солдат - и организовать из них армию, необходимую для водворения порядка в России. Он знал, что казаки не желали идти вперед для выполнения этой широкой государственной задачи. Но надеялся, "что собственное свое достояние и территорию казаки защищать будут"».

Процесс формирования выглядел следующим образом: «Алексеев горячо взялся за дело: в Петроград, в одно благотворительное общество послана была условная телеграмма об отправке в Новочеркасск офицеров; на Барочной улице помещение одного из лазаретов отвели под офицерское общежитие, ставшее колыбелью добровольчества; вскоре получено было первое доброхотное пожертвование на «Алексеевскую организацию» - 400 рублей - все, что в ноябре уделило русское общество своим защитникам. ... Было трогательно видеть и многим, быть может, казалось несколько смешным, как бывший Верховный главнокомандующий, правивший миллионными армиями и распоряжавшийся миллиардным военным бюджетом, теперь бегал, хлопотал и волновался, пытаясь достать десяток кроватей, несколько пудов сахару и хоть какую-нибудь ничтожную сумму денег, чтобы приютить, обогреть и накормить бездомных, гонимых людей.

А они стекались - офицеры, юнкера, кадеты и очень немного старых солдат - сначала по одному, потом целыми группами. Уходили из советских тюрем, из развалившихся войсковых частей, от большевистской «свободы» и самостийной нетерпимости. Одним удавалось прорываться легко и благополучно через большевистские заградительные кордоны, другие попадали в тюрьмы, заложниками в красноармейские части, иногда... в могилу. Шли все они просто на Дон, не имея никакого представления о том, что их ожидает; шли ощупью, во тьме, через сплошное большевистское море - туда, где ярким маяком служили вековые традиции казачьей вольницы и имена вождей, которых народная молва упорно связывала с Доном. Приходили измученные, оборванные, голодные, но не павшие духом. Прибыли небольшие кадры Георгиевского полка из Киева, а в конце декабря и Славянский ударный полк, восстановивший здесь свое прежнее имя «Корниловский»».

В Новочеркасск начали стекаться со всей России добровольцы, главным образом офицеры. Первая группа, прибывшая с М. В. Алексеевым 02. 11. 1917 г., была поселена в лазарете № 2 в доме № 39 по Барочной улице (представлявшем собой замаскированное общежитие). Этот дом стал колыбелью Добровольческой армии.

4-го ноября была образована Сводно-офицерская рота.

В середине ноября (когда уже имелось 180 добровольцев) была введена официальная запись в Алексеевскую организацию. Все прибывшие регистрировались в бюро записи, подписывая особые записки, свидетельствующие об их добровольном желании служить, и действительные в течение 4-х месяцев. Денежного оклада первое время не существовало - все содержание вначале ограничивалось лишь пайком. Затем стали выплачивать небольшие денежные суммы. Добровольцев сначала направляли в штаб (Барочная, 56), где распределяли по частям.

Во 2-й половине ноября Алексеевская организация состояла из: Сводно-офицерской роты (до 200 человек), Юнкерского батальона (свыше 150 человек), сводной Михайловско-Константиновской батареи (до 250 юнкеров) и Георгиевской роты (до 60 человек). В это время офицеры составляли треть организации, до 50% - юнкера и кадеты, и учащаяся молодежь - 10%.

Положение организации на Дону первое время было весьма неопределенным - Донскому атаману генералу A. M. Каледину приходилось считаться с настроениями части казачества, примиренчески относившейся к большевизму. Отношение к организации на Дону было достаточно сложным: в широких кругах донского общества съезд «контрреволюционного офицерства» вызвал опасение и недовольство, которое разжигала агитация и большевистская печать. Рабочие, особенно в Ростове и Таганроге, волновались. Казачество опасалось, что пришельцы навлекут на регион гнев новой российской власти. Фронтовая казачья молодежь, развращенная на фронте, больше всего боялась опостылевшей войны - и враждебно смотрела на тех, кто мог вовлечь ее в «новую бойню». Даже отношение Донского атамана было хоть и благожелательным, но с весьма существенными оговорками.

Ситуация изменилась после поднятого большевиками восстания в Ростове (и захватом ими города), освободить который донская власть смогла только с помощью добровольческих формирований.

Уже в конце ноября новосформированные подразделения Алексеевской организации приняли участие в первых боевых операциях на территории Донской области.

Первый бой произошел 26-го ноября у Балабановой рощи.

27 - 29 ноября сводный отряд полковника князя И. К. Хованского штурмовал Ростов.

2 декабря город был очищен от большевиков.

После возвращения в Новочеркасск было произведено переформирование. К этому времени численность организации значительно возросла (до 2 тысяч человек).

Организация не только приняла участие в боевых событиях в Ростове и Таганроге, но и несла полицейскую службу

С прибытием 6-го декабря в Новочеркасск Л. Г. Корнилова и его сподвижников, освобожденных из тюрьмы в Быхове, Алексеевская организация окончательно превратилась в армию. 24-го декабря был объявлен секретный приказ о вступлении в командование ее силами генерала Л. Г. Корнилова.

С 27 декабря 1917 г. (9 января 1918 г.) организация стала именоваться Добровольческой армией. В воззвании (опубликованном в газете 27 декабря) впервые была обнародована ее политическая программа. В тот же день армия перебазировалась в Ростов. Ее Верховным руководителем стал М. В. Алексеев.

Источники и литература

Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. Т. 1. М., 1983.; Политические деятели России. 1917. М., 1993.; Зарождение Добровольческой армии. М., 2001.; Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 – апрель 1918. Мн., 2002.; Клавинг В. Гражданская война в России: Белые армии. М., 2003.; Белое Движение. Исторические портреты. М., 2006.

Автор:

601

Поделиться:

Вернуться назад