Русская армия

Астраханские казачьи полки на фронтах Великой войны. Ч. 4. Будни позиционной борьбы

10 августа 2020 г.

Кампания 1915 г. завершилась (Астраханские казачьи полки на фронтах Великой войны. Ч. 3. В огне 15-го года).

В соответствии с приказом главнокомандующего армиями Западного фронта 20 февраля 1916 г. [Там же. Л. 4 – 4 об.] 1-й Астраханский казачий полк выделялся из состава 5-го Сибирского армейского корпуса и входил в состав 2-й Туркестанской казачьей бригады (с 30-го марта – дивизии). 26 февраля, произведя смотр полку, командир бригады распорядился о формировании в астраханском полку 4-пулеметной команды и партизанского отряда в составе офицера и 36 казаков. Импровизированные партизанские отряды для действий в тылу противника («как в 1812-м») были сформированы во многих кавалерийских частях русской армии на рубеже 1915/16 г.г.

1-го марта полк перешел в распоряжение командира Гренадерского корпуса. В преддверии предстоящего весеннего наступления астраханцы осуществляли функции летучей почты и несли обычную службу.

В конце мая 1-й Астраханский казачий полк закончил переформирование в 6-сотенный полк и 7-10 июня прибыл на стоянку в дер. Кожево, где выдержал смотр начальника 2-й Туркестанской казачьей дивизии.

С 25 июня астраханцы заняли позиции - боевой участок Бояры-Цирина, сменив 3-й стрелковый польский батальон. С полком взаимодействовали на позициях команды сапер и бомбометчиков. При осуществлении разведки отличились хорунжие Чередников и Найденов.

20..jpg

Астраханский казак на фронте. 1915 г.

30-го июня полк пришел в д. Долматовщину, где встал в резерве. На позиции находилась только пулеметная команда астраханцев – в д. Бояры вместе со 2-м Уральским казачьим полком.

Но уже 2-го июля пришел приказ идти на передовую – станичники заняли окопы от д. Бояры до Цирина. 1-я, 3-я, 4-я, и 5-я сотни оказались в окопах, а 2-я - в полковом резерве. Местность накладывала отпечаток на ведение позиционной войны – сильный непрекращающийся дождь привел к тому что казаки оказались по пояс в воде, и были выведены из окопов. Приказ от штаба 2-й Туркестанской казачьей дивизии предписывал укоротить боевой участок.

В этот период крупных столкновений с противником не было, за исключением перестрелок и поисков разведчиков. Так, в 17 часов 3-го июля противник открыл тревожащий артиллерийский огонь по 5-й и 6-й сотням полка: 15 снарядов было выпущено по 5-й сотне, и 9 - по 6-й. 5-го июля с 16 часов было выпущено 22 снаряда по штабу полка. 6-го июля имел место обстрел 3-й и 4-й сотен. Астраханцы зафиксировали такое интересное обстоятельство: многие немецкие снаряды не разрывались (например, из 9 - 4). В это же время 1-я и 3-я сотни имели ружейный контакт своего охранения с немецкими разведчиками.

И в период окопной войны казаки-астраханцы вели активную разведку, только теперь не в форме разъездов, а в виде поисковых групп. Так, в 23 часа 4-го июля была выслана команда разведчиков хорунжего Чередникова (28 человек). В 22 часа 30 мин. 6-го июля разведывательная группа все того же Чередникова численностью в 27 человек вновь ушла в разведку. В последнем случае имел место бой с засадой.

10-го июля в 23 часа 10 мин. полком был занят боевой участок от Рукавчицы до Цирино: 1-я, 2-я, 5-я, 6-я сотни заняли окопы, 3-я и 4-я расположились в резерве. Вновь – нахождение под обстрелом противника (например, 13-го июля немецкий артобстрел – с 14 часов 10 мин. было выпущено 40 снарядов) и действия разведчиков. Так, 11-го июля действовала разведгруппа в 12 человек прапорщика Титанович-Савицкого, 12-го июля прапорщиков Тихова и Титанович-Савицкого, 13-го июля прапорщика Кривощапова. 14-го июля был ранен прапорщик Яненков.

В этот период астраханцы несли окопную службу, работали с ходами сообщений.

12 июля полк получил нового командира - им стал полковник Востряков. 15 июля астраханский полк был сменен на позициях 244-м пехотным Красноставским полком.

Конец июля и август 1916 г. прошли для астраханцев 1-го полка в разведывательной деятельности и сторожевой службе. 29-го июля было проведено полковое учение, а 30-го парад в честь наследника Цесаревича. Период 31. 07. - 16. 08. – это время интенсивных учений и занятий полка. Следовало оживить полузабытые за время позиционной войны кавалерийские навыки и умения.

Занятия не прошли даром – 16-го августа, в присутствии начальника 2-й Туркестанской казачьей дивизии Г. Чоглокова, лучшей была признана 3-я сотня полка. 19-го августа в присутствии начальника дивизии были проведены парад и джигитовка. Причем проводились комбинированные учения - например, астраханцев, сотни 2-го Уральского казачьего полка, 5-го Оренбургского казачьего полка и взвода 18-й самокатной роты.

29-го сентября полк получил пополнение – прибыли хорунжий Горбунов и 68 нижних чинов.

Осень 1916 г. прошла в строевых занятиях и спортивных состязаниях. Это один из наиболее спокойных для астраханцев периодов нахождения на фронте.

В кампании 1916 г. 1-й Астраханский казачий полк действовал в составе кавалерийского соединения - 2-й Туркестанской казачьей бригады (дивизии). Но это мало повлияло на боевую службу полка – он продолжал использоваться в качестве войсковой конницы (Гренадерского корпуса).

В этот период сотни несли службу летучей почты, занимались разведкой, охраной коммуникаций. Июль полк провел в окопах позиционной войны, выполняя функции пехоты.

Новый, 1917-й, год застал 1-й Астраханский казачий полк на позициях у Выгоновского озера. Командованию полка были подчинены 18-я самокатная рота, 12-я рота Воронежского пехотного полка [РГВИА. Ф. 5264. Оп. 1. Д. 36. Л. 3] и две сотни Полтавского полка Кубанского казачьего войска.

Шли будни позиционной войны - стычки на аванпостах, перестрелки, поиски разведчиков. 9-го января противник провел газовую атаку.

Показательно, что разведывательные группы на этом этапе войны носили комбинированный характер – например, в разведывательном поиске 28-го января участвовали бойцы 33-го пехотного Елецкого полка, Отряд Особого назначения 10-го армейского корпуса и казаки 1-го Астраханского казачьего полка. В поиске 8-го февраля (в районе Огинский канал - Щара) участвовали казаки-астраханцы, партизаны 10-го армейского корпуса и 3-й армии. В последнем случае рядовой 121-го пехотного полка конный разведчик Иван Тузовников и казак 4-й сотни астраханского полка Александр Селивантьев захватили 3 пленных - рядовых 4-й роты 1-го батальона германского 438-го резервного пехотного полка. В разведке 18-го февраля участвовали сотник Найденов, хорунжий Буров, 20 казаков, подпоручик с 40 бойцами Отряда Особого назначения 3-й армии и конные разведчики 121-го пехотного полка (поручик и 20 солдат).

Обращает на себя внимание и величина таких разведывательных партий - они насчитывали по 120 - 170 человек. Основной целью данных поисков был захват языков и порча коммуникаций противника. В одном таком деле был ранен, но остался в строю, казак Гусаров.

Действовали и чисто астраханские разведгруппы. Непревзойденным специалистом в деле разведки был сотник Найденов. Так, 5-го февраля он вел разведку Огинского канала, а 13-го февраля осуществлял разведку на р. Щаре. Некоторые из таких вылазок приводили к боестолкновениям. Например, 24-го февраля [Там же. Л. 31] разведчики с целью уничтожения наблюдательного пункта противника вели атаку на высоту 74,4. Русским сопутствовал успех - 80 немцев были выбиты с высоты.

21..jpg

Семен Иванович Воронов.

Среди заметных организационных мероприятий необходимо отметить приказ 3-го февраля о переформировании полка в 4-сотенный из 6-сотенного. Ситуация вернулась к положению, имевшему место в начале войны. Излишки личного состава подлежали отправке в стрелковый полк 2-й Туркестанской казачьей дивизии.

1-го марта хорунжий Буров и прапорщик Н. Белоусов с 25 казаками осуществляли разведку восточной стороны Огинского канала. Немцы заметили астраханцев - выпустили ракеты и открыли сильный залповый ружейный огонь. Урядник Бостриков был ранен. Противник бежал на западную сторону канала.

Это было последнее дело 1-го полка до революции.

О том, насколько противник был заинтересован в ослаблении боевой упругости русских войск свидетельствует тот факт, что 4-го марта немцы вывесили у Огинского канала плакат с информацией о свершившемся перевороте и отречении Императора. Более того, в плакате говорилось – «последуйте примеру петроградских товарищей».

5-го марта в полку были получены Манифесты об отречении Николая II и об отказе от престола Михаила Александровича. 8-го марта было введено новое титулование и обращение к казакам на Вы, разрешено курить на улице, собираться на митинги и т. п. Наконец, 12 – 13 марта полк был приведен к присяге Временному правительству, которое (как декларировалось) должно было функционировать до созыва Всероссийского Учредительного собрания.

Политический сектор жизни полка все более расширялся – 17-го марта были проведены выборы офицера и казака, которые должны были поехать в Петроград на казачий съезд, и 3-х офицеров и 15-ти казаков в полковой комитет. На казачий съезд 19-го марта был выбран старший урядник Иван Бирюков. 6-го апреля для участия во фронтовом съезде в Минске были выбраны подъесаул Аристов и казак Изюмский. В апреле прошли выборы и в дивизионный комитет.

Из наиболее значимых дел астраханцев в этот период необходимо отметить атаки на германский пост впереди линии обороны полка. 14-го марта хорунжий Кривощапов с 10 казаками при содействии сотника Найденова с 12 казаками осуществил удачную вылазку. Под немецким огнем казаки Ремизов и Вереин перерезали проволочное заграждение противника и с 2 сторон забросали немцев ручными гранатами. У астраханцев потерь не было, а немцы унесли 3 раненых. 18-го марта состоялась повторная атака на пост команды сотника Найденова. В результате боя казаки Разстрыгин и Гоглазин были ранены разрывными пулями. На этот раз пост был разрушен.

Интерес представляют и действия Отряда Особого назначения сотника Найденова в апреле (во взаимодействии с 18-й самокатной ротой) - астраханцы взорвали наблюдательную вышку немцев.

Весной продолжали активно действовать казачьи разведывательные группы. Так, в разведке 15-го апреля участвовало 9 казаков - разведчики дошли до р. Щары. Разведка осуществлялась 17-го, 19-го, 20-го (были ранены приказный 6-й сотни Иван Кузнецов и казаки Александр Кайдалов и Роман Иванов), 21-го (командир - подхорунжий Белоусов), 24-го (прапорщик Мартемьянов с 13 казаками), 27-го (хорунжий Кривощапов с 12 казаками) апреля. В одной из стычек был ранен казак Борис Второв.

Противодействовали астраханцы и действиям германских разведчиков. Так, на участке 5-й сотни была отражена высадка немецкой разведгруппы, подошедшей на 4 лодках. Была отбита немецкая группа 7-го и 8-го апреля (в последнем случае германцы уже резали проволочное заграждение).

Были обнаружены довольно крупные разведывательные группы противника 22-го (до 40 человек), 25-го (35 человек), 28-го (30 человек), 29-го (более 40 человек) апреля. Расслабляться даже в период позиционного затишья не приходилось. Противник вел беспокоящий огонь, зачастую - разрывными пулями.

16-го апреля временно командующим полком становится войсковой старшина Свешников.

25-го апреля на позиции казаков-астраханцев вышли 4 русских военнопленных, бежавших из плена: рядовые 124-го пехотного Воронежского полка Иван Березин, 81-го пехотного Апшеронского полка Григорий Михеев, 207-го пехотного Новобаязетского полка Иван Кузьмин и 121-го пехотного Пензенского полка Парамон Казанцев.

Летняя кампания 1917 г. была беспокойной для 1-го Астраханского казачьего полка.

2-3 мая отражались вылазки германских разведчиков, а 5-го мая казаки были сменены, перейдя 22-го июня в непосредственное подчинение командира 2-го Кавказского армейского корпуса.

Внутренняя жизнь части также не стояла на месте – 20-го мая в полк приезжал член фронтового комитета прапорщик Кудрявцев. 24 - 25 мая казаки культурно отдыхали – полк посетил дивизионный синематограф. 7-го июня состоялись проводы казаков 1897-1898 гг. рождения, а 29-го июня полковник Аратовский стал командиром 1-го Астраханского казачьего полка.

Тот факт, что летом 17-го русское командование могло опереться лишь на ударные и кавалерийские части, привел к появлению еще одной сферы деятельности казаков на фронте – разоружению бунтующих и не подчиняющихся командирам пехотных частей. Так, приказом от 24-го июня № Б-31 астраханцам было приказано разоружить 703-й Сурамский полк.

В это время полк оказался востребован в качестве надежной части для наведения порядка в прифронтовом тылу. 8-го июля он получил приказ идти в распоряжение 1-го Сибирского армейского корпуса [РГВИА. Ф. 5264. Оп. 1. Д.37. Л. 1об.]. Астраханцы вошли вместе с 23-й донской казачьей батареей и 5-ю учебными командами 1-го Сибирского армейского корпуса (280 штыков) в Отряд Особого назначения полковника Аратовского.

Т. к. в тылах корпуса обреталась масса дезертиров, а некоторые части отказывались идти в наступление, главной задачей, стоящей перед отрядом, являлась борьба с дезертирством и приведение к послушанию ненадежных частей. Для облав на дезертиров из состава астраханского полка была специально выделена и расположена в тылу корпуса 3-я сотня. 10 – 11-го июля казаками и солдатами учебных команд были задержаны до 2 тыс. дезертиров [Там же. Л. 4], преимущественно из состава 1-й и 2-й сибирских стрелковых дивизий. Задержанные отправлялись в штаб. Полусотня 6-й сотни способствовала возвращению 6-го сибирского стрелкового полка на самовольно оставленные последним позиции.

12-го июля 5-я и 6-я сотни под командованием командира полка заняли позиции у фольварка Касимово - в лесу находился 62-й пехотный полк, отказавшийся идти на передовую. Поддерживать действия астраханцев должны были две батареи. К счастью, до столкновения дело не дошло – пехотный полк сдался.

Следующий инцидент произошел в связи с убийством комиссара Временного правительства Романенко (убит в расположении 5-го сибирского стрелкового полка). 5-я сотня 1-го Астраханского полка с 2 пулеметами отправилась в расположение 5-го сибирского стрелкового полка – но до столкновений дело также не дошло.

За 12 и 13 июля астраханцами было задержано и отправлено в штаб еще более 300 дезертиров.

20-го июля полку было приказано прибыть в распоряжение начальника 2-й Туркестанской казачьей дивизии. 3-я и 6-я сотни полка под командованием есаула Догадина вновь были отправлены для демонстрации против разболтанных пехотных полков.

С 10-го августа полк поступил в распоряжение командования 15-го армейского корпуса.

С 11 по 18 августа полком были высланы 20 разъездов по 10 человек с приданием каждому по 4 конных разведчика и по члену полкового комитета – астраханцы продолжали решать задачи по обеспечению корпусного и армейского тыла. Деятельность имела успех – в указанные числа августа в районе армейского тыла было поймано лишь 90 дезертиров.

В кампании 1917 г. 1-й Астраханский казачий полк, несмотря на то что находился в составе 2-й Туркестанской казачьей дивизии, продолжал использоваться в качестве корпусной конницы. Обращает на себя внимание частота смены обслуживаемых полком соединений – в течение лета он придавался 2-му Кавказскому армейскому, 1-му Сибирскому армейскому и 15-му армейскому корпусам.

Да и местность Белоруссии не благоприятствовала эффективному применению конных масс. Астраханцы эффективно осуществляли разведывательные и поисковые действия, показав себя специалистами в сфере малой войны. Действовали в составе диверсионных и партизанских групп. Особой сферой деятельности казаков в 1917 г. стала деятельность по разоружению бунтующих и не подчиняющихся командирам пехотных частей.

С августа 1914 г. по февраль 1917 г. 1-й Астраханский казачий полк потерял убитыми, ранеными, контуженными и пропавшими без вести около 120 офицеров и казаков.

Продолжение следует

Статьи из этой серии

Астраханские казачьи полки на фронтах Великой войны. Ч. 3. В огне 15-го года

Астраханские казачьи полки на фронтах Великой войны. Ч. 2. Под Лодзью и на Бзуре

Астраханские казачьи полки на фронтах Великой войны. Ч. 1. Дело у Нешавы

Автор:

816

Поделиться:

Вернуться назад