Штурмовые и ударные части русской армии Первой мировой. Ч. 1. Ответ на вызовы позиционной войны

Русская армия

Штурмовые и ударные части русской армии Первой мировой. Ч. 1. Ответ на вызовы позиционной войны

22 августа 2020 г.

Специфика позиционных боевых действий, начавшихся на Русском фронте в конце осени 1915 г., выявила несколько проблем, стоящих перед русской армией (они были характерны и для армий других воюющих держав). Во-первых, резко упал уровень подготовки и качества основной массы войск – военнослужащие мирного времени в основном выбиты, их сменили запасные и ратники ополчения. Как и в других армиях, было проблематичным поддерживать качество значительно разросшейся армии на уровне войск мирного времени - и это предопределяло возникновение элитных частей, находящихся под особой опекой командования. Во-вторых, начало позиционной войны с присущей ей специфической методикой ведения боевых действий потребовало создания специальных частей прорыва – подготовленных к боевым действиям в таких условиях. Именно в 1915 г. предшественники штурмовых частей образуются в германской, итальянской, французской, чуть позже – в австро-венгерской и турецкой армиях.

Интересно отметить, что первичная инициатива при формировании штурмовых подразделений русской армии, как и у немцев, шла снизу – от командного состава Действующей армии. Структурировались штурмовые подразделения вначале в форме специальных (штурмовых) команд (взводов) в пехотных (стрелковых) ротах.

«Отец» русских штурмовиков. Вооружение и состав штурмового взвода.

Родоначальник штурмовых взводов русской императорской армии - один из ее лучших генералов командующий 5-й армией генерал от кавалерии П. А. Плеве. Приказ командарма от 04. 10. 1915. за № 231 предписывал сформировать в каждой роте специальные команды «бомбометателей», а в состав этих команд отобрать энергичных и смелых людей. Специальное вооружение «бомбометателя» - 10 гранат, топор, лопата и ножницы для разрезания проволоки [Корнаков П., Юшко В. Второе рождение гренадер // Цейхгауз. № 4 (1/1995). С. 20.]. Были установлены правила обучения бойцов новых подразделений, к которым в качестве инструкторов прикомандировывались саперы.

В конце того же года опыт 5-й армии был применен ко всей Действующей армии - и штурмовые (или гренадерские) взводы появляются в пехотных ротах. Боевой состав взвода - офицер, 4 унтер-офицера, 48 рядовых [Приказ по 9-й армии № 646 от 13. 12. 1915 г. Сергеев П. Штурмовые команды русской армии (1914-1918) // Армии и битвы. № 2 (1/2003). С. 44.].

Состав взвода мог варьироваться: «Из зачисленных в гренадеры формируются взводы гренадер по одному при каждой роте. Состав взвода: 1 офицер и 53 нижних чина, в том числе взводный и два отделенных унтер-офицера» [Ручная граната. Материальная часть и тактика. Конспект лекций юнкерам Тифлисского военного училища. Тифлис, 1917. С. 4.].

1.jpg

Группа гренадеров на фронте. Пилотки как головной убор в русской армии обязаны своим появлением авиаторам, юнкерам, бойцам броневых и самокатных частей и гренадерам.

Комплекс вооружения бойца штурмового взвода (гренадера): карабин, кинжал – бебут, 7-8 гранат (носились в особых брезентовых мешках - крест-накрест через плечи) и ножницы для разрезания проволоки (в отличие от пехотинца каждый гренадер носил такие ножницы на поясе). После прохождения особых испытаний гренадеры получали нарукавную нашивку. В приоритетном порядке штурмовикам выдавались стальные шлемы Адриана. Штурмовой взвод получал стальные щиты (как минимум один на 2 гренадер) и 2 бомбомета.

Таким образом, первые подразделения русских штурмовиков, также как и в австро-венгерской армии, были представлены мелкими подразделениями, вкрапленными в структуру родных частей. Цель создания штурмовых взводов - преодоление позиционной обороны противника и ведение ближнего боя в условиях траншейной войны. Минусами штурмовых взводов были их слабый состав и отсутствие в подразделении серьезного тяжелого вооружения.

От штурмовых взводов – к штурмовым (ударным) батальонам.

Реалии позиционной войны привели к попытке создания теперь уже штурмовых (ударных) батальонов, которые, как и в германской армии, должны были стать качественным инструментом в руках командования армейских соединений и объединений для реализации усложняющихся боевых задач.

Толчком послужила Митавская наступательная операция русской 12-й армии Северного фронта 23 - 29 декабря 1916 г., по итогам которой было признано целесообразным сформировать в русской армии особые части прорыва, незаменимые при прорыве укрепленных участков фронта: «Если германская армия, проникнутая духом наступления и … строго, точно дисциплинированная, где обаяние офицера очень высоко, энергично приступила все же к образованию особых ударных частей, штурмовых войск, то нам при свойственной нам мягкости, неопределенности, тем более следует создать шанс удачи посредством особо вымуштрованного организма, действующего привычно, автоматически. Вопрос этот чисто тактический и слишком важный, чтобы его откладывать» [Разбор организации прорыва неприятельской позиции в направлении на Митаву в декабре 1916 г. 1917. С. 40.].

Командующий Особой армией генерал от инфантерии П. С. Балуев 02. 02. 1917 г. обосновывал приказ о создании штурмовых частей во вверенной ему армии в частности и тем, что немцы, из-за понизившегося уровня своей пехоты создали особые части для активных действий в позиционной войне. Генерал считал целесообразным сформировать особые «ударные отряды» - чтоб дать командирам надежное боевое средство и создать кадр обученных инициативных бойцов-смельчаков, действия которых во время наступления пехоты придадут последней большую активность и уверенность [Солнцева С. А. Ударные формирования русской армии в 1917 году // Отечественная история. 2007. № 2. С. 48.].

Командарм подчеркивал, что такие ударные отряды предназначаются именно для активных действий в форме контратак и атак. Формирование ударных частей следовало завершить к 01. 03. 1917 г.

Соответственно была разработана инструкция, предусматривавшая создание ударных батальонов, изданная приложением к приказу Особой армии № 320/48 от 25. 03. 1917 г. и названная «Наставление для ударных частей».

Ударный батальон (традиционно его бойцы продолжали именоваться гренадерами) должен был появиться в каждой пехотной дивизии. Состав батальона: 4 ударные роты (каждая по 3 взвода), техническая (пулеметное, минометное, бомбометное, подрывное и телефонное отделения) и учебная команды. Личный состав первых трех отделений технической команды комплектовался за счет артиллерийской бригады, а последние два – инженерной роты дивизии. Дивизия обеспечивала и личный состав ударных рот (каждый ударный взвод формировался одним из батальонов дивизии).

В состав ударного батальона входили: 13 офицеров, 1049 строевых и 87 нестроевых солдат, 89 лошадей и 33 повозки.

Батальон подчинялся напрямую начальнику дивизии.

2.jpg

Изображение русского бойца-штурмовика из Наставления для ударных частей 1917 г.

Говоря о вооружении русских штурмовиков, необходимо отметить, что в каждом гренадерском отделении шесть бойцов были вооружены револьверами и два бойца - винтовками. Каждый боец также располагал кинжалом или тесаком (допускался и иностранный штык-нож), малой лопатой или топором, имел 8-10 ручных гранат, ножницы, противогаз, и стальную каску. Ударный батальон имел: 8 ручных пулеметов (систем Льюиса или Шоша), 8 станковых пулеметов, 8 бомбометов, 4 миномета, минимальный подрывной набор для создания 8 проходов в проволочных заграждениях (удлиненные заряды), 7 телефонных аппаратов (один запасной) при 6 станциях (и на 24 версты провода), 200 сигнальных ракет [Наставление для ударных частей. Типо-цинкография штаба Особой армии, 1917. С. 5.].

3.jpg

Русский 47-мм миномет сист. Лихонина обр. 1915 г.

Гранаты применялись различные: русские образца 1912 г., 1914 г., гранаты системы Новицкого, французские гранаты образца 1915 г., а также германские, японские и английские гранаты систем Миллса и Лемона [Наставление для боя ручными гранатами. Издание генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем. Пг., 1917. С. 8.].

4.jpg

Солдат с германской ручной гранатой на поясе.

5.jpg

Ручная граната Рдултовского обр. 1914 г.

6.jpg

Ручная граната Новицкого (инженерный вариант для разрушения проволочных заграждений).

Ножницы рекомендовалось иметь с изолированными ручками (для разрезания наэлектризованной колючей проволоки), топор, предназначенный для рубки кольев и рогаток, имел длинное топорище. В качестве предметов снаряжения бойцам полагалась амуниция для ношения гранат, топора, ножниц, а также шанцевый инструмент, по 4 дымовые шашки на человека (переносились в одном или двух мешках) и особые кожаные рукавицы, которые должны были предохранить руки от порезов колючей проволокой. Батальон должен был боепитаться за счет "материнской" дивизии. Орудия также должны придаваться из дивизии.

Штурмовая подготовка. Тактика русских штурмовиков.

В конце марта 1917 г. при штабе Особой армии была открыта школа для обучения инструкторов гренадерского дела во всех частях армии, а в мае состоялся 1-й выпуск этой школы и показательные учения в присутствии П. С. Балуева. В соответствии с «Положением о школе гренадер» [Корнаков П., Юшко В. Указ. соч. С. 21.] для прохождения обучения откомандировались: по офицеру от каждой пехотной бригады и каждого стрелкового полка кавалерийских дивизий, по одному солдату от каждого батальона пехоты и стрелкового эскадрона кавалерийского полка.

Программа подготовки включала в себя изучение различных видов гранат, пулеметов, бомбометов, минометов. Во время практических занятий особый упор делался на отработку метания гранат - лежа, стоя, с хода, с колена, из-за укрытий, из-за щита, из окопа, в окопы, по разным целям в различной обстановке. Особо отрабатывалась точность броска. Обучение ударных частей должно было производиться по особой программе с практической отработкой ряда тактических тем на специально обо­рудованной местности. Батальонные инструктора получали в качестве помощников не менее 12 унтер-офицеров, статус их регламентировался [Наставление для боя ручными гранатами. С. 4 - 6.].

Штурмовые части решали следующие задачи:

1) Во время прорыва вражеских укрепленных позиций: а) штурм наиболее важных и особенно укрепленных участков фронта; б) поддержка наступления пехоты на первую линию (передний край) обороны противника и бой в траншеях.

2) В обороне: а) бой с целью улучше­ния положения (захват отдельных пунктов); б) поиски для взятия пленных и уничтожения оборонительных сооружений; в) контратаки против прорвавшегося противника.

Впереди атакующих волн гренадеры устремлялись вперед и забрасывали противника гранатами. При необходимости при помощи гранат расширялись проходы в проволочных заграждениях [Ручная граната. Материальная часть и тактика. Конспект. Тифлис, 1917. С. 6.].

Ударные части должны были размещаться в ближнем тылу и выводиться на позиции только для выполнения боевой задачи. Занимать ударными частями те или иные участки фронта для их позиционной обороны строго запрещалось. Показательно, что бой бойцами-ударниками должен был вестись в траншеях, тогда как так называемый открытый бой на земной поверхности рассматривался как исключение.

Все бойцы ударного батальона (как синоним применялся также термин «штурмовой») проходили полноценный курс боя ручными гранатами и лишь после сдачи своеобразного экзамена получали звание «гренадер». Бойцы обучались ведению разведки, в них прививались индивидуальная инициатива, дисциплина, слаженность при действии в составе подразделения. Занятия проводились в любое время суток.

Курс подготовки гренадера состоял из трех блоков:

1) Подготовительного (словесность, гимнастика, полевые занятия, санитарная служба, изучение отечественного и вражеского оружия, умение владеть любыми видами оружия);

2) Траншейной войны (изучались система окопов и полевых укреплений противника, специфика штурмовых плацдармов, искусственные заграждения, бой гранатами, бой в узлах сопротивления противника, применение оружия ближнего боя и борьба с таковым, выведение из строя орудий, вопросы питания в бою боеприпасами);

3) Тактического (изучались формы применения ударных частей: при прорыве фронта, захвате укрепленных пунктов, захвате и удержании участка позиции противника, нападении для захвата «языков» или разрушения вражеских оборонительных сооружений, при контратаке, во время поддержки атакующей пехоты).

Как мы отмечали выше, программа подготовки штурмовиков уделяла гранатному бою особое внимание, и отношение к бою гранатами и к гранатному делу было особым – это «визитная карточка» штурмовых подразделений и частей.

В теории и на практике детально отрабатывались все аспекты этого вопроса – от создания складов ручных гранат до боевого применения последних. Металась граната на дальность 50 – 60 шагов (радиус действия по живым целям на открытой местности около 5 шагов, но возможно поражение и на дальности до 30 шагов от точки взрыва). Т. к. взрыв от бросаемой в окоп противника гранаты часто поднимал с земли и отбрасывал на значительное расстояние камни и пр. предметы, предписывалось при броске гранаты укрываться от действия взрыва в окопе или за складками местности [Кориц И. Г. Инструкция для метания ручных бомб и гранат. Ч. 2. Изд. 1. Пг., 1916. С. 9.]. Полковой запас гранат - до 5000 штук [Правила организации снабжения ручными гранатами. Наставление для ударных частей. С. 20.], батальонный склад рассчитывался на 400-600 гранат.

Регламентировались вопросы доставки гранат на передовую и организации гранатных погребов Из-за возможных артиллерийских обстрелов противника складирование гранат у передовой признавалось нецелесообразным, и переноска гранат в боевую линию осуществлялась в специальных мешках, ящиках и корзинах. Ответственным в данном вопросе был особый офицер (как правило, начальник команды траншейных орудий).

Боец ударного батальона постоянно должен был иметь при себе две гранаты, а пулеметчик – одну. По приблизительным расчетам количество гранат в полку (включая полковой запас) определялось в 15 тыс. штук. Доставка гранат на передовую должна была быть непрерывной и осуществлялась особыми подносчиками. Наставление для боя ручными гранатами устанавливало, что во время боя гренадер должен был иметь по гранате в каждой руке и еще 4 гранаты Новицкого (либо 8 гранат других систем) - при себе.

В этой и последующих статьях цикла использованы иллюстрации из изданий, указанных в тексте, а также Нивы и Летописи войны 1914 - 17 гг. и др. изданий.

Продолжение следует

Автор:

1499

Поделиться:

Вернуться назад