Мобильные войска в бою

Две атаки в один день - русская конница против германской пехоты. Ч. 1. Архангелогородские драгуны у дер. Грабово 18 июля 1915 г.

2 июня 2020 г.

19-й драгунский Архангелогородский полк – одна из доблестных частей русской императорской кавалерии.

Илл. 1.jpg

19-й драгунский полк во время зимних маневров, со штандартом, врученным в 1895 г. Русские шинели всегда были длинными, особенно в кавалерии. Горохов Ж. Русская императорская кавалерия. 2008.

Он имел старшинство с 12 сентября 1895 г., будучи сформирован из эскадронов, выделенных из 9-го, 10-го, 11-го, 13-го, 14-го и 16-го драгунских полков как 49-й драгунский Архангелогодский полк (Кавалерия (кроме гвардейских и казачьих частей). Изд. 3. Под ред. В. К. Шенк. Переработан Н. К. Модзалевский. По 1 июля 1914 г. Издание Императорской Главной квартиры. С. 88.). 6 декабря 1907 г. полк становится 19-м драгунским Архангелогородским.

Илл. 2.jpg

Форма полковника 19-го Архангелогородского полка обр. 1908 г. Там же.

Из знаков отличия, помимо обычного штандарта, полк имел 7 серебряных труб с надписью: «Поспешностью и храбростью взятие г. Берлина, сентября 28 дня 1760 г. Арх. драг. полка II. Д-ва» (Архангелогородского драгунского полка полковника Давыдова). Они были пожалованы Архангелогородскому карабинерному полку (в 1875 г. соединенному с Санкт-Петербургским карабинерным).

Илл. 3.jpg

Тот же мундир вид сзади. С лядункой и шнуром. Там же.

Великая война 1914 – 1917 гг. стала первой и последней в истории части – но в ней полк проявил себя самым блестящим образом. К началу войны полк входил в состав 1-й Отдельной кавалерийской бригады и был расквартирован в г. Митава.

Илл. 4.jpg

Каска драгунского полка, прежде не бывшего кирасирским. С черным гребнем. Там же.

В составе бригады полк начал войну в составе Северо-Западного фронта – в 1-й, а затем в составе 12-й армий. В апреле 1916 г. бригада вошла в состав Сводной кавалерийской дивизии (Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. – М., 2012. С. 153.).

Илл. 5.jpg

Погон ротмистра 19-го драгунского полка. Там же.

Командовали полком последовательно: кавалер ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом полковник Н. Н. Мазуров (с декабря 1912 по ноябрь 1914 гг.), кавалер орденов Святого Станислава 1-й степени и Святого Владимира 3-й степени с мечами и Георгиевского Оружия полковник Н. А. Степанов (в декабре 1914 – октябре 1915 гг.), кавалер орденов Святого Владимира 3-й степени и Святого Станислава 2-й степени с мечами и Георгиевского Оружия полковник Г. И. Гончаренко (октябрь 1915 – февраль 1917 гг.), кавалер орденов Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 3-й степени с мечами и Георгиевского Оружия полковник С. Н. Лазарев (март – июнь 1917 г.) и кавалер орденов Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Святой Анны 2-й степени с мечами и Святого Георгия 4-й степени полковник И. К. Савицкий (с июня 1917 г.).

Некоторые из командиров полка:

Илл. 6.jpg

Н. Н. Мазуров.

Илл. 7.jpg

Г. И. Гончаренко.

Илл. 8.jpg

С. Н. Лазарев.

Мы же, на основании уникального материала, извлеченного из фондов РГВИА (Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. ЛЛ. 191 – 278об.; он включает в себя памятку – описание конных атак 18. 07. 1915 г.; несколько приказов, сводки о потерях, списки награжденных и др. сведения; материал проиллюстрирован; публикуется впервые) хотим рассказать о блестящем, но малоизвестном событии в истории полка – целой серии из 2-х конных атак 18 июля 1915 г. у дер. Грабово на укрепленную немецкую позицию. В этом бою русская конница в очередной раз посрамила гордую своими успехами самоуверенную германскую пехоту.

Илл. 9.jpg

Илл. 10.jpg

Как развивались события?

Очевидец вспоминал: «Ночь. На небе редкие звезды выглядывают из-за редких туч. На фронте тихо, изредка только прогудит отдаленный выстрел орудия, застучит ненадолго пулемет и опять тишина, только ракеты постоянно взвиваются кверху и горят и тают трепетным, голубоватым светом. Hемцы хотя и чувствуют, что пред ними уходят pyccкие полки, но знают с кем имеют дело и тревожатся в ночной тишине. Они видят, как русские идут назад, но идут тихо, как идет, огрызаясь, раненый сильный зверь, чтобы зализать свои раны и снова кинуться на врага. Деревня в зелени, yбогиe дворы, на дворах темные силуэты коней. Кони под седлом. В деревнe ночуют драгуны. По дворам группами стоят лошади, между ними на пучках соломы лежат, как попало, драгуны. В стороне тут же офицеры, пук соломы, добытый ловким вестовым, - роскошь. Блестящие драгуны умели держать марку мирного времени, держат они и марку боевую…» (РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 63. Л. 191 – 191об.).

Илл. 11.jpg

Формы чинов полка. Шенк. Указ. соч. Масти коней - рыжие.

Много уже повидали архангелогородцы – успели потоптать и прусскую землю, доходя до ворот Кенигсберга, и вот теперь сражаются в Польше. 2 предшествующих недели полк дерется в пешем строю, не зная ни дня покоя. Лишь коноводы стерегут коней, скрытых в перелесках, да разъезды рыщут под носом противника. Драгуны ждут момента когда смогут проявить себя в конной атаке – и доказать что конница сильна именно этим.

Наступает седьмой час утра. Люди начинают просыпаться, умываются и хлопочут возле лошадей. На фронте разгорается бой – гудят орудия и взлетают кверху столбы черного дыма тяжелых снарядов, вспыхивают и тают в небе белые облачка шрапнелей, стучат винтовки и пулеметы. Драгуны садятся на коней - и полк строится. Командир в сопровождении ординарцев мчится по фронту эскадронов и здоровается с людьми. Драгуны верят в своего командира, и знают, что он не бросит их без смысла на убой, а спокойно и не суетясь пошлет эскадроны в дело в нужный момент – и будет во главе полка.

2 эскадрона (4-й и 6-й) под общим командованием подполковника Н. А. Корганова получили задачу провести разведку боем. Взводная колонна проходит через деревню и выходит в поле. Эскадроны рысью стройно движутся по дороге. У юго-западной окраины Януты стоят однобригадники драгун – 4 эскадрона иркутских гусар.

Дивизион остановился, и офицеры подскакивают к подполковнику Н. А. Корганову. Подполковник ставит боевую задачу: произвести боевую разведку на фронте Жабин-Тсиск и выяснить возможность атаки этой линии бригадой. Офицеры, в свою очередь, ставят задачи своим взводам и эскадронам.

И эскадроны плавно тронулись вперед – рысью линия взводов на дистанциях. Пройдя версты полторы, развернули лаву и двинулись звеньями, равняясь как на учении.

Слышны выстрелы.

Впереди виден лесок, на опушке которого немцы теснят роты 269-го и 235-го полков. Измученные долгими тяжелыми боями, русские пехотинцы тихо отходят назад.

Наступает решающий момент. Звенья рассыпались в сплошную лаву. Н. А. Корганов, быстрым взглядом окинув поле боя, отдал приказ – «Карьер».

Илл. 12.jpg

Там же. Л. 194.

Драгуны ринулись вперед – пики наперевес, блеснули шашки. «Ура» загремело по полю боя.

В это время серые цепи немцев на плечах рвались за отступающими группами русских пехотинцев. Последние шли, отстреливаясь из-за стогов сена. И в мановение ока картина изменилась: немцы шарахнулись назад, охваченные ужасом дерзкие победители устремились к своим окопам. Конницу они заметили слишком поздно – открыв по ней винтовочно-пулеметный огонь. Поле накрыли облачка немецкой шрапнели, а по Грабово и полю перед деревней ударила тяжелая артиллерия.

Впереди лавы мчатся Корганов и прапорщик Сафронов с группой ординарцев. Перед первой линией 6-го эскадрона – корнет Евдокимов и врач Дитлов. Драгуны перемахнули через первую линию окопов противника – давя, коля и рубя ошалелых немцев. Впереди – вторая линия, к которой стремится противник. Добивая его на скаку, драгуны уже перед этой линией – из которой несутся бестолковые винтовочные выстрелы и пулеметные очереди. Драгуны перемахнули и через эти окопы. Немцы стали поднимать руки вверх.

В это время чуть было не погиб комэск штабс-ротмистр барон Драхенфельс. Он налетел на немца, который выстрелил в упор – и пуля попала в грудь коню офицера. Последний грохается на землю, и комэск, на секунду теряя сознание, видит штык немца. Но один из драгун спасает командира, раскроив череп немецкому пехотинцу.

На участке 6-го эскадрона произошел следующий эпизод. Поднявшие было руки вверх немцы стали стрелять в спину проскочившим вперед драгунам. Но подпрапорщик Селищев, оставив убитого коня, бросился с кучкой спешенных драгун на немцев, выстрелом из револьвера уложил одного, а других добили пиками и шашками драгуны, потерявшие в свалке своих коней.

Илл. 13.jpg

Там же. Л. 197.

Перед 4-м эскадроном карьером шел его командир штабс-ротмистр Дьяконов. А перед 1-м взводом мчался штабс-ротмистр Дембовский.

Драгуны эскадрона, перескочив германские окопы и переколов и перерубив потрясенную германскую пехоту, захватили 3 пулемета. Но в это время одна пуля раздробила ногу, а вторая попала в живот комэску. Драгуны подхватили штабс-ротмистра и отнесли назад, к деревне. Офицер умер на руках своих солдат, передав драгунам благословение своей матери - для отправки домой.

Илл. 14.jpg

Там же. Л. 198.

Вслед за своим командиром пал старый вахмистр – подпрапорщик Марченок. Жизнь старого служаки оборвала пулеметная пуля – и он с шашкой в руках, не проронив ни слова, упал с коня.

Драгуны дрались группами.

Немецкий офицер, стоя на колене в окопе, стрелял из револьвера. Один из драгун, наскочив на него, с размаху ударил пикой в живот. Страшным ударом пики немец был пригвожден к земле. Острие пики, пронзив живот офицера, вошло в землю по темляк.

Другой драгун ударил немца по каске шашкой сверху вниз, но не разрубил металла. Тогда быстрым ударом он сбил с немца каску и нанес второй – смертельный – удар. Немец свалился с разрубленным черепом.

Так мстили драгуны врагу за его зверства и наглость.

Упал ординарец, упал вместе с конем прапорщик Сафронов, две пули попали в коня подполковника Корганова. Последний, видя что драгуны налетели на целую систему окопов, подал сигнал «Сбор». Эскадроны стали собираться, подбирать раненых.

Немцы стояли беспомощными группами, держа руки вверх. Драгуны возвращались из-за окопов, хватали и вели пленных. Вокруг валялись окровавленные трупы немцев. Один немец стоял с надрубленной шеей и, дико вращая глазами, в ужасе что-то бормотал.

Назад драгуны возвращались группами, ведя пленных. Ефрейтор вольноопределяющийся Коршун-Осмоловский шел пешком в одном сапоге. Его лошадь была убита за вторым окопом и он, высвободив ногу, не смог вытащить сапога.

Драгуны снимали седла с убитых лошадей и взваливали их на спины немцев. Немцы их покорно несли, а некоторые и сами активно помогали – расстегивая подпруги и хватая седла.

Так, по свидетельству фронтовика, завершилась 1-я атака.

А вот так ее подробности передают сухие строки документа – за подписью командира полка полковника Степанова и удостоверяющей надписью полкового адьютанта корнета Свистунова (Там же. ЛЛ. 284 – 284об.): «18 июля около 7 часов 30 минут утра мною была получено личное приказание Начальника бригады: в виду имеющихся у него сведений о беспорядочном отступлении противника, занимавшего фронт укрепленной позиции к юго-западу от деревни Грабово, атаковать его в конном строю. Причем указано было сперва произвести наступление, в целях боевой разведки, выдвинутой вперед на широком фронте лавой, 2-мя эскадронами, сосредоточив остальные эскадроны у юго-западной окраины дер. Ярнуты, где были расположены и 4 эскадрона 16-го гусарского Иркутского полка. В 8 часов 30 минут утра 4-й и 6-й эскадроны под общим командованием подполковника Корганова, развернув лаву на фронте около 1000 шагов, прошли деревню Грабово, двигаясь в направлении на участок неприятельской позиции Тсиск-Жабин.

Лава эта, пройдя около 1000 шагов в юго-западном направлении от деревни Грабово, наткнулась на части наших 235-го и 269-го пехотных полков, отступавших под натиском следовавшей за ними немецкой пехоты. Увидев это, подполковник Корганов подал сигнал «карьер», и с криком «ура» эскадроны бросились в атаку.

Драгуны, наскочив на немецкую пехоту, рубили и гнали ее на расстоянии более полуверсты – до передовой укрепленной позиции противника на опушке леса, что восточнее деревни Тсиск. При этом часть драгун 4-го эскадрона, проскочив передовые немецкие окопы, захватила 3 неприятельских пулемета, которые тотчас же, чтобы не задерживать несущихся вперед всадников, были переданы ближайшим людям 235-го Белебеевского полка, части которого отступали ранее на этом участке, а теперь продвигались вперед вслед за лавой. Точно также захваченные пленные немцы передавались той же пехоте.

Всего захвачено было в это время пленных около 70 человек (все 90-го пехотного полка), остальные перерублены; в общем немцев изрублено до 100 человек. Ввиду того, что лава дошла до линии укрепленной позиции противника и определила ее положение, подполковник Корганов считал свою задачу боевой разведки исполненной и, подав сигнал «сбор», отвел лаву за дер. Грабово.

Атака 4-го и 6-го эскадронов была встречена, главным образом, ружейным и пулеметным огнем противника. Его тяжелая и легкая артиллерия сосредоточила в это время свой огонь по дер. Грабово и к району к востоку от нее до полотна железной дороги.

Во время атаки смертельно ранен доблестный командир 4-го эскадрона штабс-ротмистр Дьяконов, контужены: командир 6-го эскадрона штабс-ротмистр барон Драхенфельс, корнет Георгади и младший врач полка лекарь Дитлов. Последний принял участие в атаке, идя в передовых линиях лавы, и только после подачи сигнала «сбор», несмотря на контузию с переломом 2-х ребер, вместе с фельдшерами приступил к перевязке раненых, оставаясь на месте боя.

Драгун убито в 4-м эскадроне – 7 (в т. ч. вахмистр Марченок); ранено в 4-м эскадроне - 27, в 6-м эскадроне – 17; пропало без вести: в 4-м эскадроне – 3, в 6-м – 2.

Лошадей убито: в 4-м эскадроне – 25, в 6-м эскадроне – 7; ранено: в 4-м эскадроне – 24, в 6-м эскадроне – 17, в том числе убита лошадь под штабс-ротмистром Драхенфельсом, ранены под подполковником Коргановым и прапорщиком Сафроновым».

Илл. 15.jpg

19-й драгунский полк, корнет Говоров. Горохов Ж. Русская императорская кавалерия. 2008.

Настал черед второй атаки.

Окончание следует

Автор:

1268

Поделиться:

Вернуться назад