Танки в Наступлении Нивеля, апрель 1917 г.

Мобильные войска в бою

Танки в Наступлении Нивеля, апрель 1917 г.

29 марта 2021 г.

В марте 1917 г. несколько французских танковых дивизионов, укомплектованных танками типа СА-1 Шнейдер, были готовы к бою.

В этот период организация французских танковых частей была следующая: 4 танка – батарея, 3 батареи - дивизион; 3 дивизиона танков Шнейдер или 4 дивизиона танков Сен-Шамон (как правило) вместе с взводом снабжения и ремонта объединялись в группу.

Танковая группировка и план действий

Командование союзников твердо надеялось в ходе предстоящей широкомасштабной операции прорвать германский фронт. 13-го марта генерал Мишле писал: «Применение танков к северу от р. Эн позволит в первый же день наступления достигнуть самых отдаленных неприятельских позиций». Действительно, казалось, что только танки и могли справиться с новыми оборонительными сооружениями, которые немцы только что закончили возводить на фронте Берье - роща Кландан – Гинокур (первая линия) и Амифонтен - Пруве - Пергиотель (тыловая линия), находившейся вне досягаемости огня французской полевой артиллерии.

Все 8 танковых дивизионов были приданы французской 5-й армии.

Главный удар должен был наносить 32-й корпус, наступавший между p.p. Мьет и Эн. Слева это наступление поддерживал 5-й корпус, а правый фланг ударного соединения обеспечивался р. Эн.

1.jpg

Танк СА-1 Шнейдер

Большая часть танков - 5 дивизионов - под командованием майора Боссю находилась на направлении главного удара. Остальные 3 дивизиона под командованием майора Шабе были приданы 5-му корпусу, поддерживая его левофланговую 10-ю пехотную дивизию. Инструкция 5-й армии устанавливала, что «танки будут использованы для поддержки пехоты при атаке неприятельских позиций, не затронутых нашей артиллерийской подготовкой». Указания для танковых частей 5-го корпуса предписывали: «Группа танков, непосредственно предшествующая пехоте, наступает на позиции, занятые противником, проделывает проходы в проволочных заграждениях, берет под огонь обороняющихся и, сломив их сопротивление, прокладывает дорогу пехоте. Последняя… устремляется вперед и овладевает позицией. … обеспечивает дальнейшее продвижение танков, устраняя все лежащие на их пути препятствия».

Группа Боссю (2-й, 4-й, 5-й, 6-й, 9-й дивизионы и 1-й взвод снабжения и ремонта) и группа Шабе (3-й, 7-й, 8-й дивизионы и 3-й взвод снабжения и ремонта) к вечеру 13-го апреля прибыли на сборный пункт.

В соответствии с приказом командира 32-го корпуса 2-й, 5-й, 6-й и 9-й дивизионы должны были поддерживать наступление 69-й дивизии (левофланговой), а 4-й дивизион - наступление 42-й дивизии (правофланговой). Развернутые дивизионы должны были наступать по следующим маршрутам: 2-й (командир - капитан Пардон) и 6-й (командир - капитан Шануан) дивизионы - в полосе наступления 151-го пехотного полка на окоп «Нассау», а затем на фермы Альбо и Мулен; 5-й (командир - капитан Носеро) дивизион - в полосе 162-го пехотного полка - на окоп «Вюрцбург», железную дорогу и западную опушку рощи Пруве; 9-й (командир - капитан Губернар) дивизион - в полосе 267-го пехотного полка - на часть окопа «Вюрцбург», железную дорогу и южную опушку рощи Пруве; 4-й (командир - капитан де Форсанц) дивизион - в полосе 94-го пехотного полка - на часть окопа «Вюрцбург», парк и селение Гинонкур и рощу Эрбихе.

Группе Боссю были приданы 5 рот 154-го пехотного полка: две головному дивизиону (2-му), по полуроте каждому из правофланговых дивизионов (9-й и 4-й) и по одной роте каждому из остальных дивизионов (6-й и 5-й).

3 дивизиона группы Шабе должны были развернуться так, чтобы атаковать окопы «Тюринген» и «Спир», а затем местность между Берье и Амифонтен. Для сопровождения танков были выделены 3 роты 76-го пехотного полка.

Вопросы оказания помощи застрявшим танкам, снабжения и связи были отлажены - роты выделили для каждого танка по 4 отборных бойца.

16-го апреля началось наступление.

Действия группы Боссю

В 6 часов 30 минут колонна из 82 танков группы Боссю двинулась к исходной позиции - по шоссе из Понтавер на Колера. Танки попали под огонь германской артиллерии, стрелявшей по площадям - потерь в личном составе не было, но гусеницы нескольких танков были повреждены крупными осколками. В 8 часов голова колонны подошла к мосту через р. Мьет и к французским окопам - танкам пришлось простоять 45 минут прежде чем были сооружены переходы через окопы. Пехота сопровождения, попав под заградительный огонь противника, бросилась в ходы сообщения и рассеялась по окопам

В дальнейшем танкисты также испытывали проблемы, переходя через разветвленную систему окопов. Так, при преодолении участка позиции, капитан Пардон развернул свой дивизион в боевой порядок – попав под град немецких снарядов. Пехотинцы, вместо того, чтобы помочь танкам перейти через препятствие, стараются отойти от них подальше – чтобы избежать осколков германских снарядов. Экипажи были вынуждены выходить из машин и сами сооружать переходы.

В это время снаряд попадает в танк майора Боссю – командир группы убит, а экипаж выведен из строя.

2.jpg

3.jpg

4.jpg

Танк «Шнейдер» изнутри

В полдень 5 танкам удалось преодолеть препятствия и достигнуть холма 78 - но тщетно они подавали сигналы, зовя на помощь свою пехоту. Пехотинцев было мало, и они не решились следовать за танками по простреливаемой местности.

К 13-ти часам к 5 прорвавшимся танкам присоединились еще 2 - и отряд начинает наступление на стык окопов «Нассау» и «Вюрцбург».

Но не успели они продвинуться на несколько сотен метров, как попали под огонь прямой наводкой - германских батарей из с. Жевенкур и рощи Клокдан. Два танка загорелись. Как раз на стыке двух окопов внезапно обнаружила себя еще одна 77-мм пушка, обслуживаемая тремя артиллеристами – она вывела из строя еще два танка. Оставшиеся три машины отошли за гребень 78.

Ободренные отходом танков, немцы начали контратаку в направлении на ферму Мошан, но были отбиты. Огонь германцев усилился: несколько танков получили повреждения, погиб капитан Пардон. Остаток танков 2-го дивизиона перешел под командование командира 6-го дивизиона капитана Шануана.

6-й дивизион следовал за 2-м на близком расстоянии, и без потерь дошел до второй германской позиции. В 11 часов он развернулся для боя и двинулся к окопу «Нассау». Германские самолеты, обнаружив дивизион, сообщили о нем артиллерии, и он был накрыт мощным огнем. В 14 часов 6 танков были подбиты (5 из них сгорели), по обоим берегам р. Мьет французская пехота продвинуться вперед не смогла.

В это время началась упомянутая выше контратака. 6-й дивизион поддержал огнем 2-й, и немцы были рассеяны. Но танки, оказавшись в одиночестве, отошли.

К 15-ти часам подошли подразделения 151-го пехотного полка. Было решено провести совместную контратаку.

В 17 часов 20 минут танки двинулись в атаку, и гребень 78 был занят французской пехотой.

Активно действовал и 5-й дивизион. Но сразу же после перехода через р. Мьет дивизион попал под огонь неприятельской артиллерии - один танк был подожжен, и два офицера (в том числе капитан Носеро) ранены. Остальные танки под командованием капитана Дюбуа продолжили продвижение – преодолев окопы в 400 м к северу от фермы Мошан, они двумя группами наступают на окоп «Вюрцбург». В центре двигался командирский танк, а в 50 м справа и слева от него наступали 2 колонны из двух батарей каждая.

Подойдя на близкое расстояние к цели атаки, танки развернулись в боевой порядок и открыли огонь. Противник начал отходить, и танки продолжили наступление, преодолев окоп «Вюрцбург», и оставив по дороге 6 машин (остальные добрались до южной опушки рощи Клокдан).

Пехота опять отстала. Танки останавливаются и подают ей сигналы - с 13 до 16 часов машины простояли на месте, время от времени повторяя условный сигнал.

3 танка были посланы на разведку: один к опушке рощи Клокдан, второй восточнее рощи, а третий в юго-восточном направлении - к железной дороге.

Первые два танка почти сразу же были уничтожены, а третий, миновав железную дорогу, продвинулся дальше, чем все остальные танки в этот день. Но на обратном пути он также был подбит германским снарядом.

В 16 часов 30 минут капитан Дюбуа получил сообщение, что из-за понесенных потерь пехота не может двигаться дальше. Дивизион готовился к отходу, когда у железной дороги появился контратакующий противник – но танки рассеяли его огнем.

Действия танков в этом бою показались французской пехоте настолько успешными, что даже ставился вопрос о том, чтобы оставить их на всю ночь (в качестве часовых) впереди захваченного неприятельского окопа - для прикрытия (!) пехоты. К счастью, танки получили приказ отойти на свою «выжидательную» позицию в рощу Бомаре.

9-й дивизион капитана Губернара потерял два танка еще по дороге к р. Мьет.

Дивизион двигался вдоль ручья, а затем завернул к ферме Мошан и построился в боевой порядок для атаки окопа «Вюрцбург». Но из-за сложностей местности он вновь перестроился в колонну, и, хотя танки взяли дистанцию в 30 м, движение происходило настолько медленно, что в конце концов они сбились в кучу у единственного перехода через окопы. В это время германская артиллерия удвоила интенсивность своего огня и быстро пристрелялась по танкам - из 11 машин 10 было выведено из строя. Последний танк, убедившись в инертности пехоты, повернул обратно.

4-й дивизион капитана Форсанца, вследствие загромождения шоссе, смог выступить лишь в 7 часов 20 минут (т. е. спустя 50 минут после авангардной части). Прибыв к Колера, дивизион разделился на две колонны и двинулся вдоль окопа «Саксонского короля». К 15 часам 30 минутам он добрался до второй германской позиции. Германская контратака заставила французских пехотинцев отхлынуть назад, но танки выдвинулись, задержали противника и отбросили его. 5 танков двинулись было вперед, но по ним открыли огонь немецкая артиллерия, находившаяся на левом берегу р. Эн и мелкокалиберная пушка, подтянутая немцами вручную из парка Гинвакур. Очень быстро 4 танка были выведены из строя, и дивизион, обстреливаемый артиллерийским и пулеметным огнем с фронта и фланга, вынужден был отойти.

Из 82 танков группы, выступивших с исходной позиции, остались «на местности» 44 (из них 31 был выведен из строя огнем противника), а 38 вернулись обратно. Потери в личном составе: 26 офицеров, 20 унтер-офицеров, 83 бригадира и рядовых.

5.jpg

Действия группы Шабе

Группа Шабе выступила со сборного пункта в 20 часов 30 минут 15-го апреля, накануне наступления, и к 6 часам следующего дня прибыла на свою выжидательную позицию. Но 8 танков 8-го дивизиона застряли по пути - при переходе через болотистый участок местности.

3-й дивизион капитана Бельца при выходе из рощи был сразу же замечен германскими самолетами, выпустившими сигнальные ракеты, - и германская артиллерия открыла огонь. Как и в группе Боссю, пехота, начавшая нести серьезные потери, рассеялась в разные стороны.

В 6 часов 50 минут дивизион достиг передового французского окопа, переход через который был еще не готов. Эта первая остановка стоила дивизиону двух танков, выведенных из строя артиллерийским огнем противника.

Наконец первым машинам удалось перейти свой окоп, и в 7 часов 15 минут они подошли к германскому окопу. Здесь дело обстояло еще хуже: окоп представлял собой препятствие шириной в 4 - 5 м и глубиной в 3 - 4 м. Несколько групп пехоты сопровождения усердно работали над устройством перехода.

Неприятельская артиллерия ослабила огонь - танки были частично скрыты от ее наблюдателей. Но стоило любому бойцу выйти из укрытия, как он немедленно скашивался огнем немецких пулеметов.

Подход следующего дивизиона вызвал усиление огня противника, и несколько танков было выведено из строя - в том числе танк командира дивизиона. Четыре танка загорелись - их экипажи вынесли из машин пулеметы, спустились в окоп и открыли огонь по противнику, действуя совместно с пехотинцами 89-го полка.

Время шло - было уже 20 часов, а переход еще не был готов. Капитан Бельц решил отвести остатки своего дивизиона в рощу Бомаре, но движение вызвало оживление неприятельского огня – и из 5 оставшихся танков 4 были подожжены, а последний застрял в болотах Плуайон.

7-й дивизион капитана де Буажелена следовал за 3-м дивизионом и, чтобы машины не скучивались, командир приказал своим танкам эшелонироваться влево. Маневр оказался неудачным: как только танки 7-го дивизиона попали в поле зрения неприятельской артиллерии, расположенной у Краон, Шевре и Корбени, несколько машин было выведено из строя.

Командир дивизиона приказал отойти к лесу, держа широкие интервалы между машинами. До леса добрались 5 танков, а 11 остались на местности (7 из них были объяты пламенем).

8-й дивизион капитана де Блика, у которого осталось всего 8 танков, следовал в хвосте колонны. Прибыв к 7 часам на линию фермы Тампль, он попал под сильный артиллерийский огонь противника.

В 7 часов 45 минут, едва миновав французский окоп, дивизион вынужден был остановиться позади двух сбившихся в кучу головных дивизионов.

Если 7-й дивизион ринулся влево, то капитан де Блик попытался двинуться вправо - но на широких интервалах.

Но, видя что этот маневр не будет эффективным, он приказал старшему из командиров батарей отвести танки в укрытие, а сам отправился на разведку.

Но во время отхода танки были засыпаны германскими снарядами - и лишь четырем удалось укрыться в лесу.

Из 50 танков группы, двинутых в бой, 18 остались неповрежденными, а 32 остались на местности (из них 26 было разбито артиллерийским огнем). Потери в личном составе: 7 офицеров, 8 унтер-офицеров, 36 бригадиров и рядовых.

Неутешительный итог

Так как битва 16-го апреля не принесла результатов, на которые рассчитывало командование и на которых был основан план использования танковых частей, участие последних в этом бою оказалось в значительной мере скомпрометированным.

Танки должны были стать лишь инструментом развития первоначального успеха. Но так как он не был достигнут, пришлось вводить машины в бой в сложившейся обстановке, экспромтом.

6.jpg

Участие французских танковых частей в бойне Нивеля весьма показательно и позволяет сформулировать некоторые выводы, частично объясняющие тактически бесцветный результат первого дня наступления – как для танков, так и для взаимодействовавшей с ними пехоты.

Вначале танки опоздали, нарушив согласованное расписание.

Медленность продвижения танков, ненормально большое количество задержек в пути также сыграли существенную роль в срыве атаки.

Но времени на проведение разведки было достаточно, маршруты были выбраны заранее, были отобраны люди для организации переходов через окопы. Но когда дивизионы подошли к первым пунктам переходов, работа только началась - и командирам дивизионов пришлось, кто как может, выбираться из своих «бутылок», в которые под градом снарядов угодили сгрудившиеся танки. Экипажи часто сами выходили из своих машин, пытаясь оборудовать переходы, а пехота сопровождения была слишком малочисленна для решения поставленных задач – тем более что заградительный огонь противника привел ее в расстройство - как перед фермой Тампль, так и перед фермой Колера. Танки топтались на месте, представляя собой легкую добычу для неприятельской артиллерии.

Капитан Шануан, заместивший майора Боссю, написал в своем донесении: «Пехота сопровождения, которая должна была проложить путь по изрытым снарядами участкам, не выполнила своей задачи».

Майор Шабес писал: «Окоп непереходим; пехота сопровождения, попавшая под артиллерийский огонь, разбрелась по ходам сообщений и присоединиться к ней не представляется возможным».

А капитан де Блик в свою очередь признает, что «...тщетно искал … свои два взвода сопровождения».

Задача, выпавшая на долю пехоты сопровождения, была явно недооценена. На местности, изрытой снарядами, превращенной дождем и снегом в болото, продвижение через окопы и ходы сообщения не могло быть обеспечено несколькими слабыми пехотными частями. Надо было учесть и то, что время от времени шквалы артиллерийского огня противника будут мешать работающим и снижать производительность их труда.

Крайне слабым было и взаимодействие танков с пехотой. Так, когда танки двинулись в атаку на третью позицию между p.p. Мьет и Эн, пехота не последовала за ними. Она ни разу не догнала их после полудня, когда много машин действовало близ вражеских позиций.

Пехота не умела вести бой совместно с танками.

Пехотинцы, скрывшиеся в воронках от снарядов и в германских окопах, ни разу не подумали об использовании успеха, достигнутого танками. А ведь танки сами по себе не способны удерживать захваченное пространство. Подобно кавалерии легкие танки проносились по неприятельской позиции, но лишь пехота могла очистить и занять последнюю, а также выдержать контратаки противника и развить достигнутый танками успех.

Постоянная бдительность пехотинцев, решительность командиров частей и подразделений, взаимодействующих с танками, были важным залогом успеха. Но отработка взаимодействия между пехотинцами и танкистами не проводилась.

Не было обращено внимание и на защиту от артиллерийского огня противника. Ведь танки - неуклюжие мастодонты - не могли ни залечь, ни уползти, представляя собой очень заметную цель, привлекающую на себя все виды огня.

Особенно был страшен сосредоточенный огонь, приводивший к прямым попаданиям в танки. Находившиеся поблизости от них пехотинцы, не будучи защищены броней, гибли или разбегались. 16-го апреля французские машины, обнаруженные не только неприятельскими самолетами, но и наземными наблюдательными пунктами в Корбени, Дамари, роще Клокдан, были взяты германской артиллерией в огненные тиски сразу же, как только оказались в пределах ее досягаемости. Контрбатарейная борьба оказалась неэффективной, и немцы, выбирая цели по своему желанию, смогли поочередно сосредоточивать огонь по танковым дивизионам, вступавшим в бой через значительные промежутки времени и на узком фронте.

Танки оказались в вихре разрывов – и вид этого зрелища отнюдь не побуждал пехоту следовать за ними. Поэтому их последовательные несогласованные атаки одна за другой потерпели неудачу.

Наконец, уже после сражения германская артиллерия смогла беспрепятственно расстреливать еще не разрушенные или не сгоревшие машины, брошенные на поле боя, - и превратить их в груды ненужных обломков.

Таким образом, неудача применения танков в бою 16-го апреля в ходе Наступления Нивеля объяснялась главным образом тактическими и организационными ошибками их применения. Подытожив первый опыт применения танков, французское командование поняло, что они должны применяться на благоприятной местности, при поддержке пехоты, подготовленной к ведению боя совместно с танками, под прикрытием других родов войск, а танки должны появляться одновременно и массированно - на широком фронте и на небольшом расстоянии от цели их наступления.

7.jpg

Автор:

692

Поделиться:

Вернуться назад