Мобильные войска в бою

Специфика боевого применения русской конницы в Первую мировую войну

25 июня 2020 г.

Вся работа конницы мыслилась исключительно в конном строю, идея боя - конный удар, причем действия должны отличаться большой активностью. И русская конница постоянно «выискивала» случаи для конных атак – большинство из которых были успешны.

019.jpg

Великая борьба народов. М., 1917.

Подвижность и выносливость конницы были необычайно велики: суточный переход для полков доходил до 90 км. Но этим часто злоупотребляли, что привело к сильному изматыванию конницы - особенно в начале войны (тенденция характерна для всех воюющих армий Европы). Безукоризненный конский состав сразу же был измотан, и процент отправленных в тыл лошадей оказался очень велик. В то же время прибывавшие пополнения (маршевые эскадроны) давали недостаточно хороших лошадей. Несмотря на огромный запас конского состава (свыше 30 млн.) и годовой прирост в 10 тыс. коней, недостаток строевых лошадей выяснился уже с первых дней мобилизации.

Конница действовала в комбинированных строях – как конном, так и пешем. Действия в пешем строю были поставлены очень хорошо - и конница, наученная опытом, часто к ним прибегала. Охотнее других спешивались драгунские полки и казаки.

Применялись различные боевые формации, в том числе лава - когда конница вступала в бой широко расчлененным боевым порядком (причем каждая его часть применяла различные строи и приемы - в пешем или конном строю) в зависимости от обстановки.

На конницу, единственный к началу Первой мировой войны род войск, обладавший оперативной подвижностью, возлагался широкий спектр боевых задач.

Важнейшей функцией конницы являлась разведывательная.

Для проведения разведки от частей высылались конные разъезды (в исключительных случаях - эскадроны (сотни)). Разъезд вел разведывательную деятельность на определенном направлении или в определенном пункте, в то время как эскадрон (сотня) – действовал в соответствующем районе или полосе разведки. Впоследствии приоритет все больше смещается в пользу разведывательных эскадронов (позже усиленными ручными пулеметами Мадсена). Срок действия такого эскадрона - 2 суток.

Ил.1.jpg

Возвращение с удачной разведки. Великая война в образах и картинах. Вып. 10. М., 1917.

Отличная завеса и хорошая разведка были организованы русской конницей на левом берегу Вислы в ходе Варшавско-Ивангородской операции в сентябре 1914 г. И напротив, когда конная разведка не выяснила сосредоточения немцев в конце октября того же года на линии Торн-Калиш, это закончилось прорывом фронта 2-й армии и тяжелыми боями под Лодзью.

Необходимо отметить действия русской конницы на левом берегу р. Вислы в сражении у Люблина и Львова в 1914 г., хорошо ориентировавшие русское командование, и задержавшие продвижение обходящих войск противника. На последнем этапе Галицийской битвы конница Юго-Западного фронта, очистив от неприятеля левый берег Вислы, способствовала поражению левого фланга австрийской 1-й армии.

Ил.2.jpg

Прибалтика. Русская конница на разведке. 1915. Великая война в образах и картинах. Вып. 8. М., 1915.

На тактику русской конницы влияло ее подразделение на войсковую (приданную штабам армий или действующую в составе армейских корпусов) и объединяемую в самостоятельные соединения – кавалерийские бригады, дивизии и корпуса.

Войсковая конница осуществляла разведку, прикрывала фланги общевойсковых соединений, обеспечивала коммуникации и функционирование штабов и служб, поддерживала связь. Части войсковой конницы распределялись по боевым участкам и в общий резерв (прежде всего для решения задач связи и прикрытия). Особо важное значение имели защита флангов и стыков частей и соединений. Осуществляла она и преследование противника - преследование разбитой австрийской пехоты Текинским конным полком и даже номерами Конно-горного дивизиона в Доброноуцком сражении 9-й армии в ходе Наступления Юго-Западного фронта 1916 г. является классическим образцом использования корпусной конницы.

Кавалерийские соединения должны были решать задачи так называемой «стратегической конницы» - осуществлять броски, прорывы и обходы, преследование противника, заниматься стратегической разведкой, обеспечивать прикрытие определенных операционных направлений.

Ил.3.jpg

Н. Самокиш. Погоня. Летопись войны. 1915. № 37.

Например, 14-я кавалерийская дивизия, действуя на фланге 4-й армии в ходе Галицийской битвы, на 5 дней сковала оперативный маневр 1-й австрийской армии и позволила подтянуть резерв – 18-й армейский корпус.

В Томашовском сражении 1914 г. конница 5-й армии в самые тяжелые периоды боев быстро сосредотачивалась командованием на флангах армии или ее корпусов, что обеспечило стыки и фланги общевойсковых соединений. В этом сражении был образован Сводный конный корпус (один из первых в русской армии в Первую мировую войну), а действия 5-й Донской казачьей дивизии и 2-й бригады 1-й Донской казачьей дивизии не допустили полного окружения правого фланга 19-го армейского корпуса и обеспечили выход центральной группировки 5-й армии из тяжелого боя.

Успешно осуществлялись кавалерийские рейды.

Важное значение для исхода Лодзинского сражения 1914 г. имела переброска 1-го Конного корпуса генерал-лейтенанта А. В. Новикова на правый фланг 2-й армии (район Бендков) с левого фланга 5-й армии (район Ласка).

Конница – универсальный род войск. Кавалерийские наставления и уставы отмечали: «Конница действует в конном и пешем строю». Кавалерийские части и соединения обладали всеми необходимыми средствами для решения широкого спектра боевых задач – саперными, пулеметными подразделениями и пр. Но, действуя в пешем строю, конница значительно уступала в численности сопоставимым с ней в структурном плане пехотным частям и соединениям (численность кавалерийской дивизии примерно соответствовала численности пехотного полка), меньшим было и количество орудий и пулеметов.

Главное преимущество конницы – в мобильности. Именно поэтому конница – важное средство оперативного маневра. Командир 3-го Конного корпуса генерал-лейтенант граф Ф. А. Келлер, выдающийся практик и теоретик русской конницы, совершенно справедливо отмечал, что место конницы именно на полях сражений – как можно ближе к передовым пехотным частям (Келлер Ф. А. Несколько кавалерийских вопросов. Вып. 2. Спб., 1910. С. 4.).

Ил.4.jpg

Командир 3-го Конного корпуса Ф. А. Келлер в окружении солдат и офицеров. Летопись войны 1914 – 15 – 16 гг. № 90.

Русская конница осуществила ряд блестящих атак в конном строю, решив участь многих боев и сражений – оказав влияние на тактическую и оперативную обстановку (в Заднестровской, Третьей Праснышской и др. операциях). Например, 3 июля 1915 г. конная атака 2-й бригады 14-й кавалерийской дивизии имела важное оперативное значение. Гусары и казаки спасли целую армию, парировав многообещающий прорыв противника. Наступление пехоты врага было задержано на 5 часов.

Число конных атак, по сравнению с аналогичными атаками конницы противника, огромно (лишь австрийская конница практиковала, и то лишь в начале войны, конные атаки). Так, в бою под Ярославицами 8 августа 1914 г. части 10-й кавалерийской дивизии нанесли поражение 4-й кавалерийской дивизии австрийцев. В этом бою, несмотря на то, что австрийская конница маневрировала блестяще, вследствие применения слишком компактных боевых построений и плохой разведки, она испытала неприятные сюрпризы (внезапный обстрел русской артиллерии и атака с фланга русских гусар). Действуя в рукопашной схватке в сомкнутом строю, она оказалась слабо обученной владению холодным оружием.

Русская конница применила в этом бою классический кавалерийский маневр: фронтальная атака сочеталась с охватом фланга противника.

Б. М. Шапошников писал: «Лишь на фланге и в тылу противника, развив широкую оперативную деятельность, конница окажет неоценимую услугу пехоте и артиллерии, довершив их геройские усилия в фронтальном бою и обеспечив надлежащее использование успеха с решительной целью» (Шапошников Б. М. Действие кавалерии на фланге армии // Военная наука и революция. – Книга 2. 1923. - С. 119.).

Смелы и энергичны были действия русской конницы, собранной на правом фланге 2-й армии, в сражении под Варшавой в октябре 1914 г. Контратака противника 5 октября на Сохачев и угроза отрезать переброшенные на левый берег р. Бзуры 4 кавалерийских дивизии заставили их отойти на север. Но присутствие конной массы на фланге армии противника было одной из причин, заставивших его начать отступление.

Ил.5.jpg

Казачьи атаки. Великая война в образах и картинах. Вып. 8. Изд. Маковского Д. Я. М., 1915.

Характерно, что русская конница атаковала чаще пехоту и артиллерию противника, чем кавалерию (атаки на конницу составляют 25% от всех конных атак). В большинстве случаев кавалерия противника от боя уклонялась.

Ил.6.jpg

В атаку! Великая война в образах и картинах. Вып. 9. М., 1916.

Русская конница атаковала не только пехоту противника, находящуюся в движении (на походе, отступающую или наступающую), но и в окопах и даже за колючей проволокой. Так, 29 сентября 1915 г. на фронте 11-го армейского корпуса 12-я кавалерийская дивизия в конном строю атаковала австрийцев, прошла три линии окопавшихся пехотных цепей противника, который после короткого беспорядочного боя обратился в бегство. А на фронте 33-го армейского корпуса четыре эскадрона 9-го Бугского уланского и эскадрон 9-го Казанского драгунского полков также атаковали пехоту противника, опрокинули ее и взяли 40 пленных.

Яркой иллюстрацией является и бой у Баламутовки – Ржавенцев 27 апреля 1915 г., когда две сотни 13-го Донского казачьего полка опрокинули, атакуя в конном строю, 4 эскадрона венгерских гусар, в то время как другая сотня также в конном строю в долине руч. Бялый смяла роту пехоты. Полком было захвачено в плен 8 офицеров и 137 нижних чинов.

Части 15-го Донского казачьего полка захватили дер. Ржавенцы, действуя в пешем строю. Они овладели защищенной 6-ю рядами проволочных заграждений позицией противника, захватив 6 офицеров, 621 нижних чина, 3 пулемета, 2 орудия, большое количество оружия и снаряжения, а также прожектор (в самом полку в этот момент было всего 320 казаков).

В боях Второй Праснышской операции 1915 г. 15-й гусарский Украинский полк 12 февраля также провел блестящую конную атаку. Атаковав наступающую германскую пехоту, украинские гусары потеряли 27 человек убитыми и 22 ранеными, пленив 256 солдат и офицеров противника и захватив 4 орудия.

Ил.7.jpg

Атаки деревни, занимаемой германскими егерями. Летопись войны. 1915. № 39.

Русские конные атаки имели место не только в маневренный, но и в позиционный период войны – когда конница других армий в массе своей уже сидела в окопах. Например, 27 мая 1916 г. у с. Зубжец 9-я кавалерийская дивизия, прорвав три линии австрийских окопов, захватила артиллерию противника и до 1,6 тыс. пленных; 23 июля 1916 г. в атаке у д. д. Костюхновка-Волчецк 16-й кавалерийской дивизией было захвачено 14 орудий противника и т. д.

Война показала, что огонь артиллерии, пулеметов и винтовок, действия аэропланов и броневиков не в состоянии остановить кавалерийской атаки русской конницы.

Например, в бою 7 августа 1916 г. у дер. Рудка-Червищи сотни 27-го и 28-го Донских казачьих полков преодолели заградительный огонь двух тяжелых и одной легкой батарей германцев. А 6 августа 1916 г. казаки 16-го и 17-го Донских казачьих полков на том же боевом участке под огнем пулеметов и бомбами трех немецких аэропланов прорвались сквозь проволочные заграждения и захватили трофеи.

Но в условиях огневого боя возможности конницы все же были снижены. В наступлении общевойсковых соединений она должна атаковать, прежде всего, резервы противника и развивать достигнутый пехотой успех, а в обороне вести разведку на флангах и в тылу неприятеля.

В условиях преобладания позиционных форм ведения боя кавалерийская тактика не получила сколько-нибудь значительного развития, несмотря на то что конница была единственным мобильным родом войск, который можно было использовать для преобразования тактического успеха в оперативный. Как правило, применение конницы для развития успеха в этот период (за некоторыми исключениями) было неудачным. Это объяснялось тем, что конница была слабо оснащена пулеметами и артиллерией и не могла преодолеть возросшего огневого сопротивления пехоты.

В позиционной войне конница часто выполняла функции пехоты. Занимая участки оборонительных позиций, труднодоступные для атаки противника (все-таки ее огневая мощь была несопоставима с пехотной), длиной от нескольких верст до нескольких десятков верст на дивизию (30 верст – 2-я Туркестанская казачья дивизия на р. Шаре и Огинском канале в начале 1917 г.), конница с успехом выполняла и оборонительные задачи.

Одной из важнейших тенденций применения конницы в годы Первой мировой войны на Русском фронте стала ее концентрация в крупные соединения, организационно состоявшие из нескольких кавалерийских дивизий. Так возникли конные корпуса – парадоксально, но к этому привела возрастающая мощь огнестрельного оружия.

Так, русская армия выступила на войну в 1914 г., имея в качестве высшего кавалерийского соединения дивизию. Но к осени стало очевидно, что в условиях интенсивного развития огнестрельного оружия мощь кавалерийской дивизии уже недостаточна для решения стоявших перед ней боевых задач. Началось формирование импровизированных «сводных конных корпусов» из 2 дивизий, но жизнь показала, что и такой корпус имеет недостаточно сил и средств. В 1915 г. такие корпуса усиливаются придачей им дополнительных конных дивизий. Так появились постоянные конные корпуса (например, состав 3-го Конного корпуса в течение войны колебался от 2 до 8 дивизий – в последнем случае он фактически являлся конной армией).

Второй тенденцией стал, ощутимый уже весной 1915 г., недостаток конского состава как в русской (в меньшей степени), так и в европейских (в большей степени) армиях. Именно это обстоятельство во многом заставляло австро-германцев беречь свою конницу – уклоняться от конных атак, сажать кавалерийские части в окопы и пр.

Третья тенденция – это то, что позиционный характер войны максимально сузил рамки применения конницы по ее прямому назначению – на поле боя. Ситуация усугублялась неумением со стороны командования противников эффективно использовать имеющуюся конницу.

Но история Первой мировой войны именно на Русском фронте изобилует массовыми конными атаками русской кавалерии, многие из которых имели тактическое и даже оперативное значение. И об этом - в последующих статьях.

Автор:

782

Поделиться:

Вернуться назад