Мобильные войска в бою

Конная атака - эффективное оружие русской конницы. Ч. 1. Доступная местность - первый залог успеха

5 июля 2020 г.

При всех своих недугах и упущенных оперативно-тактических возможностях, русская конница сделала в Первую мировую войну очень много. Уже после первых боестолкновений обнаружилось превосходство русской конницы над кавалерией противника как в качестве личного состава, так и в боевой подготовке. Не удивительно, что австрийцы (в меньшей степени) и германцы (в большей степени), как правило, не осмеливались вступать в кавалерийские сражения, уклонялись от массовых конных схваток и в большинстве случаев предпочитали огневой и пеший бой. Австро-германская кавалерия практиковала конные атаки, но не в таких масштабах как русская. В то же время история Первой мировой войны на Русском фронте изобилует массовыми конными атаками русской конницы, причем не только на конницу, но и на пехоту, пулеметы, артиллерию и даже на укрепленные позиции противника. Многие из таких атак имели тактическое и оперативное, а некоторые – и стратегическое значение.

1.jpg

Так, А. А. Керсновский особо выделяет поражение, которое нанесла русская конница австро-венгерской 7-й армии у Ржавенцев-Городенки 27 апреля 1915 г., атаки у Нерадова 3 июля 1915 г., Нивы Злочевской 19 июня 1916 г. и др. В ходе примерно 400 конных атак было захвачено 170 орудий противника, масса пленных, решены важнейшие боевые задачи (Керсновский А. А. История Русской Армии. Т. 4. М., 1994. С. 219.). И. Ф. Рубец кратко характеризует около 250 наиболее результативных конных атак, имевших место на Русском фронте Первой мировой войны (Рубец И. Ф. Конные атаки Российской императорской кавалерии в Первую мировую войну // Военная быль – 1964. № 68. С. 15 – 18.; 1965. № 76. С. 43-47.; 1966. № 77. С. 8-10.; 1966. № 81. С. 15-19.).

2.jpg

Рассматривая боевые кампании 1914 – 1916 гг., мы уделим внимание некоторым из русских конных атак - прорыву у Костюхновки 16-й кавалерийской дивизии 23 июня 1916 г., когда было реализовано несколько эффективных конных атак (одна из наиболее ярких – атака уланской бригады у дер. Волчецк, приведшая к захвату 14 германских орудий), атаке 7-го гусарского Белорусского полка 3 июня 1916 г. у дер. Ощев (уничтожены 2 полка венгерской пехоты и захвачено 2500 пленных), атаке частей 1-й Донской казачьей дивизии у Незвиски 24 и 26 февраля 1915 г., атакам 17-го драгунского Нижегородского полка под Колюшками и Блашки в 1914 г., атаке Приморского драгунского полка под Попелянами 1 июня 1915 г. и частей 2-й Сводной казачьей дивизии у Чулчице 22 июля 1915 г., атаке бригады 14-й кавалерийской дивизии у Нерадова 3 июля 1915 г., атакам 13-го гусарского Нарвского и 15-го гусарского Украинского полков и др.

Здесь же посмотрим на специфику конных атак – также основываясь на боевых эпизодах из истории Русского фронта Первой мировой войны.

3.jpg

Конная атака – боевое средство весьма рискованное, осуществить ее могут лишь решительные военачальники и закаленные бойцы. Конные схватки, как правило, носят решительный характер, быстротечны, требуют высокого морального напряжения и отличной подготовки войск, в то время как огневой бой является менее рискованным, но более длительным и легче управляемым. Для эффективной конной атаки были необходимы определенные тактические предпосылки.

Стоит отметить, что в довоенный период присутствовала точка зрения, что современная военная техника не допустит конных атак, а раз таковых не будет, то для русской конницы и не требуется сильных лошадей, какими были задонские лошади и что ей хватит того запаса беспородных лошадей, каковым Россия обладала и без Задонской степи. Звучали голоса, что пика в 20 веке является анахронизмом, дрекольем, лишь обременяющим кавалериста, главное оружие которого - винтовка со штыком. В значительной степени эти соображения основывались на опыте Русско-турецкой 1877-78 гг. и Русской-японской 1904-05 гг. войн, показавших минимум конных атак.

Отстаивая значение конницы вообще и конных атак в частности, различные кавалерийские авторы указывали на условия театра военных во время Русско-турецкой войны и на отсутствие сколько-нибудь значительной конницы в Маньчжурии. Указывалось и на отсутствие вождей, которые верили бы в значение и силу кавалерийской атаки.

Принципиально иная ситуация сложилась во время Первой мировой войны. Атаки гвардейской кавалерии на германскую конницу, пехоту и артиллерию осенью 1914 г, атаки 1-го Донского казачьего полка в августе 1914 г., атака 10-й кавалерийской дивизии у Ярославице, атаки частей 12-й кавалерийской дивизии (в частности, эскадронов 12-го гусарского Ахтырского полка), атаки частей 2-й Сводной Казачьей дивизии генерал-лейтенанта А. А. Павлова на венгерскую кавалерию в августе - сентябре 1914 г., атаки 2 эскадронов 18-го гусарского Нежинского полка подполковника К. К. Случевского на германских велосипедистов, атака Ингушского конного полка полковника Г. А. Мерчуле в 1916 г. под Езерянами, атаки частей 9-й кавалерийской дивизии и, в частности, 9-го уланского Бугского полка генерал-майора В. З. Савельева в 1916 г. на австрийскую пехоту, атака 1-ю Сибирского казачьего Ермака Тимофеева полка, зимой 1914 г. разгромившего под Сарыкамышем полк отборной турецкой пехоты, атаки частей 1-й Донской казачьей и 10-й кавалерийской дивизий в районе Баламутовки - Ржавенцев весной 1915 г. и многие другие события доказали тот факт, что в 20 веке конная атака не только возможна, но и зачастую влечет за собой столь блестящий успех для атакующих и такое поражение неприятельских войск, какого противнику не нанесут ни артиллерийский огонь, ни атаки пехоты, ни газы, ни аэропланы.

4.jpg

И мы остановимся на нескольких боевых эпизодах, среди которых присутствуют удачные и неудачные примеры конных атак, - для того, чтобы выяснить, при каких условиях конная атака успешна, возможна, ограниченно возможна либо невозможна.

Первая мировая война показала, что огонь артиллерии, винтовок и пулеметов, аэропланы не в состоянии остановить несущейся конной атаки. В бою 7-го августа 1916 года у дер. Рудки-Червищи атаки сотен 27-го и 28-го Донских казачьих полков преодолели заградительный огонь 2 тяжелых и 1 легкой батарей германцев, но остановились на проволоке.

Описание военных действий 27-го Донского казачьего полка содержит следующие строки (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 61. Ч. 1.): «7-го августа: переход через р. Стоход под обстрелом противника и прибытие в дер. Рудка-Червице; конная атака полка с потерями: ранены подъесаул Волошинов и сотник Лазарев, контужен врач Урусов; казаков: убито 2, ранено 28, контужено 17; лошадей: убито 29 и ранено 58».

5.jpg

А вот Описание этого знаменательного боя применительно к 28-му Донскому казачьему полку:

«7 августа 1916 года в 1 час 30 мин. 1-ая бригада во исполнение приказа по дивизии № 56, под командой командира полка Полковника Якушова двинулась в направлении на д. Рудка-Червище.

По дороге в штаб 2-й сводной казачьей дивизии были получены ориентировочные данные, причем оказалось, что лес куда направлялась бригада, занят противником.

В 5 часов бригада под артиллерийским огнем противника, перешла мост через р. Стоход и сосредоточилась в д. Рудка-Червище.

Обстановка была такова: противник занимал дер. ст. Червище и южн. опушку леса, что южнее этой деревни и сев. западн. д. Тоболы, далее его фронт шел по лесу что западн. Г.дв. Червище и д. Рудка-Червище прямо на юг до губернской границы, западнее выс. 78,0 и затем крутой поворот на восток сев. д. Геленин к р. Стоходу. Наша пехота (сводн. корпус 27 пехотн. дивизии и 1 бриг. 1 Сибирск. стрелк. дивизии и бригада 73 пехотн. дивизии) занимала дорогу между д.д. ст. Червище-Тоболы и самую д. Тоболы; кирпичный завод и восточную опушку леса, что западнее д. Рудка-Червище хут. Ченчелово, занимала бригада 2 сводн. каз. дивизии и далее на юг до выс. 78,0 включительно, а затем на восток вплоть до р. Стохода располагалась на позиции 4-я Финляндская стрелковая дивизия, по запад. берегу р. Стохода у д. Рудка Червище стояла 1-я Оренбургская каз. батарея, а вост. р. Стохода (в 1– 1 ½ вер. юго-зап. выс. 71,7) стояло 2 тяжелых батареи. Боевым участком от кирпичного завода, что южнее дер. Тоболы до дороги Рудка-Червище хут. Ченчелово командовал командир бригады 2-й сводной казачьей дивизии Генерал Гуславский, а далее на юг до выс. 78,0 включительно и на восток до р. Стохода Начальник 4-й Финляндской стрелковой дивизии генерал Селивачев. Около 7 часов в д. Рудка-Червище прибыл начальник 2-й сводной казачьей дивизии генерал Краснов. Общего Начальника объединяющего действия всех частей расположенных в Червищенском тет-де-поне не было назначено. Общий план действий был выработан начальником 4-й Финляндской дивизии генералом Селивачевым и доложен командующему армией по телефону, а так как телефон, из Штаба 4 дивизии в виду порчи проводов не работал, то генерал Селивачев ездил для этой цели за Стоход на наблюдательный пункт тяжелого дивизиона.

По мнению генерала Селивачева прорыв, о котором указывалось в приказании командующего армией, был едва осуществим, потому что бывшая на этом фронте спешенная австрийская конница была заменена германскою пехотою, успевшей окопаться и оплестись проволокой, почему он просил ограничить задачу пока расширением Червищенского тет-де-пона от выс. 78,0 до выс. 76,4 т Ур. Отрина (зап. дер. Тоболы).

Командующий армией согласился с этим предложением. Возвратясь с наблюдательного пункта генерал Селивачев сообщил нам новую более скромную задачу. В 13 час. командующим бригадой полковником Якушовым была получена телефонограмма, К-ра 4 конного корпуса генерала Гилленшмидта о том, что в его распоряжении для усиления направлен из резерва Командующего армией стрелковый полк полковника Михайлова. Эта телефонограмма была составлена в следующих выражениях: «Для усиления Ваших действий направлен из резерва Командующего армией 4-й Сибирский полк прибывший Гриву. По прибытии его Рудку-Червище обязательно требую самых активных действий выполнения задачи поставленный моим 8907 номером. Ваше энергичное движение на 76,4 и на Ченчелово увлечет фланг Финляндцев. Медлительность даст противнику окопаться и усилиться. Генерал Краснов всеми частями всемерно поддержать наносимый Вами удар 8914. Гилленшмидт».

Одновременно от генерала Краснова было получено уведомление, что командир 4 конного корпуса передал приказание через своего начальника Штаба о подчинении нашей бригады и 4 Сибирского стрелкового полка ему – генералу Краснову.

По сношению с Начальником 4 Финляндской стрелковой дивизии решено было произвести конную атаку после того как пехота и артиллерия прорвет проволочные заграждения противника, для чего 4 стрелковый полк тотчас же по прибытии направлен был вдоль дороги Рудка-Червище – Ченчелово, прибывшие к этому времени Пластуны 2-й сводной казачьей дивизии в эту ночь сменившиеся с позиции были взяты в цепь 1-й бригады своей дивизии.

От 27 полка был наряжен 1 взвод рабочих для устройства прохода в бывших австрийских проволочных заграждениях и окопах, расположенных в 150 – 200 шагов к юго-западу от южной окраины дер. Рудка-Червище.

В 4-й Сибирский стрелковый полк от 27 полка был выслан офицер для связи, с указаниями следить за развитием наступления пехоты и обо всем подробно доносить. О начале атаки Командиры стрелковых полков должны были сообщить генералу Краснову по телефону. В 15 часов началась артиллерийская подготовка.

Артиллерия противника отвечала слабо. Бригада была в полной готовности к атаке, причем атака должна была вестись поэшелонно (волнами) по 2 сотни в каждом эшелоне, в голове 27 полк. В 16 ½ наша пехота и пластуны перешли в наступление; из штаба 4-й стрелковой дивизии и офицера 27 полка находящегося для связи в 4 Сибирском стрелковом полку к генералу Краснову поступали сведения, что стрелки успешно продвигаются вперед, занята первая линия окопов, захвачены пулеметы, число коих пока не выяснено и далее подползли к проволочным заграждениям и режут проволоку.

В последующих донесениях уже не упоминалось о пулеметах. В 18 часов 50 минут артиллерийский огонь противника тяжелых и легких батарей по наступающим цепям нашей пехоты заметно ослабел. Всем находящимся в дер. Рудка-Червище, было очевидно, что момент атаки назрел.

В начале 20 часа раздались крики пехоты: «конницу вперед» подхваченные лентой большого числа раненых, возвращающихся в дер. Рудка-Червище. Старший адъютант 2-й сводной дивизии по телефону получил подтверждение о том, что со стороны Ченчелово наша пехота кричит «конница вперед». Генерал Краснов приказал бригаде быстро выдвинуться в направлении на хутор Ченчелово и развить достигнутый пехотой успех.

Первым из деревни выскочил разъезд от 27 полка для направления удара бригады, за ним разведывательные сотни 1-го Волгского полка, а затем 27 и 28 полков. Сотням приходилось дебушировать выход из южной окраины дер. Рудка-Червище и узкий проход сделанный в австрийских проволочных заграждениях, расположенных в 150 – 200 шагах юго-запад. этой деревни.

Не успели еще сотни 27 полка вырваться на свободу, как немецкие аэропланы обнаружили наше намерение и сообщив сигналом на свои батареи сами стали сбрасывать бомбы и обстреливать из пулеметов дебушируемое нами дефиле. Тяжелая батарея по тому же дефиле открыла жестокий огонь. В этот момент одним из тяжелых снарядов был убит часовой, ранены знаменщик и караульный начальник, а два других часовых и ассистент тяжело контужены осколками этого снаряда, в 8 местах пробито знамя 28 полка. Несмотря на жестокий огонь противника, бригада уже через десять минут 6-ю эшелонами развернулась для атаки, имея 27 полк слева, а 28 справа от дор. Рудка-Червище-Ченчелово, в общем направлении на хут. Ченчелово.

Подскакав вплотную к восточной опушке леса, что зап. дер. Рудка-Червице первый эшелон 27 полка уперся в труднопроходимые болота. 4 сотня 27 полка находившиеся в последних 2-х эшелонах приняли влево и пошли в направлении на высоту 78,0 Иваньково. 3 сотни 28 полка тоже уперлись в болото, а остальные пошли вправо по дороге на Ур. Погоня. Сотни 27 полка направлявшиеся на выс. 78,0 прошли сквозь цепи своей пехоты, которая кричала им: «куда вы несетесь, противник еще не выбит из окопов», но встреченные сильным огнем тяжелой и легкой артиллерии противника и пулеметов и видя перед собою немецкие окопы, опутанные проволокой, попятились немного назад.

Сотни 28 полка, шедшие по дороге на Ур. Погоня, пройдя пехотные цепи тоже наткнулись на немецкие окопы с проволочными заграждениями и встреченные жестоким пулеметным огнем противника, вынуждены были податься назад.

Несколько лошадей, увлеченных стремительной атакой вперед, лишившись всадников повисли на проволочных заграждениях противника.

Убедившись в несвоевременности и бесплодности конной атаки и, дабы не произвести своим отходом невыгодного впечатления на свою пехоту, бригаде было приказано спешиться, влившись в цепи пехоты, вести огневой бой, что и было исполнено.

О результате атаки в 19 час. 30 мин. командующим бригадой было послано донесение генералу Краснову, который вскоре прислал ему приказание явиться к нему лично с докладом.

В 21 час по приказанию Генерала Краснова Командующий бригадой отдал приказание своему заместителю Полковнику Пивоварову с наступлением темноты всю бригаду мелкими частями в пешем строю собрать в дер. Рудка-Червище, в резерв генерала Краснова. За день потери выразились в следующих цифрах: контужен 1 офицер, нижних чинов убито 18, ранено и контужено 103; лошадей убито 67, ранено 69» (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 61. Ч. 2.).

А 6-го августа того же года сотни 16-го и 17-го Донских казачьих полков там же, у Рудки-Червище разворачивались под огнем бомб и пулеметов трех германских аэропланов, снизившихся настолько, что видны были пулеметы и лица летчиков. Но атака прошла по мостам и гатям, в колонне по три, по одному и по два. Казаки проскочили в прорывы своих и неприятельских проволочных заграждений, перескочили через окопы и нанесли жестокий удар австрийцам, захватив пленных и пулемет. Но также остановились в болотах и лесах - перед второй линией неприятельских окопов. Есаул 17-го генерала Бакланова Донского казачьего полка Ф. Коршунов стал кавалером Георгиевского оружия за то, «что в бою 6 августа 1916 года у д. Рудка-Червище, командуя сотней в конном строю, под губительным огнем противника, атаковал неприятельскую пехоту и несмотря на то, что был ранен, продолжал наступать, первым ворвавшись в неприятельский окоп». А хорунжий того же полка Яков Юдин стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени «За то, что в бою 6 августа 1916 года у д. Рудка-Червище во время конной атаки первым вскочил в неприятельский окоп. Будучи ранен в грудь, не оставил строя, продолжая наступление, когда вторично был ранен в ногу. Невзирая на двойное ранение, не оставил свою часть, пока не пал смертельно раненый со словами: «казаки, вперед», и тут же скончался, смертью своей запечатлев содеянный подвиг».

Итак, мы видим, что первой важнейшей предпосылкой результативной конной атаки является местность, не стесняющая маневроспособность конницы - чистое поле, отсутствие труднопреодолимых или непреодолимых преград. Местность должна быть под силу и лошадям, и всадникам. Так, например, атака кизляро-гребенцов и дагестанцев, брошенная на германскую пехоту с пятикилометрового расстояния в paйон дер. Непле в августе 1915 г., была рассеяна, а атакующие понесли очень тяжелые потери не потому, что огонь германцев был силен, а потому что истощенные и недостаточно тренированные лошади не могли проскакать по запаханным вязким полям, местами заболоченным, 5 км и встали, атака еле двигалась и представляла из себя в последней момент не грозное, а жалкое зрелище - и германцы спокойно расстреливали казаков (своя же пехота не поддержала казаков, предоставив их самим себе).

006.jpg

Очевидец наблюдал поле атаки новомиргородских улан на деревню Волчецк 24-го июня 1916 г. - спустя несколько часов после атаки. Трупы улан и лошадей лежали, главным образом, вдоль двух канав, не широких, но с крутыми отвесными берегами, прокопанных вдоль домов. Очевидно, здесь лошади заминались, случались и закидки. И вот эти приостановившиеся всадники и их лошади и были убиты из окон домов германскими пехотинцами. Там, где поле было чистым, атака пронеслась почти без потерь и привела к большому успеху.

Продолжение следует

Автор:

641

Поделиться:

Вернуться назад