Конница в Галиции, 1914-й. Ч. 3. Под Городком, у Ярославиц и Бучача

Мобильные войска в бою

Конница в Галиции, 1914-й. Ч. 3. Под Городком, у Ярославиц и Бучача

7 октября 2020 г.

Итак, русская конница проявила себя в ходе Томашовской операции (Конница в Галиции, 1914-й. Ч. 2. В Томашовской операции). Результативно действовала и конница армий южного фланга Юго-Западного фронта. Так, 3-го августа отличились 1-й и 2-й эскадроны 10-го гусарского Ингерманландского полка, в ходе атаки взявшие в плен около 500 австрийских солдат и 16 офицеров.

4-го августа 2-я Сводная казачья дивизия нанесла поражение 5-й гонведной кавалерийской дивизии и 15-й бригаде 8-й кавалерийской дивизии. Очевидец этого боя, вошедшего в историю как бой под Городком, писал: «Когда гусары подошли на 900-1000 шагов… по всей линии окопов был открыт пачечный ружейный и автоматический пулеметный огонь. Открыли фланговый огонь и ближайшие сотни … пулеметы 2-й Казачьей Сводной Дивизии. Встреченные губительным огнем гусары дрогнули, стали падать люди и лошади, линии спутались и порядок движения нарушился. Не выдерживая огня, всадники стали сбиваться в кучи и частью поворачивали назад, частью сворачивали вправо и еще некоторое время продолжали в беспорядке скакать вдоль фронта, устилая поле телами людей и лошадей.

В течение короткого промежутка времени линии гусар почти совершенно растаяли, скошенные фронтальным и фланговым огнем. Остатки неприятельских эскадронов повернули обратно и поле покрылось скачущими всадниками, спешившими укрыться от огня за впереди лежащими складками местности. Наша артиллерия преследовала их шрапнелью … большое количество тел убитых и раненых гусар и лошадей, лежавших на желтой стерне напоминали о разыгравшемся здесь кровавом боевом эпизоде. В течении нескольких минут дивизион 7-го гонведного полка был почти уничтожен огнем, немногим удалось спастись. Командир дивизиона, все командиры эскадронов и младшие офицеры и большинство гусар нашли здесь славную смерть или остались ранеными на месте атаки и попали в плен. В числе последних находился и тяжело раненый Командир дивизиона майор Барцай Тихоцкий» (Тихоцкий Е. Атака австро-венгерской конницы на 2-ю Сводную казачью дивизию под м. Городок 4-17 августа 1914 г. – Белград, б. г. С. 18.).

66..jpg

Но имела место и кавалерийская схватка: «Сблизившись на расстояние около 400 шагов, Линейцы (казаки 1-го Линейного генерала Вельяминова полка Кубанского казачьего войска – А. О.) забросили винтовки за спину и ударили «в шашки» на венгерских гусар. Гусары приняли атаку. … По-видимому эскадрон 8-го Гонведного полка во время движения потерял сомкнутость и в их строях получились интервалы или же они, начав атаку на пулеметы в разомкнутом строю, потом хотели сомкнуться.

Линейцы атаковали в разомкнутом строю (лавой) и это позволило им охватить фланги австрийцев и проникнуть в образовавшиеся интервалы, окружив отдельные группы гусар. В 400-500 шагах впереди пулеметов завязалась жестокая рукопашная схватка. Смешавшись друг с другом, в густой пыли, Линейцы и гусары с ожесточением рубили друг друга. Рукопашный бой продолжался недолго, но носил чрезвычайно кровопролитный характер. Гусары защищались отчаянно: их сабли причиняли чувствительные потери Линейцам, но, окруженные со всех сторон, они были изрублены и остатки их бросились назад, преследуемые казаками.

Большое количество убитых и раненых гусар осталось на месте боя, в том числе и оба Командира эскадронов, ротмистры Кемень и Микеш…. Южнее Сатановской дороги наступление 2-го Драгунского и 11-го Уланского полков 15-й бригады против южной окраины местечка захлебнулись еще раньше. Достигнув легко опушки леса, австрийцы на этом участке в течение всего боя не могли преодолеть огня нашей пехоты и спешенных сотен Донской бригады и неоднократные попытки их выйти из леса успеха не имели. Около половины пятого неприятельский огонь стал постепенно слабеть. Вскоре смолкла неприятельская артиллерия, и появились признаки начавшегося отхода.

Движение частей 17-го Донского полка в обход правого фланга австрийцев ускорило их отступление. К 5-ти часам дня бой стих окончательно: понесшая тяжелые потери и потрясенная морально конница Генерала Фрорайха (фельдмаршал-лейтенант Э. фон Фрорейх - командир 5-й гонведной кавалерийской дивизии – А. О.) быстро выходила из боя и отходила обратно к Сатанову… возле м. Городок в братской могиле было похоронено свыше 500 гусар, павших в бою. Количество раненых, оставшихся на поле и подобранных санитарами, было настолько значительно, что дивизионный перевязочный пункт, открытый в м. Городок, работал всю ночь, и уже к 8-9 часам вечера на пункте было зарегистрировано свыше 150 раненых кавалеристов.

Несмотря на отсутствие преследования, материальное и моральное расстройство 5-й кавалерийской дивизии было настолько велико, что, по свидетельству австрийского автора… Австрийское Командование нашло необходимым снять дивизию с фронта и отвести в тыл для пополнения и приведения в порядок. … В конечном итоге Австро-Венгерская конница понесла большие потери, и утратила способность для дальнейшей борьбы на долгое время. А Начальник Дивизии генерал Фрорайх, просверлил себе пулей висок на самом поле неудачной атаки» (Там же. С. 24.).

72..jpg

Ряд казачьих офицеров получили за этот бой Георгиевское оружие. Как гласил документ, высокая награда вручается «Есаулам 1-го Линейного генерала Вельяминова полка Кубанского казачьего войска: Принцу Шах-Рух-Дараб-Мирзе за то, что, лично командуя сотней в составе 109 человек в бою у м. Городка, произвел конную атаку на 3 эскадрона противника в критическую минуту боя, когда значительные силы последнего, обходя фланг, намеревались ворваться в местечко Городок. Несмотря на превосходные силы австрийцев и на сильный шрапнельный огонь их артиллерии, повел сотню в составе 3-х взводов на фронт противника, приняв на себя первый удар. Около 3-х эскадронов неприятельской конницы было уничтожено. Успех этот имел решающее значение, так как, покончив с кавалерией, остатки этой сотни под командой есаула Труфанова двинулись на артиллерию противника, которая, увидев казаков, взяла на передки и пошла наутек, чем выручены были все другие части отряда, по которым артиллерия противника перестала стрелять… [и] Андрею Труфанову, за то, что, лично командуя сотнею в бою у м. Городка, произвел конную атаку на превосходные силы противника в критическую минуту боя… есаул Труфанов разбил противника фланговой атакой, когда 5-я сотня билась с фронта. Около 3-х эскадронов неприятельской конницы было уничтожено…» (Летопись войны 1914 – 15 гг. № 32 оф. – С. 64.).

6-го августа эскадрон 11-го гусарского Изюмского полка к юго-западу от Луцка - близ Берестчека у Новостава атаковал эскадрон 9-го гонвендного гусарского полка – 60 венгерских гусар было изрублено и 105 нижних чинов и 2 офицера взято в плен, командир эскадрона застрелился.

В первом бою частей 3-й армии на р. Серет у дер. Заложче 9-й уланский Бугский полк с 16-й конной батареей, атаковав роту 35-го ландверного полка и австрийский 13-й уланский полк, отбросили их с потерей австрийцами 100 человек (Щербачев Д. Г. Львов — Рава Русская — Перемышль. 9-й корпус и 3-я армия в Галиции в 1914 г. // Военный сборник общества ревнителей военных знаний. - Белград. - 1929. - Кн. 10. - С. 118.).

8 августа 10-я кавалерийская дивизия генерал-лейтенанта графа Ф. А. Келлера (русская 3-я армия) в конном бою разбила австрийскую 4-ю кавалерийскую дивизию, захватив 8 конных орудий и 160 пленных. А. Белой указывал: «В этом бою русская конница выказала особое искусство и доблесть» (Белой А. Галицийская битва. М. – Л., 1929. С. 162.). Потери: русские – 150 человек, австрийцы – более 800 человек (в т. ч. 650 пленными - как пехотинцев, так и кавалеристов), 8 орудий, пулеметы (По другим данным – около 250 человек пленных кавалеристов и около 400 человек пехотинцев, несколько сот человек убитыми и ранеными. Сливинский А. Конный бой 10-й кавалерийской дивизии генерала графа Келлера 8/21 августа 1914 года у д. Ярославице. - Сербия, 1921. С. 23.).

Сражение у Ярославице – единственный случай в мировую войну, когда в конном строю сошлись 2 кавалерийские дивизии.

В момент столкновения 10-я дивизия развернула 10 эскадронов, но их фронт был прорван конной атакой 8-ми эскадронов австрийцев. Тогда Ф. А. Келлер ввел в бой свой штаб, конвой и 2 эскадрона 10-го гусарского Ингерманландского полка под командованием ротмистра И. Г. Барбовича. Фланговым ударом противник был опрокинут.

Ф. А. Келлер.jpg

Ф. А. Келлер

Очевидец боя вспоминал: «Раскатами барабанной дроби посыпались шашечные и сабельные удары, тo - глyxиe, то - резкие, металлические в тех случаях, когда шашка встречала на своем пути железные каски. Cеpые защитные рубашки наших всадников просачивались между австрийскими голубыми ментиками. Видно было, что oбе стороны начали расстраиваться и смешиваться в общую массу. Разгорался рукопашный бой: всадник рубил, колол всадника … слышался непрерывный лязг железа…раздавались револьверные выстрелы. Справа доносилась непрерывная трескотня пулеметов» (Там же. С. 15.). Поле только что закончившегося боя «представляло чарующую картину. Закрытое еще темной пеленой солнце тускло светило; столбы неулегшейся пыли, перевитые желтыми лучами, мрачными тенями гуляли по полю ... Желтый ковер недавно сжатой пшеницы был усыпан красными и голубыми цветами-маками и васильками: то были тела убитых и раненых австрийцев. Между ними, но значительно реже попадались cеpo-желтые пятна - тела погибших и раненых русских. Раненые шевелились; иные пытались подняться, протягивали руки и молили о помощи… Раны были ужасны; особенно поражали величиной и жестокостью раны многих убитых и раненых австрийцев - то были следы уколов пики» (Там же. С. 21.).

В числе пленных было 10 офицеров. Так, участник боя вспоминал: «Здесь и там стояли группы пленных. Убитые, раненые и пленные принадлежали ко всем полкам 4 кавалерийской дивизии (1 и 13 уланские, 9 и 15 драгунские полки). Из рощи все еще доносились крики и одиночные выстрелы: там шарили наши, собирая засевших в роще и еще сопротивлявшихся австрийцев.

Группа гусар, возбужденная, сердито размахивавшая и грозившая шашками вывела на опушку рощи несколько австрийцев; один из них что-то кричал и видимо сопротивлялся. Заметив вблизи рощи группу всадников с развивающимся над ней флагом и догадываясь что это штаб, австриец проявил отчаянное усилие, вырвался из рук державших его гусар, сделал несколько шагов вперед и на чистейшем французском диалекте обратился к стоявшему впереди штаба Генералу графу Келлеру: «… я ротмистр уланского полка, поляк..., сегодня, как видите, я тяжело ранен ... сдаюсь на милость победителя, но прошу пощадить честь офицера и приказать не отбирать от меня сабли» ... Благородные черты породистого лица ротмистра были подернуты бледностью и свидетельствовали о переживаемом волнении и страданиях. Правая рука прижимала к груди перебитую левую руку; мундир растегнулся, а сползший с плеч голубой ментик открывал широкую через всю шею прорезанную рану, из которой еще струилась кровь, алыми пятнами покрывавшая безукоризненной белизны рубаху…» (Там же. С. 22.).

В одном из первых боев 8-й армии (у с. Демня, в рядах 12-го гусарского Ахтырского полка) отличился один из первых героев войны – ротмистр Б. Панаев 1-й, лично водивший эскадрон в атаку и убитый в бою (на его теле было обнаружено 4 огнестрельные раны). Кроме погибшего ротмистра были ранены 15 гусар, австрийцы же потеряли 80 человек убитыми, 2 офицеров и 20 драгун пленными (из состава частей 8-й кавалерийской дивизии).

Русская конница уже с первых же боев брала серьезные материальные трофеи.

38..jpg

О панике в австрийских кавалерийских частях после боя у Городка с частями 2-й Сводной казачьей дивизии 4-го августа свидетельствовал тот факт, что противник при отступлении бросил 3 орудия – взяты 1-м Волгским полком Терского казачьего войска.

В бою у Ярославиц 8-го августа частями русской 10-й кавалерийской дивизии были взяты 8 орудий (вся артиллерия австрийской 4-й кавалерийской дивизии), с зарядными ящиками, а также пулеметы и ящик с походной канцелярией австрийской дивизии. Начальник дивизии граф генерал-лейтенант Ф. А. Келлер был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени (В.П. 27. 09. 1914.) за то, что «им была разбита 4-я австрийская кавалерийская дивизия и взята вся конная артиллерия противника» (Летопись войны 1914 – 15 гг. - № 32 оф. – С. 61.).

79..jpg

10-го августа 2-я Сводная казачья и 2-я Кубанская казачья дивизии у с. Джурин близ г. Бучача в бою с австрийской 1-й кавалерийской дивизией захватывают конную батарею – 4 орудия и зарядные ящики, уничтожив расчеты (Очевидец относительно австрийских потерь в бою с донцами отмечал: «Убитые лежали в двух группах на некотором расстоянии одна от другой; протяжение каждой группы по фронту примерно около 100 шагов, что соответствует фронту развернувшегося эскадрона. Я насчитал в обеих группах свыше 50 тел убитых гусар 12-го гусарского австрийского полка и между ними 5-6 офицеров…». Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930. С. 206). Русские потери в схватке с гусарами – 20 убитых и свыше 100 раненых - там же. С. 207.). Участник боя так передавал его самый напряженный момент: «Три сотни Линейного полка, развернувшись за складками местности, приближаются укрыто шагов на 1500 к батарее и широким наметом идут в атаку. Наша артиллерия открывает интенсивный огонь. Австрийские артиллеристы, заметив атаку, бросаются к своим орудиям, открывают беглый огонь по атакующим. Одновременно, у опушки леса южнее д. Пышковце замечена австрийская конница, видимо готовящаяся к контратаке на выручку своей артиллерии. Генерал Павлов (генерал-майор А. А. Павлов командующий 2-й Сводной казачьей дивизией. За этот бой стал кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени – А. О.) отдает приказание ген. Гуславскому (генерал-майор П. Л. Гуславский - командир 1-й или Донской бригады 2-й Сводной казачьей дивизии – А. О.) атаковать неприятельскую конницу... На широком аллюре, подымая густые облака пыли, развертывается Донская бригада и идет в атаку. Стук копыт и бряцание оружия заглушают звуки стрельбы. Нервы приподняты. Впереди на фоне леса, подымаясь на гребень складки местности и снова скрываясь, появляются неприятельские эскадроны... Мне кажется, как будто бы Донская бригада выигрывает их фланг... Направо все мое внимание приковывает атака Кубанцев… Впереди и кругом рвется шрапнель. Казаки уже близко. Кажется, вот-вот они не выдержат огня и повернут обратно или артиллеристы бросят орудия. Но батарея не умолкает; беглым огнем посылает она снаряд за снарядом навстречу кубанцам. Расстояние все уменьшается. Уже батарея не видна, закрытая от взоров атакующими. Последние выстрелы в упор, и кубанцы на батарее... батарея взята… Австрийские гусары опоздали; опрокинутые Донцами, они бросились к д. Пышковце, преследуемые Донской бригадой; и те и другие скрываются из вида за складками местности...» (Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930. С. 206.).

Кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени за бой у дер. Джурин стал подъесаул 1-го Линейного генерала Вильяминова полка Кубанского казачьего войска Е. Тихоцкий, который «первый ворвался на неприятельскую батарею и, перебив всю прислугу, захватил 4 орудия с зарядными ящиками» (Летопись войны 1914 – 15 гг. № 32 оф. – С. 62.). Георгиевское оружие получил и командир полка – полковник К. К. Черный (В. П. 11. 10. 1914.) (Там же. С. 64.). Такую же высокую награду получил и хорунжий К. Непокупной, который, «увидя, что полк пошел в атаку на неприятельскую батарею, кинулся с двумя казаками вперед на батарею, ворвался на нее в убил прислугу как у орудий, так и у зарядных ящиков, числом до 9 человек, причем много способствовал своей беззаветной отвагой захвату батареи» (Там же. С. 63.).

К. К. Черный.jpg

Командир 1-го Линейного полка Кубанского казачьего войска К. К. Черный

Удачно действовали и другие кавалерийские соединения.

Н. Н. Головин писал: «Подводя итог работе конницы генерала Рузского, мы видим, что в течение 10(23), 11(24) и 12(25) она расчистила пространство перед фронтом двигающихся вперед пехотных дивизий, отогнав неприятельскую кавалерию. На флангах она подошла к рубежам рек Буга и Золотой Липы, заняв переправы у Каменки Струмилова и у Шумляны. В центре она подошла реке Гнилой Липе…» (Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период. С. 192.).

Конница южных армий Юго-Западного фронта выполнила важнейшую стратегическую задачу – они прикрыла сосредоточение русский корпусов и не позволила командованию противника увидеть истинное соотношение сил на южном фланге битвы.

36..jpg

Статьи из этой серии

Конница в Галиции, 1914-й. Ч. 2. В Томашовской операции

Конница в Галиции, 1914-й. Ч. 1. В прикрытии стратегического развертывания

Автор:

908

Поделиться:

Вернуться назад