Бригада против корпуса. Дело у Попелян, июнь 1915 года

Мобильные войска в бою

Бригада против корпуса. Дело у Попелян, июнь 1915 года

18 февраля 2021 г.

В Прибалтике русскую конницу летом 1915 г. ждали новые удачные дела. Одно из них – у Попелян.

Попеляны – местечко в Курляндии (район г. Шавли), вокруг которого в конце мая - начале июня 1915 г. развернулись интенсивные бои между русскими и германскими кавалерийскими частями.

Уссурийская конная бригада

Боевые действия в Прибалтике весной – начале лета 1915 г. отличались высокой динамичностью, на театре военных действий противники сосредоточили значительное количество кавалерийских частей (см. Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 1. Удар Первого Кавалерийского корпуса под Шавлями ; Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 2. Перелом ; Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 3. Россиены и Дубисса ; Стратегическая конница в апреле - мае 1915 года в Прибалтике. Ч. 4. Стабилизированный фронт). В этот период войны на северном фланге русско-германского фронта действовали оперативные объединения смешанного состава со значительным удельным весом мобильных войсковых групп.

Одним из выдающихся соединений русской конницы являлась Уссурийская конная бригада. Бригада включала в свой состав: Приморский драгунский полк, 1-й Нерчинский казачий полк Забайкальского казачьего войска, Уссурийский казачий полк и 1-й конно-горный артиллерийский дивизион. Части бригады отличились в Русско-китайской 1900 - 1901 г.г. и Русско-японской 1904 - 1905 г.г. войнах, блестяще проявили себя в Первой мировой войне. С 27. 03. 1915 г. бригадой командовал один из лучших кавалерийских командиров русской армии периода Великой войны генерал-майор А. М. Крымов.

3..jpg

Знамя 1-го Нерчинского казачьего полка Забайкальского казачьего войска. 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска 1898-1906 гг. Исторический очерк. Сост. Маковкин А. Е. Спб., 1907.

Командующий 5-й армией Северо-Западного фронта (в состав которой входила бригада) генерал от кавалерии П. А. Плеве очень высоко ценил боевые качества бригады и ее командира. И совершенно заслуженно. Достаточно упомянуть, что в развернувшемся позднее июльском Шавельском сражении Уссурийская бригада выполняла ответственную задачу обороны наиболее угрожаемого участка фронта 5-й армии. 2-го июля она вела упорные бои с германской 41-й пехотной дивизией – и, несмотря на значительное численное и огневое превосходство пехоты над конными частями, уссурийцы свою задачу выполнили - темп движения немцев был замедлен, и авангард 13-й сибирской стрелковой дивизии смог беспрепятственно выдвинуться из резерва. В результате первоначальный удар германцев на Митаву удалось отразить. Впоследствии бригада обороняла разрыв, образовавшийся между северной и южной группами корпусов 5-й армии, а в дальнейшем совершила набег в тыл германского заслона перед г. Митава. Показательно, что П. А. Плеве, считая Уссурийскую конную бригаду особенно устойчивой, пользовался ей и как подвижным резервом (ездящей пехотой).

Т. о. бригада была отборным мобильным соединением русской армии, способным решать самый широкий спектр боевых задач.

В июньских боях у Попелян особенно отличился Приморский драгунский полк Уссурийской конной бригады.

Общая обстановка на ТВД

К началу июня 1915 г. оперативная обстановка в Курляндии складывалась следующим образом. Как мы отмечали ранее, в конце апреля германская армейская группа О. фон Лауенштейна (3 пехотных и 3 кавалерийских дивизии) овладев г. Либава, приблизилась к г. Митаве. К середине мая германская группировка, действовавшая в Латвии и северной Литве, после получения дополнительных сил, была структурирована в форме Неманской армии.

На театр военных действий были спешно направлены русские резервы, из которых образованы две войсковые группы: 1) генерала от инфантерии В. Н. Горбатовского в районе Митавы (3 пехотных и кавалерийская дивизии, костяк группы - 19-й армейский корпус) и 2) генерала от кавалерии В. А. Орановского (3 кавалерийские дивизии - 1-й Конный корпус) в районе Поневеж-Янов. Эти войска, после переброски дополнительных резервов, были структурированы в форме 5-й армии Северо-Западного фронта. Согласованное наступление этих войсковых групп заставило германцев отойти в район р.р. Виндава (Вента) и Дубисса, где в мае - июне завязались упорные бои.

К 28-му мая 1915 г. северная ударная группа Неманской армии (1-й резервный корпус К. фон Моргена и кавалерийский корпус Э. Шметтова) продолжала начавшееся ранее наступление с целью разгромить русские войска у г. Шавли. 1-я резервная дивизия 30-го мая отбила у русских местеч. Кужи, а 31-го – Кузовимя. 6-я резервная дивизия заняла местеч. Даукши, отразив сильную ночную атаку русских частей. По немецким данным, за 3 дня боев трофеями корпуса Моргена стали 4,5 тыс. пленных и 8 пулеметов. Небезуспешно действовали и русские войска. Так, сводка Ставки отмечала: «На левом берегу Дубиссы от Шавлян до Бетиголы мы перешли в наступление против выдвинувшихся на этом фронте германских сил и к утру 28-го мая достигли значительного успеха, взяв за ночь стремительной атакою более 500 пленных, орудие, пулеметы и другую добычу».

Конный корпус Шметтова на острие удара

Конный корпус Шметтова (6-я (28-я, 33-я, 45-я кавалерийские бригады), 2-я (5-я, 8-я кавалерийские и Лейб-гусарская бригады) кавалерийские дивизии с приданными частями усиления) обеспечивал левый фланг германской пехоты. Главной задачей конного корпуса было ударить через Груздзи в направлении на Мешкуцы в тыл русским войскам, в то время как пехота корпуса Моргена должна была отбросить противника на линию Рекце-Рувли. Фактически перед германской конницей ставилась ответственная задача – в то время как пехота скует русские войска с фронта, осуществить фланговый маневр и отрезать им пути отступления. Курс движения конного корпуса Шметтова – на Попеляны.

Увидев опасность, с целью парировать движение противника, русское командование выдвинуло сильные резервы - Уссурийскую конную бригаду, 4-ю кавалерийскую дивизию, казачьи части и части 17-й пехотной дивизии 19-го армейского корпуса.

Германская конница, выполняя поставленную задачу, атаковала русские части. 6-я кавалерийская дивизия вела бой за укрепленную позицию у госп. дв. Вербуны-Шипили, а 2-я кавалерийская дивизия атаковала с линии Доргаудзе-Пиктуйже на фронте Порвайши-Каткуны-фольв. Пиктуйже.

И тут, как писал германский очевидец: «произошли события, которые положили конец этой операции конницы в тылу противника, как то уже не раз бывало. Разведывательный отряд донес о движении с севера русской кавалерийской дивизии от Юдейки на Шакиново. Другая русская дивизия, проследовавшая в 9 часов утра, двигалась на Жоряны, где она оттеснила к югу арьергард 2-й кавалерийской дивизии, а из Груздзи подходила колонна противника двигавшаяся в северо-западном направлении на левый фланг 2-й кавалерийской дивизии. Положение было незавидное и было время уходить, если дивизия не желала быть совершенно окруженной».

К досаде немцев, занятый после продолжительного боя госп. дв. Вербуны-Шипили пришлось вновь оставить «после того как противник перешел крупными силами в контратаку». Бригады германского конного корпуса отошли в западном направлении и заняли к вечеру 28-го мая фронт Ауксуци-Кербедышки - госп. дв. Клайши.

29-го мая немцам под воздействием сильных контратак русских войск пришлось отвести 6-ю кавалерийскую дивизию на линию Рувли-Кубели и севернее, а 2-я кавалерийская дивизия (несмотря на сильную атаку русских, пытавшихся охватить ее левый фланг) смогла удержать свои позиции на фронте севернее Ауксуци-Кербедышки-госп. дв. Клайши. 33-я кавалерийская бригада 6-й кавалерийской дивизии достигла Попелян и вошла в подчинение 2-й кавалерийской дивизии, заняв позиции на ее левом фланге. Сводка русской Ставки отмечала: «К северу от Шавли, в районе Шакиново, неприятельская обходная колонна 29-го мая атакована нами и отброшена в западном направлении. У Шавель неприятель продолжает безуспешные атаки на северном участке поля сражения. Наше наступление на фронте Шавляны - Бетигола продолжает развиваться успешно. 29-го мая мы овладели путем атак несколькими селениями и кладбищем у м. Жогини. Накануне на этом же фронте наши уланы атаковали в конном строю неприятеля, зарубив около 100 германцев и взяв свыше полусотни пленными».

30-го мая кавалерийский корпус Шметтова удерживал свои позиции: 33-я кавалерийская бригада наступала на левом фланге 2-й кавалерийской дивизии на Каньки, но продвинуться не смогла – русское командование парировало ее действия маневром от Крупи на Рудавсе. После полудня левый фланг 6-й кавалерийской дивизии под воздействием сильных атак русских войск отошел, вследствие чего корпус Шметтова был отведен к железной дороге: 6-я кавалерийская дивизия заняла участок от Рувли до Ногори, а 2-я кавалерийская дивизия - далее до Попеляны.

Русские войска наступали по всему фронту. Как отмечал германский источник: «Бои за последние дни были очень напряженными. При стоявшей жаркой погоде удавалось доставить в этой лесистой и болотистой местности лишь немного воды плохого качества. Большая растяжка частей по фронту создавала для них большие трудности, и они были переутомлены. Особенно сильно устали лошади».

31-го мая германцы отошли за р. Виндава (Вента). На этом фронте на следующий день они были атакованы русской конницей.

Бой у Попелян 1 июня 1915 г.

Соотношение сил противников (без артиллерии и вспомогательных частей и подразделений) в бою у Попелян было следующим.

Русские

Уссурийская конная бригада 5-й армии Северо-Западного фронта:

Приморский драгунский полк;

1-й Нерчинский казачий полк Забайкальского казачьего войска;

Уссурийский казачий полк.

Германцы

Конный корпус Шметтова Неманской армии германского Восточного фронта:

6-я кавалерийская дивизия: 33-я кавалерийская бригада (9-й и 13-й драгунские полки);

2-я кавалерийская дивизия: 8-я кавалерийская бригада (7-й кирасирский и 12-й гусарский полки); Лейб-гусарская бригада (1-й и 2-й лейб-гусарские полки).

Немецкий источник так описывает эти события: «…последовала сильная охватывающая атака противника на левый фланг 33-й кавалерийской бригады у Попеляны и Кальнишки. Бригада вынуждена была отойти с упорными боями на Тришки, прикрываясь 1-м эскадроном 9-го драгунского полка и 5-м эскадроном 12-го гусарского полка, боевые действия которых описаны командиром 1-го эскадрона 9-го драгунского полка. «1-й эскадрон располагался на левом фланге 33-й кавалерийской бригады, стоявшей у Попеляны, занимая Кальнишки, где он подвергся утром сильному артиллерийскому огню. После этого эскадрону пришлось отправить по приказу из штаба полка всех наличных спешенных бойцов в расположенный юго-восточнее госп. дв. Кальнишки, где ожидалась атака противника. В это время я заметил севернее Кальнишки около 2-х эскадронов противника, двигавшихся в густой пыли рысью в юго-восточном направлении, по-видимому, с целью выйти нам в тыл. Не успел я донести об этом в полк с просьбой о поддержке, как 3 эскадрона противника выехали во взводной колонне из лесу на восточном берегу р. Вента и двинулись на Кальнишки. Наши немногочисленные спешенные бойцы открыли по ним огонь. Однако эскадроны противника, не обращая на это внимания, переехали рысью через р. Виндаву, несмотря на довольно крутые берега, и исчезли в мертвом пространстве, образованном краем долины. Прежде чем подошли подкрепления, выставленные полком, первые неприятельские всадники появились уже на высотах с криком «ура». Кальнишки были атакованы лавой на широком фронте, и немногочисленные спешенные драгуны были опрокинуты и переколоты или взяты в плен. Спешенные бойцы, отошедшие от Кальнишки, успели достигнуть своих коноводов, заблаговременно отведенных на запад, но также понесли сильные потери как от огня эскадронов противника, продвинувшихся сначала в юго-западном направлении, так и от флангового огня пехоты со стороны р. Виндава. Эти эскадроны, захватив в плен 12 человек с унтер-офицером Болте, находившихся в госп. дв. Кальнишки, сами попали под фланговый огонь эскадрона 12-го гусарского полка, прибывшего накануне вечером.

Командир 9-го драгунского полка приказал 1-му эскадрону и эскадрону гусар занять промежуточную позицию юго-западнее Попеляны у Рымши. Противник преследовал в конном строю и вторично атаковал на коне, но эта атака захлебнулась в нашем огне. Неприятельские всадники поскакали тогда вдоль нашего фронта, забирая влево, попали еще под огонь пулеметов, своевременно прибывших из Попеляны, и были уничтожены. Часть их, успевшая прорваться, была атакована быстро собранным 3-м эскадроном, невзирая на усталость лошадей, причем было взято несколько пленных. … Пришлось очистить Попеляны. Бригада отошла на Тришки. Эскадрон охранял это движение справа. К сожалению, эскадрон потерял в этот день 33 человека и 35 лошадей».

То есть, мы видим - что, по германской версии, немцы якобы уничтожают атакующих (значительную их часть), но при этом все же почему-то оставляют местечко Попеляны.

А вот что сообщал командир 5-го эскадрона 12-го гусарского полка: «5-й эскадрон и взвод пулеметов 12-го гусарского полка были приданы … 33-й кавалерийской бригаде, взвод пулеметов - к 9-му драгунскому полку, а 5-й эскадрон расположился южнее госп. дв. Кальнишки. Возвращаясь к эскадрону из Кальнишки, где я ориентировался в обстановке, я услыхал вдруг с севера знакомое русское «ура» и увидел, как сильные разомкнутые русские конные части - не менее полка - атакуют Кальнишки и вдоль р. Вента. Я едва успел достичь эскадрона. Когда передовые русские всадники приблизились ко мне шагов на 80, то по ним был открыт бешеный беглый огонь. Лейтенант Оппель, предупрежденный своими постами, занял спешенными людьми окраину деревни. Оправившись от первой неожиданности, русские пытались обойти позицию эскадрона, примерно, двумя своими эскадронами. Ввиду этого я посадил эскадрон и отошел с ним километра на 2, с целью вновь быстро спешиться и встретить противника огнем.

Противник был вновь задержан с большими для него потерями, причем мне посчастливилось застрелить с расстояния 30-ти метров переднего русского всадника, видимо, офицера в высоких чинах. Затем эскадрон снова сел и отошел за Рымши, где перескочил русский стрелковый окоп и снова спешился для пешего боя.

Когда русские атаковали в третий раз, то пулеметный взвод, находившийся до этого на восточной окраине Попеляны, уже достиг высот у западной окраины и успел открыть огонь во фланг атакующим русским. Русские эскадроны собрались еще раз с целью прорваться между Рымши и Попеляны и разметать спешенных бойцов 33-й кавалерийской бригады. Эта атака 6-ти русских эскадронов была взята во фланг с одной стороны 5-м эскадроном, с другой - пулеметным взводом.

Гибель под уничтожающим огнем пулеметов русских эскадронов, лихо атаковавших отходящих отдельных бойцов 33-й кавалерийской бригады, была величественным зрелищем. Шеренга за шеренгой таяли они под снопом пуль, и лишь немногие настигли спешенных людей бригады. Большие потери противника и большое число пленных были трофеями дня.

Когда 5-й эскадрон и пулеметный взвод, час спустя, отошли по приказанию на Вегеры, то командир 33-й бригады горячо благодарил нас и заявил к нашему удовлетворению, что 33-я кавалерийская бригада могла отойти лишь благодаря энергичному задержанию русских 5-м эскадроном и пулеметным взводом».

Итак, и здесь, как мы видим, немцы вынуждены отойти - но предварительно уничтожив наступающих и взяв при этом много пленных. Оставим эти опусы на совести рассказчика.

1..jpg

Кавалерийская схватка. Нива. 1915. № 37.

Теперь изучим русские источники, подробно излагающие эти славные события.

Журнал военных действий Приморского драгунского полка (РГВИА. Ф. 3573. Оп. 1. Д. 17. Л.Л. 11 – 30.) следующим образом отражает обстановку, предшествовавшую бою у Попелян.

С 25-го мая полк совместно с казаками-нерчинцами участвовал в ликвидации германского прорыва у местеч. Кубили – госп. дв. Рынговяны – Кушлейки. Противник был отброшен, а частями Уссурийской бригады при поддержке донских батарей была занята дер. Ивашки. Этот бой – еще одно доказательство высоких боевых качеств и многофункциональности конников-уссурийцев. Так, они успешно вели огневой бой, осуществили штыковую атаку на окопавшегося противника, энергично атаковали. Тактически сотни и эскадроны грамотно взаимодействовали, удачно применялись к местности. Верх был одержан над пехотой врага – 4-м егерским батальоном 2-й кавалерийской дивизии. В ходе боя 25-го мая Приморский полк потерял 1 офицера и 12 драгун убитыми, 2 офицеров и 35 драгун ранеными и 3 нижних чинов пропавшими без вести. К вечеру были заняты позиции: дер. Ногара – хут. Жамгринды.

26-го мая полк находился в резерве в дер. Кушлейки, а 27-го действовал на левом фланге бригады – у Егелишке, ведя бой с германскими егерями. В этот день у Бурбины 5-й и 6-й эскадроны полка провели конную атаку, потеряв 3 драгун и 11 лошадей.

Вечером 28-го, в связи интенсификацией немецкого наступления, приморцы получили приказ выступить на Ауксуци. 29-го драгуны вновь применяют комбинированный боевой порядок, сражаясь в конном и пешем строю, ведя огневой бой и действуя холодным оружием. Немцы в районе Ауксуци-Скабишки также действовали энергично, переходя в контратаки. Задача, стоявшая перед приморцами в этом бою – удержаться до подхода частей 4-й кавалерийской дивизии. Находясь целый день под артиллерийским, пулеметным и ружейным огнем врага, полк потерял 11 человек.

Канун атаки (31-го мая) застал драгун-приморцев в Поэглессы-Шантишки-Мажунайцы.

Боевой день 1-го июня начался с приказа в 8 часов утра: 4-му эскадрону встать в прикрытии батарей (д.д. Кужишки-Дусы), 6-му эскадрону (командир поручик Зубов) выдвинуться для разведки позиций противника, а остальным эскадронам образовать резерв бригады.

Около 16-ти часов генералом Крымовым была поставлена следующая боевая задача: продвинувшись до госп. дв. Кальнишки, форсировать р. Венту и конной атакой нанести поражение противнику, ударив в его левый фланг, а по возможности выйти в тыл попелянской позиции и овладеть Попелянами. В это же время спешенные сотни 1-го Нерчинского и Уссурийского казачьих полков наступали на Попеляны с севера (на правом берегу р. Венты и вдоль полотна железной дороги), сковывая противника.

Выполняя приказ командира бригады, эскадроны приморцев при 3 пулеметах выдвинулись для выполнения задачи. 5-й эскадрон штабс-ротмистра Савельева при поддержке 1-го эскадрона форсировал реку у д. Жеркецы, атакуя германцев у д. Линки. Воспользовавшись тем, что противник примет это за направление главного удара полка, остальные эскадроны с пулеметами должны атаковать у Кальнишки. Т. е. имел место отвлекающий тактический маневр.

Командующий полком полковник Кузнецов писал об успехе атаки 5-го эскадрона: «…с высокого берега р. Венты я увидал одиночных всадников противника, карьером выскакивающих из Линок, а за ними добрую сотню конных и пеших немцев, бегущую из деревни под ударами пик и шашек молодецкого эскадрона. Считая успех 5-го эскадрона обеспеченным, я приказал исполняющему должность старшего штаб-офицера ротмистру Кумманту с 1-м и 2-м эскадронами на галопе форсировать переправу … и атаковать деревню и фольварк Кальнишки, 3-му эскадрону переправиться вместе со мной за эскадронами 1-й линии и следовать за ними уступом справа, штабс-ротмистру Семенову с 3-мя пулеметами карьером занять нагорный правый берег р. Венты на высоте деревни Кальнишки и огнем пулеметов прикрыть переправу эскадронов через реку и содействовать атаке … на дер. Кальнишки».

Под огнем врага 1-й и 2-й эскадроны полка форсировали реку, опрокинув и уничтожив боевое охранение противника у брода, а драгунские пулеметы открыли огонь по д. Кальнишки.

Германская артиллерия открыла огонь по переправе, но безрезультатно – скорость конницы была ее лучшей защитой. Под огнем противника русские эскадроны ворвались в Кальнишки. Источник свидетельствует: «…по большой дороге от Кальнишек на Грежи показалось не менее 100 неприятельских всадников, преследуемых ударами драгунских пик и шашек, но на высоте дер. Урбанайцы наши преследующие всадники были встречены огнем противника во фланг… и потеряв несколько лошадей, частью повернули в Кальнишки, а частью бросились в лоб на выстрелы». Командующий полком во главе 3-го эскадрона и при поддержке 5-го выбил противника из Урбанайцы. Причем 5-й эскадрон одним ударом опрокинул «тюрингских» гусар (т. е. гусар 12-го полка).

Вновь, применяясь к тактической обстановке, русские драгуны вели комбинированный бой – в Урбанайцах они, спешившись, ударом «в шашки» выбивали упорствующих германцев из домов деревни.

Русские конники преследовали противника в направлении на дер. Думбры – часть их попала в заболоченную торфяниками местность к югу от селения. Командующий Приморским полком так передает увиденную им в это время картину поля боя: «...поле боя между Линки и Урбанайцы от реки до опушки лесов западнее … представляло следующую картину: отдельные всадники и группы бродили и носились по полю и кустам, очищая местность от рассеянного противника; кто, потеряв убитым коня, ловил немецкую лошадь, кто вел пленного, выстрелы не смолкали, отдельные бойцы противника сопротивлялись упорно. Зарегистрирован случай, когда пленный унтер-офицер гусар в нескольких десятках шагов от сборного пункта, выхватив револьвер выстрелом в упор уложил конвоира-драгуна и застрелился сам. Два гусара, засев в канаве окруженные, на предложение сдачи отвечали выстрелами, пока не были зарублены».

Приморский драгунский полк стал приводить себя после боя в порядок, подтягивая рассеянные подразделения.

В итоге этого динамичного боя деревня и господский двор Кальнишки, а также дер. Урбанайцы были захвачены русскими драгунами.

Полк продолжил наступление на фронте д.д. Грежи-Рымши-Думбры. Ротмистр Шипунов во главе 5-го и 2-го эскадронов выдвинулся на Думбры-Рымши, 1-й и 3-й эскадроны под командованием ротмистра Кумманта атаковали дер. Грежи. Остальные подразделения полка обеспечивали действия этих групп.

Противник стал отходить на берег р. Венты, где был встречен огнем подходивших забайкальцев. Немцы были выбиты и из д.д. Рымши и Грежи, бросившись к местеч. Попеляны под защиту своих окопов. К полю боя приближалась, форсировав реку, 1-я сотня Нерчинского полка.

Немцы укрепились в Попелянах, превратив католический костел в главный опорный пункт. Более того, противник попытался контратаковать, но вновь конной атакой 3-го и 6-го эскадронов Приморского драгунского полка был опрокинут, и отошел за колючую проволоку. Огнем из окопов в 6-м эскадроне были убиты герой попелянского боя поручик Зубов и 8 драгун, попытавшихся рубить проволоку шашками. 3-й эскадрон ударом во фланг вынудил немцев бросить укрепленную позицию и отойти в Попеляны.

В это же время группа ротмистра Шипунова захватила дер. Думбры, конной атакой опрокинув полуэскадрон гусар противника, и атаковала врага с тыла.

5..jpg

Н. И. Шипунов, ротмистр Приморского драгунского полка, герой боя у Попелян 01. 06. 1915 г., кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени. В будущем – командир Приморского драгунского полка. Умер в Буэнос-Айресе в 1952 г. На фотографии в драгунской форме мирного времени с погонами штабс-ротмистра. Горохов Ж. Русская императорская кавалерия. Collectors book, 2008.

Оказавшись в полуокружении, германцы стали отходить из Попелян на юг. 1-й эскадрон приморцев с пулеметом занял местечко, войдя в контакт с отрядом Шипунова.

«Именинник» попелянского боя – Приморский драгунский полк – блестяще провел целую серию атак, как в конном, так и в пешем строю. Часть находилась в сложном, изобилующем кризисами бою 4 часа, проводя неудержимые конные атаки, штурмуя селения и окопы, участвуя в рукопашных схватках, преследуя противника и отбивая его контрудары.

Тактически атака русских конников представляет собой своеобразный рекорд - Приморский драгунский полк форсировал р. Венту, двигаясь полевым галопом на протяжении 8 верст. В ходе боя применялись лобовые атаки, действия во фланг и тыл противника. Когда атака с наскока не удавалась, драгуны методически ее повторяли, применившись к условиям местности и особенностям боя. Обращает на себя внимание инициативность командования части - командира полка, командиров дивизионов и эскадронов. Действия Приморского драгунского полка отличали гибкость реагирования на обстановку, сочетание огня, ударов холодным оружием и маневра.

Потери полка, несмотря на немецкие реляции о «уничтожении», «гибели» русских эскадронов составили: 5 офицеров (в т. ч. убит 9 пулями поручик Зубов, ранен 4 пулями корнет Коваленко, «измят» в рукопашной схватке с переломами ребер корнет Милобенский, контужен ударами прикладов по голове корнет Логинов, пропал без вести прапорщик Лукенберг), 92 драгуна (22 убито и умерло, 29 ранено и эвакуировано, 32 ранены, но остались в строю, 9 пропало без вести) и 113 коней (включая раненных, но оставшихся в строю).

Немцев изрублено «без счета». Причем, по немецким данным, потери только одного 1-го эскадрона 9-го драгунского полка составили 33 человека. По показаниям пленных, 9-й драгунский полк полностью потерял 2 своих эскадрона, тяжелые потери понесли и остальные части германской конницы. Русская Ставка так отозвалась об итогах победного боя: «В районе Попелян наши войска переправились через Венту. При преследовании отходившего противника наша конница изрубила несколько сот немцев и взяла несколько десятков в плен».

Трофеями приморцев стали: 1 офицер 12-го гусарского полка, 1 офицер 9-го драгунского полка, 48 нижних чинов 9-го и 13-го драгунских полков, 12-го гусарского, 1-го и 2-го лейб-гусарских полков, 69 лошадей, походная кухня и 9 повозок.

В ходе конной атаки было нанесено поражение 5-ти германским кавалерийским полкам: 9-му короля Карла I Румынского (1-му Ганноверскому) и 13-му (Шлезвиг-Гольштейнскому) драгунским полкам (33-я кавалерийская бригада 6-й кавалерийской дивизии), 1-му и 2-му (королевы Виктории Прусской № 2) лейб-гусарским полкам (Лейб-гусарская бригада 2-й кавалерийской дивизии) и 12-му (Тюрингскому) гусарскому полку (5-я кавалерийская бригада 2-й кавалерийской дивизии).

Фактически русская конная бригада нанесла поражение целому конному корпусу немцев! В том числе отборной гусарской Лейб-бригаде – т. н. «Гусарам Смерти». Шефом 1-го лейб-гусарского полка к моменту начала войны являлся Вильгельм Кронпринц Прусский – наследник престола Германской империи.

4..jpg

Вильгельм Кронпринц Прусский в форме 1-го лейб-гусарского полка. Hugo F. W. Schulz. Die Preußischen Kavallerie-Regimenter 1913-1914. Augsburg, 1992.

Более того, было нанесено поражение и германской пехоте - перемахнув через проволочное заграждение, приморцы разгромили батальон немецких егерей.

2..jpg

Атака русских кавалеристов на деревню, обороняемую немецкими егерями. Худ. Р. Френц. Летопись войны 1915. № 39.

Атака у Попелян 1 июня 1915 г. имела важное оперативно-стратегическое значение. Был парализован охватывающий маневр германских войск (конный корпус Шметтова) и остановлено наступление пехоты (корпус Моргена). 1-й резервный корпус прекратил наступление и перешел к обороне – ему было приказано закрепиться и удерживать занятые рубежи. Самое главное - была устранена опасность выхода в тыл русским войскам значительной конной массы противника на важнейшем операционном направлении Прибалтийского ТВД. Командование германского Восточного фронта под влиянием этих событий обещало командованию Неманской армии присылку подкреплений в составе: 3-й и 41-й пехотных дивизий, 29-й бригады ландштурма и 8-й кавалерийской дивизии. Как стыдливо отметил германский источник: «Перед Неманской армией стояла теперь задача - удержать за собой на ближайшее время выигранное пространство до тех пор, пока не представится случай к новому наступлению для дальнейшего отбрасывания северного русского фланга».

Обстановка на шавельском направлении стабилизировалась. Части кавалерийского корпуса Шметтова (в состав которого теперь входили не только 6-я и 2-я, но и вновь прибывшая 8-я кавалерийская дивизии) 2-го июня были отброшены к р. Жижма на линию Пошимши – Швендры - болото Гельце.

3-го июня конники-уссурийцы наступали на Тришки – Дыршейки.

Рейд 5 июня 1915 г.

5-го июня части Уссурийской конной бригады получили приказ совершить рейд в тыл противника. В авангарде отряда двигался Приморский драгунский полк – именно ему вновь удалось отличиться во втором деле под Попелянами.

Разведка доложила о движении двух обозов противника в 75 - 100 повозок каждый. 5-й и 6-й эскадроны полка, выполняя личный приказ генерала Крымова, переправились через р. Вирвиту и атаковали германский обоз. Немцы, укрывшись за повозками, оказали ожесточенное сопротивление. Драгуны атаковали их трижды, и, несмотря на огонь в упор, овладели обозом.

Атака обоза лишила Приморский драгунский полк 3-х офицеров (пали смертью храбрых командующий 6-м эскадроном поручик Юренев, младший офицер 6-го эскадрона корнет Логинов и командующий 5-м эскадроном штабс-ротмистр Савельев) и 39 нижних чинов (19 убитых и 20 раненых). Транспорт противника, состоявший из 57 фургонов, 11 штаб-офицеров и чиновников и 100 солдат, был уничтожен. Солдаты и офицеры противника частично были уничтожены, частично (64 человека) взяты в плен (РГВИА. Ф. 3573. Оп. 1. Д. 17. Л. 28 об.).

Сводка Ставки так охарактеризовала это событие: «В шавельском районе наша конница … на дороге между селениями Тельше и Лукнишки в неприятельском тылу захватила и сожгла значительный неприятельский транспорт, частью груженый патронами, изрубила много обозных и уничтожила несколько партий неприятельских егерей и кавалерийских разъездов».

6..jpg

Полковник М. Позек, бывший начальник штаба 1-го кавалерийского корпуса немцев во время боев в Прибалтике, отмечал, что «Рейд Уссурийской бригады генерала Крымова в глубокий тыл германского расположения удался. Телефонная сеть немцев была разрушена на большом протяжении по фронту и в глубину, а подвоз продовольствия к 2 и 6 кавалерийским дивизиям прерван на 24 часа».

2-й и 3-й эскадроны Приморского полка, двигавшиеся на Лукники, взять местечко не смогли.

М. Позек следующим образом прокомментировал рейд уссурийцев в германский тыл: «В полдень 18/VI (нового стиля – А. О.) стало известно, что русская кавалерийская бригада (Уссурийская казачья бригада) с 2 орудиями и 4 пулеметами прорвалась между Тельше и Тришки и уничтожила западнее Лукники обозную колонну 2-й кавалерийской дивизии. Люди были найдены с перерезанными шеями и частично изуродованными (во все времена немцы любили говорить о т. н. «русских зверствах» – А. О.); повозки были разбиты или сожжены. Неприятельская конница атаковала затем юго-западнее Лукники колонну 6-й кавалерийской дивизии. Однако последняя упорно защищалась и достигла Жораны, где находилась одна обозная и одна муниционная колонны. Их совместными усилиями нападение противника вечером было отбито. 300 человек только что прибывшего пополнения 18-го пехотного полка отбили повторное нападение на Лукники» (Позек М. Германская конница в Литве и Курляндии в 1915 году. М.-Л., 1930. С. 95.).

Противники перешли к боям, носившим чисто тактический характер. Сводка Ставки гласила: «В шавельском районе и к западу от Немана продолжаются бои частного и затяжного характера». Участвовали в них и части Уссурийской конной бригады. Например, 11-го июня, взаимодействуя с 19-м Донским казачьим полком, Приморский драгунский полк вновь совершил конную атаку, выбив из рощи спешенных саксонских рейтаров. После этого эскадроны в пешем строю заполнили разрыв фронта, образовавшийся у дер. Жубики после отхода казаков-уссурийцев, потерявших сотенного командира. В этих боях полк потерял 5 драгун убитыми, 12 ранеными и 1-го пропавшим без вести.

В результате упорных боев в Шавельском районе, и, прежде всего, у мест. Попеляны 28 мая – 2 июня 1915 г. наступление немцев было остановлено. Противник почти на месяц перешел к обороне. И в этом также сказалось оперативное значение конной атаки у Попелян 1 июня 1915 г. Стабилизация фронта в Прибалтике – на решение этой важнейшей задачи в рамках тяжелой для русской армии летней кампании 1915 г. работала конница Северо-Западного фронта.

Если германская кавалерия сражалась почти исключительно при помощи огнестрельного оружия, то русская конница практиковала удары холодным оружием, стремилась добиться прорыва фронта противника, атакуя в конном строю. Всю войну русская конница, относительно мало пострадавшая, сохраняла кадровый состав и выучку мирного времени, стремясь действовать максимально активно. Атаки в конном строю предполагали высокий боевой уровень части, решительность и доблесть ее личного состава, достижение тактической внезапности.

Все эти предпосылки имелись у частей Уссурийской конной бригады. Ее подразделения не только удачно сочетали огневой бой и бой холодным оружием, осуществляли сабельные и штыковые атаки, умели действовать в поле и населенных пунктах, сражались в конном и пешем строю. Они питали особую любовь именно к конным атакам – только Приморский драгунский полк с 25 мая по 11 июня 1915 г. провел 7 таких атак (силами всего полка и отдельных эскадронов). И это в условиях т. н. «современной войны», постепенно устранявшей конницу с поля боя. Командование бригады умело достигать тактической внезапности, грамотно оперировало конными массами в бою.

Умели части Уссурийской конной бригады действовать и на коммуникациях противника, что в условиях растянутости последних было особенно болезненно для немцев, до последнего защищавших свои обозы. Рейд 5-го июня имел своим результатом, помимо уничтожения продовольственного дивизионного транспорта, перерыв в снабжении войск противника и длившееся несколько дней расстройство телеграфной связи левого фланга германской армии. Нанеся чувствительный удар противнику, русской бригаде, как пишет германский очевидец: «удалось отойти без потерь, невзирая на попытки немцев окружить ее, причем ей помогало, очевидно, знание местности и содействие местного населения».

Именно у русской императорской конницы в Первую мировую войну, в отличие от кавалерии других армий, были завершенные конные атаки. И одна из них – бессмертная конная атака Приморского драгунского полка у Попелян 1-го июня 1915 г.

Автор:

626

Поделиться:

Вернуться назад