Мобильные войска в бою

1-я кавалерийская дивизия в Восточной Пруссии, лето-осень 1914 г. Часть 2.

23 августа 2019 г.

Возвратившись из рейда, отряд В. И. Гурко вновь стал прикрывать фланг армии, но в усложнившейся обстановке. Противник перешел в наступление против 1-й армии, и огромная заслуга кавалеристов 1-й кавдивизии заключалась в том, что в Первом сражении у Мазурских озер, когда к 26 августа 2 германские кавдивизии (48 эскадронов), продвигались в тыл 1-й армии, они сутки сдерживались вдвое слабейшим противником (24 русских эскадрона).

1-я кавалерийская занимала на межармейском стыке важную позицию. Из межозерного дефиле двинулась сильная германская группировка, пытавшаяся охватить левый фланг 1-й армии. И дивизия В. И. Гурко, по инициативе командира, закрыла межозерные перешейки [Гурко В. И. Указ. соч. С. 65].

Отряд В. И. Гурко находился у мест. Арис - на левом фланге армии. 43-я пехотная дивизия, занимавшая фланговую позицию, 2 дня боролась с 2 германскими корпусами, отступив после удара во фланг и тыл.

И кавалеристы ночью 26 августа выдвинулись на левый фланг 43-й дивизии, что стало неожиданностью для немцев. Части В. И. Гурко заняли перешеек между озерами Шенстаг и Габлик. Русская конница не позволила германским 1-й и 8-й кавалерийским дивизиям развить наступление. Русские кавалеристы сутки отбивали атаки превосходящих сил противника – конницы, поддержанной пехотой и артиллерией.

Фронтовик вспоминал, как 1-я кавалерийская, после ночного марш-броска, прикрыла левый фланг пехоты, попавшей в трудное положение. Спешенные гусары и драгуны влились на линии огня в ряды пехоты. Когда появились германские эскадроны, а затем и германская пехота, стрелковый и артиллерийский огонь русских заставил их отступить [Литтауэр В. Указ. соч. С. 164-165].

Другой участник этого боя вспоминал, как офицер Сумского полка князь Меншиков приказал подчиненным офицерам и взводным унтер-офицерам без его приказа огня не открывать. Развернувшись одношереножным строем, рысью, немцы приближались к кладбищу. Затаив дыхание, гусары лежали в цепи - цель была слишком заманчива. Подпустив противника на 500 - 600 шагов, по команде был открыт огонь. Оставив десятки раненных и убитых людей и лошадей, немцы бросились врассыпную. Появились густые цепи германской пехоты. Наступление последней было остановлено метким артогнем [Сумские гусары. С. 191].

12..jpg

Вольноопределяющийся унтер-офицер 1-го Сумского гусарского полка

В результате, донесение командующего армией от 28 августа отметило тот факт, что гуркинская конница продолжала обеспечивать левый фланг оперативного объединения, отразив натиск конницы с артиллерией и пехоты с тяжелыми орудиями [Сборник документов… С. 381].

И «Танненберг» № 2 провалился – армия избежала окружения, в чем большая заслуга 1-й кавдивизии.

В начале сентября 1-я кавалерийская действовала у Сувалок, активными действиями прикрывая отход 1-й армии из Восточной Пруссии.

В Восточно-Прусской операции русская конница в целом действовала неудовлетворительно: не сумев наладить преследование германцев после успешных боев, должное взаимодействие с пехотой, вести разведку.

Исключением была лишь 1-я кавдивизия, благодаря которой левый фланг 1-й армии всегда был прикрыт, а противник не имел возможности реализовывать столь любимые фланговый охват и удар в тыл.

13..jpg

Офицер 1-го драгунского полка

Разрушение коммуникаций (прежде всего железнодорожных) и объектов инфраструктуры противника, а также разведка – в активе 1-й кавалерийской. Наступление 1-го августа на Маркграбов привело к взятию города и разрушению в нескольких местах железной дороги Маркграбов - Гольдап [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии…С. 47].

14..jpg

1-й уланский полк в походе

В. И. Гурко в воспоминаниях приводит 2 случая разведки важного оперативного значения: в период Восточно-Прусской операции разведка хорунжего Болдерова позволила устранить опасность флангового обхода 1-й армии, а в Первой Августовской операции разведка корнета Иванова позволила сорвать германскую операцию по прорыву фронта на Немане - г. Друскеники (Гурко В. И. Указ. соч. С. 61). Во втором случае находившийся в лесу в германском тылу корнет Иванов обнаружил двигавшуюся к фронту большую колонну германских войск. Скрыв своих солдат и лошадей в лесной чаще, корнет подполз к дороге и несколько часов вел разведку – наблюдал и слушал о чем говорят германцы. 2 гусар, отправленных им со сведениями в штаб дивизии, обнаружили вторую вражескую колонну. Информация вовремя попала в штабы дивизии и армии. Информация была не просто важной – она стала первыми сведениями о начинающемся наступлении противника [Литтауэр В. Указ. соч. С. 169].

15..jpg

Группа гусарских офицеров

Вместе с тем, не всегда ценная развединформация должным образом воспринималась вышестоящим командованием. Например, когда В. И. Гурко сообщил об отступлении противника после Гумбинена на юго-запад (что противоречило предвзятому мнению командования 1-й армии) об отступлении германцев на Кенигсберг, то сразу же получил телеграмму, сообщавшую что отступление противника идет и на Растенбург, и на Кенигсберг, и был направлен на северо-запад [Рогвольд В. Конница 1-й армии в Восточной Пруссии…С. 155]. Ошибочное целеуказание после Гумбиненского сражения на Кенигсберг повлекло за собой то, что «прозевали» перемещение 2 германских корпусов на Бишофштейн, на юг, что привело к пагубным последствиям для самсоновской армии.

Разрушение коммуникационных линий и железнодорожных путей также было очень важно. Так, захват важного узлового железнодорожного узла станции Коршен привел к тому, что противнику не удалось использовать железнодорожные ветки, сходящиеся в этом пункте. Кавалеристы уничтожили железнодорожное полотно, станционные постройки и большой запас угля, находящийся на станции.

16..jpg

Подрыв железнодорожного полотна

Также, что наиболее важно, действия гуркинской конницы имели важное оперативное значение. Поиск 31 июля - 1 августа у Маркграбова отразился на ходе всей Восточно-Прусской операции: рекогносцировка, поддержанная авангардами соседей, выросла в грандиозную демонстрацию, введя в заблуждение немецкое командование относительно действительной обстановки на ТВД. И командование германской 8-й армии принимает абсолютно неверное решение перебросить силы на неманское направление. Так, были переброшены на фронт: 20-й армейский корпус – Иогансбург, 3-я резервная дивизия и 6-я ландверная бригада – Летцен, 1-й резервный и 17-й армейский корпуса - Нижний Ангерап и половина 1-го армейского корпуса - Гольдап - для нанесения удара на юго-восток. В итоге получилось, что Гурко своей рекогносцировкой навязал противнику неверное решение и привлек на себя 4 германских корпуса. 20-й корпус был переброшен в район Иогансбурга, очутившись в изолированном положении и под угрозой окружения со стороны русской 2-й армии. И обратный путь от Иогансбурга к Висле соединение проделало под ударами передовых войск армии генерала Самсонова, выйдя из критического положения сильно расстроенным [Вацетис И. И. Операции на восточной границе Германии в 1914 г. С. 319].

Действия 26 - 27 августа в Первом сражении у Мазурских озер имели своим следствием то, что германцы не только не смогли охватить 1-ю армию, но и прорваться на стыке 10-й и 1-й армий.

Во время Восточно-Прусской операции конница Северо-Западного фронта дважды участвовала в боевых действиях общеармейского уровня – и в одном из них 1-я кавалерийская, прикрывая левый фланг армии, не позволила 2-м германским кавдивизиям проникнуть в русский тыл. Если посмотреть наиболее значительные бои, участником которых была кавалерия фронта (Эйдкунен 28 июля и 2 августа, Маркграбов 1 августа, Краупишкен 6 августа, Алленштейн 8 августа, Вормдит 18 августа, д. Ковален 28 августа), лишь отряд В. И. Гурко (особенно у Маркграбова) активно маневрировал силами и средствами, тогда как в действиях других конных групп маневрирование почти отсутствовало.

17..jpg

Кавалерийский разъезд

В Первой Августовской операции (проводившейся Северо-Западным фронтом 12 - 30 сентября 1914 г. для улучшения позиции на ТВД и сковывания германцев в период Варшавско-Ивангородской операции) 1-я кавалерийская оперировала на ключевом направлении севернее Роминтенского леса. Прорыв и частичный обход вражеского фронта в этом районе сломил упорное сопротивление германской 8-й армии и вынудил ее отойти к Летцену и за р. Ангерапп.

В это время 1-я кавдивизия фактически действовала в составе кавкорпуса – ибо В. И. Гурко оказались подчинены 3 кавалерийские дивизии (1-я, 2-я, 3-я), пехотный полк и две артиллерийские батареи. 1-я и 2-я кавдивизии оперировали у Сталлупенена. 14-го сентября 1-я кавалерийская провела впечатляющий марш к августовскому каналу – по болотистой местности под проливным дождем. Командующий 10-й армией отметил, что «самоотверженная помощь» гуркинской конницы помогла с честью выйти из тяжелого положения [Сумские гусары. С. 201].

Операции 1914 г. в Восточной Пруссии показали, что недостаточно иметь много хорошей кавалерии в боевых порядках войск - нужно умело ею пользоваться. И боевой опыт выдвинул соответствующие требования к кавалерийскому военачальнику, который должен быть инициативным, настойчивым, энергичным, готовым действовать, не ожидая приказов сверху, исправляя ошибки армейского командования и, часто, в сложной обстановке, в информационном вакууме. Личные качества кавалерийского начальника были особенно важны, т. к. ни в одном другом роде войск успех не зависел в такой степени от искусства управления войсками и личностных качеств командира, как в коннице [Плеве П. А. Очерки из истории конницы. Спб., 1889. С. 322]. Это тем более важно, т. к. коннице часто приходилось действовать изолированно от прочих войск [Баторский М. Служба конницы. М., 1925. С. 251].

Всему этому В. И. Гурко в полной мере соответствовал.

Причинами не всегда эффективных действий гуркинского отряда в Восточной Пруссии являлись неверные задачи, зачастую ставившиеся высшим командованием, а также то, что в отряд входила 8-батальонная стрелковая бригада, которая придавала объединению большую ударную силу, но уменьшала мобильность. Вместе с тем отряд, ядром которого являлась 1-я кавалерийская, отличало эффективное взаимодействие кавалерии и пехоты.

В ноябре 1914 г. 1-я кавалерийская дивизия вступила в позиционное противостояние в Восточной Пруссии. В. И. Гурко ушел на повышение – и дивизия гордилась тем что под его командованием ходила в бой [Сумские гусары. С. 206].

Статьи из этой серии

1-я кавалерийская дивизия в Восточной Пруссии, лето-осень 1914 г. Часть 1.

Автор:

216

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал