По страницам редких изданий

Японские и русские атаки в Русско-японскую войну 1904 – 1905 гг. Часть 1

29 января 2019 г.

Русская и японская армии в 1904 – 1905 гг. показали себя достойными противниками, продемонстрировав чудеса упорства, мужества и героизма.

5..jpg

На сопке после штурма. Альбом Н. Самокиша. Из библиотеки автора.

В нашей библиотеке имеется весьма интересная работа, автор которой – генерал-майор Иван Николаевич Шевцов. Исполняющий должность начальника штаба 1-й Сибирской стрелковой дивизии И. Н. Шевцов – герой Первой мировой войны, скончавшийся от ран 31 августа 1915 г. и посмертно произведенный в чин генерал-майора и награжденный Георгиевским оружием.

1..jpg

Капитан Генерального штаба И. Н. Шевцов в годы Русско-японской войны являлся старшим адьютантом штаба 7-й пехотной дивизии – и не по наслышке мог судить о предмете своего исследования. И нам представляется крайне интересным и важным познакомить читателей с этим замечательным сравнительным анализом.

Что же из себя представляли атаки русской и японской пехоты в годину Русско-японской войны?

Русско-японская война, вследствие продолжительности, специфике ТВД и необыкновенному упорству враждующих сторон, дала множество характерных примеров атак пехоты, как японской, так и русской - на равнинной и гористой местности, днем и ночью, в жару и в холод, на неукрепленных позициях и позициях, усиленных фортификационными средствами.

То есть налицо – разносторонний и богатейший исторический материал, освещавший один из важнейших вопросов тактики - об атаке пехоты.

И. Н. Шевцов подчеркивал, что кровавый опыт войны подтвердил непоколебимость следующих основных положений:

1) Решимость во что бы то ни стало довести атаку до конца.

2) Атака пехоты не может быть регламентирована правилами и нормами; она не терпит шаблонов, и ход боя зависит только от обстановки и условий местности.

3) Потери могут быть сокращены с помощью тщательного применения к местности и выбора соответствующих форм строя.

4) Применение окапывания и пользование закрытиями должны служить лишь в целях постоянного продвижения вперед – не влияя на энергию атак и на моральные силы бойцов, привитые военным воспитанием.

Как этими правилами руководствовались противники на практике?

I. Тактика ведения наступательного боя японцами.

Подготовка японской пехоты основывалась на главных постулатах германской военной системы.

В ходе войны японская пехота показала способность приспосабливаться к обстановке, удачно применяясь к сложившимся и изменяющимся условиям.

До войны японцы усердно изучали опыт Англо-бурской войны. Они поняли, что причина английских неудач крылась в недостаточной силе атак и в отсутствии решимости довести их до конца. Плохая подготовка английской пехоты, недостаточная поддержка артиллерии, применение неудачно выбранных форм строя и неумение пользоваться местностью - получили надлежащую оценку. Так называемый бурский способ наступления, состоявший из перебежек групп и одиночных бойцов; накапливание их за закрытиями, обратил на себя внимание японцев – и последние усиленно его отрабатывали. При этом они обращали большое внимание на энергию атак, причем требовалось, чтобы войска во что бы то ни стало доходили до противника.

При производстве пехотных атак японцы руководствовались принципами, принятыми в Германии и заключающихся в следующем:

  1. Наступление во что бы то ни стало.
  2. Производство энергичных фронтальных атак с целью приковать резервы противника к соответствующему месту, совмещенное с обходом фланга или ударом по наиболее слабому пункту.
  3. Развитие командирского почина и замена приказания поручением.
  4. Оказание друг другу всегда и везде взаимной поддержки.
  5. Взаимосвязь между действиями всех трех родов оружия.
  6. Tepпениe, упорство и бесконечное стремление, несмотря ни на какие жертвы, достичь цели.

К этим положениям японцы добавили грамотное использование темноты, медленное продвижение от позиции к позиции и окапывание во время наступления.

Теперь следует рассмотреть боевые примеры.

Атака Тюренчена (дневной бой в горах).

Это сражение распадается на два самостоятельных периода: 17-го апреля 1904 года велся артиллерийский бой, а 18-го апреля японская пехота атаковала русские позиции, тянувшиеся от Тюренчена к северу. Позиции представляли собой ряд высот над долинами рек Ялу и Эйхо и находившимися здесь островами.

Обстрел с позиции был хорошим, а на левом фланге, где долина сужалась, доходил до 1400 шагов. Острова на Ялу и Эйхо были низменны - лишь местами перед правым флангом и центром позиции находились песчаные бугры и отдельные деревья, которые могли служить наступающему закрытиями.

Укрепление позиции состояло из пехотных и орудийных окопов, без траверсов, блиндажей и искусственных препятствий. Укрепления были плохо замаскированы и видны издали. Свое местонахождение батареи обнаружили, открыв огонь по японцам, наводившим мост через р. Ялу.

Артиллерийское состязание длилось лишь 20 минут. 70 полевых японских орудий, поддержанные 20-ю 120-мм гаубицами, заставили замолчать 24 русских полевых орудия.

После полудня 17-го апреля русские снова открыли артиллерийский огонь - но через час его прекратили.

В ночь на 18-е апреля японская 1-я армия переправилась через р. Ялу и к рассвету ее три дивизии находились в 1400 - 2000 шагах от русских позиций. Они окопались. С дистанции около 3-х км артиллерия открыла огонь по позициям противника, а гаубицы обстреливали тыл.

Под Тюренченом, вследствие выделения русскими отряда к Антуню и расположения общего резерва в 10 км в тылу, 36000 японцев при 108 полевых opyдияx и 20 гаубицах пришлось иметь дело всего с 6000 русских. Русская артиллерия дважды открывала огонь, но была принуждена к молчанию.

Японская 2-я дивизия, наступавшая против правого фланга русских позиций, совершенно не пострадала от огня. Гвардия и 12-я дивизия понесли небольшие потери, чем и объясняется то, что, несмотря на трудности местности, 2-я дивизия быстрее продвигалась вперед.

В 7 часов утра японская пехота начала наступление и была встречена сильным залповым огнем русских. Гвардейская дивизия развернулась как на схеме № 1 ниже; боевой порядок прочих дивизий мало чем отличался от принятого гвардией.

2..jpg

Цепи - густые; промежутки между стрелками не превышали 1 - 2 шагов. Роты были рассыпаны в цепи целиком, ротных поддержек не было, а батальонные и полковые резервы находились в сомкнутых строях. До 1200 шагов первая линия двигалась безостановочно, а с этого расстояния она открыла огонь и продолжала дальнейшее наступление перебежками в 100 - 120 шагов.

Подавляющий артиллерийский огонь заставил русских держаться за закрытиями, и наступление японцев шло быстро. Превосходства в пехотном огне японцы достигнуть не стремились - и их пехота выпустила не более 20 патронов на винтовку. К 8 часам утра японцы приблизились к своему противнику до дистанции в 400 - 600 шагов – и последовал приказ начать атаку.

Русские почти всюду оставили позиции. Лишь в немногих местах, как например в деревне Тюренчен, произошел штыковой бой.

Pyccкие медленно отошли на высоты у деревни Гаматанъ, где и понесли наибольшие потери от сильного огня с фронта и флангов.

По словам японцев, вследствие превосходства в силах и подавляющего артиллерийского огня, атаки русских позиций дались им сравнительно легко: они потеряли около 30 офицеров и 1000 нижних чинов.

Этот бой доказал японцам необходимость избегать сомкнутых строев в сфере винтовочного огня и иметь менее заметный цвет обмундирования (их темные мундиры резко выделялись на фоне местности).

Во время артиллерийского боя 17 апреля полковые командиры наблюдали за действием огня с пунктов, находившихся вдали от батарей, и управляли последними при помощи телефонов и сигнализации флагами. Bсе конные офицеры пехотных частей действовали пешком и посылали приказания также при помощи пеших людей; только приказы бригадных командиров и начальников дивизий передавались конными ординарцами. Штаб армии был соединен с дивизиями полевым телеграфом; широко применялась сигнализация флагами.

Японская пехота в бою имела при себе только скатанную шинель с пристегнутым к ней шанцевым инструментом, мешочек с продовольствием на 4 дня, водоносную баклагу и 160 патронов. При каждом батальоне находилось по 18 вьючных лошадей, возивших по 2 деревянных ящика с 1500 патронами в каждом.

Наступление к Ляояну (действия в горах).

Во время наступления 1-й армии к Ляояну вся тяжесть боев ложилась на пехоту, т. к. даже для горных орудий было трудно найти позиции. В противоположность сражениям на Ялу применялись редкие цепи (стрелки на интервалах 3 - 4 шагов), за которыми перебежками следовали поддержки в таком же строю. В тех случаях, когда можно было подойти к противнику на близкое расстояние, последние оставались в колоннах рядами.

При перебежках более слабые люди отставали и, само собой, образовывались группы; другие же перебежки выполнялись повзводно. Передвижения с одной стрелковой позиции на другую лишь изредка исполнялись прямо по скатам - чаще всего цепи отходили назад, рядами огибали высоту и затем поднимались на следующую.

Движение в атаку начинали со 150 шагов, причем дело часто доходило до штыкового удара.

Пользуясь мертвыми пространствами, резервы как можно дольше оставались в колоннах.

Часто прибегали к обходам, а при невозможности реализовать последние, обе стороны, иногда в продолжение нескольких часов, оставались одна напротив другой.

На каждой позиции японцы окапывались, причем старались строить укрепления для стрельбы стоя, т. к. только эта профиль давала достаточное укрытие от артиллерийского огня.

В тех случаях, когда вьючные животные не могли пройти, боеприпасы доставлялись людьми. Каждый из последних нес 1200 патронов, разделенных на 4 пакета, которые прикреплялись к особым плечевым ремням.

Для передачи приказаний пользовались флагами, прикрепленным к высоким бамбуковым палкам. Размер флагов был увеличен, т. к. оказалось, что 60-см флаги не видны. Кроме того имелись большие флаги на длинных шестах, служившие для указаний артиллерии о занятии неприятельской позиции.

Во время движения к Ляояну японцы несколько раз атаковали ночью. Построение для ночных атак походило на применявшееся на Ялу, только на сокращенных дистанциях.

Первая линия состояла из ряда развернутых рот, за которыми следовали резервы в сомкнутых строях. Стрелять запрещалось - за исключением тех рот, которые должны были привлечь на себя внимание противника. Решения добивались исключительно при помощи штыков.

Атакам предшествовали подробные рекогносцировки, производившиеся офицерскими патрулями.

В этот период войны уже ясно вырисовывается основная тенденция японской тактики: не придерживаться строго уставных форм атаки, а сообразовать формы строя сообразуясь с реальной обстановкой. Заметно стремление к большему расчленение боевого порядка - до наступления отдельными стрелками включительно.

Бой под Ляояном.

В бою под Ляояном 17 - 18 августа 1904 г. все атаки янонцев на русские передовые позиции были отбиты. Однако японцы нигде не отступили, а их пехота оказалась впереди русских укреплений; местами противников разделяло пространство всего в 15 - 20 шагов.

В качестве примера следует привести обзор действий одной из японских бригад 5-й дивизии 4-й армии под Ляояном.

Бригаде был назначен участок в 1500 метров по фронту, распределенный между полками, которые, во избежание перемешивания частей, были эшелонированы в глубину; один батальон оставался в непосредственном распоряжении командира бригады. Нижние чины вступали в бой, имея при себе лишь винтовку, сухари, консервы, пустые мешки для наполнения землей и по 40 патронов сверх положенных 120.

В боевую часть были назначены в одном полку один, а в другом - два батальона, так что в полковых резервах осталось по одному батальону.

Бригадный резерв остался далеко позади. Вступив в сферу артиллерийского огня, батальоны частично перестроились в ротные колонны, а частично в так называемые подготовительные строи - причем двигались безостановочно, тщательно применяясь к местности.

3..jpg

В таком порядке бригада приближалась до дистанции около 2500 шагов – и с нее начался русский винтовочный огонь. Здесь она увеличила дистанции в глубину, и роты, пользуясь закрытиями местности, развернулись.

Дальнейшее передвижение происходило по-ротно - по почину командиров, причем батальонные и полковые командиры сохранили за собой общее руководство боем, влияя на его ход при помощи резервов. Само наступление велось таким образом, что с расстояния 2500 шагов было рассыпано по взводу, или по полувзводу от роты, заняв по фронту 150 - 200 шагов.

4..jpg

Расстояние между стрелками увеличилось. Движение вперед производилось сначала шагом, а затем перебежками, причем за первой линией следовали остальные - на дистанциях 300 - 400 шагов. Перебежки делались неоднообразно: где-то взводами, где-то полувзводами, отделениями и группами. Огонь был открыт с 1400 шагов.

Таким образом наступление продвигалось вперед волнообразно - до 1200 шагов. На этой дистанции передняя линия остановилась, расположившись за закрытиями местности, или организуя себе таковые из земли, мешков, гаоляна и пр. Под прикрытием огня передних частей к ним присоединялись остальные, и роты целиком оказывались в цепи; ротных поддержек не оставалось.

Расходование рот второй линии производилось экономно, т. к. батальонные командиры отлично сознавали, что бой на близких дистанциях потребует очень больших жертв.

Роты второй линии подводились к первой различным образом - по большей части в одношереножном строю перебежками. Когда на местности имелись закрытия, роты сохраняли сомкнутый строй. Но японцы в целом отдавали предпочтение шереножному строю.

Самым трудным было преодолеть расстояние, начиная с 1200 шагов. Выполнялось это перебежками разной длины, осуществляемыми как частями так и отдельными людьми. Наиболее оптимальным оказалось быстрое вскакивание, перебегание врассыпную и быстрое залегание за закрытием; переползание оказалось неудобным в том отношении, что происходило медленно, в большей степени подвергая людей опасности от огня противника.

Таким образом продолжалось наступление бригад до 600 шагов. К этому моменту батальоны целиком очутились в цепи.

Полковые резервы находились на расстоянии 400 - 600 шагов. При их наступлении, за каждым закрытием, части обязательно перестраивались в сомкнутый строй - с целью сохранить их в руках начальника.

Для наступления вышеуказанным способом на пространстве 900 шагов (от 2500 до 600) бригаде потребовалось около 3,5 часов, что по меркам мирного времени казалось слишком медленным.

Но японцы всегда предпочитали медленное движение слишком быстрому, при котором войска понесут такие громадные потери, что окажутся не в состоянии довести атаку до конца.

Дойдя до 600 шагов, бригаде пришлось остановиться, т. к. неудача соседних частей подвергала ее опасности отдельного поражения. Она окопалась. Потери составили: в одном полку до 450, а в другом до 600 человек, т. е. 17% ее состава.

В том же бою под Ляояном 15-й бригаде, находившейся 18 августа у Фаншена, было приказано овладеть на следующий день высотами к северу от Сынвантуна. Эти высоты были заняты частями 17-го корпуса и укреплены окопами.

К 8 часам утра японская артиллерия открыла огонь. Местность впереди позиции в целом была ровная, покрытая неснятым гаоляном, который в 1800 шагах от позиции был надломлен.

С этой дистанции японцы открыли огонь. В 13. 30. первая японская линия дошла до 1300 шагов и окопалась. К вечеру, под прикрытием огня артиллерии, пехоте удалось дойти до 450 шагов и она снова окопалась. Затем, когда в 23 часа взошла луна, возвышенность была взята после жестокой штыковой свалки - которой предшествовала тщательная разведка позиции и ближних подступов офицерскими патрулями.

В боях под Ляояном у японцев уже вполне обнаружилось стремление к методическому наступлению на укрепленные позиции, а именно – применение самоокапывания, медленное передвижение с одной стрелковой позиции на другую и пользование темнотой для приближения к противнику и для штыковых атак.

Продолжение следует

Автор:

415

Поделиться:

Вернуться назад

Партнеры

Военно-исторический журнал