1915

Третья Праснышская операция. Ч. 1. Под ударом беспрецедентного огневого тарана

27 июля 2020 г.

Центральным событием летней кампании 1915 г. на Русском фронте Первой мировой войны стала борьба с Летними Стратегическими Каннами австро-германцев, замысливших, посредством ударов по сходящимся направлениям с севера (силами германского Восточного фронта) и юга (силами армейской группы А. фон Макензена) отрезать русские войска в Польше, замкнув их в огромный «котел». И Третья Праснышская операция стала важным звеном действий северной «клешни» противника.

Третья Праснышская или Летняя Праснышская операция 1915 г. – одна из важнейших в ходе летней кампании 1915 г. на Русском фронте Первой мировой войны. В ходе этой оборонительной операции 1-я и часть сил 12-й армий русского Северо-Западного фронта противостояли армейской группе М.-К.-В. фон Гальвица (12-й армии) германского Восточного фронта 30. 06. – 05. 07. 1915 г. Основные события операции разворачивались в районе г. Прасныш.

Летняя Праснышская операция по своей оперативно-тактической природе – чисто оборонительное сражение русских войск. Обстановка на Русском фронте в стратегическом плане в результате Горлицкой операции 19 апреля – 10 июня 1915 г. изменилась в худшую сторону. Русские войска перешли к обороне, а германское командование вновь запланировало охват русских войск в польском выступе. На повестку дня встал вопрос об оставлении русской Польши.

Третья Праснышская операция явилась одним из важных звеньев германского генерального плана 1915 г. по выведению из строя русской армии. Начальник Полевого Генерального штаба Германской империи генерал пехоты Э. Фалькенгайн хотел, объединив усилия германских и австро-венгерских армий, летом 1915 г. принудить Российскую империю к сепаратному миру. И в соответствии с его планом армии М.-К.-В. фон Гальвица следовало наступать с севера - через р. Нарев и затем взять направление на Седлец, двигаясь навстречу армиям А. фон Макензена, наступающим на север - между p.p. Висла и Западный Буг.

Ил. 1..jpg

Э. Фалькенгайн.

Привести этот грандиозный маневр должен был к непоправимым для русских последствиям - окружению в «польском мешке» сразу нескольких армий. Германцы хотели повторить Седан - но в гораздо большем масштабе.

А. Макензен.jpg

А. Макензен.

В то же время командование германского Восточного фронта (командующий генерал пехоты П. Гинденбург, начальник штаба генерал-лейтенант Э. Людендорф) стремилось реализовать другой маневр, нанеся главный удар севернее Ковенской крепости с выходом на Вильно и затем Минск, т. е. глубоко обойдя правый фланг, угрожать путям отхода Северо-Западного фронта с р. Висла на восток. В результате германцы одновременно реализовывали 2 главных удара – редкое в их практике явление. Один удар наносился севернее Ковно (операции 1915 г. в Прибалтике), а другой удар, осуществлявшийся армейской группой М.-К.-В. фон Гальвица, и составил Третью Праснышскую операцию.

П. Гинденбург.jpg

П. Гинденбург.

Военный специалист Г. К. Корольков отмечал: «Служебные трения между Фалькенгайном и Гинденбургом привели к тому, что германцы одновременно вели против русских два главных удара. Один удар на Шавельском направлении… встретил активное сопротивление, и сражение продолжалось 12 дней. Другой удар на Праснышском направлении был встречен пассивным сопротивлением, и сражение продолжалось 5 дней. В обоих случаях состояние и материальное снабжение русских войск было одинаково, но при активном сопротивлении русская армия боролась двенадцать дней и пострадала меньше, чем при пассивном сопротивлении, продолжавшемся 5 дней».

Э. Людендорф.jpg

Э. Людендорф.

Ударом на Прасныш германцы реализовывали замысел Верховного командования. Кайзеровское военное руководство (как бы опровергая славу о своей оперативной гибкости) вновь запланировало шаблонный удар все той же армейской группой М.-К.-В. фон Гальвица (как и во Второй Праснышской операции) на Прасныш – Седлец. Предполагалось взаимодействие с наступавшими с южного фаса польского «балкона» германской 11-й и австро-венгерской 4-й армиями.

097.jpg

М. К. В. фон Гальвиц (в первом ряду третий слева) с чинами штаба.

Армейская группа М.-К.-В. фон Гальвица (преобразована в 12-ю армию) достигла значительного превосходства в силах и средствах над своим противником – русской 1-й армией. Так, в составе германской армейской группы к началу операции было сосредоточено 14 пехотных дивизий - 1-й (2-я и 37-я пехотные дивизии), 11-й (86-я и 38-я пехотные дивизии), 13-й (4-я гвардейская пехотная, 3-я и 26-я пехотные дивизии), 17-й (1-я гвардейская резервная, 35-я и 36-я пехотные дивизии) армейские, 17-й резервный (14-я и 85-я ландверные дивизии) и Сводный (2 ландверные бригады и 2 отряда) корпуса, ландверная бригада Пфейля, 50-я резервная дивизия (прибыла в ходе сражения), гвардейская кавалерийская бригада. Всего - 177 тыс. человек и 1256 орудий (в т. ч. 60 тяжелых батарей – 240 орудий). Группировка занимала фронт протяжением более 140 км - от р. Розога (район г. Мышинец) до р. Висла (район г. Плоцк).

Численность войск Северо-Западного фронта была ниже штатного состава на 8 – 15%. Русская группировка включала в состав войска 1-й армии - 1-й Сибирский армейский (1-я и 2-я сибирские стрелковые дивизии), 1-й Туркестанский армейский (11-я сибирская стрелковая дивизия, 1-я и 2-я туркестанские стрелковые бригады), 27-й армейский (2-я и 76-я пехотные дивизии), 1-й Конный (6-я, 8-я, 14-я кавалерийские дивизии) корпуса, а также содействовавший им 4-й Сибирский армейский корпус 12-й армии, и насчитывала 107 тыс. человек при 377 орудиях. Она была развернута между pр. Розога и Висла. К концу операции прибыли 3-я туркестанская стрелковая бригада, 4-й (30-я и 40-я пехотные дивизии) и 21-й (33-я и 44-я пехотные дивизии) армейские корпуса.

В ходе операции и М.-К.-В. фон Гальвиц получил подкрепление, а число его орудий выросло до 1382. Э. Фалькенгайн отметил, что «Главнокомандующий восточным фронтом нашел возможным усилить Гальвица даже четырьмя дивизиями 9-й армии».

Соответственно, к началу операции общее соотношение сил составило – 1,6 к 1 в людях и 3,3 к 1 в орудиях в пользу германских войск. Значительный перевес в артиллерии у немцев позволял последним сформировать мощный огневой кулак, способный убрать все препятствия с пути атакующей пехоты.

3.jpg

Необходимо учесть, что не все русские батареи имели установленное нормативами число орудий, в рядах некоторых пехотных полков были безоружные люди, а пулеметов во многих частях было значительно меньше положенного по штату (что заставляло войска скрывать трофейные пулеметы и применять их в бою).

Противник тщательно готовился к операции.

-_Страница_491.jpg

Для подготовки артиллерийского прорыва были применены новаторские методы полковника Г. Брухмюллера: специально подбирались места расположения батарей, осуществлялась постройка штурмовых плацдармов (т. е. окопов на таком расстоянии от русских позиций, чтобы штурмующие за одну перебежку могли достигнуть цели и избавить себя от лишних потерь), заранее заготавливались материалы, необходимые для закрепления за собой захваченных неприятельских окопов. Артиллерийская подготовка должна была осуществляться в продолжение трех часов (по 300 - 500 выстрелов на орудие), после получасового перерыва в стрельбе производилась разведка результатов, а затем, после внесения поправок, продолжался такой же интенсивный огонь (еще 300 - 500 снарядов на орудие). Минометный обстрел доканчивал начатые разрушения узлов обороны.

Каждая дивизия первой линии имела свой участок прорыва. Ширина такого участка равнялась всего 1 км, что позволяло сосредоточить для поддержки атакующих войск подавляющий огонь артиллерии.

4..jpg

Развертывание русских и германских войск перед началом операции. Корольков Г. К. Праснышское сражение. Июль 1915 г. - М. - Л., 1928.

Русская разведка вскрыла германскую подготовку, но соотношение сил было слишком неравным. Противник имел на направлении главного удара в 3,5 раза больше пехоты и в 7 раз больше орудий (100 тыс. при 864 орудиях германцев против 27 тыс. русских при 120 орудиях в составе 2-й и 11-й Сибирских стрелковых дивизий).

Германцы наносили удар двумя группами корпусов - западной (из двух корпусов, за ней был расположен армейский резерв) и восточной (костяк - 13-й армейский корпус). Западная группа наносила вспомогательный удар, причем германские войска обходили г. Прасныш с двух сторон – в летней операции город не являлся объектом непосредственного воздействия противника.

-_Страница_032.jpg

Завязавшиеся бои, несмотря на подавляющее превосходство противника, с самого начала не дали ему ожидаемого результата.

Характеризуя начало германского наступления – артподготовку врага – Г. К. Корольков отмечал, что еще никогда до этого на Русском фронте немцы не собирали такого впечатляющего количества орудий на столь узком боевом участке. Чемоданы (тяжелые снаряды) разрушали убежища, погребая укрывшиеся в них заживо. Откапывать погребенных приходилось под сплошным шрапнельным дождем. Разрывы тяжелых чемоданов сметали бруствера, образуя на месте последних широкие и глубокие воронки. Русские бойцы - защитники окопов - переживали чрезвычайные моральные и физические потрясения. Бороться с таким огнем русские батареи не могли, принуждаясь противником к молчанию. Все надежды русских артиллеристов выручить свою пехоту, задержав германцев, возлагались на заградительный огонь, но противник с помощью окопов, выдвинутых вперед для атаки (штурмовые плацдармы) сводил продолжительность русского заградительного артиллерийского огня до минимального промежутка времени.

За время артподготовки было потеряно до 30% личного состава русских пехотных и стрелковых рот, находящихся в первой линии обороны. По мере развития атаки огонь переносился вперед наступающей германской пехоты.

Но русские бойцы подготовились к жестокой смертельной битве - и упадка духа в их рядах не было. Ряд атак германской пехоты был отбит, и в целом немцы за первые сутки боя не продвинулись дальше первой линии окопов – удивительно низкий результат при таком оперативном усилении на направлении главного удара. Немецкий историк с удивлением пишет о потрясающей стойкости русских, занимавших вместо разрушенных окопов снарядные воронки. Зачастую вспыхивали штыковые схватки (характерная черта боев на Восточном фронте).

На направлении главного удара (стык 1-го Сибирского армейского и 1-го Туркестанского армейского корпусов) против частей 2-й и 11-й Сибирских стрелковых дивизий наступали 4-я гвардейская и 3-я пехотная дивизии (26-я пехотная дивизия в резерве) и 35-я, 38-я, 86-я пехотные и 1-я гвардейская резервная дивизии (36-я пехотная дивизия и ландверная бригада Пфейля в резерве) соответственно.

6-й сибирский стрелковый полк 2-й Сибирской стрелковой дивизии вел бои с частями 4-й гвардейской дивизии у Единорожца. Гвардейские гренадеры захватили несколько русских окопов.

Атака 3-й пехотной дивизии была сибиряками отбита, но вследствие отхода 43-го сибирского стрелкового полка 11-й Сибирской дивизии противник обошел фланг батальона 8-го сибирского стрелкового полка, ворвавшись в Оборкский лес - создалась угроза тылу правого боевого участка 2-й Сибирской дивизии. В лесу разгорелись ожесточенные штыковые схватки.

К вечеру 2-я Сибирская потеряла 50% состава. К концу дня противник продвинулся на участке дивизии на расстояние от 3 до 10 км.

41-й сибирский стрелковый полк 11-й Сибирской дивизии (позиции от д.д. Ольшевец до Павлово-Косцельне) был на острие атаки противника. В результате 4-часовой артиллерийской подготовки он потерял треть личного состава. Наблюдатели фиксировали до 35-ти разрывов снарядов в течение одной секунды – такой ураганный огонь развили германцы. 1-я гвардейская резервная дивизия при поддержке полка 36-й пехотной дивизии (занявшего Павлово Косцельне) атаковала сибирский полк. Русские солдаты оборонялись в остатках своих окопов, но были вынуждены отходить. Немцам удалось обойти и отрезать 2 роты, находившиеся на высоте севернее дер. Венгра в кольцевом окопе, а 1-й батальон полка оказался окружен в районе дер. Зберож. Пробиться к своим удалось лишь нескольким десяткам человек. В то же время 41-й сибирский стрелковый полк вместе с батальонами 7-го и 8-го туркестанских стрелковых полков был атакован (от восточной части Березовой рощи) частями 86-й пехотной дивизии. Стрелки продемонстрировали потрясающее упорство - и противнику удалось лишь к вечеру вытеснить их из Чернищенского леса. К концу первого дня сражения 41-й полк потерял до 75% личного состава – в строю осталось менее 700 человек.

Но подход резервов (туркестанские стрелки) дал возможность частям сибирских дивизий продолжить борьбу.

0_Страница_13.jpg

Атаки 86-й (на Павлово-Косцельне и Космово) и 38-й (на Грудуск) пехотных дивизий противника были отбиты 42-м и 44-м сибирскими стрелковыми полками.

За время артподготовки некоторые роты 43-го сибирского стрелкового полка лишились до 60% своего состава, чем значительно облегчалась атака германской пехоты. 35-я пехотная дивизия противника атаковала район дер. Ольшевец - главный удар был направлен вниз по скату высоты, тогда как вспомогательный - по лощине, ведущей на Ольшевец. 43-й сибирский стрелковый полк после ожесточенного сопротивления отошел. Отошли и 42-й и 44-й сибирские стрелковые полки. Причем несколько рот последнего были отрезаны превосходящими силами противника и несколько часов героически сражались в окружении.

Полки 11-й Сибирской стрелковой дивизии в среднем потеряли к концу 1-го дня сражения половину состава. Некоторые части имели более высокий процент потерь – 42-й сибирский стрелковый полк – 70%, а 41-й сибирский стрелковый полк, как отмечалось, - 75% личного состава. 11-я Сибирская стрелковая дивизия отошла к концу дня на 7 - 8 км.

Первый день сражения имел особую важность для судьбы всей операции.

30-го июня 2-я Сибирская стрелковая дивизия в течение 14 часов сражалась с двумя, а 11-я Сибирская стрелковая дивизия – с тремя германскими корпусами. 2 русских дивизии в необычайно тяжелых условиях сдержали 8,5 германских.

В период 4-5-часовой артподготовки 3 миллионам выпущенных снарядов всех калибров германской артиллерии русские батареи смогли противопоставить максимум 60 тысяч выстрелов. Но за три первых часа боя германцы, несмотря на все свои преимущества, смогли продвинуться лишь на 1-2 км. И это при том, что германская артиллерия как огневой таран крушила все на пути своей атакующей пехоты. Но моральные силы русских пехотинцев устояли даже против такого шквального огня. Именно упорство и стойкость русских войск приводили к окружению отдельных подразделений (рот и батальонов). Своевременно поддержать окруженных русское командование не могло - резервов не было ни у командиров корпусов, ни у командования армии.

К концу дня немцы овладели первой линией обороны, заявив о захвате до 5 тыс. пленных, нескольких орудий и пулеметов – очень скромный тактический результат для введенных в бой больших сил германской армии. Набрать нужный темп наступления противник не смог.

Продолжение следует

Автор:

910

Поделиться:

Вернуться назад